Прислужник

Джен
NC-17
Завершён
130
Размер:
270 страниц, 35 частей
Описание:
Примечания:
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
130 Нравится 5 Отзывы 81 В сборник Скачать

Часть 6

Настройки текста
      После этого локация изменилась. Теперь я был учеником ярмарочного целителя, и наконец дошел до использования магии. Но использовать приходилось не так, как я предполагал. В мои обязанности входила варка лечебных зелий, подготовка притирок, мазей и порошочков, которыми торговал целитель.       Поначалу, я только вливал в зелья ману когда это требовалось, и толок в ступе выданные мне растения. Постепенно лавочник спихивал на меня все более ответственные действия, и некоторое время спустя полностью переложил заготовку товара на меня.       Тут атмосфера была уже не такой грустной, и даже в чем-то мне понравилась. Клиенты приходили самые разные. Были те, кто действительно имел со здоровьем проблемы. На таких, лавочник учил меня диагностированию болячек, и подбору нужного лечения.       Отдельной, довольно крупной категорией клиентов шли мужики, которые краснея и запинаясь объясняли, что им нужно средство для поднятия мужской силы. Таких целитель внимательно выслушивал, и в зависимости от причин выдавал разные настойки.       Еще одной крупной категорией шли барышни, желающие приобрести зелье приворота. Первый раз, когда я услышал это предложение, как раз стоял за прилавком.       Недолго думая, я вручил жаждущей любви девушке афродизиак, но подошедший хозяин с извинениями забрал его у покупательницы. Взамен он дал ей обычное общеукрепляющее зелье, сказав, что это и есть приворотное.       После этого, он пустился в долгие объяснения, как именно его нужно применять. Тараторя при этом так быстро, и выставляя такие условия для применения, что я уверен – половину объяснений девушка забудет, а если и нет, то они все явно были выдуманы хозяином только что, и нужного эффекта в любом случае покупательница не получит.       Загруженная информацией девушка, заплатила за зелье, и вышла из лавки, явно прокручивая в голове полученные только что инструкции, в попытке ничего не забыть.       На мой недоуменный взгляд, хозяин ответил.       - Эта девушка приходит сюда уже четвертый раз, и каждый раз у нее какая-то новая, непреодолимая влюбленность, – пояснил он, – Да и вообще – зелья приворота, это неэтично.       Я недоуменно посмотрел на отобранный у покупательницы, вполне рабочий афродизиак, который все еще находился в руке у хозяина лавки, на что он сказал.       - Не забивай себе пока что голову. Позже сам поймешь в каких случаях его имеет смысл использовать.       И я действительно понял. Как понял еще очень многие вещи, главная из которых – больному не всегда нужно давать то, что он просит. Кому-то достаточно было объяснить, что просимое невозможно, или крайне пагубно на него подействует. Другие не слушали разумных доводов, и тогда приходилось давать плацебо, вместо настоящего препарата. Третьим просто нужно было с кем-то поговорить.       Пожалуй, главной пользой этого этапа обучения целительству стало не изучение различных зелий, а опыт общения с людьми, и умение видеть за словами – реальные нужды человека. Хотя и варка зелий лишней не будет.       Несмотря на понимание того, что все люди с которыми я общался были лишь придуманными Шинем алгоритмами, воспринимать их просто как учебный материал не получалось. Каждый обладал какими-то своими чертами, которые оживляли учебный образ.       Ярморочный целитель, который за образом балаганного шарлатана скрывал натуру врача, действительно заботящегося о своих пациентах. Больные, за каждым из которых скрывалась какая-то история. Мальчишка, торгующий пирожками, изредка забегающий в лавку продать свой товар…       Все это вызывало желание отбросить свое осознание нереальности происходящего, и пожить какое-то время настоящим учеником ярмарочного целителя, а не лишь отыгрывающим роль актером. Что я в итоге и сделал, и получил за это массу положительных воспоминаний.       Но этот этап обучения тоже закончился, и начался следующий.        Очередная смена локации была ожидаемой, хотя я и не прочь был еще какое-то время остаться на предыдущей. Даже немного взгрустнул. Но долго грустить мне не дали. Подобно первой зоне, тут ко мне тоже подбежали, и потащили в неизвестном направлении.       Правда тут это делал молчаливый старик со шрамом наискось через все лицо. За руку он не хватал, а просто спросил.       - Новенький? – и не дожидаясь ответа сказал, – Пошли.       После чего развернулся, и шаркающей походкой повел меня в сторону большого здания, напоминающего ангар. Внутри это помещение было забито матрасами, на которых лежали больные разной степени тяжести.       Насколько я понял по лежащим у кроватей вещам, и отдельным отрывкам из бесед, которые удалось услышать – это было чем-то вроде полевого госпиталя в тылу ведущей войну армии. Самой армии я снаружи не увидел, и звуков боя не слышал, но пока мы шли, внесли новых раненых.       Провожатый передал меня на руки представительному старцу, с густой длинной бородой, и немного уставшими глазами. Его мне представили как мастера целителя.       Мастер был занят тем, что пытался правильно расположить вывалившиеся из распоротого живота внутренности, у находящегося без сознания молодого солдата. Мной ему заниматься было некогда, и он просто махнул рукой в сторону раненых – иди мол, помогай чем можешь.       Если бы не предыдущие локации, не знаю что я смог бы тут сделать. Резерва было катастрофически мало, а больных много. Очень скоро, я сделал вывод, что к примеру открытый перелом можно вылечить сразу заклинанием, но при этом, если до его применения вставить кость на место, то маны потратиться в десятки раз меньше.       Эта локация оказалась последней, и больше не менялась. Тут я в полной мере отработал выученное ранее. Магии хватало очень ненадолго, и в ход шли зелья и обычная медицина. Причем зелья пригодились и мне самому, так как некоторые из них помогали восстанавливаться энергетическим каналам, которые чисто магическим путем мне пока что восстанавливать было сложно.       Резерв понемногу рос. Но скоро я уперся в свой теперешний потолок по заклинаниям, и понял, что использовать что-то действительно мощное для исцелений пока не могу. Резерв будет расти долго. Но у меня появились идеи как повысить свою эффективность в исцелении. Даже не переходя на более энергоемкие магические конструкты.       Все доступные заклинания исцеления уже были освоены. Использовать только их – быстро наскучило, и я решил расширить список изучаемых дисциплин.       

***

      Двенадцать лет спустя       Огромная аморфная масса с глухим чпоком врезалась в стену напротив которой секунду назад стоял я. К счастью меня там уже не было, так как за мгновенье до столкновения удалось отбросить себя телекинезом в сторону.       Полезная все же это оказалась штука. Конечно использовать телекинез как дополнительные вооруженные конечности не вышло. Но оказалось, что применение его на себя короткими импульсами – позволяет неплохо увеличить свою маневренность во время боя.       Из-за того, что длится подобное применение пару миллисекунд, успеть его засечь и прервать довольно проблематично. Так что теперь я могу прыгать по воздуху, отталкиваясь от него ногами, аки нинзя, и бросать свое тело из стороны в сторону, уводя его из-под атак по самым неестественным траекториям.       Огромное пятно, выглядящее, как одна сплошная оголенная мышца с кусками заостренных костей, торчащими из нее в беспорядочном положении, стекло на пол и собралось в колючий двухметровый шар. Секунду побыв в таком положении, шар выставил наружу кости, став похожим на оживленного некромантией ежа, и набирая скорость покатился в мою сторону.       Несмотря на довольно приличные обороты, которые существо успело набрать, оно моментально сменило направление движения, как только я в очередной раз отбросил себя в сторону.       Похоже оно уже начало подстраиваться под этот мой трюк, и заставлять его врезаться по инерции в стену с каждым разом становилось сложнее. Если в начале нашего противостояния я отпрыгивал от разогнавшегося «ежа» за два метра до столкновения с ним, и существо гонимое инерцией расплывалось пятном по стене, то в последний раз пришлось отпрыгивать за десять сантиметров до встречи с его иглами. При меньшем расстоянии, оно успевало сменить направление.       Внезапно шар остановился, и его плоть пошла буграми, меняя свои очертания, пока не превратился в гротескную человеческую фигуру с двумя костяными мечами, растущими из рук. Как только трансформация завершилась, голем из плоти двинулся в мою сторону. Первые несколько шагов он сделал неуверенно, как бы привыкая к своей новой конфигурации, но затем с каждым шагом его движения становились все увереннее. Забавная зверушка.       Решив не отставать от монстра, я тоже вырастил у себя из рук два костяных клинка. Они были не настолько большими как у него – всего шестьдесят сантиметров противего полутораметровых. Но если у существа это были сложенные из костей абы-как поделки, то мои клинки выглядели почти как настоящие, если не считать белого цвета и того, что вместо рукояток у них были мои руки.       По свойствам мое оружие вполне могло потягаться с настоящими мечами, а вот у зверушки – вряд ли. Первое же столкновение наших клинков подтвердило мое предположение. Оружие зверя отпало, и в месте столкновения, находился чистый срез. Все же оригинал оказался сильнее поделки, которую с него же и делали.       Поняв что тут ему ничего не светит, зверь опять изменил форму, расплывшись бесформенной лужей, и в таком виде остался. Дальше пошла веселая игра в догонялки, где лужа, мгновенно выращивая себе в непредсказуемых местах новые конечности, отталкивалась ими от пола и стен, и пыталась сбить противника с ног, чтобы можно было опутать меня собой и сожрать. Я же прыгал по комнате как стрекоза, отталкиваясь от стен, пола и иногда от воздуха.        Попрыгав так пару минут, я понял, что существо показало все, на что было способно, и ничего нового, увидеть уже не удастся. Тогда я синтезировал в своем теле сильнейшее снотворное, и вырастив небольшую иглу, на которую и нанес яд, отправил ее в существо.       Через десять секунд, существо окончательно затихло, расплывшись по полу совсем уж жидкой слизью, и то, что оно еще живо, выдавала лишь редкая дрожь поверхности этой лужи.       Покинув испытательный полигон, я отправился к создателю этого дива.       Кор стоял в белом халате у голографической доски и с довольным видом разглядывал непонятные мне графики и столбики чисел, висевшие рядом с изображением полигона, в котором сейчас отсыпалось животное.       - Ну как тебе новый эксперимент? – заинтересованно спросил он, когда я зашел.       - Поразительно, – Честно признал я, – Все, что мне было известно до встречи с твоим созданием, говорило, что мышцы могут сокращаться только в одном, иногда в очень редких случаях в двух направлениях. Тут же, твой зверь…       - Морфи, – перебил меня эльф.       - Твой Морфи, – не стал спорить с ним я, – состоит, насколько показали мои сканирующие конструкты, всего из одной мышцы, и при этом может напрягать ее в любом направлении. Да к тому же может делать эту мышцу желеобразной, перемещать внутри нее свои же кости, и копировать, пусть и совсем криво – формы других существ. Причем магии в его действиях я не заметил. Все на чистой биологии. У меня даже догадок нет, как тебе удалось такого добиться.       Расписался я в собственном бессилии относительно этого вопроса.       - Все так, кроме того, что он может делать мышцу желеобразной. Наоборот, он может делать ее твердой, а желе это ее естественный вид, – Поправил меня эльф.       - Но за признание моих заслуг спасибо, – добавил Кор, и судя по его виду, мое незнание как именно он добился подобного эффекта приятно грело душу химеролога.       - Да не за что.       Время близилось к обеду, и мы направились в обычное место сбора лугасов.       - Если честно, если бы не отчетливое ощущение жизни, идущее от Морфи, я бы принял его за некромантическую тварь, – сказал я, чтобы занять время в пути.       - Так и было задумано. Ты не представляешь скольким функционалом пришлось пожертвовать, чтобы сделать животное именно таким, – с улыбкой ответил Кор.       - Зачем же тогда такие жертвы?       - Основная цель сделать существо для запугивания. Вид переваривающегося внутри этой твари человека наверняка не добавит мужества сражающимся. Неуязвимость к не магическому оружию, оставит только один выход – бежать, – пояснил эльф.       - Но маг его прихлопнет даже не заметив, – справедливости ради, добавил я.       - Пока да, но я над этим работаю, – задумчиво ответил химеролог, и я поежился, представив, что за тварь это будет лет через сто, когда он наберется еще больше опыта в создании разных существ.       - Кор, а ты часом не из темных эльфов? – спросил я.       - Нет, а что? – отвлекся от своих кровожадных мыслей лугас.       - Это они обычно занимаются экспериментами по созданию разных монстров. Светлым вроде как не положено.       После недолгих размышлений, Кор ответил.       - У меня прабабушка из темных. Может это как-то повлияло. Но вообще, без разницы, из-за чего у меня появились подобные увлечения. Просто нравиться создавать новых, несуществующих ранее созданий. Неважно агрессивных, или нет.       Это действительно было так. Эльф создал уже целый зоопарк разнообразных химер. И хотя большая часть из них обладала нездоровой склонностью атаковать все живое, были там и мирные особи.       Скорее всего, целью их создания была непреодолимая тяга эльфов к прекрасному. Бывало, я часами бродил по созданному совместно Кором и Шустом заповеднику, куда они высаживали и заселяли мирные результаты своих экспериментов.       Непуганые звери, несуществующие ни в одном другом мире, абсолютно не боялись чужого присутствия. Некоторые сами подходили и с интересом обнюхивали незнакомое им существо. Некоторые ластились. В воздухе летали необычные бабочки, стрекозы, и совсем уж непонятные насекомые, которые вносили дополнительные краски в и без того колоритные местные виды.       Растения измененные магией природы, имели причудливые формы и расцветки, но невероятным образом органично вписывались в окружающий пейзаж, смотрясь в нем на удивление природно. А вот обычные растения, наверняка казались бы чем-то неестественным. Но таких тут не было.       

***

      - Как прошло испытание новой химеры? – спросил Клиз, когда мы с эльфом дошли до столовой и разошлись по разным столикам. Кор отправился к Шасту обсуждать какой-то новый проект.       Два мага природы в последние годы периодически участвовали в экспериментах друг друга. Впрочем, за последние годы, тут уже почти все со всеми успели поработать в совместных проектах. Иногда для особо масштабных действий собиралась вместе даже вся наша небольшая команда.       - Как обычно – результат невероятен, – похвалил я эльфа.       - Даже так? – послышалось удивление в мысленной речи иллитида, – Что на этот раз?       - Если отбросить чисто биологические штуки, он как-то сумел скопировать и передать химере мое умение из магии плоти – выращивать костяные клинки. Принцип немного другой, и смоими не сравнятся, но если так пойдет и дальше, то лет через пятьдесят его монстры вполне смогут посоперничать с нами в спаринге, используя в бою наши же умения.       - Хм. Забавно, – задумчиво сказал Клиз, – Думаю, тебе стоит поработать наконец над ментальной защитой.       - ? – недоуменно глянул я на приятеля, – Откуда такие выводы?       - Помнишь то устройство, что сделал Кор, для копирования и анализа техник неизученных нами школ магии, для последующей передачи этих техник своим зверушкам?       - Ну да. Как раз перед началом выращивания последней химеры, он просил меня создать в этом устройстве свои костяные клинки.       - Ну так вот, недавно я создавал в нем же псионический удар, – сказал Клиз.       От такой новости я поморщился. Наверняка в исполнении очередной химеры, удар будет таким же убогим, как и пародия на мои сабли. Но несмотря на посвященное магии разума время, до защит я пока за ненадобностью так и не дошел.       А теперь, придется отложить изучаемые сейчас магию плоти и крови, которые кроме своих собственных преимуществ – неплохо дополняли целебную. И посвятить какое-то время на психические защиты.       В принципе до этой новости от Кора, подобное не горело. Но после того, как я начал часто бегать к эльфу за консультациями по изучаемым мною разделам магии, которые тот частично знал в силу своей специализации, тот завел дурную привычку тестировать всех новых особей на мне.       Это объяснялось тем, что из-за отставания по резерву, и относительно непригодных в бою разделов изученной магии, разрыв по боевым характеристикам между мной и его зверушками, был меньше, чем у любого другого члена нашей группы.       Даже Рыцарь, который не очень много времени уделял боевке, и был в этом направлении весьма слаб, все же опережал меня. К тому же мои способности довольно неплохо подходили для нелетальной победы над монстрами. Судорога в желудке, либо отравленная сонным зельем костяная игла – явно наносят меньше вреда здоровью существ чем фаербол от Руби, или воздушная мясорубка от Дри. А Кор очень дорожил своими созданиями.       Придется в спешном порядке осваивать ментальные защиты. Судя по опыту, отвертеться от назойливого эльфа, вряд ли выйдет.       - Спасибо за предупреждение, – поблагодарил я Клиза, – А твои успехи как?       Вместо ответа, воздух над иллитидом задрожал, и его очертания поплыли. Через секунду, передо мной оказался одноглазый пожилой моряк. Правда превращение прошло немного криво, и со щеки человека свисало одно из щупалец иллитида, которое почему-то не исчезло после превращения. Но все равно, это было круто – учитывая, что заниматься метаморфизмом Клиз начал только неделю назад.       - Здорово, – даженемного завидуя подобным способностям, произнес я. Несмотря на владение магией разума, до подобных способностей в усвоении информации, мне все еще было далеко, – Не пробовал еще обычную пищу?       - Толькхапхослэтвойээйчаастидаговорха, – коверкая слова, от непривычного способа общения, в кривой усмешке ощерился моряк, от чего стал похож на бывалого пирата.       Я лишь усмехнулся. Ждать исполнения моей части договора ему придется еще долго.
Права на все произведения, опубликованные на сайте, принадлежат авторам произведений. Администрация не несет ответственности за содержание работ.