Эт-лэрто +4

Гет — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчиной и женщиной
Васильева Наталья, Некрасова Наталия «Чёрная книга Арды»

Рейтинг:
R
Жанры:
Романтика, Фэнтези, Дружба
Размер:
Миди, 44 страницы, 1 часть
Статус:
закончен

Награды от читателей:
 
Пока нет
Описание:
Мир Средиземья через много сотен лет после событий, описанных в "Чёрной Книге Арды". Человек, воспитанный орками, давно ушёл от них и стал охотником на орков, затем - наставником королевского сына. Однажды он узнаёт, что есть орки, значительно отличающиеся от тех, которых он привык выслеживать, но похожие на тех, с которыми он жил в детстве. Он называет их "не-иртха" и решает разузнать об этих орках как можно больше, а лучше всего - найти их.

Публикация на других ресурсах:
Запрещено в любом виде

Примечания автора:
Фанфик имеет очень отдалённое отношение к первоисточнику: действие происходит в том же мире, но через много сотен лет. Никто из персонажей "Чёрной Книги Арды" в произведении не фигурирует, упоминается только язык эллери и иногда что-то из их культуры. Главное, что автор фанфика взял из первоисточника - идею об особых племенах орков, гораздо более высоко развитых, чем обычные орки. О них-то и пойдёт речь в произведении. Второе, что взято из "Чёрной Книги" - учительско-ученические отношения между героями.
Очень большая просьба: не искать несоответствий первоисточнику. Фанфик написан скорее "по мотивам".
15 июля 2017, 17:15
-Ух ты, что это тут у нас...Оорча... орчатинкааа...- Йэнно опустился на колени на каменный пол пещеры рядом с трупом орка и начал без всякой брезгливости осматривать его. Орк был невысок ростом, но исключительно омерзителен на вид, да ещё закоченелый. Эрхано аж передёрнуло. С обликом Йэнно - его густыми тёмными волосами до пояса и парой косичек у висков, его тонкими, почти эльфийскими чертами, практически неизменными с течением времени (только глубокие морщины на лбу и более свежие - под глазами - выдавали, что он уже не юн) - это никак не вязалось. Между тем Йэнно стоял на полу и с интересом энтомолога изучал зеленоватый белок остекленевшего глаза, грязные пальцы, морщинистую кожу, сопровождая всё это смачными комментариями:
-Ух ты, какие у нас реснички...а пальцы... явно земледельческие пальцы...потомственный земледелец... хотя нет, по материнской линии скорее гончар или оружейник... оружейник - у гончаров ладонь обычно шире. У потомственных. Мм... на среднем и мизинце третьих фаланг нет - доигрался с кем-то парнишка... как же он топор держал?.. Значит, левша. А сильный - такой тяжеленный да одной рукой! Скорее всего сутулостью страдал... может быть, даже родовая травма... - Йэнно одним пальцем приподнял верхнюю губу орка, - Дёсны воспалённые, значит, ел одно мясо... кости грыз...а зубы-то в хлам - знать, непривычная пища, родители питались не этим...
Эрхано привалился спиной к холодной стене.
- Слушай, меня сейчас стошнит!
-Неженка, - улыбнулся Йэнно, - Напросился со мной, так терпи.
-Ну ты бы хоть вслух не произносил!
-Ладно, - Йэнно оставил осмотр находки, достал из-за пояса охотничий нож и полоснул орка по горлу. Принц отвернулся сдерживая жгучий порыв вернуть завтрак. Он ещё никогда не ходил с Йэнно "на орков", но знал, что сейчас произойдёт - тот рассказывал. Когда он снова повернулся, Йэнно вытирал нож ветошью и задумчиво шевелил губами.
-Урук-хай - 3/4, степной орк - 2/15, болотник - 1/15, и 1/20 у него от...хм...- Йэнно вздохнул, поднялся и вскинул на плечо сумку, - Пошли, - почему-то усталым голосом сказал он.
-Как пошли?! - вскинулся принц.
-У нас ещё много дел. К востоку отсюда милях в десяти тоже есть какие-то пещеры... ну и на болото можно заглянуть - мало ли.
-Зачем?! - Эрхано уже порядком измотался и лелеял мечту о сладком вине, пироге с фазанами и своём любимом заросшем уголке в прохладном дворцовом саду.
-Затем, что убийцу мы так и не нашли.
- А этот?
-Это не он.
-Откуда ты знаешь? Что там у него с 1/20 крови?
-Знаю, что это не он.
-А мне нельзя объяснить? Думаешь, я не способен понять?
-Это я не способен объяснить так, чтобы ты не просто понял, а ещё и поверил. Может быть, соображу, пока едем.
Они вышли из пещеры и отвязали коней. Тоненькая, смуглая и гибкая, как ящерица, фигурка выскользнула из тени скалы и взлетела в седло позади Йэнно - взметнулся за спиной плащ белоснежных волос.
-Йэнно, давно хотел тебя спросить: почему ты всё ещё оруженосец? Ты же гораздо старше меня и вообще...
-А кем же мне прикажешь быть? - усмехнулся Йэнно.
-Ну, ты бы мог быть рыцарем, охотником...учителем.
-Я по сути своей ученик, я не могу быть учителем.

Йэнно спал на спине на каменном полу пещеры. Во сне он был очень красив: его морщины почти разгладились, а выражение лица такое, будто оруженосцу снится хороший сон - даже не просто хороший, а прямо-таки идиллический. Эрхано часто не понимал своего оруженосца и даже считал по меньшей мере странным: взять хотя бы тот факт, что тот улёгся спать на голый пол, не набросав даже веток (а ведь Эрхано прекрасно знал, что оЙэнно страдает болью в колене и ещё на теле имеет старые раны, которые тоже студить нельзя). Иногда такая его безалаберность наводила Эрхано на предательские мысли о собственной трусости: он-то обложился оружием с обеих сторон, и всё равно не мог уснуть. Как-никак, незнакомая пещера, пусть и обследованная на три раза с факелами, а всё же мало ли...А этот спит себе...правда, Йэнно почему-то хронически не высыпался, хотя и засыпал почти в любых условиях.
-А я всё равно не трус, - подумал Эрхано, - все знают, что я не трус. Вот нападёт кто-нибудь ночью, приставит этому смелому дурню клинок к горлу, а я тут как тут, я-то уж не сплю и мечи наготове! А засну - так проснусь от любого шороха. Я должен! Я же его этот...как его... сеньор как-никак, даром что младше и в орках не разбираюсь...
Чёрная тень промелькнула мимо молниеносно и почти бесшумно, а может, принц уже стал засыпать, убаюканный своими мыслями...заметить он её успел только боковым зрением, а пока Эрхано вскакивал, выхватывая клинок, за тенью метнулась ещё одна - и снова, как ранее днём, воздух рассекли длинные белые волосы и вдобавок раздался тонкий визг. Йэнно, всё ещё лежащий на спине, как ни в чём не бывало, выбросил вперёд ноги, отбрасывая противника к противоположной стене (а очень удобная поза! - запоздало подумал Эрхано ) и, кажется, уже потом проснулся. Тело тяжело шлёпнулось на пол, ударяясь о камни...рядом - с тонким вскриком - ещё одно...Белые волосы накрыли его целиком. Когда Эрхано и Йэнно подбежали, на белом уже проступила кровь...

-Конец света! - ворчал Йэнно, при свете костра бинтуя девочке голову, - Просто не день, а сумасшествие какое-то!
Они выпили вина - всех троих изрядно трясло - но особо шиковать не пришлось, так как основная часть вина и полторы рубашки ушли на перевязку.
-Тебе её волосы не мешают? - спросил Эрхано.
Девочка повернулась к нему и по-волчьи оскалила белые зубы.
-Нет пока, - ответил Йэнно, - возвращая голову Ирчи в прежнее положение, - но если будет так себя вести, точно остригу.
Девочка одарила и его весьма недобрым взглядом, но скалиться всё же не посмела.
Связанный орк на полу пока не подавал признаков жизни: было не понятно, то ли он так знатно приложился о камень, что в пору и ему устраивать оценку родословной по крови, то ли ещё очнётся. А бесчувственных Йэнно не убивал. Никогда. Даже орков.
Когда Эрхано проснулся, Ирчи сидела у затухающего костра и играла. Она подкатывала к себе яркие тлеющие угольки, брала их на ладонь и прижимала её к стене пещеры. Потом девочка разжимала ладонь, тёрла ею по песку и разглядывала след ожога. Делала она всё это почти бесшумно, лишь иногда втягивала воздух сквозь сжатые зубы. Эрхано было думал остановить её, но потом увлёкся зрелищем игры - оно было таким же завораживающим, как мерцающее пламя или цепочка движущихся муравьёв. Он не заметил, как Йэнно подошёл сзади.
-Игры орочьих детей так же просты, горьки и жестоки, как жизнь этого народа, - произнёс Йэнно, - Это же можно сказать об орочьем эпосе, медицине и религии, - он подошёл к Ирчи и разжал её ладонь. Только очень опытный глаз различил бы в корявом подобии треугольника на фоне красных пятен и волдырей какой-то смысл.
- Ородруин? - спросил Йэнно.
Девочка коротко качнула головой. Йэнно выудил из костра небольшой уголёк, покатал его на ладони и припечатал к стенке. Когда он разжал ладонь, подошедший Эрхано увидел на ней почти ровный круг языческого солнца с изогнутыми капельками лучей.
-Ты чему ребёнка учишь, дурак? – возмутился принц.
Между тем Ирчи попыталась повторить трюк с солнышком, но получила что-то вроде размытого облака.
-Ну-ка дай... эээ, да у тебя тут уже ничего не видно, вся рука испорчена, давай другую. Вот так вот катаешь по кругу, потом незаметно чуть подбрасываешь...
-Два дурака, - заключил Эрхано и пошёл проведать пленника. Тому, как принц и предполагал, было уже не помочь. Не очень-то и хотелось, конечно.
-Этого сам будешь "пробовать", - сказал Йэнно, подходя к трупу. Ирчи продолжала экспериментировать с угольками.
-Почему?!
-У меня на губе есть ранка.
-Скажи прямо: ты её обкусал.
-Нельзя жить без боли, - философски заметил Йэнно.
Эрхано скрипнул зубами, в очередной раз отчаявшись понять загадочную душу своего оруженосца, но делать было нечего. Эрхано ещё никогда не пробовал кровь орков - признаки, по которым определяется происхождение, описывал ему Йэнно на примере фруктовых соков и прочих привычных для человека вкусов. Эрхано и на орков-то раньше никогда не охотился... Принц закрыл глаза и на всякий случай задержал дыхание.
-Урук-хай - 3/5, 1/10 - степняк, 3/10...из горных орков.
-Дай-ка проверить.
-Тебе же нельзя.
-Капни в воду - так можно.
-Зачем же ты меня заставил пробовать?!
-Тебе же нужна практика. И потом в воде ощущается слабее.
Йэнно глотнул:
-Неуч. 2/5 урук-хай, 3/5 - горный орк. Чем западнее, тем они реже смешиваются. Но для первого раза неплохо.
-И что скажешь? Мог это быть он?
-Мог. Но это не он.
-Почему?
-Похоже, он из тех, кто затаивается в пещерах и подстерегает любую добычу. Не думаю, что он когда-либо выходил на равнину. Не думаю, что ТЕХ мы когда-нибудь найдём. Ну и ладно, что ж теперь. Всё равно надо укреплять рубежи и отправлять ратников даже в отдалённые сёла.
-Но она так на него бросилась....
-Наверное, боялась возврата к прежней жизни. Разве ты ещё не понял? Орки убили не её родителей, у тех людей она жила совсем недавно - она ведь даже ест руками. И не говорит совсем. Раньше она жила с орками.
-Она не похожа на орка...- Эрхано недоверчиво поглядел в сторону Ирчи.
-А я, по-твоему, похож? - Йэнно усмехнулся. Ирчи с гордостью подошла к нему и показала ладонь. На ней было Всевидящее око.
Принц столкнулся с оруженосцем на лестнице. Йэнно шёл в свою комнату, неся охапку осенних листьев. За последние несколько недель они с принцем виделись редко, и Эрхано никогда так остро не ощущал любовь и привязанность к своему оруженосцу. Такой близкий, понимающий Йэнно, всегда готовый помочь, научить, защитить, уже больше пяти лет деливший с принцем все его радости и горести и часто даже спавший на полу возле его кровати, теперь впервые на памяти принца жил не его делами, а своими собственными.
-Йэнно! Ох, ну где же ты был! - принц бросился к оруженосцу, - Я уж было подумал, что тебя и в замке нет.
-Эй, ты меня так с ног собьёшь! Вымахал уже на пол головы меня выше, а всё по лестницам носишься. Листья мне помял, - Йэнно со смехом обнял принца. Совсем ещё щенок...Скучал, наверное...Йэнно в очередной раз обругал себя за то, что слишком сильно привязал к себе мальчишку. Нельзя так. Привязывать вообще нельзя, а этот будущий король, не след ему так зависеть от других людей...
-Да погоди ты со своими листьями! Я так по тебе скучал! - принц даже покраснел от такого признания.
-Ну так чего сам не пришёл, раз скучал? - вот ведь! Семнадцать лет человеку, а будет сидеть, как маленький, и ждать, когда о нём вспомнят и "играть позовут". Другой бы столь нужного оруженосца уже из-под земли достал, а этот сидит и гадает, а не уехал ли...
-Я думал, ты занят, - смутился принц.
-Конечно, занят, - вздохнул Йэнно, - Ты же сам хотел, чтобы я был учителем. Вот, получай, - на самом деле, Йэнно чуть не по полдня проводил с воинами, которых отправляли на границы: рассказывал им про орков. Тяжёлый и бесполезный труд. Чтобы понять орков, как и любой другой народ, нужно с ними жить. А воины, к тому же, нарочито пропускали мимо ушей всё, что касалось обычаев, религии и мировоззрения орков. Мол, это враги, мы их не знаем и знать не хотим.
-Дубины! - один раз таки не выдержал Йэнно, - Хотите домой вернуться в виде праха или по частям, как прошлые отряды?!
-Чтобы победить врага, не обязательно знать его загадки, и какой травой он лечится от чирея, - заметил один молодой воин, - зачем нам эта орочья лирика?
-Сходи на курган и спроси у груды костей. Их хозяева тоже так говорили, когда ехали на бой с орками.
Однако толку от этих слов всё равно было мало, и Йэнно возвращался к себе усталый и опустошённый. А ещё нужно было заниматься с ученицей. Тут проблем с уважением к орочьим обычаям не было. Была проблема, как вбить в голову Ирчи хоть что-нибудь, кроме них.
-Значит...ты больше не хочешь быть моим оруженосцем? - спросил принц.
-Да куда я денусь? - усмехнулся Йэнно, - Приходи ко мне вечером. Поговорим.
Эрхано просиял и умчался к себе. Вечером, наверное, принесёт какого-нибудь редкого вина, военную игру с цветными фигурками и будет звать на охоту. Надо будет как следует прочистить ему мозги и втолковать, что ему больше не двенадцать лет, и хватит так щенятничать. Взрослый ведь человек, уже почти жениться пора, а он...
Йэнно вошёл в свою комнату. В ней было невыносимо душно - Ирчи опять не открывала окно. Она панически боялась высоты, а свежий воздух привычной к затхлым пещерам девчонке, кажется, вообще не требовался.
Йэнно распахнул окно и поставил помятый букет из листьев в вазу на столе. Ворвавшийся ветер сдул со стола пару свитков, от очага донеслось глухое рычание.
-Ирчи, а ну вставай! - не глядя бросил Йэнно. Проклятая девчонка опять, небось, просидела несколько часов у очага, играя в угольки и грызя кости, как делают пещерные орки, когда не охотятся, не воюют и не спят. Йэнно это совершенно не нравилось, к тому же сводило на нет все его усилия, но делать было нечего. Не брать же Ирчи с собой к воинам в качестве наглядного пособия.
Очаг давно остыл, и девочка сидела на холодном полу, но после того, как Ирчи в его отсутствии растопила камин исписанными свитками пергамента, Йэнно стал прятать или уносить с собой всё, с помощью чего можно было бы получить огонь.
-Вставай! - повторил Йэнно, подходя к девочке сзади.
Ирчи сидела, сгорбившись, в одной набедренной повязке, белые волосы растрепались и почти скрывали тело до колен. Она не обернулась на голос, только повела лопатками и снова зарычала.
- Отвечай по-человечески, - жёстко велел Йэнно. Орк бы на его месте просто откинул девчонку пинком к ближайшей стене. И она бы, кстати, не обиделась. Но Йэнно ещё до такого не дошёл, - Не встанешь - я сейчас уйду, - предупредил он.
Ирчи вздохнула и встала. Она была высока для своих лет, но очень сутулая и худая, поэтому казалась маленькой. Болезненно щурясь на свет, идущий от окна, девочка склонила на бок голову и вопросительно посмотрела на Йэнно, как собака, пытающаяся понять, в каком настроении хозяин.
-Так, - спокойно сказал Йэнно, - теперь убери всё с пола, надень платье и сядь за стол.
Ирчи скривилась, но нехотя принялась собирать по полу разбросанные свитки, одежду и кости.
"Сколько раз я клялся себе не давать ей костей?! - думал Йэнно, разводя огонь, - Сколько раз я собирался эти её волосы остричь, чтобы хотя бы до пояса были..."
-Рчхиг? - окликнула его Ирчи.
-Ирчи, сколько раз я тебе говорил: говори по-человечески! - отозвался Йэнно, не поворачивая головы. Его очень удивляло, что немногословная даже для орка Ирчи, чей словарный запас на момент их знакомства составлял хорошо если пятьдесят слов из орочьего и два-три слова из человеческого языка, знает слово, которого не знает он сам. Но добиться от девчонки, что оно означает, он так и не смог. Понял только, что этим словом она называет именно его. Но это было не "друг", не "враг", не "вожак" и не то слово, которым орки называли будущего покойника. Что-то другое, но вот что?
Ирчи опять ничего не ответила, только бессильно застонала. Мол, как же не стыдно издеваться над бедным бессловесным существом?
Йэнно закончил с очагом и встал.
-Ну, что ты от меня хотела? - спросил он уже мягче.
-Я всь сбрла, - выдавила из себя Ирчи.
-Я-а всё-о со-бра-лаа, - повторил Йэнно, дирижируя рукой, - Повтори.
-Я-а всё-о...- Ирчи запнулась и показала жестом.
-Плохо, - покачал головой Йэнно.
-Прсти, - вздохнула Ирчи.
-Прощу, если скажешь, что такое "рчхиг".
Ирчи замотала головой:
-Не скжу!
-Почему? Это что-то плохое?
-Нет! Прсто...в ваш язык нет тк слова.
-В ва-шем я-зы-кее нет та-ко-го сло-ва, - Йэнно снова заставил девочку повторить, дирижируя рукой, - А раз нет, нечего меня им называть. У меня имя есть.
-У мн тож есть, - с упрёком заметила Ирчи, - Иртха.
-Иртха - это не имя, - ответил Йэнно, - Меня же не зовут "Человек". Может быть "Йиргха"?
-Сам чужой, - огрызнулась девочка, садясь за стол, - Мне длжны двать имя Айима или Тха. Псле битва. Врга убивть. Десть и четыре год. А ваши, - девочка показала жестом слово "пришли", - и убить все. И отдать этим...- Ирхи скорчила страшную рожу, - Чтоб им на тот свет не спать.
Йэнно не смог удержаться от улыбки.
-А теперь давай всё это скажем красиво и по-человечески. Сядь прямо.
Ирчи заёрзала на стуле и села так, что одна рука свесилась чуть не до пола.
-Это прямо? Что такое "прямо"?
Девочка провела кончиками пальцев по столу.
-Верно, - подтвердил Йэнно, - Вот так и сядь.
-Мне свет глза боль, - пожаловалась Ирчи.
-Это потому что всё время сидишь и в тёмный угол смотришь. Привыкай. Без света...- Йэнно замялся. Говорить Ирчи, что без света нельзя писать, просто смешно - она и в устной-то речи смысла большого не видит. А оружие ковать без света как раз можно. В кузнице и огня хватает, - Без света лекарственные травы собирать нельзя. А ещё охотиться и шить, - наконец, нашёлся Йэнно. Ирчи посмотрела на него, как на ненормального:
-Й'не шаман трвы сбирать, охота ночь, шить при огне. От огня - свет, Белый Лик - зло.
Йэнно покачал головой.
-Ирчи, ты человек, а не орк. Ты должна держать в руках иглу, перо и арфу. В крайнем случае, меч. А не сидеть в углу и грызть кости, - он начинал выходить из себя, - Когда-нибудь отрежу тебе волосы под корень - будешь знать, - не стоило, конечно, этого говорить. У практически лысых от природы орков любая растительность на теле, включая ногти, считалась священной. Но Йэнно слишком устал каждый день биться над одним и тем же и назавтра снова находить Ирчи у очага, рычащей и грызущей кости.
Девочка как-то странно на него посмотрела и глухо выдавила:
-Чт хочшь режь, хоть рку, не уходи тлько...
Ну вот, опять... Была уже у Йэнно такая... Только постарше, конечно. И почти не орк, в отличие от Ирчи.
Ему тогда было лет двадцать. Он вступил в один из наёмных отрядов, занимающихся охотой на орков. Его знаниям не было цены. Наёмники, в отличие от королевских воинов, готовы были петь орочьи колыбельные, нюхать орочьи следы и заучить десять разных слов, обозначающих гнилое мясо, лишь бы это помогло выслеживать орков. Поэтому и домой из их отряда возвращались почти все.
Один раз они напали на лагерь орков, вырезавших две горные деревни. Лагерь был большой, и всё молодые свирепые воины. Они тогда потеряли десять человек. Потеряли бы и больше, если бы часть орков тогда не была на охоте. Всех орков, выживших в сражении, допросили и убили. Кого-то убили сразу. Усталым израненным воинам было не до сантиментов. У Йэнно из раны во лбу сочилась кровь, попадая в глаза, и он мало что различал. Он сам не понимал, каким чудом вообще увидел эту кричащую упирающуюся девчонку. Один воин держал ей руки за спиной, другой уже занёс меч.
-Да вы что, очумели?! - крикнул Йэнно, - Не видите, что это человек?!
Вообще-то перепутать Къеллин с орком действительно мог только очень усталый или не очень вменяемый человек. Длинные тёмные волосы, светлая кожа...К тому же она, в отличие от Ирчи, не сутулилась и говорила на всеобщем языке прекрасно. Ей было тринадцать, когда орки убили её наставника - странствующего певца – а девочку взяли к себе, потому что им понравился звук её арфы. На самом деле Къеллин играла по человеческим меркам не так чтобы превосходно, но орков её игра устраивала, к тому же арфистка быстро научилась обращаться с арбалетом.
Йэнно тогда жил в доме своего умершего Учителя. Там были книги, оружие. Даже небольшой сад, где росли цветы, вишнёвые и яблоневые деревья. С Къеллин и её арфой в этом доме было не так одиноко. Девушка тоже вступила в охотничий отряд. Только в другой - не захотела сражаться плечом к плечу с теми, кто чуть её не убил. В перерывах между походами, оставаясь дома, она целыми днями читала. У Учителя были хорошие книги.
Йэнно тогда любил возвращаться домой.
Они с Къеллин даже внешне были похожи, а одно время носили одинаковую причёску, только волосы у неё доходили до лопаток, а у него - до пояса. Говорят, что близкие люди со временем и становятся похожи. Йэнно действительно ни с кем не чувствовал такой близости - ни до того ни потом. Разве что с Учителем, но это было не то. Учителю, например, не всегда скажешь, что тебе страшно, не всегда будешь плакать у него на виду, не боясь, что тебя сочтут слабым или глупым.

В тот вечер Йэнно очень устал. Он не спал три ночи, выслеживая орков по ущельям. Почти трое суток изматывающих, непрерывных мелких сражений. А потом такая долгая дорога домой.
Къеллин была дома. Она читала, сидя у окна, а когда Йэнно вошёл, сразу бросилась к нему на шею и долго целовала - в губы, в щёки, в глаза.
-Мой воин... мой возлюбленный звёздный воин... мой небесный странник... – шептала она. Опять где-то вычитала. Йэнно было очень приятно вновь почувствовать её объятия, ощутить её запах, её поцелуи...но усталый он всегда становился невыносим. Сейчас он и сам не понимал, кто его тогда дёрнул за язык, хотя тогда это казалось такой мелочью...
-Опять чужие слова, - вздохнул он, целуя девушку в ответ, - Своих, что ли, никаких нет?
Она отстранилась и глухо сказала:
-Нет. Никаких слов у меня нет...Я так красиво говорить не умею, но умею чувствовать. Я думала, ты поймёшь.
Йэнно виновато опустил голову и снова привлёк её к себе.
-Так не надо красиво. Надо своими словами, а я уж пойму. Обязательно.
-Вишни цвели, - вздохнула она, отведя глаза, - А ты, дурак, всё пропустил со своими орками. А ещё у тебя на виске кровь.
-Это я...- начал Йэнно, но тут же устало махнул рукой. Объяснять не хотелось. Он слишком устал, - С орками, в общем.
Къеллин кивнула.
-Ужинать иди.
Пока он ел, она терзала арфу. Инструмент прошёл с хозяйкой орочий плен и не известно, сколько ещё до этого скитался по дорогам, так что уже никуда не годился. Йэнно всё собирался поехать к мастеру и заказать для Къеллин новый, да руки не доходили, как и до основательной починки крыши, перенесения забора, чтобы расширить сад, и много ещё до чего другого.
-Я посплю немного, ладно? - сказал он, отложив вилку, - Три ночи не спал, совсем глаза закрываются. А потом разбудишь меня, будем сидеть в ночном саду и смотреть на вишни.
-Кончено, - Къеллин улыбнулась, - спи. И пусть тебе хоть раз не приснится поход.

Разбудило Йэнно душное, колючее ощущение, что что-то не так. С детства, ещё когда он жил с орками, у него бывали такие пробуждения. И хоть бы раз ложная тревога! Он сел на постели, прислушиваясь, затем быстро вскочил и побежал в сад.
Къеллин сидела на скамье под яблоней и плакала. Горько, страшно. Почти захлёбывалась от рыданий. Йэнно упал перед ней на колени, обнял, накрыл своим плащом.
-Къеллин, мельта, ну чего ты? Что случилось? Это я тебя обидел, да? Ну не плачь, ну ради света и тьмы, ну хочешь я вообще больше ни на минуту тебя не оставлю?
-Нет...- она мотала головой, вытирая слёзы, - я...я такая глупая....я такая трусливая...я так себя не люблю...а как ты меня любить можешь?.. зачем?.. мне так без тебя плохо...надо было мне пойти с тобой в один отряд, плевать мне на всех...пусть бы лучше прирезали...и вообще...и арфу я совсем запустила...учитель бы мне не простил...это была его арфа... получается, он зря умер... другой бы ученик вообще не смог жить, а я...я...я его даже не похоронила и ещё за них сражалась...
-Ну всё-всё, тише, я с тобой, - успокаивал Йэнно, - Пойдём, чаю тебе согрею. Вон уже, холодная вся. Дурочка... Это ты-то трусливая? Да я вдвое больше тебя с орками прожил, и учитель мой тоже умер, и что теперь, мне не жить? Тоже придумала не жить! А я как же?
Къеллин не плакала ни разу за время орочьего плена, не плакала, когда её хотели убить, не плакала, когда сама охотилась на орков, получала раны, хоронила друзей. Она выплакивалась на руках у Йэнно. Не очень часто, но горько, до боли в груди.
А потом они всё-таки сидели и всю ночь смотрели на вишни, вдыхали ночной воздух и разговаривали.
Это была их последняя ночь.
Йэнно не похоронил Къеллин, потому что хоронить было нечего. Напавшие на дом орки сожгли его. Видимо, Къеллин отбивалась до последнего: Йэнно нашёл около двадцати арбалетных стрел, воткнутых в обугленные тела орков. Но стрелы не бесконечны. Сначала Йэнно хотел идти один, но один он бы убил не больше. Даже меньше - он ведь даже из лука стрелять так и не научился, а в ближнем бою против двадцати орков одному не выстоять. А нужно было убить их всех. Но когда их отряд выследил лагерь орков, он как будто забыл, что на свете существует не только предосторожность, но вообще что-либо, кроме его меча и этих мерзких тварей. Товарищи по отряду прозвали Йэнно берсерком и несколько часов после сражения боялись к нему подходить. Ещё бы! Положил пятнадцать орков на поляне, ещё семерых догнал в лесу, искрошил в кашу несколько трупов и по ошибке чуть не зарубил двоих своих.
-За что вы её?! - по-орочьи кричал Йэнно, размахивая мечом, - Она была одна такая! Что она вам сделала?! Только убиваете, ни на что не способны больше! Отребье вы, а не народ!!! Всех убью, ни одного не оставлю!!!
Ох, если бы он слышал себя лет шесть назад, когда был для орков почти своим и сам себя таковым считал...
Вскоре после этого Йэнно ушёл из отряда. Всё время видеть орков теперь было выше его сил.

Йэнно помотал головой, отгоняя жуткие воспоминания. Глупая девчонка...и чего она так к нему привязалась? Она же ненавидит людей.
-Да куда ж я от тебя уйду-то? - сказал он вслух, - Сядь прямо.
Вечером пришёл Эрхано. Они пили вино, двигали костяных воинов и драконов по расстеленной на столе карте и разговаривали. К вину подали большие зелёные оливки и пирог со свининой. Принц с отвращением смотрел, как Ирчи выковыривает ножом из пирога картошку, лук и зелень и, обжигаясь, ест горячее мясо руками.
-Что ж ты самое вкусное оставляешь? - не выдержал он.
-Я не больна трву ест, - с набитым ртом проворчала Ирчи.
-А картошка?
-Тко хрошего зрерь этой дрнью....- девочка замялась и закончила, - убили.
-Не убили, а испортили, - поправил Йэнно. - Ис-пор-ти-ли. И не говори с набитым ртом, у тебя там и так каша.
-Мяфо, а не кафа! - возмутилась Ирчи, в доказательство показывая открытый рот.
Принц снова скривился.
-С собаками бы её есть посадить, честное слово! Так они и то аккуратнее едят.
-Зато больше очаг привычным способом не тушит, - понизив голос сказал Йэнно, - уже хорошо.
Эрхано залился краской, вспомнив, как сам в детстве тушил костёр, если никто не видел. Даром что принц.
-И чего ты с ней возишься, не понимаю, - вздохнул Эрхано, - она уже такая большая, не станет она человеком.
-Станет, - покачал головой Йэнно, - она уже человек, вспомнить только надо. Я вон старше был, когда меня от орков вытащили, и тоже, наверное, ел не лучше.
-Ну нет, ты таким не был! - уверенно заявил Эрхано.
-Да ты-то откуда знаешь? - усмехнулся оруженосец, - Ты меня тогда не знал.
-Да не мог ты таким быть! - упёрся принц. На самом деле он просто не мог представить Йэнно грязным, грызущим кости и не способным связать двух слов. Ирчи уж верно никогда не овладеть такими манерами и умением вести беседу, не говоря уж о таком количестве знаний! Конечно, Йэнно при необходимости на многое был способен: и мёртвых орков осматривал, и гнойные раны промывал, и на тот костёр тогда глаза закрыл, а однажды научил принца, как покинуть замок через старый дымоход. Но принц воспринимал это как опытность и выносливость, полезную в определённые моменты, а не как естественную сущность оруженосца. Впрочем, он ведь и действительно всё ещё плохо знал Йэнно... Иногда ему казалось, что для того не существует ничего слишком жёсткого, слишком горячего или слишком грязного, как, видимо, и для этой девчонки.
-Мог-мог, - ответил Йэнно. На его лице не было улыбки.
-Но разговаривал-то ты не так? - ухватился за последнюю соломинку Эрхано.
-Разговаривал не так, - согласился Йэнно.
-И думал не так, - продолжил Эрхано.
-Пожалуй, нет, - казал Йэнно, покосившись на Ирчи, - Хотя почём мы знаем, как она думает, если почти не говорит...
Девочка тем временем, воспользовавшись тем, что на неё не смотрят, выкатила из камина кочергой горячий уголёк, подбросила на ладони, швырнула об стенку и молниеносно припечатала ладонью, пока уголёк не успел упасть.
Помешать ей мужчины не успели. На стене остался чёрный след, напоминающий кривое колесо.
-Ну и что это? - поинтересовался Йэнно.
-Колюч цвет! - с гордостью объявила Ирчи.
-Шиповник, - поправил Йэнно, - отлично. Пока не отмоешь, спать не пойдёшь. Стена не кожа, сама не заживёт.
Ирчи обиженно заскулила.
-На ладонях и ступнях место закончилось, - пояснил Йэнно, повернувшись к принцу, - теперь на стены перешла.
-Ты пройдёшься со мной? - спросил Эрхано, - Нужно поговорить.
-Хорошо, сказал Йэнно, надевая куртку и вручая Ирчи кусок мыла, тряпку и тазик для умывания.
-Окно зкрой, - глухо попросила девочка.
-Сама, что ли, не можешь? - удивился Эрхано.
Ирчи свирепо сверкнула глазами, и в голову Эрхано полетел тазик. Хорошо, что он был без воды. Принц едва успел увернуться.
-Ирчи! - голос Йэнно был ровным и тихим, и от этого особенно страшным. Эрхано даже сам испугался. С ним оруженосец никогда так не разговаривал, - Немедленно подними и извинись.
Девочка, видимо, тоже струхнула, но помотала головой.
-Или я оставлю окно открытым, - всё тем же голосом пообещал Йэнно.
Ирчи сгорбилась, прошла к стене и поднял тазик.
-Прсти, - выдавила она, опустив голову.
-Не передо мной, - покачал головой Йэнно, - Перед принцем.
Ирчи повернулась к Эрхано.
-Прсти, что... не убила...чуть, - мрачно сказала она.
-Очень смешно, - сказал Йэнно, - а ну давай нормально.
-Прсти, что кинула в тебя... этим, - с отвращением сказала Ирчи, указав на таз.
-Сойдёт, - кивнул Йэнно, закрывая окно, - я скоро приду. Про стену не забудь.
Он вышел из комнаты, не глядя на Ирчи, и закрыл дверь.
-А ты жёсткий, - заметил Эрхано, идя по лестнице.
-С ней иначе никак, - отозвался Йэнно.
-Помогает хоть?
-Помогает, - кивнул оруженосец, - Но ты тоже хорош. Нельзя смеяться над страхами. Мало ли кто чего боится.
-Так она...- осенило принца.
-Она вообще к окнам не подходит. Боится больше смерти.
-Ну так я же не знал, - смутился принц, - Странная она какая-то... боли совсем не боится.
-Нормальный орочий ребёнок, - пожал плечами Йэнно, - рождённый жить в пещерах и умирать от ран и отравления гнилым мясом.
Они вышли в сад. Ещё не стемнело. Воздух светлой северной ночи упоительно пах цветами.
-Так о чём ты хотел поговорить? - спросил Йэнно.
Эрхано вздохнул.
-Я понимаю, ты ей сейчас больше нужен. Я же уже не маленький и вообще... Но ты обещал меня научить. Я хочу быть охотником.
Йэнно посмотрел на далёкие горы, куда они с принцем собирались поехать сразу после той вылазки, когда наткнулись на Ирчи. А потом всё пошло не так. Для Эрхано, по крайней мере.
-Я же не отказываюсь, - сказал Йэнно, - просто не сейчас. С кем я это чудо оставлю? И ей будет плохо и окружающим.
-А когда? - печально спросил Эрхано, - Время-то идёт. Может мне просто с отрядом поехать?
-Нет, - отрезал Йэнно, - Запретить я тебе не могу, ты принц. Но если ты мне друг, послушай меня. Не вернутся эти отряды. Не целиком, конечно, но половины точно недосчитаются. Тебе так хочется глупо умереть ни за что?
-Ну откуда ты знаешь? Раньше же возвращались! И почему именно я да должен умереть?
"Да потому что ты зелёный мальчишка! - хотелось ответить Йэнно. – Впрочем, как и большинство остальных, кто входит в эти отряды. Опытных воинов гоняться за орками не отправят, они нужны для других целей. А молодое дурачьё хлебом не корми – дай полазить по ущельям и получить в спину кинжал".
-Знаю и всё, - вслух сказал оруженосец, - раньше отряды возвращались, потому что специально не выискивали орков, а били только тех, кто нападал на людей.
-Ты выслеживал, - возразил принц.
Йэнно возвёл глаза к небу.
-Я наёмник, Эрхано! Мы специализируемся на орках. А ваши воины их не знают, и учиться не хотят, поэтому и гибнут десятками. Они умеют воевать с людьми, но орки - не люди! И пора бы это понять!
"Даже те, кто жил с орками, уже не совсем люди..."
-Кроме того, - продолжил Йэнно, - ты будущий король, тебе этому надо учиться.
-Но я не хочу быть королём! - возмутился Эрхано, - Я хочу быть охотником, я ведь тебе уже говорил! Я отрекусь от власти в пользу моего кузена. У меня, как ты помнишь, их два.
-Лучше б у тебя две головы было, - с горечью бросил Йэнно, - может быть, хоть в одной бы ум водился. Ну станешь ты охотником. Ну убьёшь двадцать-тридцать орков. Ну, может, двести или триста. А толку? Орки очень плодовиты и выносливы. Сколько сотен лет люди уже с ними воюют? Один человек тут ничего не решит, будь он хоть самым великим героем.
-А правитель, сидящий в замке, что может решить? - Эрхано скривился почти как Ирчи, когда Йэнно заставлял её одеваться.
-А правитель может договориться, установить взаимовыгодные условия, и тогда резни уж точно не будет, а нарушивших условия покарает их собственный правитель.
-С кем договориться? - опешил Эрхано, - С орками?!
Йэнно смутился. Да, занесло его... Задумался. Нет, вообще-то можно было... только он забыл, что последних, с кем можно было договориться, уже нет в живых. Примерно лет пятнадцать...
-Ну, это я погорячился, - признал Йэнно, - это так, для примера. Но вообще кто-то же орками управляет. У них есть племена, кланы, а значит, есть вожаки. Соображают они, конечно, плоховато, но всё же что-то понимают. Например, силу.
-Вот и надо перебить их всех, раз они понимают только силу. Или половину перебить, чтобы другие поняли.
-Да нет, не в том смысле...- Йэнно не знал, как объяснить, - нужно показать им, что ты сильный и с тобой лучше не ссориться, но в то же время что ты их по-своему уважаешь и не собираешься трогать.
-Я не могу уважать орков, - покачал головой принц.
-Тогда сделай вид. Ты же правитель.
-И всё же я хочу быть охотником. Ну хоть попробовать напоследок, мне ведь эти знания и как правителю пригодятся.
-Напоследок?! - насторожился Йэнно. Из дома принц сбежать собрался, что ли, или болен чем?..
-Ну да, - смутился Эрхано, - я тут узнал, что у меня скоро свадьба. Потом уж не до этого будет.

Йэнно проводил принца и пошёл к себе. Мысли у него путались. Неудачное время выбрал Эрхано, чтобы такое сообщать. С утра, что ли, не мог... Теперь оруженосец точно не сможет уснуть, раздумывая, как организовать принцу эту учебную вылазку и, главное, куда девать Ирчи, когда он отправится с Эрхано в свадебное посольство. На охоту за орками её ещё можно взять, но уж точно не на встречу с принцессой...
Когда Йэнно вошёл, Ирчи старательно оттирала пятно на стене. Получалось плохо. Пятно лишь немного посветлело и размазалось, окончательно утратив сходство с шиповником.
-Белить надо, - вздохнул Йэнно, подойдя сзади. Хорошо, что в его комнате на стенах не было шпалер, как в некоторых замковых покоях, - Всё, кончай работу. Лучше уже не сделаешь.
-Рчхиг на меня злой? - жалобно спросила Ирчи, обернувшись к нему.
-Ирчи, опять это слово, - Йэнно покачал головой, - и не злой, а сердитый. Да, немного.
-А какая разница? - спросила девочка.
-"Злой" - это качество характера, а "сердитый" - настроение.
-Что? - на лице Ирчи отразилась напряжённая мыслительная работа.
-Просто запомни, что в этом случае так говорят. Когда ты что-то не то сделала, то другой человек сердитый.
-Он тоже не то сделал, - насупилась Ирчи.
-Согласен, - ответил Йэнно, - но это не повод чем-то кидаться. Мне тоже часто что-то не нравится. Например, вот это, - он указал на пятно, - Но я же не бросаю тебе в голову тазики.
-Рчхиг не любит я углём на стенах? - спросила Ирчи, - Я лучше делать углём, чем многие дети иртха у нас!
-Это называется "рисовать", - сказал Йэнно. Когда-то он тоже весьма преуспел в орочьей игре с угольками. Причём ступнями и ладонями он не ограничивался, "украшая" и живот, и грудь, и поясницу, а иногда всю поверхность рук и ног. Мог бы дотянуться - и спина бы этой участи не избежала. Но Ирчи это было знать совсем не обязательно, - Да, не люблю. Люди делают рисунки на холсте или пергаменте.
-Так он же прогорит! - не поняла Ирчи.
-Поэтому рисовать надо не горячим угольком, а холодным. А лучше пером с тушью.
-Всё равно... в огонь и всё, - Ирчи так и не осилила произношение слова "пергамент", - а стена не сгорит, стена камень.
-Разве тебе в племени разрешали рисовать на стенах?
Ирчи помотала головой.
-Только взрлым рзрешали. Кто хрошо делать углём. Иногда хлодным тоже, да. Кгда мне дать имя, я бы тже делать на стне, да.
-Так стены скоро кончатся, - усмехнулся Йэнно.
-Поверх дргих, кто нет уже, - начала объяснять Ирчи, сопровождая слова жестами, - Пржимать сильнее, чтобы ярче. Или камень пложи и залезь выше, где никто не делал.
Йэнно представил придворных живописцев, карабкающихся на камень с горячим углём в ладони, и его разобрал хохот.
-Что?! - обиделась Ирчи.
-Ничего, - сказал Йэнно, - так, вспомнилось. У нас картины вешают на стену. А потом одни снимают и вешают другие. Научись хорошо рисовать на бумаге, и твои картины тоже на стену повесят, а других там не будет.
Ирчи какое-то время переваривала эту мысль.
-Нее, кртины иртха не пвесят, - наконец изрекла она.
-Повесят, если хорошие, - соврал Йэнно. Вообще-то орки не писали картин, поэтому он не мог сказать, стали бы их вешать или нет, но доказывать Ирчи, что она человек, он уже устал, - хочешь, я тебе принесу краски? Будешь рисовать разными цветами. Красным, зелёным. Нарисуешь настоящий шиповник, похожий. Только чур не на стене.
-Как цветы? - Ирчи недоверчиво склонила голову, - так не бвает. Иртха же не Тот, Кторый творил.
-Бывает, - усмехнулся Йэнно, - завтра увидишь.

Йэнно долго не мог уснуть. Он почему-то чувствовал невыносимое одиночество. Сам виноват, дурак. Пообещал ведь себе не пускать в душу и в голову воспоминания... Нет, он совсем ещё не готов быть учителем. Наверное, слишком молод и слишком глуп, и никакие знания этого не исправят. Учитель, рассказывая ученику об истории, не станет плакать о тех, кого больше нет. Учитель вообще не плачет. Не должен... Правда когда плачешь, почему-то легче уснуть...
Йэнно сам не заметил, как провалился в сон. Он очутился на залитой солнцем поляне, солнце пекло его обгоревшие плечи, резко и сладко пахло травами. Йэнно шёл к пещере Старухи Репейник.
Старая орчанка, большая, как медведица, и сухая, как древесная кора, сидела на камне у входа в пещеру, как будто ждала его.
-Мой маленький Уголёк, - проскрежетала она. Так Йэнно звали в племени. За длинные тёмные волосы и за умение "играть в угольки", в котором он быстро обогнал нескладных орочьих детей, - Ты пришёл ко мне за травой от головной боли?
Йэнно с удивление почувствовал, что голова у него и правда болит, но помотал головой.
-Иртха не чувствуют боли.
-Всё, что живо, чувствует боль, даже камни, - с горечью сказала Старуха Репейник, - а ты не иртха, ты человек. Камень ведь не станет деревом от того, что лежит среди деревьев, и рядом нет других камней.
-Я иртха, - настаивал Йэнно. Он снова чувствовал себя восьмилетним мальчишкой, почти голым, со спутанными длинными волосами, за год практически потерявшим человеческий облик.
-Ты другой, - возразила Старуха Репейник, - это не плохо. У тебя другие умения, другие желания, другие радости и горести. Не старайся стать тем, кто ты не есть. Иначе не будешь своим ни с той ни с этой стороны.
Йэнно не помнил, говорила ли Старуха Репейник это ему тогда, много лет назад. Наверное, нет. Как он мог тогда это понять? Он и сейчас-то... нет, понимал, конечно, но, кажется, исполнить не смог бы... Не зря же люди долго звали его полуорком. Наверное и сейчас иногда зовут за глаза.
Старуха Репейник привлекла мальчика к себе и положила жёсткие жилистые ладони ему на голову, слегка погладила. Йэнно закрыл глаза. Боль начала понемногу отступать.
-Мать Репейник, - сказал он, когда старуха закончила лечение, - я хочу быть, как вы. Научите!
Старая орчанка вздохнула и покачала головой.
-Врачевание требует очень много сил, а ты ещё мал. Твоё тело слишком слабо. Когда ты подрастёшь, я научу тебя, если захочешь.
-Я хочу сейчас! - настаивал Йэнно, - Я сильный! Я иртха!
-Много ли ты знаешь иртха, которые умеют лечить? Не шаманов, знающих некоторые горькие травы и умеющих прижечь рану огнём или отпилить больную руку, а настоящих лекарей, могущих излечить внутренние болезни и при этом не убить?
Йэнно задумался:
-Только вас.
Старуха Репейник кивнула:
-Большинство племён иртха не способны научиться врачеванию. К сожалению. Ты бы, наверное, смог, но только когда подрастёшь. Ты умный, уголёк, умный даже для сухну.
"Какое некрасивое слово, - подумал Йэнно, - не хочу... хочу быть иртха". Но вслух он сказал другое:
-Мать Репейник, сколько вам лет?
-Много...- старая орчанка улыбнулась, показав наполовину беззубый рот, - Пятьдесят пять.
Йэнно снова удивился, прямо как тогда - много лет назад. Пятьдесят пять... В племени не было мужчин старше тридцати двух и женщин старше двадцати пяти лет.
-Ваш народ живёт дольше других иртха?
-Нет, - Старуха Репейник вздохнула, - просто у меня было всего двое детей. Родив второго сына, я поняла, что моё тело не выдержит третьих родов, и стала пить специальную траву. Ты ведь знаешь, от чего умирают почти все молодые орчанки?
Йэнно кивнул. Орки, в отличие от людей, не уединялись, когда приходило время, и мальчик уже много раз видел, как на свет появляются дети.
-А в вашем народе все знают эту траву?
-Почти все, - кивнула орчанка.
-Тогда от чего умерла мама Репейки? - Йэнно пристально посмотрел в глаза Старухи Репейник. Ему показалось, что они синие. Но ведь у орков не может быть синих глаз.
-Её убили люди.
-Не хочу быть человеком! - Йэнно передёрнул плечами.
-Копьё убивает не потому, что оно копьё, а потому что в руке убийцы, - сказала Старуха Репейник.
Йэнно хотел возразить, но Старуха Репейник жестом оборвала его:
-Ты подумаешь об этом, только не сейчас. Позже. А то опять голова разболится. Иди играй, Уголёк.
Йэнно думал об этом сотни раз. Он мог бы целую книгу посвятить своим размышлениям... Но это было потом. А сейчас он видел себя уже на другой поляне - играющим с Репейкой. Девочка-орчонок двумя годами младше его была лишь немного посимпатичнее остальных орочьих детей, но тогда она так ему нравилось, что хотелось совершать ради неё подвиги, как воины из сказок, слышанных в той, другой жизни. Репейка звала его принцем, гладила его длинные немытые волосы (свои у девочки не росли) и восхищалась его силой и ловкостью. Йэнно нравилось, что девочка считает его особенным, он даже врал ей, будто не чувствует боли.
-Вот гляди, гляди, как мне не больно! - кричал он, с размаху врезаясь в каменную стену, - Гляди, как мне совсем не больно! Я не могу чувствовать боли! - заявлял он, бросаясь с какого-нибудь обломка скалы.
Репейка хохотала и хлопала в ладоши, а иногда даже ахала и закрывала лицо руками. Йэнно два раза вывихивал ногу, один раз сломал ребро, а содранным ногтям и кускам кожи вообще счёта не было, но это его ничему не учило.
-Опять весь избился Репейке на показ? - усмехался Репейкин отец, вожак племени, огромный орк по имени Лууг, легонько толкая мальчика в плечо (от этого "легонько" Йэнно обычно отлетал на пару метров), - Понимаю. Я, чтобы понравиться её матери, не только о стены бился, но и хвастал, что умею по деревьям лазить, как йерри. Правда до первых сучьев едва долез и обратно съехал...- орк разразился хохотом.
-Дядька Лууг, а вы у Жестокого воевали? - спросил его Йэнно.
-Ну ты загнул! - орк снова расхохотался, да так, что, казалось, земля тряслась, - Мне сколько лет-то тогда? Тысяча?
-Тысяча - это много, - глубокомысленно сказал Йэнно, - йэрри столько живут.
-Я похож на йерри? - Лууг весело оскалился, повернувшись к Йэнно отсутствующим глазом.
Тогда мальчик и правда думал, что Старуха Репейник, её сын, внучка и ещё двое орков из их народа похожи на эльфов. А что страшные... так кто их, этих эльфов, видел? Зато умные, добрые, знают много... Именно они, эти остатки древнего странного народа, не давали племени окончательно перегрызться, озвереть и потерять те жалкие крохи разума, что даны обычным иртха.
На следующий день после этого разговора Йэнно сказал Репейке, что умеет лазить по деревьям, как йерри. Он даже добрался до второй развилки. Лёгкий и ловкий, хоть и не очень сильный, мальчик гораздо лучше подходил для лазанья по деревьям, чем огромный Лууг, больше напоминающий глыбу, чем живое существо... За четыре года Йэнно прекрасно научился лазать и даже скакать по верхушкам деревьев, радуясь, что с такой высоты можно всё видеть...
О том, что он увидел чужое вооружённое племя, запыхавшийся мальчишка предупредить успел, но так поздно, что заспанные орки только и успели, что впопыхах похватать что попало, чтобы отразить атаку. Боевое оружие, спрятанное под камнями и в пещере, нашли не все. Женщин и детей укрыть не успели. Йэнно тоже сражался в том бою - получил стрелу в плечо и убил трёх вражеских орков. Бой продолжался всю ночь. Отбиться удалось, но многие погибли, другие умирали от ран. А через два дня напали люди. Только богам известно, как они выследили лагерь в глухом лесу, но эти "копья" не щадили ни раненых ни детей. Из старого народа погибли все. Остаткам племени пришлось убегать через лес. Один из орков тащил Йэнно перекинутым через плечо, как мешок. Мальчик отбивался, пока не получил по голове. Он не хотел уходить оттуда, где добивали раненых, где Старуха Репейник навсегда закрыла свои синие глаза, не будучи в силах убежать на давно отказавших ногах, где лежал могучий Лууг, проткнутый сразу шестью стрелами... что стало с Репейкой, мальчик не видел... Бросать их, пусть и мёртвых, было неправильно...и не по-человечьи и не по-орочьи...
Очнулся Йэнно уже далеко от лагеря. От трёхсот орков их племени в живых осталось тридцать. Ещё десять погибли за следующие две недели в драках друг с другом. Некому было теперь управлять ими, сдерживать, лечить, мирить.

Йэнно проснулся весь в слезах. Он помотал головой из стороны в сторону. Это всего лишь сон, всего лишь сон...
"И почему я не спросил у Старухи Репейник, кто такой рчхиг? - пришла запоздалая мысль, - Она ведь, кажется, знала всё на свете."

Йэнно и представить себе не мог, что будет так трудно вытащить Ирчи во двор.
-Не пойду! - упрямилась девчонка, - Белый лик глаза больно.
-Если скажешь, как следует, покажу тебе, как куют оружие.
-А если не скажу?
-Пойдёшь со мной и принцем в сад.
Ирчи скривилась:
-Моим глзам больно от...Белый лик.
-От солнца, - поправил Йэнно.
-От солнца, - кивнула Ирчи.
В кузнице не было солнца, зато жарко горел огонь. Огромный кузнец сосредоточенно опускал молот на кусок стали. Увидев эту картину, Ирчи сразу же сунулась посмотреть и, не успел Йэнно помешать ей, протянула руку к мечу.
-Ошалела, что ли?! - прогремел кузнец, - Это тебе не пирожок из печки, без руки останешься.
Ирчи втянула голову в плечи, будто придавленная к полу его громовым голосом, но всё равно оскалилась и зарычала.
-Она умалишённая, что ли? спросил у Йэнно кузнец.
-Сам ткой...- зашипела Ирчи, на всякий случай пятясь к Йэнно, - Глба хдячая...
-Ирчи! - возмутился Йэнно, - Немедленно извинись! Она с орками жила, - понизив голос, объяснил он кузнецу.
-А, эта...- скривился тот, - Мало они на пустошах да в лесах народ гробят, ещё здесь их терпеть?! У меня у самого сына в прошлом году загрызли.
Йэнно с трудом подавил усмешку. Орки убивали людей, да. Часто с особой жестокостью, но "загрызть" могли только с большой голодухи, что случалось редко.
-Ну она же не орк, она человек, - сказал Йэнно, - Можно она посмотрит?
Кузнец недоверчиво покосился на девочку, та в свою очередь уставилась на него - с вызовом, но хоть скалиться перестала.
-Ну пускай смотрит, только не мешает, - махнул рукой кузнец, - и гривой своей тут не размахивает. А то как вспыхнет! Я бы такие вообще обрезал.
-Кто птеряет волосы, умрёт, - мрачно процедила Ирчи.
-Ну, значит я уже давно дух, - кузнец провёл тыльной стороной ладони по абсолютно лысому черепу.
-Слушайся и в огонь не суйся! - велел Йэнно, - Я скоро приду.
Что-то подсказывало ему, что эти двое найдут общий язык.

Выйдя из замка, принц и оруженосец шли через пустошь. Невдалеке был виден свеженасыпанный курган и человек тридцать рядом с ним. По большей части королевские воины, но и родня погибших тоже.
-Пора положить этому конец! - горячился Эрхано, - До каких пор орки будут опустошать наши деревни и убивать наших лучших воинов?!
"Да каких лучших? - хотелось ответить Йэнно, - Половина - мальчишки зелёные. Впрочем, их от этого ещё жальче..."
-Во времена молодости моего отца такого не было! - продолжал Эрхано. - Мы должны...
"А я ведь им говорил...- думал Йэнно, слушая принца в пол уха, - И чтобы не совались в глушь, а били только тех, что нападают на деревни, тоже говорил... И про обычаи говорил и про всё. Ну как же, великие воины..."
-Я поеду! - сказал Эрхано, - Поедем со мной! Вырежем их всех!
Йэнно остановился и жёстко посмотрел принцу в глаза.
-Всех ты не вырежешь никогда. Ни ты, ни дети твои, ни внуки. Даже думать об этом забудь. А насчёт вылазки...
-Люди наши погибают! - Эрхано чуть не плакал, - Йэнно, мои люди! Это я за них отвечаю, я! Я же будущий король. Я должен отомстить за них!
-Отомстим, - согласился Йэнно, - Конечно отомстим. Я только хочу, чтобы ты не порол горячку. Что говорит полководец твоего отца? Главный советник?
-Что ты, то и они, - махнул рукой Эрхано, - терпеть, выжидать, быть разумным... Да не хочу я быть разумным! Я хочу отомстить за мой народ! - эти слова он уже прокричал.
-Тшш...- донеслось сзади.
Принц обернулся и увидел коленопреклонённых воинов. За разговором они незаметно дошли до кургана. На свежей насыпи лежали щиты тех, кто покоился в нём. Йэнно узнал щит того молодого парня, с которым они спорили насчёт колыбельных.
Йэнно тихо, почти шёпотом пропел слова, которые слышал каждый вечер, когда молодые орчанки укладывали спать своих детей.
Птица чёрна пролетит,
Белый лик собой закроет.
Завтра двое не проснутся,
Спи, малыш, - не мы с тобою.

Кто-то чёрною травой
Злую боль унял навеки,
Кто-то спор решил копьём...
Спи, малыш, не наше время.

Слышать орочий язык в этом месте было дико. Несколько человек, плюясь и тихо ругаясь, поднялись с колен и пошли прочь. Но большинство давно привыкло к мысли, что оруженосец принца - человек странный. Да и человек ли - столько-то с орками прожить?

-Ну что, все живы? - поинтересовался Йэнно, заглядывая в кузницу.
-Да как сказать...- отозвался кузнец. Его левая рука была перевязана ниже локтя.
Сияющая Ирчи усиленно качала мехи. Йэнно не сразу заметил у неё на скуле синяк.
-Хочу ковать железо! - заявила Ирчи.
-Так сильно-то не качай, - проворчал кузнец, - ишь, разохотилась.
-Что у вас произошло? - растерянно спросил Йэнно.
-Да...- кузнец махнул рукой, - ну и фрукт эта твоя, - он указал на Ирчи, - вот уж точно орк! Настоящий!
Ирчи гордо оскалилась. Йэнно не удержался от улыбки.
-Ну что, может возьмёшь её в подмастерья?
-Её?! - кузнец явно не ожидал такой подлянки. Он задумчиво поскрёб макушку, - Она кусается. И руки в огонь суёт. Вон одну уже обожгла.
-Я слышал, что принц склонен игнорировать твои жалобы насчёт старых мехов и прохудившейся крыши кузницы, - вкрадчиво сказал Йэнно, - я мог бы на него повлиять. Хорошие мечи сейчас как никогда нужны.
Кузнец сплюнул.
-Согласен.

-Они совсем со мной не считаются, будто я маленький! - сказал Эрхано, - Даже женят насильно!
-А ты что, не хочешь? - Йэнно пытался изловить обожжённую руку Ирчи, чтобы смазать её и перевязать, - Ирчи, а ну не вырывайся!
-Само зживёт! - проворчала девочка, уворачиваясь.
-Хочу, но не сейчас! - ответил принц, - И вообще, я её не знаю, даже не видел.
-Нет, не заживёт само. По крайней мере долго. А эта мазь не такая уж и жгучая. Ты знаешь, чем Иртха лечат ожоги?
-Топором, - раздражённо ответил за девочку Эрхано, - ты меня не слушаешь.
-Слушаю. Говорят, она красивая. А орки твои никуда не убегут. Женишься и поедешь с ними воевать.
-Да разве дело в этом? Вот у тебя была жена?
-Ты прекрасно знаешь, что была, - Йэнно, наконец, изловил шипящую Ирчи и занялся её рукой, - Я тебе рассказывал.
-Вот видишь! Вы же не так познакомились. У вас всё было правильно.
-Да только кончилось плохо, - Йэнно раздражал этот разговор, - Ты уж разберись, что тебя волнует: неправильность твоей женитьбы или то, что тебя не пускают воевать. И потом о невесте подумай. Ты-то можешь с ней хоть совсем не встречаться, всю жизнь воюя и охотясь, а ей что делать? Её точно так же выдают за незнакомого человека, который, вдобавок, ей изначально не рад.
Принц смутился:
-Да нет, что ты, не будет так. Я просто немного расстроен. Представь, что тебя вот женят на какой-нибудь незнакомой придворной даме.
-Пожалей бедную девушку, - без тени улыбки ответил Йэнно, - она захочет от меня сбежать, а некуда. Вокруг ущелья с орками. Пойдём лучше на мечах потренируемся, а то я окончательно разуверюсь в том, что ты взрослый мужчина и будущий король.
Принц явно обрадовался, но всё же заметил, надевая плащ:
-Какой-то ты жёсткий стал. И твоя прежняя разболтанность тоже куда-то девалась. Мне даже её не хватает.
-Теперь видишь, что учительство делает с человеком? - отозвался Йэнно. А ведь раньше он и правда говорил с принцем мягче, незаметно направляя его действия в нужное русло. С другой стороны, и принц раньше не должен был принимать столь важные решения.

А вечером они с Ирчи сидели за столом и рассматривали осенние листья.
-Лист дуба называется дубовый, - сказал Йэнно, - лист клёна какой? Кле-но-вый.
-Кле-но-вый, - монотонно повторила Ирчи, водя длинным ногтем по прожилкам листа.
-Лист осины - о-си-но-вый, - продолжал Йэнно.
Ирчи ненадолго задумалась и сказала:
-Лист жемчуга - жемчуговый.
-Жемчужный, - машинально поправил Йэнно, - Постой, какого ещё жемчуга?
Ирчи потрогала пальцем брошку в форме листа из речного жемчуга - подарок принца - приколотую к рубашке Йэнно.
-Ты откуда это слово знаешь? - удивился Йэнно. Орки называли речной жемчуг рыбьими слезами.
-В племени слышала, - пожала плечами девочка.- А что тут не знать?
-Ирчи, расскажи о своём племени, - попросил Йэнно.
Девочка показала привычный в таких случаях жест - обхватила руками горло. Мол, не могу говорить.
-Всё ты можешь. Ну хоть пару слов. Или тебе больно рассказывать?
-Иртха не знают боли, - мрачно отозвалась девочка.
-Да? А кто руку не давал лечить?
-Иртха лечатся не так.
-А как же? - насколько знал Йэнно, ничего, кроме как опускать пострадавшее место в холодную воду или засыпать песком, орки не придумали.
-Мать-траву с колючим цветом варят, птом остужают и пливают, где обжёгся.
Йэнно озадачился. Даже Старуха Репейник не знала такого рецепта.
-Ирчи, послушай... до того, как... ну, как убили племя, в котором ты жила - там, в пещерах... Ты ведь жила ещё где-то?
Девочка кивнула.
-В лесу. Длеко-о. Племя бльшое было, всем мста нет. Одни пошли на всток. Млодые, сильные. Кто хтел воевать. Скзали: много земли, много пещер, много мяса, вргов тже много. А другие остались. Я ушла.
Йэнно кивнул.
-Скажи-ка, а среди тех, кто остался, не было таких странных иртха? Ну, тех, которые лечили, сказки рассказывали, управляли.
Ирчи кивнула:
-Были. Мало тлько. Они на сухну пхожи, тлько лучше. Жалко их, без них плохо стало.
Йэнно задумчиво смотрел на Ирчи. Он почему-то так и думал. Ну не могло же быть, чтобы из старого народа осталось всего пятеро...

Душное утро с самого начала не предвещало ничего доброго. Йэнно почувствовал это сразу, как проснулся. К сожалению, его предчувствия никогда не лгали.
Как выяснилось, Ирчи, не позавтракав, убежала в кузницу, и Йэнно боялся, что вернётся она вообще без руки или случайно нальёт на ногу кузнецу расплавленного металла. Но случилось другое. Мрачный стражник передал Йэнно письмо. На конверте была печать принца...
Дорогой оруженосец! – писал Эрхано.
Ты меня, конечно убьёшь... но, думаю, ты всё же не станешь этого делать, ведь у меня скоро свадьба. А сейчас я отправляюсь с отрядом выслеживать орков. А тебя прошу возглавить свадебное посольство и сопроводить мою невесту в опасном пути через леса и пустоши.
Йэнно, милый! Не сердись на меня, я уезжаю всего на несколько дней, а тебе доверяю самое дорогое, что у меня есть (после тебя, конечно).
Твой Эрхано.
Йэнно выругался самым грязным орочьим ругательством, которое знал, и порадовался, что рядом нет Ирчи. Самое дорогое он, видите ли, доверяет...Йэнно представил, что скажут король с королевой...скорее всего пошлют воинов, чтобы вернуть тот отряд...впрочем они выехали затемно, да и есть ли в этом смысл?.. Потом Йэнно подумал, как будет объяснять принцессе, почему её жених не приехал её встречать, и бессильно привалился к стене.

-Мне уже неоднократно говорили, что я должен был лучше выбирать наставника для своего единственного сына, - вздохнул король, глядя в окно, - Ему предстоит стать правителем, и бывший охотник на орков - не лучший из тех, кто мог бы его обучить...
Йэнно опустил голову. В поступке принца не было его вины, однако король был прав. Если хочешь, чтобы сын стал мельником, странно было бы отдать его в ученики к пивовару.
-Однако, - продолжил король, - Эрхано уже взрослый парень, и чему бы ты его ни учил, это не оправдывает его поступка. Он должен понимать, что долг превыше желания. Даже очень сильного.
-Ваше Величество, - глухо проговорил Йэнно, - я никогда не уставал повторять принцу, что его долг быть королём, и что труд короля важнее труда даже самого лучшего наёмника.
-Я знаю, - кивнул король, - Но, видимо, Эрхано остался глух к твоим словам. Мне он написал точно такое же письмо, - он показал Йэнно листок, - Он знал, что я не позволю ему поехать, по крайней мере, сейчас. И он уехал без моего позволения. Так что придётся тебе отправиться встречать принцессу вместо него. Принцесса-сирота, её отец погиб в битве, мать умерла три года назад, поэтому сопровождать её будет советник и воины. На границе наших земель её должен встретить принц со своими воинами и сопроводить во дворец. Но теперь это сделаешь ты. Обманывать плохо, особенно особ королевской крови, но придётся сказать принцессе, что это я отправил Эрхано в эту вылазку. У неё не должно быть причин невзлюбить будущего мужа ещё до свадьбы.
-Да, Ваше Величество, - кивнул Йэнно, - я сделаю всё, что требуется.

Йэнно достал из шкатулки золотой обруч, подаренный принцем. Что больше подходит для встречи принцессы: длинное ожерелье из молодой бирюзы с серебряной цепочкой или золотой обруч? Белое с золотом и чёрное с серебром по-прежнему ассоциировались со Светом и Тьмой, но с годами эта привязка становилась всё менее жёсткой и однозначной, относящейся скорее не к этикету, а к личным предпочтениям... Бирюза с серебром смотрится хорошо...впрочем, золото как-то богаче и значительнее, тем более на голубом.
Йэнно подошёл к зеркалу.
Ирчи удивлённо рассматривала его. Она подошла сзади и потрогала пальцем обруч.
-Красиво... странно... кожа змея на шее.
-Змеи, - поправил Йэнно, - кожа змеи. Да, мы с тобой должны быть красивыми, чтобы принцесса не испугалась.
Ирчи раздражённо помотала головой и зашипела. Большую часть её волос Йэнно оставил распущенными, но верхние и боковые пряди сколол серебряной заколкой с ярким лазуритом, предварительно для верности заплетя в косичку.
-Ничего тебе не больно, не выдумывай, - строго сказал Йэнно, - мы поедем по ветреной пустоши, и если не сколоть волосы, ты вообще с коня упадёшь. К тому же нельзя показываться перед принцессой такой растрёпанной.
-Очнь хтелось пказваться, - скривилась Ирчи.
-А если не хотелось, то вообще останешься дома, - пригрозил Йэнно. На самом деле, ему вовсе не хотелось пока оставлять Ирчи без присмотра. Мало ли что она может натворить... И не факт, что в его отсутствие это сойдёт ей с рук.
Ирчи немного присмирела, но всё равно не переставала кривиться. В замковой кладовой Йэнно нашёл для неё один из детских костюмов Эрхано для верховой езды. Чёрное бархатное сюрко принца, тёмно-зелёная рубашка и коричневые штаны были немного великоваты - принц никогда не был одновременно таким тощим и таким высоким - но всё равно шли Ирчи гораздо больше, чем платье.
Сам Йэнно не очень любил белое с голубым, но решил, что послу следует выглядеть торжественно и жизнерадостно. Ну, хотя бы что касается одежды.

Ночью Йэнно долго не мог заснуть. Несмотря на открытое окно, в комнате было душно. В окно светила луна, полная и огненно-красная. Тяжёлые мысли не оставляли Йэнно, но, наконец, он провалился в сон. Как ему показалось - только на минуту.
-Рчхиг? - глухо позвали из темноты, и кто-то дотронулся до его плеча.
-А?! - Йэнно дёрнулся и сел на кровати, - Ирчи? Ты чего не спишь? - обычно Ирчи спала в соседней комнате.
-Стршно...- Ирчи поёжилась, - Красный Лик в окно. Стршно...
Йэнно вздохнул:
-Ирчи, как тебе не стыдно? Теперь ты ещё и луны боишься?
-Красный Лик, - повторила Ирчи, - Красный Лик - стршно. Красна ночь.
-Ладно, ложись на полу, - сказал Йэнно, - только подушку свою принеси.
Ирчи вынула из-за спины подушку. Йэнно усмехнулся и отдал ей одеяло. Всё равно ему было жарко.
Ирчи постелила одеяло на пол, положила подушку, но ложиться не стала. Склонив голову, она долго смотрела на Йэнно, затем осторожно провела пальцем по шраму на его плече, потом на животе.
-Тебе никто никогда не говорил, что чужие шрамы трогать нельзя? - строго спросил Йэнно.
-Пчему? - удивилась Ирчи, - Больно?
-Да не больно, конечно. Давно уже. Просто...- Йэнно вспомнил, как Къеллин касалась его шрамов губами, и потряс головой, отгоняя воспоминание, - потому что шрамы - это личная территория. Шрамы можно трогать только у своих детей и... учеников. Ложись.
Ирчи обиженно вздохнула и легла. Они немного полежали в тишине, затем девочка сказала:
-Дркониха сказал... Белый Лик стать красный, когда мёртвые смотрят с неба вниз и хотеть крови... много крови литься в такую ночь...- она поёжилась.
-Кто это Дракониха? - спросил Йэнно, - она из...тех странных иртха, о которых мы говорили?
-Ага, - отозвалась Ирчи, - у неё глаза жёлтые с длинный полоска, как у кошки и дракона.
-Не права твоя Дракониха, - сказал Йэнно, - зачем это мёртвым хотеть крови? Мёртвые в лучшем мире, им там хорошо. А нас им жалко.
Ирчи приподнялась на локтях.
-А Красный Лик? - недоуменно спросила она.
-Нет никакого Красного Лика. Тень от облаков на луну падает, и душно. Гроза будет. Спи.
"Дорогая принцесса...- сидя на коне, Йэнно прокручивал в мыслях начало будущего разговора, - нет, стоп. Какая ещё дорогая?! Ещё скажи "возлюбленная"!..."Ваше высочество" - вот, так намного лучше...- я должен... да ничего я не должен! Я призван... почему это призван? Как в войско! Мне бы хотелось... впрочем, что мне хотелось, никого не интересует!" - Йэнно устало и сердито помотал головой. Он понятия не имел, как говорить с принцессами. Впрочем, он подозревал, что в этом принц мало чем от него отличается... да уж, надо было королю найти ему другого наставника... хотя ведь у принца были учителя, наставлявшие его в науках и манерах. Могли бы и они его научить, не ему же, наёмнику, этим заниматься.
Они ехали по пустоши. День был жаркий и почти безветренный. Ирчи ёрзала в седле позади Йэнно. Если бы ей не приходилось держаться, девочка давно бы стащила так мешающую ей рубашку. Орки не имеют понятия о приличиях. Разве что перед вождём голым ходить в некоторых случаях не полагается, и разговаривать с ним нужно немного почтительнее, чем с остальными. Ирчи в очередной раз заёрзала и потянула носом воздух.
-Кровью пахнет...- глухо сказала она.
-Какая-нибудь лошадь ногу поранила, - отозвался Йэнно. Сам он ничего не чувствовал и в очередной раз подумал, какой же острый нюх у этой девчонки.
-Не от лошади, - Ирчи помотала головой, - От сухну.
-Не выдумывай, - раздражённо бросил через плечо Йэнно, - откуда тут поблизости человеческая кровь? А у нас, насколько видишь, все целы.
-Вон оттуда, - Ирчи указала рукой вперёд, - Красна ночь принесла красный день.
-Врезать бы тебе хорошенько, - сказал Йэнно, которому почему-то стало не по себе, хоть он и не верил ни в какую Красную ночь, - держись лучше, а то свалишься.
Они проехали ещё совсем немного, когда дозорные, скакавшие впереди, остановились и спешились. Что-то явно было не так. Йэнно пришпорил коня, не обращая внимания на то, что его окликают, и поскакал вперёд. Его лошадь споткнулась о погнутый шлем, чуть не наступила на мёртвого воина, лежащего лицом вниз, и взвилась на дыбы. Ирчи вцепилась в Йэнно. Визжать она не умела, и вырвавшийся у неё звук больше напоминал жалобный волчий скулёж. Йэнно кое-как удалось справиться с конём, отцепить от себя девочку и спешиться. Труп воина оказался не единственным - здесь было человек пятьдесят - проткнутых стрелами или разрубленных секирами воинов с гербами дома принцессы на одежде и щитах... были и трупы орков, но их было меньше. Земля кое-где стала липкой от крови. Ирчи равнодушно, без брезгливости, ходила и разглядывала трупы, иногда трогая их рукой или носком сапога. Йэнно подошёл к дозорным, стоящим у дерева. Единственный оставшийся в живых человек - парень лет шестнадцати в окровавленном сюрко - был приколот к дереву стрелами за оба плеча. Сначала Йэнно показалось, что парень умирает, но подойдя ближе, он разглядел, что других ран у него нет.
-Что здесь случилось? - спросил Йэнно, - Где принцесса?
-Добейте...- простонал раненый, - не могу больше...я уж всё рассказал...
-Ещё чего захотел! - возмутился Йэнно, - Добивают умирающих, а у тебя всего лишь раны в плечах. Тебя отвезут к лекарю, и будешь жить.
-Не хочу, - задыхаясь, простонал парень. По его лицу текли крупные слёзы, - Не хочу... не могу жить... руки мои...
Йэнно невольно скривился. Эрхано был чуть постарше этого щенка, и оруженосец живо представил одного на месте другого. Ему, конечно, казалось, что Эрхано вёл бы себя мужественнее, но одни боги знают, что боль и отчаяние могут сделать с человеком, особенно с таким, который раньше их не испытывал. Йэнно опустился на колени и попытался переломить стрелу, пронзившую плоть и глубоко вошедшую в дерево. Он был приятно удивлён, что на правой руке стрела, кажется, не задела кость. Конечно, мышцу порвала, но это уж дело десятое... С другой рукой возился дозорный. Раненый стонал, его бессвязную речь разобрать порою становилось совсем невозможно.
-Всех убили...всех...меня как письмо оставили...писать-то они не умеют...ааах...оставьте так, не трогайте...
-Терпи, - выругавшись, велел Йэнно,- а то и правда так оставим - будешь знать.
Раненый ненадолго притих, затем снова заговорил:
-Принцессу... её Он себе забрал... сказал, что... женится... О неет! - в этот момент рука Йэнно дрогнула, очевидно, причинив боль.
-Кто Он?!
-Ох... он... главный их... огромный такой... будто медведь, а не орк... сказал передать, чтобы воинов не посылали... никого, а то они её сразу убьют...- в этот момент дозорный вытащил вторую стрелу, и парень потерял сознание, повалившись лицом вниз на руки Йэнно.

-Да ты понимаешь, о чём просишь?! - Йэнно впервые видел военачальника короля бледным от ярости, - Какое ты право имеешь принимать такие решения?!
-Я возглавляю посольство, - спокойно ответил Йэнно.
-И что?! Ты не король, не советник, не полководец. Как можешь ты рисковать жизнью принцессы?!
-Рисковать?..- Йэнно нехорошо усмехнулся, - Речь уже идёт не о риске. Если подойдёт армия, или хотя бы несколько человек, орки её убьют.
-Да зачем им тогда было похищать её? Зачем рисковать жизнью, сражаясь с большим отрядом, терять столько своих? - горячился военачальник, - Чтобы просто убить заложницу? Это глупо!
-Это орки, - возразил Йэнно, - Они - могут.
-То, что ты жил с орками, не даёт тебе права...
-Столько лет мои знания были вам полезны, - перебил Йэнно, - так прислушайтесь ко мне ещё раз. Я прошу только до утра. Не отходите далеко. Если я с принцессой не вернусь к утру, можете двинуть на орков хоть всю армию королевства, и даже хорошо, если вы так сделаете.
-Король открутит тебе голову, - сокрушённо вздохнул военачальник.
-Если с принцессой вернусь, не открутит, - отозвался Йэнно, - если не вернусь вовсе - тем более.

Он спустился к реке, разделся до пояса, разорвал штаны в нескольких местах, затем прямо в них зашёл в воду и вымазался в иле с ног до головы, не забыв хорошенько втереть его в волосы. Он не торопился. Было едва за полдень, так что времени до утра оставалось достаточно. А сделать всё нужно было как следует...
Он освежал в памяти язык иртха, он сутулился и чуть расставлял локти, стараясь стать ниже и шире, он пытался вспомнить, как читать землю босыми ступнями... Эх, отвыкли ноги! Раньше и по скалам босым карабкался - на ступнях была корка твёрже обувной подошвы. А теперь, после стольких лет хождения в обуви, кожа снова стала тонкой, почти как у девушки... Надо было хоть иногда ходить по камням босиком... Если бы знал...
Приречные кусты и заросли осоки взволнованно шуршали и покачивались. Даже почти ритмично, только в подветренную сторону. Йэнно вздохнул:
-Ирчи, выходи уже, хватит шуршать.
Девочка выбралась из кустов и удивлённо уставилась на Йэнно. Она таки сорвала сюрко и заколку, рубашка была расшнурована, волосы встрёпаны.
-Хорошаа...- покачал головой Йэнно.
-Как ты догадался, рчхиг? - Ирчи озадаченно склонила голову.
-Да что тут гадать-то? Ты чай не эльф, чтобы бесшумно по гальке скользить и в кустах замирать.
-Я не йерри, я иртха! - гордо согласилась Ирчи, - И я иду с тобой к иртха.
-Вот ещё новости! - возмутился Йэнно, - Нет, ты сейчас же пойдёшь дом... то есть в лагерь.
-Нет, не пойду! - заявила Ирчи. Её уверенный тон удивил Йэнно. До сих пор она не смела так с ним разговаривать. И что ему на это ответить? Не мог же Йэнно ей приказывать... - Тебе нельзя без меня к иртха! - добавила девочка.
-Почему-то столько лет было можно, а сейчас нельзя?
-Ты с ними давно не жил, ты их не знаешь, а я знаю!
-Ирчи, это не игра! - Йэнно очень старался не поднимать шум, и от того его сердитый шёпот звучал ещё страшнее, - Принцесса может погибнуть, а ты только меня задерживаешь!
-А лучше ты погибнешь? - насупилась Ирчи.
-Я не погибну, потому что я должен её оттуда вывести, это мой долг.
-Почему? - этот вопрос поставил Йэнно в тупик. Как объяснить малолетнему орку, почему долг? А и правда, почему?..
-Потому что она беззащитная девушка, - нашёлся Йэнно.
-И что? Сколько безщитных девушек иртха убивают. И твой долг спасать всех?
-Она невеста моего ученика, - нашёл Йэнно более удачное, как ему казалось, объяснение.
-Найдёт другую, - пожала плечами Ирчи, - он же за ней не поехал, значит ему всё равно.
-Ирчи, мы не орки, у людей принято помогать друг другу, а не каждый сам за себя.
-Поэтому люди и пслали тебя одного против армии иртха? - Ирчи недобро прищурилась. Йэнно подумал, что не такая уж она непонятливая и дикая... Будь они в замке, Йэнно бы этому очень порадовался, но сейчас такая понятливость была совсем не кстати. К тому же объяснить всё так, как нужно, всё равно не выходило.
-Так я же не биться иду, - терпеливо объяснял Йэнно, - Ну что я, дурак совсем? Я иду хитростью вызволить принцессу. Я жил с иртха, я знаю их повадки. Другие люди не знают.
-Я с тобой пойду, - упрямо повторила Ирчи.
-Ладно, - согласился Йэнно, - Помогай тогда, - он устал отговаривать девчонку, да и рассудил, что если его убьют, ей одой тоже придётся несладко. Ирчи ведь так и не научилась жить среди людей.
Йэнно велел Ирчи залезть в реку и хорошенько вымазаться в иле, а сам тем временем отломал от приречной ивы хороший крепкий прут.
-Держи, - сказал он вышедшей из воды девочке, поворачиваясь к ней спиной, - Хлестни-ка меня хорошенько.
-Что?..- Ирчи чуть не выронила прут.
-Я хочу сказать, что я жил с орками, потом попал к людям, и они сделали меня рабом. Так лучше поверят. Давай.
Ирчи прикусила губу. Если бы Йэнно не знал её, он бы подумал, что девочка сейчас заплачет.
-Трусливые девчонки отправляются в лагерь, - проворчал Йэнно, - Надеюсь, здесь таких нет?
Прут свистнул в воздухе и опустился на спину Йэнно. Непривычная, давно забытая боль. Йэнно шумно втянул воздух.
-Тебе больно?! - жалобно спросила Ирчи.
-Сама-то как думаешь? - отозвался Йэнно, - Переживу. Ещё давай!
Прут опустился на его спину ещё несколько раз.
-Сойдёт, - наконец сказал Йэнно.
-Теперь мне, - Ирчи повернулась к нему спиной и подняла рубашку.
"Маленький преданный щенок, - печально подумал Йэнно, - Орки-то в её возрасте убитых врагов уже не считают, а она вон что - "Хочу всё, как у тебя!" И для человека-то ещё слишком маленькая..."
-Ну вот ещё, - скривился Йэнно, - ты дикий орчонок, тебе и так поверят. Кроме того люди девочек не бьют.
-Бьют, - Ирчи вызывающе посмотрела ему в глаза.
-А я - нет, - Йэнно ответил таким же взглядом.
-Я не девочка, - Ирчи всё же первая опустила глаза, - я воин. Была бы, если бы сухну не пришли.
-Да, кстати, воин, - Йэнно полез вверх по откосу, - я каждую минуту рядом быть не смогу, к тому же у меня и оружия нет. Так что ты там с орками поосторожнее... и держаться старайся всё же ко мне поближе.
-В каком смысле, осторожнее? - не поняла Ирчи.
-В таком, что ты уже большая, - ответил Йэнно.
Ирчи скривилась и чуть не упала с откоса.
-Чего?! Ну, знаешь!..
-Я-то знаю, - Йэнно повернулся, чтобы дать девочке руку, - а ты, видно, забыла, как с орками жила. Только тогда ты была маленькая, а сейчас, по меркам орков, уже выросла.
Ирчи сверкнула глазами.
-Я воин! - повторила она, - Я была одним из самых сильных... мой возраст.
-Да воин-воин, - согласился Йэнно, - только их там много, и они не твоего возраста, так что поосторожнее.
Прохладный ночной ветер задевал чуткими пальцами исполосованную спину Йэнно и кружил голову, принося ночные запахи. Йэнно казалось, что обоняние у него вновь обострилось почти до орочьего. Хотя... откуда у него когда-то могло взяться орочье обоняние? Йэнно впервые в жизни пришла в голову эта мысль, и он отмахнулся от неё как от ненужной. Он чувствовал упоительные запахи мха, мокрой травы и прелой земли, ему даже казалось, что он различает запахи хищников по меткам на деревьях. Вот здесь с утра прошла стая волков...В детстве Йэнно всегда хвастался этим умением - сначала перед орками, потом перед Учителем. Учитель говорил, что такого не может быть, а вот орки почему-то верили... Бежать босым по корням и жёсткой земле было больно, и не хотелось думать, во что там уже превратились подошвы. Йэнно сжимал зубы, наскакивая на очередной корень.
-Рчхигу больно? - спросила Ирчи.
-Ну вот ещё! - раздражённо огрызнулся Йэнно, ему почему-то было по-детски обидно за понежневшую кожу, особенно, перед девчонкой. Он сам не понимал, почему. Йэнно вообще казалось, что в этом лесу, в непосредственной близости орочьего лагеря, грязный и босой, он снова превратился в маленького мальчика, прозванного орками Угольком. Только вот сейчас он шёл к оркам не то что не одним из них, а даже врагом. Врагом, которого должны принять за друга. Насколько орки на это способны, конечно.
-Кстати, Ирчи, называй меня как-нибудь по-другому. Ну хоть по имени, что ли.
Ирчи почему-то залилась краской и опустила голову. Что бы там ни значило слово "рчхиг", очевидно, обращаться так к нему при орках девочке и самой не хотелось.
За лесом была небольшая пустошь, а за ней ещё один лес. Путники пробирались по пустоши вылазками, прячась за огромными валунами. Здесь всё было в орочьих следах, но Йэнно и без них бы не ошибся с дорогой: чем ближе они подходили к лесу, тем явственней ощущался терпкий и чуть кисловатый орочий запах. Йэнно был уверен, что обычный человек с такого расстояния ничего бы не почувствовал... Да он бы и сам ещё сутки назад не почувствовал. А теперь хотелось сутулиться и щуриться от последних закатных лучей, как будто они обжигали и делали больно глазам.
Ирчи тоже сутулилась, теребила растрёпанные белые волосы и с опаской посматривала на Йэнно.
-Ты похож на иртха, - глухо сказала она.
-А я и есть иртха, ты разве не видишь? - недобро оскалился Йэнно.
Девочка невольно отшатнулась. Йэнно знал, о чём она думает. Или же просто Ирчи подумала так громко, что об этом было нетрудно догадаться. И Йэнно даже удивился, что полуорочье сознание Ирчи может рождать такие мысли. "Хочу тебя быть сухну, не иртха", - читалась в глазах Ирчи невысказанная фраза, от волнения сбивчивая, как будто девочка снова забыла всё, чему он её учил.
"Я должен снова стать иртха, чтобы спасти принцессу, - так же беззвучно, одним взглядом отвечал ей Йэнно, - да, это некрасиво и страшно. Но это же всего лишь орки. Ты сама хочешь быть ирха."
"Это не ты, - Ирчи сердито и мрачно глядела на него исподлобья, - Ты быть другой."
"Это я-то другой?! - Йэнно недобро усмехнулся, пускаясь бежать с невысокого откоса, - Ох ошибаешься, девочка!"
Прыгать по корням и цепляться за жёсткие голые ветви было уже не трудно. Тело вспоминало эту, казалось, уже забытую науку, убогую и нехитрую, но единственно полезную для того, кто никогда не сможет стать орком, но уже и не научится быть полностью человеком. Йэнно не мог отделаться от ощущения, что именно под этим откосом, у леса, много лет назад орки подобрали потерявшегося мальчика, хотя и знал, что это не так. Просто похожее место. Но Йэнно даже казалось, что из-за кустов слышится низкий, хрипловатый голос Старухи Репейник:
"Твои руки - уж не руки,
Твои руки - голы ветви,
Твои ноги - уж не ноги,
Твои ноги - сильны корни.
А твой голос - уж не голос,
Ветра стон и крик звериный,
Твоя кровь - не кровь по жилам,
Твоя кровь - руда в плавильне,
Твоя кожа - уж не кожа,
Грубая кора деревьев,
Твои кости - уж не кости,
Твёрды прочны горны камни..."
Йэнно чувствовал, что может совсем раствориться в ощущениях и воспоминаниях, дойдя даже не до орочьего - до звериного, но для дела ясный рассудок был нужен ему гораздо больше, чем орочьи инстинкты. Йэнно помотал головой, отгоняя морок, и прислушался.
-Я слышу, - тихо сказала Ирчи откуда-то сбоку, - они там, - она указала рукой.
-Знаю, - кивнул Йэнно. Он чуть наклонился вперёд, чуть расставил локти и прищурился, - Ну, пошли, что ли.
Ирчи мрачно сплюнула и двинулась за Йэнно.
Из-за деревьев было видно большую поляну с вытоптанной травой, выкорчеванными пнями и несколькими чернеющими следами от кострищ - обычную временную стоянку для орков. Но на этой поляне было ещё что-то вроде древних каменных развалин - теперь уже не поймёшь, чего. Не то небольшого святилища лесных богов, не то просто каменной беседки. Хотя в этой части страны даже в древности не было эльфов, а люди в лесах беседок не ставили. В любом случае, сейчас от строения осталась только пара полуразрушенных колонн да остатки каменного пола. Рядом с ним стояло некое подобие длинного низкого деревянного стола - широкая столешница из связанных между собой брёвен была положена на два таких же бревна. Около стола стояло только одно подобие сиденья. На нём развалился огромный орк - на две головы выше всех остальных. Другие орки копошились вокруг стола, суетились у костров, метали дротики в деревья или резались в кости на траве чуть поодаль. Ближе к краю поляны, у стоящих стеной деревьев, виднелось светлое пятно, ярко бросающееся в глаза на фоне серо-коричневой массы. У орков никогда не бывает такой одежды. Кстати, навскидку Йэнно насчитал около сотни орков. И скорее всего ещё около тридцати бродили по лесу в поисках дров, воды и дичи.
-Секиру мне в голову...- потрясённо выдохнула Ирчи, глядя на вожака орков.
-Это уж как получится, - вздохнул Йэнно и первым выступил из-за деревьев.

Ссутулившийся оборванный человек выступил из-за деревьев, захрустев ветками. Сразу несколько орков бросились к нему - двое схватили, заставив упасть на колени и заломив руки за спину, третий приставил к горлу клинок. Человек оскалился.
Вожак орков приподнялся со своего места и чуть наклонился в сторону пришельца:
-Ха-артх?- рычаще гаркнул он. Его слова были похожи не то на неприятный лязг камня по тонкому железу, не то на сход камней от негромкого крика в горах.
Человек попытался чуть отклониться от клинка, царапающего его кожу, посмотрел на вожака и хрипло произнёс:
-Сухну, иртха-йатарра.
-А вот это уже интересно, - тяжело поднимаясь, сказал вожак на всеобщем, - Что-то не похож ты на иртха. Совсем не похож, - он медленно подошёл поближе, пристально глядя на человека.
-Иртха растить меня многие лет, - с трудом подбирая слова произнёс человек, - потом сухну пришли. Я быть раб у них.
-Я вижу, - гадливо сплюнул вожак, разглядывая человека. Даже попытался посильнее приоткрыть почти не открывающийся из-за нависшей над ним огромной коросты правый глаз.
-Сухну никогда не принять того, кто жить с иртха, - объяснил человек, - Я бежать и искать иртха несколько день.
-А это кто? - вождь указал за спину пленнику. Оттуда донеслось не очень внушительное, но вполне звериное рычание.
-Она тоже расти у иртха и быть раб сухну, - ответил человек.
-Что-то с ней они получше обращались, - недоверчиво заметил вождь.
Человек усмехнулся:
-Сухну не уважать й'мани совсем, - объяснил он, - не бить, как бьют агра, не давать в руку клинок, не брать, пока не быть жена.
-А ещё говорят, что это мы дикие! - пророкотал вождь, обращаясь к своим. Те загоготали, - Отпустить его, - махнул он рукой, возвращаясь к столу, - и девку не трогать.
Орки резко отпустили пленника, и он упал, приземлившись на руки. Девчонка, целившаяся в кого-то острым камнем, не успела пустить его в ход, но из руки так и не выпустила.
-Подходи сюда, безродный, - щедро предложил вождь, - выпей со мной, поешь... Сегодня всем еды хватит, а вы, небось, давно не ели.
Человек поднялся на ноги и, не оглядываясь на девочку, подошёл к столу, взял с него первую попавшуюся кружку и опрокинул её в рот. Крепкое горькое питьё обожгло горло и сразу ударило в голову. Человек успел отвыкнуть от орочьего пойла. Нет, пробовал, конечно, в детстве: дети иртха рано начинают пить, но всё же не столько, сколько взрослые. Хмельное сразу ударило в голову, и он одной рукой вцепился в стол, чтобы не пошатнуться, другой взял со стола какой-то кусок мяса на кости и вгрызся в него зубами. Слава Эру, это оказалась вепрятина, а то, насколько знал человек по опыту многолетней охоты, орки в этих лесах и орчатиной не брезговали. Если доходило до поножовщины, вполне могли потом в знак примирения попировать "павшими" собратьями.
-Хорошее пойло! - с чувством сказал человек, - И закуска знатная! - краем глаза он видел, что девочка с аппетитом уплетает сырого освежёванного зайца. Дорвалась, паршивка! А ведь уже, казалось, приучил к горячему... Ирчи мстительно поглядела на спутника и облизала губы.
-Так свадьба у меня, грех не попировать, - с плохо скрываемой гордостью сказал вожак, - Оно, конечно, дело обычное, уже двух жён в землю положил, но всё ж не каждый день бывает.
-Свадьба? - человек сделал вид, что снова отхлёбывает, - ну, долгих тебе ночей, вождь, и сыновей побольше.
-Да сыновей-то у меня уже хоть варгам скармливай, - скривился орк, - спасибо богам, четверо в битвах пало, да один утонул, а то бы вообще всё племя перегрызлось, - он разозлился и яростно рванул зубами кусок мяса с кабаньей ноги, - Как имя тебе?
-Нет имени у сухну, - покачал головой человек, - да и иртха звать й’нурт.
-Вот хочешь знать, какого балрога я с тобой, ничтожным, пью?
"А и правда, какого?" - подумал человек. Его и самого это настораживало.
-Хочу, - вслух сказал он, - со мной до сей день только псы пить. Из одной миски.
Орк довольно усмехнулся, откинувшись на сиденье, которое оказалось довольно хорошо сработанным каменным креслом. Наверное, из развалин вынесли.
-Вы, сухну, мне всегда были враги, - сказал он, - Но ведь и ты враг сухну. И потом у меня вон невеста из ваших, так пусть будет на свадьбе хоть кто из её народа.
-Из наших? - удивился человек, - Да ну, зачем она тебе сдалась? - он даже скривился, - Я и тех и этих пробовал: орчанки лучше. И красивее и выносливее. А с этих никакого толку: ни работать ни на подстилку не годятся.
Девочка сзади закашлялась, хлебнула из кружки вина и начала кашлять ещё сильнее - видимо тоже отвыкла.
-Тебе, щенку дурному, - ответил орк, - только о подстилке и думать. Небось у сухну рабам-то не очень дают. А я вождь, - он гордо выпятил грудь, - И невеста у меня не простая девка, а принцесса. Сегодня её возьму, завтра на человеческий трон сяду. Это даже по их законам так полагается. Если родит мне детей - будут после меня сидеть. Не родит - у меня и своих полно. Одних сыновей пятнадцать рож, чтоб их лихорадка взяла, - вождь горячился и стучал кружкой по столу, - а если воевать кто надумает, так за мой трон все иртха встанут. Им-то никогда и не снилось, что можно людей вытеснить, а вот можно! У меня пятнадцать сыновей, двенадцать из них уже оружие держат, соберём армию, все пустоши наши будут - от гор до самого моря! Да и кому с нами воевать? Тут всего-то три маленьких королевства, из них одно наше... моё! Этой ночью моим станет! - орк хищно облизнулся и покосился в сторону дерева, у которого сидела пленница. Отсюда было до него гораздо ближе, чем с другой стороны поляны, но Йэнно всё равно не мог разглядеть лица привязанной там девушки. Только скорчившаяся под деревом тонкая фигурка в кремовом платье.
Йэнно рассеянно поводил глазами по поляне, делая вид, что не замечает, куда смотрит вождь, и просто осматривается.
-Славно придумано, - восхищённо протянул он, - ну а где твоя невеста? Или ты её прятать?
-Да вон она, - презрительно махнул рукой вождь, - добра-то, чтобы прятать ещё... от еды-питья отказывается, визжит. Делает вид, что храбрая, не плачет, а у самой глаза на мокром месте. Вот ты правду сказал: то ли дело наши! Мы тут как-то поймали одну из соседнего племени. Мы с ними тогда ещё враждовали. Так хоть бы пикнула - вот что значит смелая баба – а уж мы её...
Йэнно не очень хотелось слушать, что делали с несчастной орчанкой, к тому же он и так примерно догадывался. Дорогой Йэнно придумал пару более-менее сносных планов по вызволению пленницы, но после услышанного в голове у него совсем помутилось. Наверное ещё и хмель был виноват. Пока вождь с жаром живописал пытки, Йэнно вспомнил один случай из детства.
Живя с орками, он иногда помогал Старухе Репейник собирать травы. Его тоненькие детские пальчики гораздо лучше справлялись с обрыванием мелких листочков, чем её крупные, узловатые, распухшие к старости пальцы. Йэнно нравилось слушать про травы, но ещё больше нравилось их рассматривать. Он до сих пор иногда ловил себя на том, что в какой-нибудь вылазке, лёжа в засаде, забывает следить за поведением птиц и слушать хруст веток, а начинает рассматривать пухлую головку чертополоха или тонкие листочки пижмы. Особенно Йэнно почему-то нравилось разглядывать и трогать зелёные коробочки маков. Он даже однажды насушил их Репейке на ожерелье.
А через несколько лет, уже живя с Учителем, Йэнно увидел сон. Будто он идёт по большому полю, густо заросшему маками. Только на поле нет ни одного цветка - на стебельках качались только головки. И они все были алые.
Проснувшись, Йэнно рассказал Учителю о своём сне и спросил, что он значит.
-Ничего, - ответил Учитель, - это только сон, - здешним детям часто снятся маки, как потомкам древних нуменорцев снится волна, которая приходит в их дома.
Тогда Йэнно поверил. А теперь - понял.
Нужно было что-то незамедлительно делать, но, как назло, ничего приемлемого в голову не приходило. Мысли были какими-то отчаянно вязкими, как будто блуждаешь в густом тумане. В горле пересохло, и нестерпимо захотелось воды, но на столе был только бутыли с вином. Он бросил взгляд на Ирчи, та напряжённо смотрела на деревья у края поляны, где было какое-то движение. Вождь тоже заметил это и крикнул:
-Ну что там ещё?!
Мелкий кривоногий орк подбежал к столу, крича:
-Люди!!! Мы с дерева видели! Целый отряд на нас идёт!
"Эрхано!" - радостно подумал Йэнно.
-Это он, небось, навёл, - прорычал один из орков, схвативших Йэнно, тыча в человека пальцем.
Йэнно похолодел, машинально потянув руку к бедру, чтобы нашарить пустоту.
-Откуда идут? - спросил вождь.
-С востока. Через час здесь будут. Может раньше.
-Не, не мог он, - неуверенно сказал вождь, - он с другой стороны пришёл. Ладно, уходим. С собой его возьмём. Если чего, прирежем вместе с девчонкой.
-Никого я не наводил, - с напускной обидой проворчал Йэнно, - Надо оно мне было к вам соваться, я бы уж лучше сбежал.
-Ну-ну, обиженный, - толкнул его в спину вождь, - поди-ка вот девку отвяжи, а то мои олухи ей, кажись, уже одну руку сломали, - и крикнул, обращаясь уже ко всем, - Сворачиваться, уходим! Живее, балрожьи выродки!
"И зачем так балрогов обижать? - раздражённо подумал Йэнно, быстрым шагом идя через поляну, - Ну хорошо хоть, "первая брачная ночь" пока отменяется".
Несчастная принцесса сидела у дерева, скорчившись, и баюкала левую руку. Девушка была зачем-то привязана к дереву за талию, хотя и так бы не убежала: её ступни крепко стягивали верёвки. Принцесса подняла на Йэнно красивые серые глаза, полные боли и ненависти, и ничего не сказала. Йэнно подошёл к ближайшему орку и вытащил у него из сумки нож.
-Эй, ты чего, ошалел, пришелец?! - прошепелявил орк, замахиваясь небольшим топориком.
-А чего мне, верёвки зубами грызть? - огрызнулся Йэнно и, как ни в чём не бывало, повернулся спиной и пошёл к принцессе. Ничего, раз уж он пил с вожаком, то можно позволить себе и немного наглости.
Когда Йэнно снова подошёл, принцесса подалась назад, насколько позволяли путы.
-Уйди, орочье отродье, - тихо и неуверенно сказала она.
-Вообще-то я человек, - спокойно ответил Йэнно, начав пилить верёвки - не слишком быстро, чтобы хватило времени сказать всё, что нужно, - и я от вашего жениха. От Эрхано.
Принцесса удивлённо вскинулась и посмотрела на этого сутулого, по уши вымазанного в глине человека с растрёпанными длинными волосами, пахнущего потом и крепкой орочьей брагой. Серые глаза на миг встретились с карими.
-Но вы... ты с ним пил, - растерянно прошептала принцесса.
-Главное, чтобы вам не пришлось, - отозвался Йэнно.
Принцесса с ужасом охнула и снова схватилась за больную руку.
-Орки снимаются с места, - быстро зашептал Йэнно, - по пути надо бежать в горы.
-Как?
-Пока не знаю. Но придумаю что-нибудь.
-А если я тебе не верю? - осторожно сказала девушка.
-А кому вам ещё верить? Разве может быть хуже?
-Всё равно ведь догонят, - с тоской сказала принцесса, - Их много. Куда от них убежишь?..
-Есть одно место, - ответил Йэнно.
-Эй, пришелец, ты чего там копаешься?! - проревел вождь.
-Вставайте, - сказал Йэнно и рывком разрезал верёвки, привязывающие девушку к дереву. Она упала ему на руки, застонав от боли. Йэнно осторожно поднял девушку и поставил на ноги. Ему пришлось почти тащить её - бедная принцесса с трудом шла на затёкших ногах, и дорога до трона "жениха" далась ей очень нелегко.
Орк презрительно посмотрел на "невесту".
-Совсем раскисла, - заключил он, - поведёшь её. Да побыстрее! А будешь ковылять, - обратился он к девушке, - на верёвке тебя потащим! А ты нож верни! - велел он Йэнно, - Тут тебе не дураки!
-Пожалуйста, - пожал плечами Йэнно, кидая нож через плечо. Судя по звуку за спиной, хозяин его не поймал. Йэнно лихорадочно искал глазами Ирчи, но не мог найти. Девчонка как сквозь землю провалилась. Может, конечно, и лучше, если сбежала... Но вот сбежала ли, или?..
-А ты рядом с ними иди, - велел вождь одному из орков, - и гляди, чтобы там без глупостей.
Они шли сначала лесом, потом пустошью, продвигаясь к горам. Быстро идти всё равно не получалось: несколько вьючных варгов везли только поклажу, орки с оружием шли пешком. Впереди размашисто шагал вождь и ещё несколько здоровенных орков. Если бы Йэнно действительно хотел в целости довести принцессу до новой стоянки орков, он бы предложил усадить её на варга, но сейчас ему бы только этого не хватало для полного провала. И так не понятно было, как бежать с принцессой, еле переставляющей ноги. Ирчи нигде не было, как он ни искал её глазами. Зато было кое-что другое... Йэнно и представить себе не мог, что в знакомые места его заведёт такой малоприятный повод. Здесь он не был лет семь... или восемь...

Как-то они с Къеллин гуляли в здешних местах. Йэнно только-только встал с постели после очередного ранения: рваные раны уже затянулись, а вот сломанное ребро никак не хотело срастаться. "Да, это тебе не в детстве, - думал Йэнно, - когда всё зарастает почти на глазах... Ведь по меркам орков я уже зрелый мужчина, две трети жизни прошло..." Мысли про орков и сломанные кости невольно напомнили ему о погибшей Репейке, и о том, как он "признавался ей в любви" по-орочьи. "А что, тряхну стариной, - мелькнула у Йэнно шальная мысль, - на старости-то лет можно!"
-Пойдём-ка, - сказал он Къеллин, - покажу одно интересное место.
У подножья горы пряталось несколько низких пещер с разветвлёнными ходами внутри. В одну из них, куда Йэнно и повёл Къеллин, вход был очень узкий, и так замаскированный камнями и мхом, что не знающий человек никогда бы его не нашёл.
В этой пещере было небольшое и неглубокое озерцо с ледяной водой. На дне его, под камнями, находился узкий проход в другую часть пещеры. Йэнно знал, что там растёт очень красивая светящаяся плесень: зелёная, похожая на мох, и сиреневая, напоминающая грибы на тонких ножках. Любая орчанка за такую бы душу продала. Однажды Йэнно довелось проплыть через лаз и достать эту плесень - не для кого-то, а так, чтобы доказать самому себе, что он это может. Все остальные попытки заканчивались провалом из-за слишком ледяной воды. Можно было, конечно, войти в соседнюю пещеру снаружи и просто сорвать плесень, не переплывая озера, но это было не то.
Йэнно опустился перед Къеллин на одно колено, насмешливо посмотрел на неё и хрипло произнёс:
-Хочешь, в любви признаюсь по-орочьи?
-Что?! - у Къеллин округлились глаза, - Здесь?!
Йэнно расхохотался:
-Ай-я-яй, а ещё возвышенная арфистка! По-другому!
Къеллин залились краской. Йэнно скинул рубашку, оставшись в штанах и повязке через всю грудь, и прыгнул в озеро.
-Стой, дурак! - крикнула Къеллин, кидаясь за ним.

Йэнно очнулся на чём-то мягком. Ему показалось, что на кровати, но это были всего лишь еловые лапы, сложенные на траве и накрытые сверху плащом. В глаза ему светило яркое летнее солнце, даже, пожалуй, припекало, но Йэнно почему-то морозило, нестерпимо болело горло, и в груди всё заложило. Йэнно увидел над собой обеспокоенное лицо Къеллин, обрамлённое мокрыми волосами.
-Что со мной? - шёпотом спросил Йэнно.
-Сознание потерял, - ответила девушка.
-Не доплыл, - печально сказал Йэнно.
-Доплыл, - Къеллин держала в руках пучок мокрых, слабо мерцающих бледно-сиреневых грибов, - по дороге назад потерял.
-Вот тебе и признался в любви, - вздохнул Йэнно, - и правда, старею.
-Так по-орочьи же, - усмехнулась Къеллин, - а у них всё через... озеро. Иди греться, я костёр развела.
Йэнно тяжело поднялся, надел тёплую рубашку и пошёл к костру, мелко дрожа.
-И о чём ты думал? - вздохнула Къеллин.
-Я думаю, почему у меня горло болит, если ребро сломано, - ответил Йэнно. Они оба засмеялись.

Йэнно был уверен, что ту пещеру он бы отыскал без труда. А ещё - что они уже её прошли. Пещера находилась чуть в стороне от горной дороги. Принцесса шла с трудом, но не жаловалась. Гордая. Скорее всего, присутствие человека, да ещё и вроде как призванного её спасти, придавало девушке сил. Вот ещё бы оправдать её ожидания... Ещё один поворот, и уже нельзя будет почти ничего сделать: не карабкаться же по горам с обессилевшей девушкой на руках... Можно, конечно, дать этому орку чем-нибудь по голове... Только убежать они всё равно никуда не успеют. Может быть, для принцессы такой исход был бы и лучшим, только ведь её-то не убьют, а вот его... А одна она убежать уже не сможет. А убежать, на худой конец, можно и завтра во время стоянки...
Из придорожных кустов вылетел небольшой камешек. Низко-низко, почти у земли. Затем ещё один и ещё. Первый заставил споткнуться орка, охраняющего их с принцессой, второй попал под ноги ещё одному, идущему чуть впереди, третий угодил по ноге варгу и заставил его помчаться вперёд, сбив строй. Послышались крики боли и ругань. Йэнно решил рискнуть. Он подхватил принцессу, перекинул её через плечо, как мешок, и, прыгнув с откоса, побежал в сторону от дороги. Приземление с тяжёлой ношей, хоть и с небольшой высоты, было не слишком приятным. Зато от неожиданности орки не успели удержать беглецов, тем более, что обстрел камнями продолжался. Йэнно уже всё понял. Он отчаянно ругал девчонку-самоубийцу, которую, конечно, уже поймали... но не мог не сказать ей спасибо. А думать о прочем не было времени.
Добежав до пещеры со светящейся плесенью, Йэнно с трудом удержался, чтобы не упасть на землю, но всё же нашёл в себе силы сначала опустить на землю принцессу. Та схватилась за голову и закрыла глаза, пытаясь прийти в себя после путешествия вниз головой. Йэнно уже хотел взять девушку за руку и увлечь в спасительную пещеру, но увидел, что некогда широкого входа в неё больше нет. Не то горные обвалы, не то орки зачем-то постарались, но вход был намертво завален мелкими и крупными камнями. Йэнно с ужасом принялся отыскивать вход в пещеру с озером. Слава богам, тот был свободен. Может быть, так даже и лучше: можно будет спрятаться в пещере, в которую нет прохода. Только нужно для начала преодолеть озеро...
-Мы спрячемся здесь? - обеспокоенно спросила принцесса.
-Не совсем, - сказал Йэнно, пропуская её вперёд, - нам нужно пробраться в закрытую пещеру, чтобы нас не нашли. Там можно будет отсидеться или выйти в другом месте по подземному тоннелю. Только придётся сначала переплыть под водой. Эти пещеры сообщаются через озеро.
-Но я не могу плыть! - с ужасом сказала принцесса, - у меня рука сломана.
-Знаю, - вздохнул Йэнно, - Ничего. Задержите дыхание, - он приготовился пригнуть в воду.
-Йэнно! - На пороге пещеры стояла растрёпанная и запыхавшаяся Ирчи и лихорадочно глотала ртом воздух.
-Ирчи! - обрадовался Йэнно. Если бы не спешка, он так бы и бросился к девочке, чтобы обнять, - Нам нужно в соседнюю пещеру. Лаз под водой. Я возьму принцессу, а ты плыви следом.
Ирчи опустила голову:
-Я не умею плавать.
«Всё у нас, орков, через... озеро, - со злостью и тоской подумал Йэнно, - и даже нет никакого оружия, чтобы ей оставить...» - ему на миг вспомнился едкий и душный запах догорающих брёвен... Йэнно тряхнул головой.
-Тогда здесь жди! Я мигом вернусь! А вы держитесь! - велел он, обращаясь к принцессе.
На деле это Йэнно пришлось одной рукой держать девушку, а другой пытаться грести. Он казался себе жутко тяжёлым и неповоротливым. Вода была настолько ледяной, что всё тело немело. А когда они протискивались через лаз, принцесса потеряла сознание и совершенно обвисла у него на руках, став почему-то очень тяжёлой. Йэнно боялся, что она задохнётся. Но выплыть с той стороны оказалось, к его удивлению, довольно легко. Йэнно положил девушку на каменный пол и снова нырнул в озеро. Путь назад был гораздо проще. Йэнно уже почти не чувствовал холода, и знал, что это плохо. Он с ужасом думал о том, что увидит, когда вынырнет. И увидит ли... Ну если не увидит, то пойдёт искать. Прямо так - мокрый и безоружный. О том, что в этом случае принцесса останется одна в закрытой пещере, он как-то не подумал. В голове у орка не могут одновременно жить две задачи. Там и одна-то обычно с трудом умещается.
Однако всё оказалось хорошо. Вынырнув и с трудом выкарабкавшись по скользкому дну на пол пещеры, Йэнно увидел Ирчи, сидящую на полу, устало привалившись к стене у входа.
-Сколько меня не было? - спросил Йэнно, выходя из воды.
-Несколько минут, - сказала Ирчи, даже не поднявшись. Видно было, что их побег тоже дался ей нелегко.
-Я думал, не меньше часа, - Йэнно попытался усмехнуться, - ну пойдём, а то здесь небезопасно.
-Сил нет, - покачала головой Ирчи, - Я всё равно плавать не умею. Я останусь, никто сюда не придёт.
Йэнно поразило усталое спокойствие, так не характерное для эмоциональной до яростности Ирчи.
-Ну вот ещё! - Йэнно попытался изобразить напускное возмущение, - Я что, зря туда-сюда плавал по ледяной воде?
-Третий раз с ношей тебе не выплыть, - устало сказала Ирчи, - Спасибо, что вернулся, а теперь плыви назад.
-С какой это ещё ношей?! - Йэнно возмутился уже по-настоящему, да и испугался тоже, - Будешь за меня держаться и сама грести!
-Нет, рчхиг, - Ирчи печально улыбнулась, - у меня нет сил. Я здесь отсижусь, отдохну, а потом выйду. А ты плыви, принцесса без тебя не сможет.
-Вот дурочка! - рассердился Йэнно, - Нашла время выдыхаться! Вставай давай! Сюда орки вот-вот придут!
"Ну и пусть.." - читалось в глазах у Ирчи, но Йэнно грубо поднял её и потянул к озеру. Ирчи сначала вяло сопротивлялась, потом покорно пошла за ним и нырнула следом в ледяную воду... Плыть с ней было легче, чем с принцессой - девочка плыла сама, только держась за штанину Йэнно - но всё равно, вынырнув, оба были такие измученные, что едва выбрались на берег. Принцесса уже пришла в себя. Она сидела, крупно дрожа и выжимая мокрый подол. К Йэнно тоже вернулась чувствительность, и его забила дрожь.
-Я пройду поищу чего-нибудь для костра, - сказал он, - Тут когда-то были развалины старой штольни, может быть, удастся найти какие-то доски.
-Сиди, я сама поищу, - Ирчи тоже стучала зубами.
-А кто только что встать не мог?
-Смогла же. Заодно хоть согреюсь.
-Ладно, - согласился Йэнно, - По тоннелю вроде с правой стороны. Недалеко отсюда. Если не найдёшь, возвращайся. Не ходи далеко: мало ли, что там. И вот, держи, - Йэнно сорвал три грибочка побольше и протянул их Ирчи, - хоть какой-то, а свет.
Ирчи кивнула, взяла грибы и пошла в тоннель. Йэнно знал, что она и в темноте видит неплохо, лучше, чем он. Длинные белые волосы Ирчи, прилипшие к неестественно прямой спине, казалось, тоже светились, пока девочка не скрылась в темноте.
Йэнно с принцессой остались одни. В пещере было не так темно, как в тоннеле: немного света просачивалось в щели между камнями, тускло светилась плесень. Йэнно стал ходить по пещере и размахивать руками, чтобы согреться, а принцесса смотрела на него, продолжая дрожать.
-А ты красивый, - тихо сказала она.
Йэнно очень удивился. Вряд ли его сейчас можно было назвать красивым.
-Для орка? - попробовал отшутиться он.
-Для человека, - серьёзно сказала принцесса и добавила, - Прости...
-За что? За орка? - удивился Йэнно, - Да меня орки растили, так что сам Эру велел.
Принцесса вздохнула. "Не верит", - понял Йэнно.
-Да нет, честное слово! - заверил он, - Я потому и пришёл тебя спасать. Разве бы я решился, если бы не знал орков?
-А разве нет? - спросила она, - Ох, как же холодно...
-Наверное, решился бы, - вздохнул Йэнно, - Теперь-то уж какая разница? Ты потерпи: может сейчас Ирчи дров принесёт, костёр разведём...
-Почему Эрхано за мной не приехал, спросила принцесса, дуя на озябшие руки и сжимаясь в комок.
-Его отец отправил в поход на орков, это его отряд видели орки за лесом. Ты встань, походи, а то так вовек не согреешься, - сам Йэнно продолжал мерить шагами пещеру и даже иногда подпрыгивал.
-Он не хотел за мной приехать, - сказала принцесса, - я знаю. Если бы меня забрали орки, он бы и не пожалел.
-Ну что за бред! - возмутился Йэнно, - То есть... глупости. Давай лучше встань, а то замёрзнешь! - он почти насильно поднял принцессу на ноги. Девушка повернулась и заглянула ему в глаза почти с мольбой:
-Скажи, какой Эрхано? Он хоть немного похож на тебя?
-Он мой ученик, - уклончиво ответил Йэнно. Кто его там знает, похож не похож... Йэнно всегда казалось, что ученики должны быть лучше учителей, если, конечно, учителя знают своё дело.
-Значит, хороший, - печально улыбнулась принцесса, снова садясь, - Значит, он будет хоть немного обо мне горевать.
"Ну вот, ещё одна помирать собралась! - подумал Йэнно, - Сговорились они, что ли?.."
-Ну вот! А мы с Ирчи, значит, зря старались, жизнью рисковали, да? Может, надо было тебя оркам оставить?
Принцесса вздрогнула.
-Да, - продолжал Йэнно, - Не всё ли равно, где красиво умирать?
-Некрасиво, - глухо прошептала принцесса.
-Ну, здесь-то тоже, знаешь ли, не очень красивая смерть. Не на ложе из лепестков и не в бою за любимого. А в холодной сырой пещере, в которой ты так и останешься, потому что у меня вот нет сил ещё труп отсюда вытаскивать!
Она почему-то засмеялась.
-А Эрхано, кстати, может именно сейчас сносит голову твоему "наречённому", - продолжал Йэнно, - даже наверняка!
-Скажи, Йэнно, - перебила она, - тебя дома кто-нибудь ждёт?
-Нет, - ответил Йэнно, - никто.
-Как же странно, - вздохнула принцесса, - и бывает же так... - она почему-то встала и начала ходить по пещере, пытаясь согреться - уже без его уговоров.
-Как тебя зовут? - спросил Йэнно.
-Аэни, - ответила принцесса.
-Аэни-светлячок, как в старых легендах, - задумчиво сказал Йэнно, глядя на принцессу. У неё действительно были светлые волосы, почти золотистые, но без намёка на сочную рыжину - скорее лунные, чем солнечные.
-Да уж, светлячок, - горько усмехнулась принцесса, - Меня так двоюродные сёстры в детстве дразнили. А теперь вот замерзаю.
-Так светлячок же, а не костерок, - заметил Йэнно, - кстати, я в детстве, когда сильно мёрз, пытался представить, что я у костра. И мне так жарко, что сейчас от самого искры полетят.
-И как, помогало? - спросила Аэни.
-С внушением всё помогает, - пожал плечами Йэнно, - о, а вот и наш костерок идёт.
Из тоннеля вышла Ирчи с несколькими обломками ветхих досок в руках.
-Вот молодец! - обрадовался Йэнно, - Сухие?
-Где ты в пещере найдёшь сухие? - отозвалась Ирчи, - Зато я вон что нашла, - она передала Йэнно ветхий шнурок, на котором были кремень и кресало.
-Огниво! - обрадовался Йэнно, - Ирчи, ты наша спасительница! Сейчас костерок будет...- он потёр руки.
-Как? - вздохнула принцесса, - сухого-то ничего нет.
-Немного сухих щепок можно нащипать из досок, - ответила Ирчи, присаживаясь на корточки, чтобы заняться делом.
Йэнно ещё раз сходил в штольню и принёс несколько досок посуше, Ирчи щипала трут, иногда шумно втягивая воздух, в очередной раз посадив занозу. Развести огонь из ветхих сыроватых досок тоже было не очень просто, но, наконец, костёр запылал. Все трое сгрудились вокруг него, чуть не залезая в огонь. Йэнно и Ирчи протянули к огню руки, принцесса - только одну.
-Дай посмотрю, что с рукой, - попросил Йэнно.
Принцесса закусила губу и помотала головой.
-Ты всё равно ничего не сможешь.
-Да, лубок не из чего делать, - кивнул Йэнно, - но дай хоть посмотрю.
Принцесса протянула ему распухшую кисть, скривившись от боли. Йэнно осторожно осмотрел её.
-Ай! - вскрикнула принцесса.
-Ничего она у тебя не сломана, - сказал Йэнно, - вывихнута. Вправлять надо.
-Может, подождём до лекаря? - умоляюще спросила принцесса.
-Как хочешь, - сказал Йэнно, - но так терпеть дольше придётся. А если вправить, болеть перестанет.
Она снова протянула ему руку и отвела глаза. "Как будто я сам не боюсь", - мысленно вздохнул Йэнно. Краем глаза он заметил, что Ирчи пытается правой рукой выгнуть назад пальцы левой так, чтобы они достали до предплечья чуть ниже кисти - незаметно так, будто просто руку разминает. Йэнно покачал головой, но сделал вид, что не заметил.
-Сожми пальцами что-нибудь, - сказал он принцессе. Сжимать было нечего, и девушка уцепилась за подол собственного платья. Йэнно резко повернул. Принцесса болезненно вскрикнула, рвущаяся ткань затрещала.
-Ну всё, - Йэнно вытер пот со лба, - теперь отдохни, да будем выбираться отсюда. Ирчи, ты не видела, что там впереди?
Девочка отвлеклась от экспериментов с рукой и отозвалась:
-Видела. Там какой-то указатель с надписью.
-А что написано? - спросила принцесса.
-Не могу прочитать, - процедила Ирчи, - Темно.
-Пошли с факелом посмотрим, - сказал Йэнно, он специально оставил одну толстую палку для факела.
Они пошли по тёмному тоннелю, оставив принцессу у костра. Йэнно хотел прочитать Ирчи нотацию про руку, но как-то не решался. Ирчи сейчас была совсем не тем преданным щенком, и даже не учеником. Правда щенятничать всё равно умудрялась.
Чуть дальше по тоннелю от поворота в штольню была развилка. Как в сказке, на три дороги. Перед ней стоял каменный указатель с тремя направлениями. Вверху корявыми рунами было выбито какое-то слово.
-"Рёг-тхе," - по слогам прочитал Йэнно. Этого слова он не знал, - Что же это значит?..
-"Выбирай", - глухо ответила Ирчи.
Йэнно посветил на указатели. Написанных там слов он тоже не знал. На среднем указателе было слово "Анкхо".
-Это "смерть", - перевела Ирчи.
-Похоже на "энго", - задумчиво сказал Йэнно, - "Смерть" на Ах'энн. Откуда ты знаешь эти слова?
-Язык иртха, - пожала плечами Ирчи.
-На языке иртха "смерть" звучит не так.
-А в нашем племени так, - настаивала Ирчи.
-Ну ладно, - уступил Йэнно, - значит, сюда нам хода нет, - он посмотрел на левый указатель, - А что такое "аркхэ"?
-Жена, - ответила Ирчи.
-Вот тебе раз, - удивился Йэнно, - откуда здесь в пещере какая-то жена, да ещё постоянно?
-Может иртха прятали тут своих женщин? - предположила Ирчи.
Йэнно прочитал последнее слово:
-"Эхтэнэр".
Ирчи нахмурилась:
-Знаю слово, но не знаю, как сказать. Это когда не привязанный, можешь идти, куда хочешь.
-"Эт-тэмнар", - осенило Йэнно, - "не скованный"...- вот и пригодился тот странный красивый и сложный потрескивающе-шелестящий язык, которому зачем-то учил его Учитель, - Может «свобода»?
-Вроде того, - согласилась Ирчи.
-Ну раз свобода, значит это выход, - заключил Йэнно, - давай немного пройдём и посмотрим, а потом уж вернёмся с принцессой.
Они свернули в правый тоннель и попали в большую круглую пещеру с высокими сводами. Света в ней не было, и плесень не росла, зато стоял какой-то странный неприятный запах. Йэнно посветил вниз. Оказалось, что пол заканчивался шага через три от того места, где они стояли, и дальше шёл обрыв и отвесная стена. Очень высокая. Внизу блестела вода. Почти всю пещеру занимало глубокое озеро, окружённое отвесным стенами.
-Странные у них были понятия о свободе, - поражённо сказал Йэнно.
-Со вкусом яда, - отозвалась Ирчи, - пойдём-ка отсюда.
-Куда теперь? - спросила Ирчи, когда они вышли из пещеры.
-Направо, разумеется, - Йэнно всё ещё было не по себе.
-А зачем нам жена?
-Всё же лучше, чем смерть, - резонно предположил Йэнно.
-Ты уверен?
Вообще-то после "свободы" Йэнно был уже ни в чём не уверен.
-Ну, не сходим - не узнаем, - ответил он, - Пошли.
Правый тоннель был длиннее и привёл их в узкую длинную пещеру. На стенах её кое-где висели щиты - железные и ветхие деревянные - и колчаны - почти все без стрел. По стенам стояли подставки для мечей с полуистлевшими ножнами. Что-то из оружия валялось на полу, но большей части просто не было. Из пещеры, как и из предыдущей, не было второго выхода. Йэнно подобрал с пола короткий меч без ножен. Тот, конечно, был порядком затуплен, да и носить без ножен было неудобно, но всё же лучше, чем ничего. Ирчи тоже присмотрела себе меч, только потяжелее.
-Куда тебе такой? Не утащишь, - усмехнулся Йэнно и отдал ей свой, а себе нашёл ещё один, вроде даже более острый.
-Утащу! - обиделась Ирчи, приняв от Йэнно меч, но второй рукой продолжая сжимать свою находку.
-Дома я тебе другой подарю, лучше, - пообещал Йэнно, - Выбраться бы только, - он задумчиво обошёл пещеру, - Всё-таки не пойму, при чём тут жена. Ну, у орков, понятное дело, женщины сражаются, но не они же одни... Это что, женская оружейная?
-Жена воина - это его меч, - уверенно ответила Ирчи.
Йэнно удивлённо посмотрел на неё:
-Хм, а ведь верно... Может, ты тогда и про «свободу» объяснишь?
Ирчи задумчиво погрызла ноготь:
-Когда мёртвый, ты не привязан, никто не держит.
-То есть, смерть - это свобода? - Йэнно вспомнились философские трактаты, которые хранились у Учителя и, к сожалению, сгорели вместе с домом. Там говорилось, что смерть - это выбор, что ты сможешь уйти в другие миры и всякое такое. Йэнно такая философия никогда не нравилась. Но почитать сейчас было бы интересно, - А яд, значит, помогает "освободиться"? Брр.
Ирчи тоже поёжилась, но промолчала.
-А что же тогда "смерть"? - спросил Йэнно.
-Пойдём, узнаем, - предложила Ирчи.
-А не боишься?
-Нет, а чего её бояться? - как-то удивительно спокойно спросила Ирчи, - У нас мечи есть. Да и как иначе выбраться?
-Можно назад через озеро, - с сомнением предложил Йэнно.
-Уверен, что там уже безопасно? И как тогда штольню строили и оружие сюда носили? Через озеро?
-В пещере с плесенью раньше был проход, - объяснил Йэнно, - но ты права, надо всё же посмотреть. Да положи ты этот громадный. Он слишком тупой, чтобы такую тяжесть таскать.
Ирчи насупилась, но всё же послушалась. Путь к "смерти" был самым длинным - узкий тоннель без ответвлений, ведущий непонятно куда. Йэнно старательно освещал пол и стены впереди, чтобы заранее заметить опасность. Но ничего не было: ни звуков, ни запахов, ни следов. По этому тоннелю, скорее всего, уже много лет никто не ходил, и от этого было ещё страшнее. Ирчи даже начала постукивать зубами, хотя уже успела согреться. Наконец, в конце прохода они увидели тусклый свет, и воздух стал свежее. Йэнно поднял меч и двинулся первым. Он увидел впереди совершенно свободный от камней и довольно широкий выход из пещеры. Осторожно выглянув из него, Йэнно увидел песок, густые кусты орешника и ольхи и чуть поодаль выход на дорогу. Они вышли с другой стороны горы. Ничего живого, кроме поющего в орешнике ночного соловья, похоже, поблизости не было.
-Ну и почему "смерть", - растерянно спросил Йэнно, - может здесь жило что-то опасное в те времена?
-Не поэтому, - покачала головой Ирчи, - просто выйдешь из пещеры - и можешь словить стрелу, а пока внутри, ты живой.
-Если только "свободы" не захочешь, - напомнил Йэнно, - странные эти не-иртха, - в книгах Учителя были такие понятия, как "не-Свет" и "не-Тьма", а древних обитателей этой пещеры Йэнно по аналогии захотелось назвать "не-иртха". Вроде и орки, да не орочьи какие-то.
-Не иртха, а кто? - не поняла Ирчи.
-Не важно, - сказал Йэнно, - потом объясню, это сложно.
Ирчи обиделась:
-Я-то тебе про "свободу" объяснила!
-Чтобы понять про "не-иртха", надо уметь читать и прочитать древние книги. Если бы я их не прочитал, я бы и про "свободу" не понял, - объяснил Йэнно, - Будем дома - я тебя научу. А теперь пошли за принцессой.
Ирчи ещё какое-то время что-то ворчала себе под нос, идя за Йэнно. Обратно до пещеры с плесенью они добрались без приключений.
Когда измученные путники вышли из пещеры в полном составе, уже почти рассвело. Солнце ещё не взошло, зябкие предрассветные сумерки заставили снова заскучать о костре, а босого полуголого Йэнно - лишний раз убедиться, что ходить по росе совсем не так приятно, как это было в детстве. Они шли молча. Местность вокруг была незнакомая, но Йэнно примерно понимал, куда надо идти, чтобы выйти к одной знакомой деревне, где их могут ненадолго приютить и дать коня и сухую одежду. Главное было - не наткнуться на орков. Йэнно понятия не имел, что сталось с орками, и что делать, если они всё же встретятся. Но оставаться в холодной пещере тоже было нельзя: о ней никто не знает, а значит никто и не догадается, где их искать. А замёрзнуть насмерть тоже как-то не улыбалось. Одна надежда была на то, что о пещере не знали и орки, а значит, гору обходить они не будут. Скорее всего, отряд Эрхано уже давно нагнал их. Дай боги, чтобы Эрхано встретился у леса с оставленным подкреплением: отряд-то у него сам по себе небольшой...
-Йэнно? - прервала его мысли Аэни.
-А? - рассеянно отозвался Йэнно.
-Как же теперь? - как-то растерянно спросила девушка, - Что с нами будет?..
-Ничего, - успокоительно ответил Йэнно, думая, что принцесса боится, - сейчас дойдём до деревни, возьмём там коня, переоденемся в сухое и поскачем в замок...
-Нет, - покачала она головой, - Потом. Что нас ждёт?
-Тебя - любовь и преклонение, - улыбнулся Йэнно, - а меня кубок вина и возвращение к работе.
Она вздохнула:
-А какая у тебя работа?
-Я учу людей выслеживать орков, иногда сам отправляюсь в вылазки. А ещё я наставник и оруженосец Эрхано.
-Наставник и оруженосец, - задумчиво произнесла принцесса, - а она тебе кто? - Аэни указала на Ирчи, шедшую чуть впереди, - Сестра?
-А что, разве похожа?
-Нет, - смущённо улыбнулась принцесса, поняв, что сморозила глупость.
-Ирчи - моя ученица, - ответил Йэнно.
-Храбрый маленький орчонок, - улыбнулась Аэни.
-Вообще-то она человек, - серьёзно ответил Йэнно, - я сегодня впервые понял это по-настоящему.
Они какое-то время молчали, потом принцесса твёрдо произнесла:
-А если я не хочу?
-Чего? - удивился Йэнно.
-А ничего! - она тряхнула мокрыми лунными прядями, - Ни любви ни преклонения не хочу.
-Если не хочешь любви, можно уйти с головой в науку, - предложил Йэнно, глядя себе под ноги, - У Эрхано прекрасная библиотека.
-Не хочу, - насупилась Аэни.
-А чего хочешь?
-Хочу честности, близости, простоты и понимания. И может быть даже приключений и опасностей. И, если надо, быть простой девушкой, не принцессой. И жить простой, лишённой роскоши и удобства жизнью. Без всякой там любви и преклонения.
-Даа, - кивнул головой Йэнно, - зато с орками, смертями, орочьими паразитами, содранной кожей и сломанными костями. С одинокими днями и ночами, когда один из вас рубится с кем-то за сотни лиг от другого, который в это время пытается хоть на полчаса заснуть где-то на голых камнях, ведь не спал до этого две ночи. Чтобы почти забыть, как это - когда хоть что-нибудь не болит. Чтобы забыть родной язык, заменив его орочьей бранью. И чтобы в конце концов сгореть вместе с домом и трупами орков, - Йэнно сам не заметил, как повысил голос. Он не имел обыкновения кричать, так что это выглядело странно, даже Ирчи обернулась.
-Вот, значит, как у вас было...- тихо и печально сказала принцесса.
-У кого это у вас? - Йэнно был раздосадован тем, что сорвался и наговорил лишнего.
-У тебя.
-Да не было у меня ничего, - вздохнул он, - Это я для примера.
-Значит, - заключила принцесса, - выбора у меня нет.
-Ну почему, выбор всегда есть, - возразил Йэнно, не кстати вспомнив про другие миры и пещеру со "свободой", - ты прямо как... маленькая, - он хотел сказать "как Эрхано", но решил, что это не лучшая идея. А ведь действительно, как похожи, почти одинаково щенятничают! - Родителей у тебя нет, тебя никто насильно замуж выдать не может. Ты королева своей страны. Не понравится - уйдёшь.
-Как это уйду? - растерялась Аэни.
-А вот так, - беззаботно отозвался Йэнно, - сумку за плечи и вперёд горами да пустошами.
Они оба расхохотались.
-Мне хоть хлеба-то с собой дадут? - смеясь, спросила Аэни, - Чёрного.
-Ага, ишь чего захотела, - хохоча, в тон ей отвечал Йэнно, - Хлеба ей! Нет, так за ворота выставят! Ещё и плетей отсыплют!
-Нет, нельзя так с бывшими невестами! - веселилась Аэни, - Хлеба желаю! Тёпленького!
Оба так развеселились, что не могли остановиться. Ирчи подошла к ним:
-Чего это вы? - непонимающе спросила она, - все орки в округе сейчас наши будут.
-А мы их с лучком на завтрак! - не унималась Аэни, у неё даже слёзы выступили от смеха.
-Вот-вот, орчатинки вяленой тебе вместо хлеба завернём, - Йэнно никак не мог остановиться, но, посмотрев на Ирчи, всё же сделал над собой усилие, - Ладно, посмеялись и хватит, а то и правда всех орков вокруг себя соберём.
-Вон тех так уже собрали, - указала Ирчи вперёд. Аэни сильно вздрогнула.
-Вообще-то это люди, - с упрёком заметил Йэнно. Всадники были достаточно далеко, но перепутать их с орками можно было разве что в темноте, а сейчас уже взошло солнце.
-Зрение подвело, - невинно сообщила Ирчи.
-Я так и понял, - кивнул Йэнно. Он пригляделся, - Кажется, это Эрхано скачет.
Принцесса снова вздрогнула - не хуже, чем от известия про орков. И кто сказал, что принцессы умеют скрывать свои чувства?..
Вскоре всадники поравнялись с идущими.
-Йэнно! - радостно крикнул принц, он соскочил с коня и бросился обнимать оруженосца, но Йэнно отстранился и выразительно кивнул принцу на Аэни. Тот смутился, как будто и вовсе не ожидал встретить невесту. Эрхано покраснел, подошёл к девушке и упал перед ней на колени, затем покраснел ещё сильнее.
-Ваше высочество! - начал он, потом запнулся и продолжил, - Я так рад, что вижу вас... живой... то есть, я хотел сказать, в безопасности...
Аэни растерянно смотрела на своего жениха, не зная, что сказать. Ничего не скажешь, вид у Эрхано был вполне героический: плащ с королевским гербом поверх простой охотничьей одежды, щедро заляпанной кровью. А что вёл он себя глупо... так что поделать: не обучен обращению с девушками, а тут ещё только что из боя. Ничего, срастётся. Йэнно был уверен, что срастётся. А вот принцесса такой уверенностью не обладала. Ей нужно было всё и сразу: и близость с пониманием, и герой, которого она сама себе придумала. Простые девушки мечтают о принцах, а принцессы, побывавшие в плену у орков... о не-принцах. И не дают возможности принцам показать, что они не хуже.
Между тем Эрхано встал с колен, накинул на принцессу свой плащ и помог ей взобраться на коня, а сам сел позади.
Йэнно молча вздохнул. Ему было жалко и принцессу, и Эрхано, своего ученика, и почему-то даже себя. Пришло какое-то опустошение и усталость. Он только с третьего раза услышал, что его окликают. Один из конников подвёл ему свою лошадь, а сам сел позади товарища. Но Йэнно не сразу забрался в седло. Он почему-то долго стоял, глядя, как удаляются всадники.
Ирчи подошла и тронула его за плечо.
-Зачм ты й? - как раньше, глотая звуки, произнесла она.
-Зачеем тыы ееей... - по привычке дирижируя рукой, поправил Йэнно, затем до него дошёл смысл вопроса, и он удивлённо посмотрел на Ирчи.
-Челвек не можт любить иртха, - уверенно сказала девочка, - Это всё игра.
-Да какие же мы иртха? - печально улыбнулся Йэнно, - мы люди.
-..А кровь на губах солона*, - закончила Ирчи.
-Откуда ты это взяла? - нахмурился Йэнно.
-Прсловье такое, - смутилась девочка.
-Хорошенькое присловье, - хмыкнул Йэнно, - А ты тоже хороша: в пещере так превосходно говорила, а сейчас что, опять за старое? - он подсадил девочку на коня и сел сам, - ну ладно, вот приедем домой - читать тебя научу.
-Всю жзнь мчтала, - процедила Ирчи.
-А кто хотел читать про не-ирха?
-Я лчше ковать пойду, - отозвалась девочка.
-Пока говорить, как в пещере, не начнёшь, никакой кузницы, - отрезал Йэнно. "А про не-иртха хорошо бы мне и самому почитать, - подумал он, - было бы где."
Скачка во весь опор мимо поля, заросшего маками и васильками, немного развеяла мрачные мысли Йэнно, но когда пошли курганы, заросшие ковылём, вместо забот на ум пришли воспоминания.

-А умереть бы в один день, - сказала как-то Къеллин, с берега смотря на воду, - и положили бы нас в ладью, как древних воинов, потом стрелу пустили и подожгли. А вместе с нами положили бы меч и лютню.
-Ты же на лютне не умеешь играть, - возразил Йэнно, - тогда уж два меча, арбалет и арфу. А лучше живи, пока не научишься. И потом тоже.
-Ну тебя, - насупилась Къеллин, - вечно всю романтику испортишь. И потом как-то нечестно получается: у меня вон сколько всего даже без лютни, а у тебя один меч?
-А я больше ничего не умею, - беззаботно ответил Йэнно, - рубиться на мечах, ползать по пустошам и целоваться.
-Тогда живи, пока не научишься! - засмеялась Къеллин, - и потом тоже... А всё же жаль, что нас не сожгут на ладье...

"Типун тебе на язык..." - подумал Йэнно, давая шпоры коню, чтобы скорее проехать курганы. Йэнно очень редко плакал. И очень давно. А сейчас вот накатило. Он надеялся, что Ирчи не заметит. Йэнно впервые почувствовал, как сильно устал быть учителем.

Йэнно сидел на подоконнике, курил трубку, пуская колечки, и смотрел в окно.
Ирчи сидела на полу и старательно складывала слова из слогов, написанных на бумажках. Бумажки с картинкой и словом под ней были разрезаны на несколько частей, так что картинка помогала в составлении слова. В комнату вошёл Эрхано и, пройдя мимо Ирчи, подсел на подоконник. Рука Эрхано была перевязана выше локтя, и юноша был бледен: как выяснилось, он получил серьёзную рану в плечо в битве с орками, в чём не признался, пока не доехал до замка. Хотел покрасоваться перед принцессой и наставником.
Йэнно рассеянно посмотрел на ученика и протянул ему руку для приветствия. Эрхано принюхался и слегка скривился:
-Что это ты куришь?
-Дикий табак, - отозвался Йэнно, выпуская колечко.
-Вот тебе раз! - удивился Эрхано, - Я же тебе на днях приносил очень хороший табак. С крайнего запада. "Горькая звезда".
-Что-то название у него не западное, - усмехнулся Йэнно, - Да ты не обижайся, и его попробую. А у меня вот дикий табак. Сам собирал - у Оркиной заводи.
-Это чувствуется! - честно сказал Эрхано, - Слушай, я тебя раньше вообще с трубкой не видел, а теперь смолишь и смолишь уже который день. Случилось что-нибудь?
-Да ничего не случилось, - вздохнул Йэнно, - так, осень в крови гуляет.
-Вообще-то сейчас лето, - напомнил Эрхано.
-Ну а у меня осень, - возразил Йэнно, - пора вдохновения.
-Что-то по тебе не видно, - вздохнул Эрхано.
-Обижаешь! - усмехнулся Йэнно, - Я вчера такую картину отгрохал! - он показал на стол, где лежал большой лист из плотного картона с высверленными дырками и нарисованной картиной. К "дырявому" небу было пришнуровано толстым шнурком такое же "дырявое" солнце, "дырявый конь" был частично пришнурован чуть пониже: видимо, у шнуровавшего закончились силы. На столе лежали дерево, листья и яблоки к нему, всадник, пара кустов, меч и шлем. Всё это предстояло пришнуровать к листу или друг к другу.
Ирчи с тоской поглядела на картину: видимо, шнуровать предстояло ей.
-Со мной ты не был таким жёстким! - серьёзно сказал Эрхано.
-Не додумался, - с сожалением ответил Йэнно, - ну если хочешь, можешь сейчас попробовать.
-Нет! - поспешно отказался Эрхано.
-Я тоже не хочу, - подала голос Ирчи.
-Хочешь ковать мечи и кольца и боишься какой-то шнуровки? - прищурился Йэнно, - Кузнец, между прочим, оценил идею.
Ирчи покраснела и, что-то ворча, вернулась к складыванию слов.
-У тебя-то как? - тихо спросил Йэнно.
-Плохо...- сокрушённо вздохнул Эрхано, - она не хочет за меня выходить...
-Что, совсем? - спросил Йэнно. Он, честно признаться, боялся, что принцесса в первый же вечер потребует вяленой орчатинки в дорогу, но, слава богам, обошлось.
-Да нет...- Эрхано вздохнул, - говорит, что сейчас не готова выйти замуж, но, по-моему, просто отговаривается.
-Ну не уезжает же, - Йэнно задумчиво затянулся и выпустил очередное колечко, - её тоже надо понять, после плена какой там замуж. Подожди немного.
-Да я жду...- на Эрхано было жалко смотреть, - Знаешь, по-моему, она меня не любит.
Йэнно не удержался и прыснул.
-А как она может тебя любить? Вы три дня знакомы. Ты-то сам разве её любишь?
-Люблю, - тихо сказал Эрхано, - мне кажется...
-Ну и она полюбит, ты подожди немного. Проводи с ней время, пусть узнает тебя получше.
-Я хотел ей розы подарить, - сказал принц, - но потом посмотрел на неё и решил, что тут дело серьёзное. Нарвал полыни, цветущего чертополоха, васильков, пижмы, подорожника добавил... Взял бы и крапиву, да не цветёт она уже...
-Ну и как? - улыбнулся Йэнно, - Ей понравилось?
-Понравилось, - с горечью сказал Эрхано, - она спросила: "Это от Йэнно?!"
"Ты б ещё за море отправился вместо того, чтобы к невесте ехать, " - зло подумал Йэнно, а вслух сказал:
-Ну предложи ей пойти в лес и там на мечах сразиться.
-Так она же не умеет, - с сомнением возразил Эрхано.
-Научи.
-У неё рука ещё не восстановилась после вывиха, - напомнил Эрхано, - она откажется.
-Ничего, уже можно. Откажется - настаивай. Ей понравится.
-Ты бы так сделал? - спросил Эрхано.
-Я бы так сделал, - кивнул Йэнно, - а впрочем, нет, не слушай меня. Делай всё не так, как я бы сделал, а как сделал бы ты.
-А её понравится? - с сомнением спросил Эрхано.
-Не знаю, - честно ответил Йэнно, - но это будешь ты. Она должна узнать тебя! Придумай, как сделать, чтобы понравилось. У вас целая жизнь впереди.
-А если она за меня не выйдет? - печально спросил принц.
-Тогда ищи другую невесту. Сердце в клетке не удержишь.
-Нет! - Эрхано со всей силы стукнул кулаком по подоконнику, забыв про рану, и тут же скривился от боли.
-Тогда добивайся, - сказал Йэнно, - а руку и подоконник калечить не обязательно.
-У тебя всегда всё просто, - с упрёком заметил Эрхано.
-Может поэтому я ещё жив? - предположил Йэнно, мысленно добавив "И одинок..."
Эрхано встал.
-Ладно, пойду я...- он задумался, что-то вспоминая, - слушай... А ты что, правда поверил, что этому орку удастся захватить трон? Ну бред же.
-Захватить трон - бред, - согласился Йэнно, - а убить для этого твою невесту вполне бы мог. Кстати, где он теперь?
-Голова на пике, - отозвался Эрхано, - а тело не знаю, где. Мне как-то не до этого было.
-Что, и сюда привёз? - скривился Йэнно.
Эрхано смущённо кивнул.
-Ей хоть не показывай... любитель трофеев.
Эрхано покраснел. Видимо, собирался.
-А что такое "рёло над ной-гор ши-вер-ной"? - удивился Эрхано, проходя мимо Ирчи. Та смущённо закрыла карточки локтем и насупилась.
-Очевидно, "орёл над горной вершиной", - пояснил Йэнно, - Ну да, можно ведь и не по порядку картинку собирать, главное, чтобы детали были нужные.
Ирчи с отчаянием разворошила карточки и нависла над ними, как туча над Ородруином.
-И чего это читать? - проворчала она, - Всё равно нигде нет слога "ирт".
-А зачем такой слог? - озадачился Эрхано.
-Чтобы составить "не-иртха", конечно, - объяснила ему Ирчи, словно маленькому.

«Про не-иртха рассуждать - дело-то нехитрое, - думал Йэнно, с отчаянием вчитываясь в мелкий витиеватый шрифт, - а попробуй про них что-нибудь найди...»
Старый королевский библиотекарь сделал для Йэнно хорошую подборку книг, где упоминались орки. Проблема состояла в том, что толстые трактаты по истории Средиземья, где находилось всего по паре страниц про "мерзких созданий Врага", Йэнно не интересовали. Эти главы изобиловали красочными эпитетами, но сути содержали мало, и во многом повторяли одна другую. Книги по военному делу, где довольно сжато и поверхностно описывались повадки орков, тоже были не особо полезны. Йэнно знал об орках гораздо больше, чем писавшие их люди. Те, наверняка, и дня не провели в орочьем лагере. В конце концов, Йэнно воспользовался королевским разрешением и перешерстил библиотеку уже самостоятельно. Он искал книги не собственно про орков, а скорее про древние исчезнувшие народы, типа эллери или чёрных нуменорцев. К своему восторгу, Йэнно нашёл несколько таких же книг, какие были в библиотеке Учителя. Одна представляла собой сборник исторических выписок из какой-то древней книги. Йэнно даже подумал, что из Той книги, но такое вряд ли могло быть. Найти их было бы всё равно что... ну, к примеру, по-настоящему вскрыть оковы разрыв-травой. (А что, Йэнно в детстве пытался. Правда оков под руками не было, были двери и курганы... Не получилось. А на левой ладони до сих пор остался тёмный шрам.) Вторая книга - словарь древних языков - содержала по большей части Ах'энн и древний северо-западный диалект Всеобщего, но, к восторгу Йэнно, там отводилось достаточное место и для языка иртха.
В книге по истории глава об иртха была написана в форме рассказа современника - по-видимому, кого-то из Эллери. Йэнно поразили многие факты. Если бы он не знал, о ком эта глава, он никогда бы не подумал, что она об иртха. Конечно, Старший народ был известен своей любовью к приукрашиванию некрасивой действительности, но Эллери отличались этим в гораздо меньшей степени, и, кроме того, не будут же эльфы писать про орков хорошо без веской на то причины. Впрочем, Эллери - странные эльфы, кто их там разберёт... Больше всего Йэнно поразили умения, приписываемые древним иртха: вырезать из камня и дерева статуи, отливать металл и ковать прочное и удобное в бою оружие, прясть лён и крапиву, ткать, добывать из зёрен муку, изготавливать действенные лекарства и яды. Ну а в том, что у них была письменность, Йэнно и сам убедился в пещере. Не меньше поразил его и тот факт, что древние иртха были бессмертными. Охотник на орков с многолетним опытом, сам проведший детство в орочьем племени, Йэнно этого не знал. Что примечательно, больше ни в одной книге об этом не упоминалось. "А что если и сегодняшние иртха бессмертны?" - подумал Йэнно, - "А ведь, собственно, почему бы и нет?" Ни один орк на его памяти не умер от старческих болезней, как умирают люди - все умирали молодыми от ран, пыток, родов или укусов ядовитых змей. "Это что же, значит и Репейка, и дядька Лууг, и его брат, и даже Старуха Репейник могли бы ещё и сейчас жить?.. " Хотя Репейка-то, может быть, и была жива... Йэнно ведь не видел её мёртвой. Интересно, какая она сейчас... Йэнно невольно улыбнулся, хотя к глазам опять подступали слёзы.
-Рчхиг? - тихо окликнули его от двери. Йэнно обернулся на голос, - Ты здесь?
На пороге стояла Ирчи в кузнечном фартуке и с широкой лентой на лбу.
-Здесь, - отозвался Йэнно, - Иди сюда.
Ирчи подошла и села на деревянную скамью рядом с Йэнно, от неё веяло кузнечным жаром и пахло железом.
-Что ты читаешь? - спросила девочка.
-Про не-иртха, - ответил Йэнно.
Ирчи прищурилась, пытаясь разобрать мелкий непонятный шрифт.
-Про не-иртха что, не-буквами пишут? - ядовито поинтересовалась она.
Йэнно засмеялся:
-Почему, это буквы такие.
-Это какие-то рисунки корявые, - настаивала Ирчи, - я бы и то лучше нарисовала. А это ни на что не похоже. Что тут поймёшь?
-Ну вот будешь учиться писать - поглядим, - поддразнил Йэнно.
-Зачем? - удивилась Ирчи.
-Ну... как зачем? - растерялся Йэнно, - Ну...будешь письма писать.
-Кому?
-Да хоть мне.
-Тебе я и так сказать могу.
-Ну, если я буду в отъезде.
-Это где? - насторожилась Ирчи, - я с тобой поеду!
-Да нигде! - рассердился Йэнно, - Это к примеру.
-Я к примеру лучше ковать буду, - опять завела старую песню Ирчи.
Йэнно даже сам на себя разозлился за то, что не может как следует объяснить, зачем нужно уметь писать. Эдак и правда создаётся впечатление, что незачем. Про "будешь мысли свои записывать" он даже заикаться не стал. Это звучало так же глупо, как если воину сказать: "Учись прясть, а то вдруг все пряхи враз умрут." Поэтому Йэнно сказал:
-Иногда пишут то, что нельзя сказать вслух.
Ирчи нахмурилась:
-Враньё, что ли? Или брань какую?
-Да нет, - засмеялся Йэнно, - ну вот, к примеру, ты хочешь что-то сказать, но не решаешься. А написать проще. Если умеешь, конечно.
-Почему проще-то? Кузнец меня так и так убьёт, - нахмурилась Ирчи.
-За что? - удивился Йэнно.
-Да...- Ирчи покраснела, - один состав на меч пролила, теперь он весь пятнами будет.
-Не убьёт, я с ним поговорю, - пообещал Йэнно.
-Нет! - замахала руками Ирчи, - Вот ещё...
-Но вообще-то я о другом, - вернулся Йэнно к начатому разговору, - вот, допустим, ты кого-то любишь...
-С чего ты взял?! - вскинулась Ирчи.
-Ну, к примеру. Или я кого-то люблю. А сказать не решаюсь. Так я могу ей написать.
Ирчи скривилась:
-Это и без письма можно.
-Да ну тебя! - рассердился Йэнно, - Вон древние иртха ничего не писали, а теперь никто и не знает, кто они! А они, между прочим, оружие сами ковали, резали статуи из камня, делали чаши. А ты вот сейчас видела хоть раз орочье оружие? Или орочий хлеб? А всё потому что умевшие это умерли и унесли умения с собой. Разве ты хочешь так же умереть, и чтобы никто о тебе не знал?
-Про меня и так никому неинтересно, - пожала плечами Ирчи, - про иртха никому неинтересно.
-Мне интересно, - с горечью сказал Йэнно.
-А много ли других людей, которые жили с иртха? А кто не жил, тому неинтересно, - отрезала Ирчи, - и потом если те иртха ничего не писали, как же ты о них узнал?
-За них йерри писали, - устало ответил Йэнно.
-Ну вот, а за меня ты будешь писать, если есть что.
-Ну тебя, - Йэнно устал спорить, - Иди к себе, я ещё немного почитаю и приду.
-Рчхиг? - Ирчи покраснела до корней волос.
-А? - Йэнно уже успел снова погрузиться в чтение.
-А у тебя правда... ну...
-Ну что? - непонимающе спросил Йэнно.
-У тебя правда была иртха ману? - выпалила Ирчи и уставилась в пол.
-Что?! - до Йэнно не сразу дошло, откуда она это взяла, но потом он вспомнил, о чём говорил с орочьим вождём, - Ирчи, да ты что, спятила? Разумеется, нет! - Репейка - это дело другое. Первая детская любовь, когда ещё себя-то не понимаешь, и когда всё равно, кто предмет твоей любви, хоть бы и просто красивый куст гортензии или милая зеленокожая орочья девочка. Но взрослые орчанки... нет уж, Йэнно никогда не чувствовал себя настолько иртха, чтобы они его привлекали.
Ирчи не поднимала головы, Йэнно испугался, что она сейчас заплачет.
-Прости, - тихо сказала она.
-Да ничего, - немного растерянно ответил Йэнно, пытаясь придать голосу ободряющее выражение, - Придумала тоже всякой ерунде верить... Ну иди, я скоро приду, и будем обедать.
«Эх, Ирчи, что же сделалось с нашим народом, - печально прошептал он вслед уходящей девочке, - Что же с нами стало-то?»
В словаре среди орочьих диалектов Йэнно нашёл тот самый - похожий на исковерканный Ах'энн - с которого переводила Ирчи. В нём было совсем немного слов. Слова "смерть" и "жена" нашлись. "Свободы" не было. Слово "Выбор" значилось как "рёгхиткхар". Правил образования частей речи или построения предложений там не было. По словам составителя, язык был древний и в своё время довольно развитый, но на момент написания книги (то есть сто пятьдесят лет назад) полностью утраченный.
-А вот не полностью! - со злым торжеством усмехнулся Йэнно, - совсем даже не полностью! - Он захлопнул книгу, чтобы отправиться к себе.
А вечером, когда Йэнно расстилал постель перед сном, из-под его подушки выпало латунное кольцо. Чуть кривоватое, но довольно тонкое и хорошо отшлифованное. С кусочком красной гальки, похожей на яшму.

На следующий день Йэнно снова читал в библиотеке. На безымянном пальце левой руки прижилось кольцо. Йэнно сам не понимал, как Ирчи удалось сделать его по размеру.
В дверь постучали.
-Войдите, - сказал Йэнно. Он думал, что это Ирчи, но вошла принцесса. Девушка остановилась перед столом, не решаясь подойти. Йэнно молча похлопал ладонью по скамье рядом с собой.
Аэни села.
-Что ты читаешь? - спросила она. Йэнно показал обложку словаря и добавил:
-Читаю про язык орков, который считается забытым.
Аэни поёжилась:
-Зачем?
-Хочу понять, - твёрдо ответил Йэнно.
-Что понять?
-Кто я.
Аэни вздохнула:
-Ты самый лучший человек на свете.
-Да дело не в этом, - Йэнно горько усмехнулся, - А у тебя красивое платье, - заметил он.
Принцесса смутилась и показала на вышивку:
-Видишь, оно с оленями... Тебе нравится?
Йэнно кивнул.
-А что у тебя с рукой? – спросил он. Запястье принцессы было перевязано, потом Йэнно заметил царапины и на второй руке.
Аэни улыбнулась:
-Это ядовитый плющ. Мы с Эрхано в лесу в какие-то кусты влезли. У меня-то ещё ничего, а он без рубашки был...
Йэнно тоже улыбнулся:
-А на второй руке?
-А это мы в гору лезли за цветами.
На сердце у Йэнно потеплело. Теперь он точно знал: срастётся.
-Эрхано хороший, - улыбнулась Аэни, - столько интересного мне показал. Но всё же...- она не закончила, - Йэнно, зачем тебе язык орков?
-Меня воспитали орки, - ответил Йэнно, - с этим ничего не поделаешь. Да и не надо с этим ничего делать. Просто это так. И с Ирчи та же история.
-И с... ней? - осторожно спросила Аэни.
-Да, - кивнул Йэнно.
-Но я же не виновата, что меня не воспитали орки, - тихо и как-то растерянно сказала Аэни.
Йэнно усмехнулся, вспомнив, как Ирчи в пещере пыталась сама себе вывихнуть руку. И как Эрхано в детстве после совместного купания в реке пытался нацарапать себе такие же, как у Йэнно, шрамы. Все они, ученики, такие.
-И что ж вы у меня такие дурные-то? - притворно посетовал Йэнно, - И как же я вас оставлю-то?
-А ты куда-то уезжаешь? - испугалась Аэни.
Йэнно кивнул.
-Ненадолго. Где-нибудь к весне, думаю, вернусь. Уже шиповник зацветёт, крапива, одуванчики... "И у вас уже срастётся", - мысленно добавил он.

Они с Ирчи стояли у опушки леса. Йэнно держал в поводу прекрасного осёдланного коня с поклажей. Ирчи стояла рядом, немного раздражённо поправляя ненавистную заколку на белых волосах - на этот раз латунную, самодельную. Девочка была одета в рубашку, дорожную куртку и штаны для верховой езды.
Йэнно и Эрхано крепко обнялись.
-Ну, кто тут плачет? - тихо и неодобрительно сказал Йэнно ученику, - а ещё будущий король и муж, называется.
-А никто и не плакал! - насупился Эрхано.
-Ну вот и хорошо.
-А ты правда вернёшься? - спросил принц.
-А куда же я денусь? - улыбнулся Йэнно, - у меня тут ученик, а у Ирчи - учитель. Вот найдём своих и назад.
-Ох, Учитель, - улыбнулся Эрхано - тебя невозможно понять.
-Так на то и учитель, - отозвался Йэнно, - ну до встречи. Не обижай принцессу!
Он повернулся спиной к ученику, взял коня под уздцы и пошёл к лесу.
-Ну что, Ирчи, - улыбнулся Йэнно, - пойдём своих искать?
-Думаешь, найдём? - по лицу Ирчи тоже проскользнула редкая улыбка.
-Должны найти, - ответил Йэнно, - вдруг они писать не умеют. Да и вообще... В той книге просто безобразно мало слов из их языка! Даже нет твоего самого главного.
Ирчи залилась краской и убежала вперёд, отталкивая ветки, бьющие по лицу.
Конечно, теперь Йэнно понял значение слова "рчхиг", а поняв его, он окончательно убедился в том, что нужно разыскать остатки не-иртха. Если уж в их языке есть такие слова, которые знают далеко не все люди, этот народ не может, просто не имеет право кануть в безвестность.
Конечно, Йэнно никогда не признается Ирчи, что понял значение этого слова. А она не перестанет называть его так, делая вид, что верит.
Йэнно шёл между стволами, иногда прикрывая глаза от ярких солнечных лучей, и почему-то именно сейчас он видел то Къеллин - будто она стоит, опершись на свой арбалет, и улыбается ему, - то Старуху Репейник, задумчиво перебирающую в толстых тёмных пальцах головки пижмы и листики чемерицы.
Одиночество – мой кокон.
Мой клинок – в ладонях мира.
Снится мне твой тёмный локон
И тяжёлая секира.

И твой плач в объятьях ночи,
В жаркий полдень – смех у горна.
Счастье памяти короче,
И любовь – навеки в чёрном.

Мир от вздоха и до крика,
Мир от шага до паденья.
На клинке мелькает бликом
Чья-то жизнь – одно мгновенье.

Я не первый и не равный,
Не чужой и не далёкий.
Мою жизнь отплачут травы,
Мою смерть отвоют волки.


*Строчка из песни Мартиэль «Эльфы Тьмы».


Возможность оставлять отзывы отключена автором