Танцуй-танцуй заварушка

Ranma 1/2, Shantae (кроссовер)
Джен
PG-13
В процессе
27
ChebMaster автор
Реклама:
Размер:
планируется Макси, написано 177 страниц, 14 частей
Описание:
[НА ПАУЗЕ: НА РАБОТЕ ЗАВАЛ]Наша любимая полуджинни встречается с нашей любимой девушкой на полставки в Тендо додзё. Столкновение двух разновидностей хаоса приводит к многим сражениям, кончающимся дружбой, тёплыми чувствами и культурным шоком. Душа нараспашку, остроухая гостья всегда рада помочь другим и самой научиться секретам этой незнакомой страны, Нэримы. Но благие желания и неопытные джинни-самоучки с избытком рвения сочетаются чуть лучше, чем никак. И что там Риски замышляла тем временем?
Примечания автора:
(отметил как мега-кроссовер временно, пока модераторы не поправят на единый фэндом на всю серию)
На 9 апреля 2020: глава 17 дописана. Но вам я её не покажу!
На 3 февраля 2020: глава 17 пишется хорошо, ходко. 15-я?.. Не, не слышали.
На 30 января 2020: провёл неделю, насилуя мозг чтобы сложить воедино сюжет глав 15..17. Это было всё равно, как одновременно крутить кубик Рубика и решать задачку про Рёгу, козу и капусту... Тьфу! Однако, музу пропёрло на 17-ю главу, последнюю из блока, когда в 15-й и 16-й - конь не валялся. Опять задом наперёд пишу :/

Временная титульняа картинка: http://chebmaster.com/_share/ddr_title.png Потом заменю полноценной: или сам потренирую свой ржааавый скилл рисования, либо художнику закажу.
Публикация на других ресурсах:
Разрешено только в виде ссылки
Награды от читателей:
27 Нравится 67 Отзывы 9 В сборник Скачать

11. Спасти Телепайку!

18 ноября 2018, 00:35
Настройки текста
Эта история относится к фанфикам. Будучи таковым, она в неоплатном долгу перед создателями используемых ниже персонажей: Румико Такахаси, Мэтт Бозон, Эрин Белл Бозон, творческие команды Kitty Films и WayForward.

* * *

Пятеро молодых людей пробежали через площадь с прудом. Впереди - Шантэй, одетая в красный шёлк, полностью скрывающий тело. Фиолетовая чёлка, лишённая привычной поддержки диадемы, липла к потному лбу и лезла в глаза. За ней - Аканэ, в зеленоватой борцовке и деревянных сандалиях, на лбу - махровая бандана. За ней - безымянный покуда друг Шантэй, в практичном наряде из шорт до колен, жилетки-безрукавки, башмаков и перчаток, тоже с банданой на лбу. После него - Набики, упрямо сопящая через нос от непривычно высокого темпа и чересчур глухой одежды: рубаха с длинным рукавом, плотные штаны с кнутом на поясе, тяжёлые башмаки, шляпа - всё это было для неё непривычно и на одежду для занятий бегом совсем не походило. Замыкала процессию босоногая амазонка в драных микро-шортиках и полотенце, с двумя скимитарами в руках. Миновав городские ворота, Шантэй свернула по дороге налево. Ну, «дорога» - громко сказано. Полоса утоптанной земли с колеёй от телег и многочисленными отпечатками подков. Сначала поля тянулись злаковые, потом сменились кукурузными. Высокие стебли с разлапистыми листьями скрыли недалёкий лес по левую руку, превратив дорогу в зелёный коридор. — Берегитесь пугал, — будничным тоном предупредила полуджинни, не прерывая размеренно-экономичный бег трусцой. — Они иногда прямо из кукурузы выскакивают. — Пугал? — откликнулась заинтригованная Набики. — Это такие, соломенные? — Не, не, соломенные у них только шляпы, — уточнила Шантэй. — Сами они... Если подумать, на тинкербатов немного похожи. Тоже, чёрные, гадкие порождения тёмной магии. — Пугала на тёмной магии? — скептически прокомментировала Сямпунь. — Надо полагать, в в местном сельскохозяйственном сообществе сидит кто-то, мягко говоря, не слишком умный. — А то! — согласилась Шантэй. — Неизвестно, чья была идея пригласить тёмного колдуна разобраться с воронами. Мэр мамой клянётся, что не его. Но поначалу меня на работу ради этого и взяли - поля от пугал зачистить, уже после того, как вороны перевелись. В позапрошлом... То есть теперь опять в прошлом, году тут кошмар творился, эти чучела кишели так, что ни вороны, ни стражники к полям на пушечный выстрел не приближались. Не поверите, так всё обезлюдело, что даже земляные собачки завелись!.. Ещё и их зачищать пришлось. Дорога плавно забирала вправо, закрывая обзор вперёд. Когда, вроде-бы, впереди показался просвет, Шантэй резко свернула влево, на узкую тропинку, прорезающую кукурузный массив. Заставив Аканэ и Набики напрячься в ожидании неожиданных выпрыгивателей. — Мы не идём по дороге? — уточнила Сямпунь. — Нам - в лес! — подтвердила Шантэй. — Подземелье - в лесу, Телепайка - в лесу, и девочка, которая откроет ресторан, всё время забываю её имя - тоже в лесу. — А дорога куда ведёт? — поинтересовалась Набики, когда они перебегали глубоченный овраг по хлипким деревянным мосткам. — На Водоград, с отвилками к дворцу султаны и на север. Но знали бы вы, как она петляет! То одно обходит, то другое. Я никогда не могла удержаться чтобы не срезать напрямик! Сямпунь понимающе хмыкнула. За мостиком начался пустырь, густо заросший кустами сирени, из которых тут и там торчали белые колонны в греческом стиле. — Вот, сиреневое поле, — прокомментировала Шантэй, не сбавляя скорости. — Берегитесь провалов, земля тут вся в дырках и расселинах. А в руинах чаще всего пугала попадаются. — Руинах? — переспросила Набики. И тут они преодолели очередные кусты и впереди открылись развалины. Торчащие из земли огрызки белых стен, колонны, обломанные и целые, остатками перемычек, лежащих на этих колоннах. Провалы под этими стенами - как Аканэ обнаружила собственной ногой, шарахнувшись и едва подавив взвизг. — Хмм... — Набики задержалась, заглядывая в темноту. — Тут и подземелья есть? — Давныыым-давно выгребенные, — отмахнулассь Шантэй, останавливаясь. — И жутко неудобные, там то низко, то шахты отвесные. Монстры не селятся, полезного никогда не бывает. Даже пугала туда не суются... А вот, кстати, и они! По огрызку портика вдалеке слонялось человекообразное нечто в зелёной куртке и соломенной шляпе. Морда у этой штуки была чёрная, с тусклым лиловым отблеском - и, в отличие от тинкербатов, присутствовала иззубренная пасть. — Атакуют, как я понимаю, когтями? — полувопросительно заметила Сямпунь. — Да, но... Не все! — поспешно предупредила полуджинни. — Некоторые пуляются тёмной магией - вы заранее увидите, они большой такой вдох делают - но самые опасные - которые застряли на столбе каком нибудь. Эти швыряют тыкву. — Тыкву? — переспросила Аканэ, не веря своим ушам. — Зажигательную тыкву, — уточнила Шантэй. — Большую такую. Летит недалеко, но пыхает, словно полна горючего масла. Оченно неудобно таких валить, только огонь опадёт - они уже следующей тыквой замахиваются. — У них не по одной, что-ли? — нахмурилась Аканэ. — Дык магия же! Они этими тыквами нескончаемо швыряться могут. — Желаешь сама с этим чучелом разобраться, — поинтересовалась Сямпунь, похлопывая по плечам закинутыми на них скимитарами — или мне поразмяться? — Да! То есть, нет! — подхватилась Шантэй. — Телепайка! Идёмте, пока не поздно! Пугал на обратном пути зачистим! — Она подорвалась бежать вглубь руин, походя перемахнув трёхметровую стену. Парень в бандане - имени которого иномирянки так и не спросили, кстати - последовал за ней, зацепившись своим кистенём в режиме кошки. — Сестрица? — озабоченно окликнула Аканэ, озираясь в поисках Набики, которая ну вот только что тут была. — Алчная искательница приключений отошла воон за тот угол, — с плохо скрытым ехидством подсказала Сямпунь. — Бормоча что-то себе под нос. Аканэ кинулась туда - и очень вовремя: Набики действительно что-то бубнила, считала на пальцах и массировала переносицу, не замечая ничего вокруг. А на колонне за её спиной страхолюдное пугало уже заносило здоровенную тыкву. — Берегись! — отчаянно выкрикнула Аканэ, бросаясь к сестре. Подскочила, когда тыква была уже в полёте, схватила за руку и дёрнула на себя, уводя обоих прочь неэлегантным кувырком. Грянувшаяся оземь тыква полыхнула так, словно была газовым баллоном, не меньше. Столб пламени, казалось, вспух до самого неба, едва не задев катящихся кубарем девушек. — Сестрица... — начала Аканэ. — Оно опять! — воскликнула Набики. И тут же вскочила на ноги, демонстрируя немалую ловкость. От второй летящей тыквы Аканэ пришлось уходить кособоким кувырком из позиции лёжа. Потому что эта летела дальше. А младшая Тендо едва не продолжила кувырок полётом в очередной провал. — Ничего себе, тыква! — выдавила Аканэ, спешно поднимаясь на ноги. Голос предательски дрогнул. Она покосилась на пугало, но то просто стояло на своём столбе со следующей тыквой в обнимку, посверкивая зеленоватыми огоньками в щёлочках глаз. — Стена огня аж до неба встаёт! — Ну, положим, не до неба а всего метров на пять-шесть, — хладнокровно поправила средняя сестра, в которой лишь нехарактерно бледное лицо выдавало пережитый испуг. — Нам бы и такого хватило, — передёрнувшись, сказала Аканэ. — Чуть не погибли из-за какого-то мелкого... — Вполне в своей манере, свирепела она просто на глазах — Ничего, сейчас оно у меня дошвыряется! — Фыркнув, словно разъярённый бык, начала выдирать из земли камень. — Оно не мелкое, — педантично поправила Набики. — В отличие от тинкербатов, оно с нас ростом... было. Булыжник размером с голову, пущенный меткой рукой Аканэ, моментально развеял пугало, растаявшее завитками чёрного дыма. — Все живы!? — примчалась обеспокоенная Шантэй. — Да, спасибо сестрёнке, — раздражённо ответила Набики. — Эти новые умения - просто кладезь неожиданностей. Вот вы, например, знали, что я теперь - полноценный археолог?.. Вот и я - тоже, пока голова не взорвалась знаниями от взгляда на эти руины. Стоишь себе в сторонке, никого не трогаешь - и вдруг осознаёшь, что это никакое не нагромождение булыжников, а храмовый комплекс, заброшенный чуть более тысячи лет назад, сочетающий ионический стиль с элементами минойской планировки, чего в принципе быть не должно, потревоженный сильным землетрясением около двадцати лет назад, отчего образовались все эти провалы... — Эээ... — потерянно протянула Шантэй. — Вот и у меня голова пухнет, — поддакнула Набики. — Пойдёмте, чем дальше отсюда - тем лучше. За сиреневым полем начался лес. Под кронами высоченных деревьев царил прохладный полумрак, особенно приятный после палимых солнцем полей. Лес поначалу больше напоминал парк, выполотый от всего дровяного. Потом начали всё чаще попадаться кусты и валежник. (тема леса от композитора игры: https://virt.bandcamp.com/track/through-the-trees ) Шантэй энергично бежала вперёд, углубляясь в дикую чащу. Нижние сучья нависали всё ниже, над самыми головами, превращая лес в подобие зелёной пещеры. Вот с одной такой ветви и свесился огромный паук, внезапно повиснув на конце паутинной нити. Тварь размером с кошку таращилась одним циклопическим глазом. Не успела Набики открыть рот, собираясь заметить, что у нормальных пауков не бывает глазных яблок, как Шантэй припала к земле, торопливо предупреждая: — Осторожно, они... Паук плюнул большой желтовато-прозрачной каплей. Набики увернулась лишь чудом, совсем не грациозно плюхнувшись на пятую точку. — ..плюются ядом, — закончила Шантэй, прибив монстра одним ударом волосами. — Все целы? — И часто тут такие зверушки встречаются? — спросила Набики, поднимаясь на ноги и отряхивая штаны. — Часто, — рассеянно ответила полуджинни, направляясь дальше. — Бывают места, где просто кишат. — Здоровенный какой был паук, — заметила Аканэ. — Здоровенный? — удивилась Шантэй. — Эти пауки-циклопики - одни из самых маленьких. — Боюсь тогда спросить, — пропыхтела, догоняя, Набики, — какого же размера большие. — Ну, с дом, где-то, — не поняв подтекста, честно ответила Шантэй. — Но таких встретить - надо по совсем глухой чащобе шариться, вдалеке от дорог, или на островах малообитаемых... Вы, главное, в паутину не влипайте, если она больше вашего роста. Пауки драться не любят, набрасываются только на тех, кто меньше и тех, кто в паутине запутается. Поэтому паук с человека размером от вас сам сбежит, если паутину ему рвать не будете. — Сказочки бывают страшные, да? — вполголоса пробормотала Аканэ. Чем дальше в лес, тем изрезанней становилась местность. Иногда бежать приходилось по кромке глубокого оврага, открывающего панораму искривлённых деревьев на другой стороне, тянущихся одновременно подальше от склона и повыше вверх. Шантэй временами запрыгивала на низко свисающие сучья и бежала по ним, петляя, над провалами внизу. Аканэ с трудом, но справлялась прыгать не хуже неё. Набики приходилось использовать кнут, карабкаясь по нему, затем нагоняя остальных с трудом и натугой. Потом полуджинни спрыгивала обратно на землю. — Орк! — предупредила Шантэй, указывая на появившегося из кустов... Упитанного зеленокожего они. Поперёк себя шире, этот одетый в перекрещенную ремнями чёрную кожу индивид носил рогатый самурайский шлем... Точнее, всего лишь рогатую каску: это его клыкастая рожа напоминала страхолюдные маски самурайских шлемов. Рыкнув что-то невразумительное, орк потопал на вторгшихся в его лесной надел людей. — Смотрите внимательно, — предупредила Шантэй, подскочила к монстру, хлестнула его раз волосами и отскользила назад. Басовито гыкнув, орк... развернул крошечные перепончатые крылышки и воспарил, отчаянно трепеща ими, словно карикатурный херувимчик. — Не маловаты, крылья-то? — ввернула с улыбкой тяжело дышащая Набики. Вид у монстра и правда был комично-гротескный. Порхая метрах в пяти над землёй, орк тяжеловесно зарулил на Шантэй - та лениво отступила на шаг, даже не применяя скольжение - и низринулся, глухо бумкнув о землю. — Вот, собственно, и всё, что они умеют, — пояснила танцовщица, прежде, чем нанести три стремительных удара волосами. Попытавшийся снова вспорхнуть, орк рассыпался кучей каких-то резных палок, камней, бумажек и прочего хлама. — Мусор, кварц, мусор, — Шантэй по быстрому разворошила остатки ногой. — Погнали! — и снова бросилась бежать. Спустя ещё километр чащобы и трёх внезапных пауков - после чего Набики держала кнут в руке - на девушек набросилась летучая мышь, агрессивно клацавшая внушительными клыками. Шантэй всё время промахивалась по вёрткой, мечущейся твари из-за того, что та непрерывно меняла высоту. Уязвимость стиля полуджинни стала до боли очевидной: невозможность целить выше она компенсировала, подпрыгивая и лупя в прыжке, но это давало противнику достаточную задержку чтобы отреагировать. Мышку располовинила Сямпунь, к вящему неудовольствию Шантэй - та явно предпочитала бескровные способы разрешения конфликтов. Вырулившего затем из кустов орка припечатал парень с кистенём. После третьего удара, монстр отлетел обратно в кусты, но не рассыпался. — А этот вот - настоящий, не шикигами, прокомментировала Шантэй. Аканэ заглянула в кусты, из которых торчали ноги. Орк опасливо приоткрыл один глаз. Оценил масштабы гоп-компании. Спешно зжмурил глаз, ещё старательней притворяясь мёртвым. — Отличная техника, — попыталась завязать разговор Набики. — Кстати, мы, кажется, не представились? Безуспешно: лишившись непосредственной цели, парень стоял, пуская слюни на скудно одетую Сямпунь, не замечая ничего вокруг. — Это Боло, — кратко представила парня Шантэй. — Мой давний друг, спарринг-партнёр и начинающий тинкер. С уклоном в былинную косорукость. Эй, Боло! — Она схватила рекомого за ухо, выкручивая. — Как видит красивую женщину - совсем теряет вменяемость. Да очнись ты уже! Давай, давай, побежали! — Ээээ, — только и смогла сказать Аканэ, устремляясь за ней. Боло мечтательно пробомотал что-то про «амазонку в тигровой шкуре». Сямпунь усмехнулась. Деревья и кусты мелькали мимо, вывешивающиеся пауки сметались походя, Набики пыхтела и потела, но не сдавалась. — А вот подземелье, где боссом - Кальмар-барон, — на бегу махнула рукой Шантэй. По левую руку высилась невысокая трапециевидная башенка из огромных, поросших лианами валунов. Вход перекрывала железная решётка, над которой каменный орнамент в форме глаза придавал башенке вид насупленной циклопической головы. — Нам туда, но внутрь попасть мы пока не можем. — Она пробежала дальше, не задерживаясь. Преодолели ещё с километр. Лес постепенно становился всё более диким, скалистая местность - всё более изрезанной. — Ага, вот она! — радостно воскликнула Шантэй, сворачивая направо и углубляясь в самую тёмную чащобу, куда еле проникал дневной свет. Оттуда тянуло прохладой, сыростью и грибным запахом. И стояла в этом зловещем сумраке не менее зловещая повозка, напоминающая крытый черепицей домик, с окошками по бокам и задней дверью в форме крышки гроба, к которой вела откидная лестница. Над дверью - орнамент в виде черепа, вцепившегося костлявыми руками в края крыши. Но зловещим в повозке было совсем не это, а запряженный в неё скелет лошади. Оный стоял недвижимо, словно статуя, но в глазницах его тлели крохотные огоньки. — Ух... — нервно воскликнула Аканэ. — Кажется, твоя подруга - любительница... перебарщивать с тематикой, — заметила Набики. — Эй, Ротти! — Шантэй начала стучать в дверь. — Открывай, дело есть! — А! Ты, наконец, передумала? — откликнулся хрипловатый женский голос. Крышка гроба со скрипом распахнулась, на пороге появилась фигуристая зеленокожая девица в шортиках и легкомысленной маечке, оставляющей открытым живот. Её короткие тёмно-зелёные волосы были перетянуты жёлтой лентой, на ногах - массивные, крепкие башмаки, на правом бедре и левом предплечье - какие-то металлические орнаменты. (тема Ротти от композитора игры: https://virt.bandcamp.com/track/serious-genie-business ) — Решила поделиться мозгом? — облизнулась названная Ротти, спрыгивая на землю и надвигаясь на Шантэй. — Погоди! — неожиданно напряжённым голосом перебила её та. — Перво-наперво - этот, гавкающий... Как ты его назвала, «образчик местной кухни» - он ещё цел? Ненадкусанный? — Откуда ты знаешь? — озадаченно нахмурилась Ротти. — Да, вот он, наш резервный рацион. — Она засунулась в повозку через порог и выволокла за поводок упирающегося коричневого щенка с белой мордочкой. — Ох, Телепайка! — Шантэй подхватила щенка на руки и прижала к груди так, что тот задушенно пискнул. — Живой!.. Как я рада!.. — На глаза у неё навернулись слёзы, введя в ступор всех, кто её знал: плакать было совершенно не в её характере. — Я так виновата перед тобой!.. Но не бойся, на этот раз я не дам тебе сгинуть! — Эй, — делано возмутилась зелёная девица. — Это, вообще-то, мои припасы. Шантэй не отвечала, тиская щенка. В глазах сияло счастье, по щекам катились слёзы облегчения. — Ну, народ, — обратилась Ротти к собравшимся. — Кто-нибудь может сказать, что вот это сейчас было? — Без понятия, — почесал в затылке Боло. — У нас случилось былинное сражение с Риски Бутс за город. Не успела Шантэй отправить её восвояси - вдруг кричит «надо спасти Телепайку» - и как ломанётся куда-то... Я - за ней. А кто?.. Куда?.. — Значит Телепайка - это вот этот щенок, — заключила Набики. — Но что в нём такого важного, что учитель о нём больше заботилась, чем о выбивании печати из Кальмар-барона? — Так у этого закусона имя есть? — Ротти озадаченно склонила голову набок. — Ей, Шантэй! Видя, что подруга всё ещё витает где-то счастливыми мыслями, Аканэ вызвалась объяснить: — Ну... Шантэй, она... Вернулась из будущего, поэтому знает, что может произойти на год вперёд. — Из будущего? — ошарашенно переспросила Ротти. — То есть, она - настоящая путешественница во времени? Я никогда ни о чём подобном даже не слышала!.. Если не считать низкопробных комиксов, конечно. — Это всё из-за перевыполненных желаний, — объяснила Набики. — Учитель ещё осваивается со своими джиннскими силами и побочные эффекты бывают... — Она поправила шляпу одним пальцем. — ..феерическими. — Да! — воскликнула полуджинни, приходя в чувство и ставя щенка на землю. — Что бы ты ни говорила, Гнилушка, я знаю, что ты - настоящий друг. Всё, что ты для меня сделала... В смысле ещё не сделала, но сделала бы... Ух, эти путешествия во времени так всё запутывают! — И ты дашь мне съесть твой мозг? — с совершенно искренней на вид радостью всплеснула руками зелёненькая, подступая к девушке в красном вплотную. — Ну... — Шантэй попыталась отодвинуться, но обнаружила себя стреноженной: Телепайка успел обмотать её ноги поводком. — Мозг, вроде как, мне пока ещё самой нужен... Ротти изобразила на физиономии вселенское разочарование. — Но можешь пока съесть вот это. — Шантэй бросила ей маленький предмет. Ротти поймала, начала вертеть перед глазами - и это оказался таки отрезанный мизинец, к растущему беспокойству Аканэ. И сёстры Тендо и Сямпунь всё меньше и меньше понимали подтекст происходящего! — Риски сегодня была в ударе, — коротко пояснила Шантэй. — Ммм? — к ужасу Аканэ, зелёная девушка схрумкала мизинец, словно печеньку. — Ну, и я подумала, — смущённо отводя взгляд, объяснила Шантэй, — раз у меня новый исцелился, а ты тут всё равно проездом... — Ох ты моя сладенькая! — умилилась Ротти, обнимая Шантэй, от чего та неловко заёрзала. Телепайка нервно попятился, туже затягивая поводок. — Только настоящий друг может вот так!.. — Уткнувшись Шантэй носом в шею, зелёная девушка прикусила её за мочку уха. — А ефё кушошек?.. Ну, хошь мааафонький? — Ээ, давай в другой раз как нибудь? — нервно ответила Шантэй, непроизвольно извиваясь в её объятиях. — Во первых, это было бы больно, во вторых - целебное зелье последнее время улетает только так, и дальше будет только хуже. У меня сейчас целая толпа народу гостит! — Ну, так и быть, — смирилась Ротти, с неохотой отпуская её. — Знакомьтесь, — Шантэй попрыгала на месте, разворачиваясь со спутанными ногами. — Аканэ, моя подруга из другого мира, из страны Нэрима. Её семья владеет школой, где обучают рукопашному бою. Она мне очень помогла улучшить боевые навыки!.. Набики, сестра Аканэ, чьим желанием было превратиться в легендарного охотника за реликвиями. Не обращай внимание когда она меня называет «учитель» - я её танцам учила... Сянь Пу, ээ, соперница Аканэ за её жениха. Очень неслабо дралась против Риски Бутс... Роттитопс, моя давняя подруга, ещё с первого большого приключения. Несносная язва, настоящий друг, и все, кто думает её обидеть, тут же познают весь ужас присказки «вот придёт мой старший брат». В двойной дозе. Абнер и По - мы с ними ещё встретимся - крутые старшие братья, очень о своей сестрёнке заботятся. — Это они да, — поддакнула Ротти. — Аканэ, да? — Она сделала шаг навстречу той. — Роттиии! — предупреждающе протянула Шантэй, тщетно пытаясь выпутаться. — Тендо Аканэ, — нервно подтвердила девушка в борцовке. — Ээ, рада познакомиться? — Взаимно! — осклабилась на все тридцать два зуба зелёненькая, подходя к вяло пятящейся Аканэ и приобнимая её. — Очень рада... Всё замерло, секунды на три. Потом Аканэ отскочила с ультразвуковым визгом, словно ужаленная. — Ротти, — устало вздохнула Шантэй, понукая Телепайку оббежать вокруг неё против намотки поводка. — Ну... Ну нельзя же так. — Х-х-холодная! — нервно выдавила Аканэ, чьи волосы стояли дыбом. — А кто, — ухмыльнулась Ротти, — представляя меня, забыл рассказать одну ма-ахонькую подробность? Шантэй глухо застонала, зашлёпывая лицо ладонью. Телепайка затявкал, носясь вокруг неё словно ракета и мгновенно стреножив её снова. — Сама виновата, — подытожила зелёная любительница сюрпризов на чужие головы. — Не предупредила их, что я - зомби. — Зомби? — ошарашенно переспросила Аканэ. — А, понятно, — хором отозвались Набики и Сямпунь. Боло смущённо пробормотал что-то себе под нос. — Да, Гнилушка - зомби, — подтвердила Шантэй. — К тому же, эндо...тематическая. Ну, с постоянной температурой тела, не зависящей от внешней среды. Тут пришелицы наконец, заметили, что орнаменты на бедре и предплечье Ротти были совсем не орнаментами, а металлическими скобами, скрепляющими плоть этих конечностей поперёк тонких линий разреза. — И каково это - знать будущее? — начала любопытстовать девушка-зомби. — Что-нибудь интересненькое за этот год случится? Ты ведь ко мне сегодня в тот раз тоже заходила, да? — Ну, ты мне сейчас рассказала бы про баронов Страны Блёсток - поверить не могу, какой я была беспечной, ничем вокруг не интересуясь. А я бы тебе надоедала просьбами узнать, где Риски Бутс, а ты бы призвала этого своего паучка и по всемирной паутине вызнала бы, что та только что замечена в Суеграде, откуда я только что... Только это всё не нужно теперь, мы с ней, вроде как, заодно - спасаем мир. Надо собрать три магических печати, вот! Риски сейчас Гипно-барона обижает - и почему мне его совсем не жалко? - Ранма с Рёгой пошли к Боеприпас-барону, а мы впятером идём к Кальмар-барону. Только вот Телепайку хозяйке вернём. — Погоди, погоди, — осадила её Ротти. — Если ты вернулась из будущего - то наверняка же новые трюки придумала, и вообще насквозь эту королеву семи морей изучила. Как получилось, что она тебя так... обстрогала? И почему вдруг глухая рубаха с длинными рукавами? Не жарко тебе в ней? — Риски тоже вернулась из будущего, — объяснила Шантэй. — И оказалась такой... соскучившейся, что бросилась в битву со мной, увлеклась и пооткрамсывала тут и там... Рубаха, — она подёргала ворот красной шёлковой рубахи, — у Ранмы одолжена, ты права, ужасно жарко в ней. Но топик - напополам, диадема - в крошево, а замену искать было некогда. — Хм, мне казалось, она предпочитает ковырные планы, а с шашкой на голую пятку - не в её стиле, — заметила Ротти. — Что там между вами произошло? — Сама точно не знаю, — призналась Шантэй. — Но, вроде бы, я в её будущем умерла и ей было скучно без сражений со мной... И берегись её! Она теперь гораздо опаснее! Похоже, действительно двадцать лет тренировалась. — Но ты же сражалась с ней на равных, да? — обеспокоенно спросил Боло. — Нет. — Шантэй покачала головой. — Это был поединок мышки с сытой кошкой. До сих пор ледяные мурашки по спине! Я была полностью в её власти! — Ммм, — Ротти прищурилась. — Значит, говоришь, сегодняшняя Риски - это совсем не вчерашняя, для неё прошло двадцать лет? — Ага, — кивнула Шантэй. — Передай Абнеру и По быть с ней очень, очень осторожными. У нас с ней сейчас, вроде бы, перемирие против общего врага - но кто её знает, как она за столько лет изменилась. Я не могу забыть её горящий непонятно чем взгляд! Он меня словно насквозь прожигал! — Неужели правда? — Ротти вперилась в неё. — Что?.. — полуджинни нервно дёрнулась под её взглядом. — Что Риски воспылала к тебе безумною страстью! — театрально воскликнула зелёненькая, поднимая прижатые к друг дружке сжатые ладони к щеке. — Ч... м... — Шантэй едва удержала равновесие. — Роттииии! — Она нагнулась, подтащила щенка к себе за шиворот и начала стряхивать с ног ослабшие петли поводка. — Что за чушь ты несёшь! Мы же обе - девочки! — Хм! И ты думаешь, её это остановит? — Коне... — полуджинни замерла на полуслове, на лице отразился ужас понимания. — Нет! Нет! Не может такого быть! — Подхватив щенка под мышку она припустила прочь с такой энергией, что Набики пришлось выкладываться изо всех сил, чтобы не отстать. — Куда бежим? — осведомилась Сямпунь. — Или просто подальше от неудобной... догадки? — Глубже в лес! — бросила Шантэй, ныряя в заросли, за которыми оказалось узкое бревно над глубоким оврагом. — Надо отдать Телепайку хозяйке и наподдать, наконец, Кальмар-барону! Ужо я ему за прошлый раз... Дальше стало не до разговоров: началась настоящая чащоба. Деревья-великаны возносились из месива расселин, отвесных скал и такого наслоения бурелома, что земля практически не проглядывалась в тёмных прогалах между вповалку наваленными стволами. Тут метров на пять было этой коварной, пропахшей грибной сыростью западни. Оступишься - ухнешь с головой. Аканэ напрягалась и нервничала, стараясь просто не отстать. Набики пыталась не показывать вида, но иногда оступалась, успевая ухватиться кнутом за низкорастущие сучья. А Шантэй неслась через все эти препятствия со щенком подмышкой, еле касаясь опоры под ногами. (Роттитопс https://www.deviantart.com/omegasunburst/art/Rottytops-386186683 ) (обнимашки https://www.deviantart.com/omegasunburst/art/Hugs-432549417 ) (Ротти и Телепайка https://www.deviantart.com/mikeharvey/art/Rotty-and-Wobbles-387216005 )

* * *

— Не пойдёт, — отрезал Ранма. Они с Рёгой стояли посреди каменистой пустыни, глядя на высоченную башню, сложенную из песчаного цвета булыжников и ощетинившуюся заострёнными кольями, словно дикобраз. — Город мы для этого клоуна одноглазого отжимать не будем! — Тогда как ты внутрь попасть собираешься! — окрысился Рёга. — Без паспорта не пускают, охраннику навешали - не помогло, решётка от «точки разрыва» зачарована! — Он скрипнул зубами, стискивая кулаки, всё ещё возмущённый такой подлянкой. В этом неправильном мире, во что важное ни ткни - его коронная техника просто не действовала! — Элементарно, мой теряющийся друг, — усмехнулся Ранма, окончательно выбешивая рекомого. — Мы пойдём другим путём! — Он указал на вершину Боевой Башни. Рёга злобно нахмурился... Потом на его лице расплылась ухмылка, от каких менее стойкие духом становятся заиками. Теряющийся парень предвкушающе хрустнул костяшками.

* * *

— А это что... за бутафория, — пропыхтела Набики, пробегая мимо огромного валуна нежно-сиреневого цвета. — Это?.. — Шантэй обернулась, увидела, что та держится на одном упрямстве и остановилась, давая средней Тендо отдышаться. — Это так тайники замаскированы, в которых что-нибудь ценное припрятано. Сейчас... ммм... Чаще всего должно попадаться волшебное повидло. Не съедайте! В обмен на него можно всякие магические вещи и сильные заклинания обменять, которые за деньги не продаются. Я потом, как силы восстановятся, второй раз по лесу пробегусь, разломаю эти штуки слоновьим притопом, потом кальмаров-сердечек с деревьев поснимаю. — Волшебное повидло? — переспросила Аканэ. — Помнишь округлую тётку в городе? — развернулась к ней Шантэй. — А, вы ж ещё не встречались. Ну, её запас волшебного повидла недавно монстры разграбили. — Почему камень такого неподобающего цвета? — Сямпунь потыкала в валун скимитаром. Тот оказался действительно каменный. — Если бы не это, он смотрелся бы вполне естественно. — Разница в цветовосприятии, — объяснила Шантэй. — Некоторые существа видят цвета совсем не как люди, по своему опыту говорю. Для русалки и гарпии, например, обыкновенное синее небо расцвечивается переливами красок, у которых в человечьем языке даже названия нет. Летучая мышь и обезьянка просто видят цвета по другому, хоть это и не бросается в глаза сразу. А для слонихи красный и зелёный - это один цвет. Нууу... всё время плавает. Вот, скажем, костёр в лесу. На огонь смотришь - он красный, но и деревья тоже красные. На деревья смотришь - они зелёные, но и огонь тогда зелёный. Как-то так. Побежали дальше - уже не в таком бешеном темпе. Лес начал становиться гуще, овраги попадаться чаще. Когда уже казалось, что вот-вот начнутся дремучие места, где обитают драконы и помянутые Шантэй пауки размером с дом - впереди вдруг открылась поляна, на которой стоял маленький, аккуратный домик. Вломившись вслед за ворвавшейся в домик Шантэй, спутники успели заметить печальную девочку с длинными светлыми волосами в розовом платье с фартуком и высокой поварской шапочке, ростом ниже чем Шантэй. То-ли настолько юная, то-ли просто такая уродилась - поди догадайся. Шантэй с ходу вручила ей щенка. Девочка сначала опешила, потом просияла, воскликнув «Телепайка!» и кружась с ним в обнимку. Потом поставила щенка на пол: — Спасибо тебе, добрая незнакомка! Ты вернула мне не просто друга, ты вернула мне мечту! Позволь же отблагодарить тебя, приготовив вкусный обед! И развила бешеную кулинарную активность, раскочегаривая плиту, разогревая воки, что-то нарезая, размешивая и просеивая. — Ладно, давайте выйдем, чтобы не мешаться, — погнала всех наружу Шантэй. Домик и правда был крошечный. Пока воодушевлённая девочка-повар творила своё волшебство, полуджинни занялась щенком. Тот носился вокруг неё с радостным тявканием а Шантэй бросала ему палку или чесала за ушами с таким видом, словно не могла поверить своему счастью. — Какая-то тёмная история связывает учителя с этим пёсиком, — заметила Набики, наблюдая за ними. — Построение фразы «в этот раз не дам сгинуть» двойного толкования не допускает, — согласилась Сямпунь. — Но что убило щенка в том варианте будущего? — Может Ротти сожрала? — неуверенно предположил Боло, почёсывая в затылке. Аканэ поёжилась. У неё до сих пор мурашки по спине ползали от воспоминаний о прилипчивой девушке-зомби. — А Шантэй считает себя виноватой потому, что позволила ей? — развила тему Сямпунь. — Возможно, нам лучше не знать, — ответила Набики. — Вот именно, — отрезала Аканэ, оглядываясь на весело рассмеявшуюся Шантэй. — Хватит об этом, теперь он точно не погибнет! — Доброе дело - это конечно, приятно, — начала Сямпунь. — Но не слишком мы тянем со спасением мира? Сколько она этот благодарственный обед будет готовить? Может, после зайти? Как будто забег по кишащей монстрами чаще - это прогулка такая, — мысленно надулась Аканэ, пытаясь подсчитать, сколько орков и пауков они отпинали по дороге сюда - и сбиваясь со счёта. — Вход в подземелье помнишь? — ответила полуджинни амазонке, оборачиваясь к ней, но оставаясь на корточках. — Этот... озабоченный родитель впустит, только если унюхает что-нибудь вкусное... Если подумать, во сколько подземелий я попадала, давая понюхать нужный предмет... Прямо тенденция! — Она снова вернулась к игре с Телепайкой. — Пойду поищу Боло, — сказала вдруг Набики, оглядевшись вокруг и не найдя его. — Есть в этом парне что-то от Рёги-куна, как бы не заплутал. — Стоило тащиться в такую даль чтобы было что понюхать, — хмыкнула Сямпунь, втыкая скимитары в ствол ближайшего дерева и разминая плечи. — Могли бы окономиячницу впрячь, у неё гораздо быстрее вышло бы. Она из нас лучше всех в этом. — Так просто признаёшь, что она в чём-то лучше тебя? — не удержалась Аканэ, хоть и чувствовала нутром, что в словесном поединке быть ей битой. — Воин должен знать свои сильные и слабые стороны, как и противника, — пренебрежительно бросила Сямпунь. — Я отлично готовлю когда под рукой амазонская харчевня, припасы, свиток с рецептами и Му Су на побегушках. Укё же способна печь свои пироги с капустой в чистом поле, на жаровне, которую таскает с собой - и не говори, что не заметила, как она её техникой скрытого оружия таскает. Лишь бы капуста была. Но это её и подведёт! Так одержима своим ремеслом, что даже не догадается дать Ранме то, чего он сам желает! — А ты, конечно, сможешь, — не удержавшись, съязвила Аканэ. — Конечно! — фыркнула Сямпунь, стряхивая воображаемую пылинку с шортиков, для чего демонстративно изогнулась. — Знойная жена, богатая традициями и техниками деревня, коварные племена соседей с собственными техниками... А что можешь предложить ему ты? Папочкино додзё? Ответный выпад Аканэ вышел откровенно жалким: — По крайнем мере, я не некоторые, которые вешаются на него, как... как... — О да, ты не просто не умеешь готовить, — снисходительно бросила Сямпунь, картинно поправляя на груди полотенце. — Ты даже прелести свои Ранме показать стесняешься! Хотя... было бы, что. Стиснув зубы, Аканэ терпела, не отвечая на подначку. — Короче, беспомощная ханжа, — не торопясь, добивала Сямпунь. — Спорим, ты даже подумать не сможешь о том, чтобы соблазнить его в женской форме? — Я не извращенка! — не стерпела Аканэ, медленно краснея, начиная с ушей. — Ой, да ладно тебе! — ехидно ухмыльнулась Сямпунь. — Мы обе знаем его, как облупленного. И ты отлично понимаешь, что Ранма-тян была бы совсем не против... поэкспериментировать. Аканэ пыхтела, стиснув кулаки, раздираемая противоречиями, наливаясь свекольным цветом. — Ты мне даже в этом не соперница, — пригвоздила Сямпунь. — За мной - опыт: традиции племени поощряют отношения между незамужними воительницами. За Укё - неуёмное любопытство и не отягощённое ханжеством воспитание урождённой портовой хабалки. А что за тобой, правильная городская девочка? — Тут, оказывается, до дороги рукой подать, — прервала словесное избиение Набики, ведущая за руку Боло, слегка прибалдевшего от такого счастья. — Как я и подозревала, домик этот стоит ничуть не в глубине леса, а на самом краю. — Оглянувшись на ведомого парня, из которого впору было верёвки вить, она выпустила его руку, буркнув вполголоса: — Че! Не искушай меня, жертва лохоразвода. Я теперь археолог. Долго ли, коротко ли, но миниатюрная хозяйка закончила, вручив полуджинни огромное блюдо, источающее пар и божественный аромат. Обе начали рассыпаться в благодарностях друг перед другом. — Я, — Аканэ сглотнула, глядя на блюдо с безнадёжной завистью, словно безногий на вершину Джомолунгмы. — Я и не подозревала, что из риса и рыбы можно создать такое... — Редкостный плов, — с улыбкой согласилась Шантэй, убирая блюдо в ки-карман. — Погнали! И снова бег через бурелом, над оврагами, в тени заслонивших небо древесных крон и вздымающихся утёсов. Снова внезапно свешивающиеся на паутинке пауки-циклопики, дающие долю секунды чтобы отпнуть их прежде, чем плюнут ядом. Орков почти не попадалось, зато встретилась извивавшаяся среди древесных стволов полу-женщина, полу-змея. Продемонстрировавшая способность внезапно прыгать метра на три в высоту, что не помешало Шантэй разделаться с ней одним мощным пинком. Та с треском рассыпалась грудой обглоданных костей. Но вот, наконец, знакомая каменная башенка входа в подземелье, огромные булыжники наклонных стен увиты лианами, каменный глаз над решёткой входа насупленно пялится на непрошеных гостей. Шантэй извлекла вкусный обед из ки-кармана. Божественные ароматы распространились по поляне. Боло шумно сглотнул. — Не жалко такую вкусноту отдавать за проход? — осведомилась Сямпунь. — А кто сказал, что мы будем отдавать? — Шантэй нехорошо ухмыльнулась. — Мы понюхать дадим.

* * *

Примечания:
(достижение в Стиме "Притворись мёртвым": убей щенка http://ranmafics.chebmaster.com/i/fanf/ddr/play_dead.png )
Реклама:
Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.
Реклама:

© 2009-2020 Книга Фанфиков
support@ficbook.net

Реклама: