Прислужник

Джен
NC-17
Завершён
130
Размер:
270 страниц, 35 частей
Описание:
Примечания:
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
130 Нравится 5 Отзывы 81 В сборник Скачать

Часть 17

Настройки текста
      Безымянный       В противоположность Ларму, Стефия оказалась вполне адекватной.       После прощания с Шинем, открытый ей портал привел нас к ней в домен. С моими несколькими пещерами, это даже сравнивать нельзя. Территория домена оказалась размером с большой мегаполис моего родного мира.       В целом, все пространство можно было поделить на четыре равные зоны, соответствующие временам года. Они никак не были отгорожены друг от друга, но визуально границы перехода между сезонами очень сильно бросались в глаза.       Если в природе, переход от одной климатической зоны к другой всегда был плавным, то тут создавалось ощущение, что границы между временами года просто прочертили под линейку, ограничив их влияние строго отведенной областью.       Переходного участка не было в принципе. Во время экскурсии, мне запомнилось дерево, стоящее у границы летнего и осеннего участков. Большая его часть находилась в летней полосе, и была с зеленой кроной. Но несколько веток, выходило в зону осени, и листья на них были всех расцветок желтого и красного цветов.       Как раз, когда мы проходили мимо, подул ветер, и дерево согнувшись, оказалось кроной в зоне осени. Еще мгновение назад зеленые листья, моментально окрасились в осенние цвета. Несколько секунд спустя ветер стих, и ствол распрямился, возвращая дерево в естественное положение. Листья опять обрели летнюю расцветку.       За свое посмертие, я уже отучился удивляться проявлениям магии, но этот эффект, вызвал во мне ощущение какого-то детского восторга.       В центре домена, времена года сходились в одном месте. Я с интересом наблюдал за деловито снующим в летней полосе горностаем. Бурое животное, с белой шейкой, что-то вынюхивало на земле. Вероятно, выслеживало себе грызуна на обед.       Продвигаясь по следу, зверек слегка замешкался у границы зимней зоны, но все же решился ее пересечь, отчего его окрас тут же сменился на белый. Резкая смена погоды явно не пришлась животному по душе, даже не смотря на ставший более густым мех. Бросив поиски добычи, горностай недовольно что-то прострекотал, и быстро миновав прыжками снежные завалы, убежал куда-то в осеннюю полосу, где его окрас опять сменился.       Поселиться я пока решил в зимней части домена. Хотя в человеческой жизни, мне не очень нравились холода, за все посмертие, еще ни разу не довелось увидеть снега, так что даже успел по нему соскучиться.       Для проживания, мне выделили небольшой сруб. Впрочем его размеры не имели никакого значения. Все здания в домене, имели выход через пространственные порталы к замку, служащему главной резиденцией Стефии.       Первые пару месяцев, я посвятил отдыху. Создал себе обычное человеческое тело, и наслаждался ничегонеделанием. Днем, бродил по разным климатическим участкам, проходя к ним через главную резиденцию, чтобы сократить путь. А вечерами завел себе привычку закутываться в плед, и расположившись в кресле перед окном, смотреть на царящую за стеклом вьюгу.       Как оказалось, у меня были соседи. Семейство белых медведей обитало поблизости. Как и все остальные звери в обители Стефии, они абсолютно не боялись посторонних. Иногда я носил им рыбу, которую ловил на удочку в осенней зоне, и наблюдал за игрой медвежат, похожих на большие плюшевые игрушки.       Хозяйка домена никак такому времяпровождению не препятствовала. Лишь поинтересовалась, не нужно ли мне что-нибудь, и больше никак своего присутствия не проявляла, предоставив меня самому себе. Лишь раз в неделю, меня приглашали на чаепитие, во время которого разговоры на отвлеченные темы, перемежались рассказами о различных нюансах существования лугасов.       Подобное мирное существование, разительно отличалось от всего, что свалилось на меня после смерти. Никуда не нужно было бежать, ничего не нужно делать. Только тут я понял, насколько уже устал за примерно шестьсот лет существования в режиме постоянной гонки с самим собой, и получил такой необходимый мне отдых.       Но постоянный отдых приедается, и чтобы сохранить в памяти хорошие впечатления от проведенного времени, я решил не ждать, пока такое времяпровождение станет меня тяготить.       За очередной встречей со Стефией, я завел разговор о том, что делать дальше.       - Уверен, что уже достаточно восстановился? – спросила девушка.       - Да, вполне, – с чистым сердцем ответил я. Сейчас был как раз тот момент, когда отдых еще не успел надоесть, но уже появилась жажда действий.       - Хорошо, тогда через пару дней будем учить тебя отправляться в мир живых.       

***

      К назначенному времени, я пришел в холл главной резиденции. Стефия была уже тут, и поздоровавшись, мы отправились в зал для медитаций.       Под руководством девушки, я устроился на матах в упрощенный вариант позы лотоса, и начал входить в расслабленное состояние сознания.       Стефия села напротив в том же положении что и я, и управляла процессом. Спустя недолгое время, внешний мир исчез, и осталось только ощущение глубокого погружение в себя. На краю сознания, раздавался негромкий голос девушки, который не сбивал концентрацию, а лишь указывал, на что именно нужно обращать внимание.       Небольшое время спустя, я начал слышать какие-то тихие звуки внутри сознания. Чем больше я на них сосредотачивался, тем сильнее они становились, постепенно перерастая в сплошной гул. Плач, мольбы, проклятия – тысячи голосов говорили одновременно, непостижимым образом не смешиваясь между собой.       Голоса достигли громкости громовых раскатов, и каждая просьба звучала уже как требование, и отдавалась неприятной болью в сознании. Перекрывая общий поток звуков, в голове раздался тихий, но отчетливо слышный голос девушки.       - Дальше заходить не нужно, иначе можно навеки потерять себя в чужих проблемах. Давай немного обратно.       Я послушно постарался уменьшить громкость звуков, но удалось это не сразу. Голоса не хотели отпускать, врезаясь в голову, и заставляя против воли погружаться в проблемы незнакомых мне существ. Но все же мне удалось уменьшить их громкость. Теперь поток просьб опять звучал негромко. Требующие интонации, сменились на просящие, и чужие эмоции перестали пытаться заменить мои собственные.       - Так лугасы слышат молитвы, – пояснила Стефия, – Те голоса, которые ты слышал сейчас, это сильные эмоции, вызванные чаще всего серьезными проблемами и потрясениями. К ним тебе приступать еще рано. Попробуй услышать более тихие голоса.       Тихие голоса оказалось услышать довольно трудно. Если бы я точно не знал, что они звучат, никогда не смог бы вычленить их из общего потока. Но когда это все же удалось сделать, я понял, что на самом деле их в десятки раз больше, чем громких.       Эмоции, сопровождавшие этот диапазон молитв были слабее чем предыдущие. Пропуская их через себя, я не боялся, что они захлестнут, и утянут мое сознание.       - Тут ты не встретишь просьб о помощи в битве, о мести, или излечении серьезной болезни. Самые частые молитвы в этом разделе, направлены на помощь в бытовых вопросах, успешную сдачу экзамена, или удачу в сделке. Остановимся пока на них. Попробуй сосредоточиться на одном из звучащих голосов.       Не выбирая долго, я выделил для себя первый попавшийся голос, и начал вслушиваться в него. Разобрать отдельные слова не получалось. Только общий фон одиночества, который шел от речи на незнакомом для меня языке.       Как только этот голос заглушил все остальные, мое сознание потянуло к нему.       

***

      Поначалу все происходило так же, как в иллюзии на испытании. Я перемещался по энергетической линии, а мимо с дикой скоростью пролетали отдельные миры, и целые галактики. Единственное отличие было в том, что рядом ощущалось присутствие Стефии.       Различия начались с момента прибытия к нужному миру. Выпав из большой энергетической линии, я продолжил направляться к миру по небольшому ее отростку. Но планета была все ближе, а видения не появлялись. Зов так же был слышен, но создавалось ощущение, что человек, испускающий его, и сам толком не знает чего хочет.       Когда земля уже была видна, случилось и вовсе странное. Направление моего падения, и точка из которой исходил зов, как оказалось не совпадали.       Долетев наконец до земли, и оказавшись в теле, я не понял, что вообще произошло. Никаких воспоминаний предыдущего владельца мне не досталось. Энергетическая система организма была не просто неисправна, как в раненном, или умирающем теле, а отсутствовала напрочь. Ощущения тела так же отсутствовали.       Был в этом и плюс – если нет энергетической системы, то ее можно и не бояться повредить. Так что, я жадно присосался к каналу маны, ведущему к моему далекому астральному телу, и стал прямо на месте создавать грубый каркас энергосистемы, который позволит потом настроить это тело уже нормально.       Занял этот процесс в отличии от предыдущих раз довольно много времени. Возможно часа два. И судя по тому, что никто меня за прошедшие часы так и не потревожил, никакой опасности вокруг не было, и можно было особенно не спешить. К тому же дух Стефии все еще ощущался рядом, так что я решил утолить свое любопытство, и создал простенькое заклинание магического глаза, транслирующее визуальное изображение напрямую в сознание.       Магический конструкт располагался в районе глаз, и так-как мышц я по-прежнему не чувствовал, то поднес руку телекинезом в зону его видимости. Примерно с минуту, я рассматривал гниющий кусок мяса с костями, который теперь был моей рукой. Покрутил ее вокруг своей оси, сжал и разжал пальцы, от чего часть копошащихся в мясе опарышей выпали на землю.       Кроме прочего, всех этих манипуляций не выдержал изрядно подгнивший локтевой сустав, который к тому же оказался частично надрубленным, и конечность оторвавшись от тела, осталась висеть в воздухе, окруженная роем мух.       Такого поворота я не ожидал, но увиденное сразу объяснило отсутствие памяти и ощущений тела. Отчасти это даже радовало. Не хотел бы я почувствовать источаемый сейчас мною смрад.       Выбравшись из земли, тонким слоем которой было присыпано тело, я уселся рядом с ямой, и принялся приводить свой сосуд в относительный порядок. Это оказалось полегче, чем создавать с нуля, но учитывая то состояние в котором он находился – не намного.       Первым делом, я нарастил себе всю энергосистему, чтобы иметь возможность нормально оперировать маной, а затем запустил в теле восстановительные процессы – сначала используя некромантию, для приведения мертвых тканей в близкое к живому состоянию, а позже и целительство, чтобы оживленные ткани привести в тонус и насытить питательными веществами.       Весь необходимый материал брал из окружающего меня мира. Очень помогли в этом плане заполняющие тело опарыши, ползающие в земле дождевые черви и летающие вокруг насекомые. Умертвив их, я отправил некромантическое заклинание собирать нужный мне строительный материал, и спустя полчаса, передо мной завис розовато-желтый шар плоти, размером миллиметров сорок в диаметре.       По мере восстановления, от шара исходил такой же розовый туман, который направлялся на регенерируемые участки, перенося с собой все необходимые питательные вещества. Параллельно, нужные нутриенты поступали так же и из окружающей растительности.       Спустя десять часов, когда над лесом поднялось солнце, все манипуляции с телом были окончены. Я с облегчением очистил с себя заклинанием слизь, покрывающую все тело сантиметровым слоем. Это были различные токсины, выводимые в процессе регенерации.       Создав себе магическое зеркало, я критически осмотрел полученный результат. На меня смотрел тощий тридцатилетний мужчина – безволосый и безбородый. Отсутствие волос было связано с тем, что в окружающей меня растительности и насекомых не оказалось достаточного количества нужных для построения полноценного тела веществ. Так что самые ненужные части, вроде волос и ногтей, пока отсутствовали.       Думаю по дороге к месту зова, этот недостаток удастся устранить.       - Ну как? – спросил я у стоявшей рядом в форме духа Стефии.       - Красавчик, – вынесла вердикт девушка, – оденься только. А то красоту голого мужского тела способны оценить далеко не все из тех, кого тебе доведется встретить в скором времени.       - Ой, – густо покраснев, я наколдовал по быстрому иллюзию одежды, – Извини. Этот момент, я совсем упустил из виду.       - Ничего, – равнодушно пожала плечами Стефия, – После нескольких тысяч лет, перестаешь придавать большое значение наготе.       Обыскав взглядом округу в поисках настоящей одежды, которую можно было легко починить бытовым заклинанием, я с удручением заметил насколько негативно, мое оживление повлияло на природу.       Трава утратила жесткость, и большие стебли безжизненными буро-зелеными тряпками устилали землю вокруг. Та же судьба постигла и листья деревьев, почерневшие и безжизненно обвисшие на ветках. Стволы на первый взгляд сохранились в целости, но внутреннее ощущение говорило, что они так же уже мертвы.       Мухи и опарыши впитались почти полностью, только кусочки хитина остались валяться на земле. Да и от тех остались только просвечивающиеся на солнце контуры. Веществ, которые оказались не нужны организму, в хитине было мало.       Остатки одежды так же валялись рядом. Но из них заклинания так же выпилили большую часть составляющей их материи, так что проще было создать что-то новое, чем восстанавливать эти невнятные обрывки.       Если бы я был суеверным крестьянином, обязательно свалил бы все на губительный эффект некромантии. Но на деле все было гораздо прозаичнее – заклинания брали нужную материю из окружающей среды, не заботясь о сохранности окружающего. Думаю, если бы рядом был человек или животное, то они, как наиболее богатые нужными веществами источники, лежали бы сейчас высушенными мумиями рядом.       Не желая оставлять после себя подобный шрам на теле леса, я запустил восстановительные процессы в живой природе. За несколько дней, из-под земли и соседних участков леса сюда стянет достаточно питательных веществ для того, чтобы восстановить то, что я испортил, и при этом не наделать новых повреждений в тех местах, откуда эти вещества будут браться.       - Что теперь? – спросил я, у терпеливо ожидающей Стефии.       - Иди на зов.       Прислушавшись к своим ощущениям, я понял, что зов так и не пропал. Просто за своими заботами, я перестал обращать на него внимание.       Через час продвижения по лесу, все еще было непонятно сколько времени предстоит потратить чтобы добраться до нужного места. Ощущение зова, указывало только общее направление движения, но не расстояние.       Магией я решил себе дорогу не упрощать, так как дело, которое привело меня в этот мир, было явно несрочное. Пробираться по звериным тропам быстро надоело, и чтобы немного себя развлечь, я завел разговор с идущей рядом девушкой.       - Скажи, почему меня постоянно закидывает либо в уже умирающих разумных, либо вообще в их трупы? Неужели нельзя создать тело на месте, или вообще обойтись призрачной формой? Ты ведь сейчас не в телесной форме, и вроде чувствуешь себя вполне нормально.       Стефия глянула на свои просвечивающиеся руки и улыбнулась.       - Я тут только как наблюдатель, поэтому тело мне не нужно. В призрачной же форме, лугасы имеют право лишь наблюдать за происходящем в мирах, но вмешаться не получиться.       - А если попробовать? – задал я вопрос.       Вместо ответа, девушка просто просунула свою призрачную руку через мою грудную клетку. Рука не встретив сопротивления прошла насквозь. Никаких ощущений я при этом не почувствовал.       - Понятно. А магия?       - Магия также недоступна. Мы являемся в мир только для помощи его обитателям, и в качестве сосудов, можем использовать только тело одного из них. Форма духа, дает возможность быть лишь безмолвным наблюдателем. Это правило, прописано в самой нашей природе. Многие пытались его обойти. Пока безрезультатно. Попробуй, может у тебя получиться, – поощрительно улыбнулась девушка, но по мимолетной улыбке, тронувшей ее лицо, было понятно, что в успех данного предприятия она не верит.       - Печально, – тяжко вздохнул я.       - Что тебя настолько расстроило? – удивленно подняла бровь Стефия.       - Я надеялся побывать в разных мирах, и лично ознакомиться со всеми их достопримечательностями. А в форме духа, многое останется недоступным. Это печально, – опять вздохнул я.       Девушку мое расстройство позабавило. Тепло улыбнувшись, она сказала.       - Не все так плохо. Примерно раз в десяток заданий – зависит от их сложности, у нас есть право посетить любой понравившийся мир в телесной форме. Не по заданию, а просто с целью отдыха, учебы и ознакомления. В основном это правило действует только на молодых лугасов. Старые прислужники обычно не злоупотребляют возможностью отлынивать от работы, и это ограничение для них пропадает.       - Звучит неплохо, – приободрился я. Правда вспомнив, что «старые», по меркам лугасов, это реально прожившие очень-очень много лет, опять немного приуныл. Но в конце-концов, хотя бы в отдаленной перспективе, я смогу достаточно попутешествовать по мирам в свое удовольствие. А в форме духа, насколько я понял, можно и сейчас.       - По-моему пришли, – сказал я, когда мы вышли на небольшую, укрытую от взглядов деревьями полянку, с расположенным по ее центру деревянным срубом.       Чувство зова, ясно указывало на то, что вызвавший меня в этот мир человек, находиться внутри дома. Еще раз осмотрев свою внешность, убедился, что за время пути волосы и ногти отросли достаточно, а созданная так же на ходу одежда с рюкзаком, скопированные со встреченных при пересечении дороги путников, у которых заодно было позаимствовано и знание языка, сидят нормально.       Убрав магическое зеркало, и сняв с себя скрыт, я усталым шагом путника, весь день проведшего в пути, двинулся к двери избы.       На стук долго никто не отвечал. Видимо хозяин не ждал гостей.       Наконец за дверью послышались шаркающие шаги, и старческий голос спросил.       - Кто?       - Путник. Переночевать пустишь?       Дверь со скрипом открылась, и на меня уставились выцветшие серые глаза на морщинистом мужском лице. При том, что хозяин был уже довольно старым, и на голову ниже меня, страха перед незнакомцем в его взгляде не было.       - Имя у тебя есть, путник?       Этот пункт я не продумал, и помолчав несколько секунд, неуверенно сказал.       - Я… не знаю свое имя. Называй просто путником.       - Пусть будет так, – согласился хозяин дома, – А меня зовут Флок. Проходи, – и развернувшись ко мне спиной, зашаркал в глубь помещения.       Следуя за Флоком, я думал что делать дальше. Зов отчетливо исходил от старой, согбенной фигуры, но в отличие от предыдущих раз, что именно требовалось сделать, было непонятно.       - Есть будешь? – спросил хозяин дома.       - Да, спасибо, – ответил я, радуясь возможности узнать за едой немного об этом человеке.       Но моим надеждам не суждено было оправдаться. Угостив меня похлебкой из зайчатины, с диким луком и неизвестным корнеплодом, Флок на первую же мою фразу строго сказал, что разговаривать во время еды нельзя, и вся оставшаяся трапеза прошла в молчании, прерываемая только стуком деревянных ложек о такие же деревянные тарелки.       Отставив тарелку, Флок достал из старого покосившегося шкафа две чашки, залил в них кипяток, из закопченного чайника все это время простоявшего прямо на горящих в камине дровах. Заваркой служили сорванные из пучков, развешенных на стенах травы.       Пил хозяин неспешно, и смотрел в это время перед собой, с отрешенным видом. Казалось, будто о сидящем рядом госте, он уже и не помнит.       Отпив довольно приятного напитка, я решил опять попробовать завести разговор.       - Чем вы занимаетесь, Флок?       Старик дернулся, повернул взгляд в мою сторону, и в его глазах за секунду промелькнуло сначала удивление, а затем узнавание. Похоже он действительно уже обо мне забыл.       - А, путник, – сказал он, – Я занимаюсь охотой, – и несколько секунд подумав, добавил, – занимался, пока хватало сил. Сейчас живу тем, что расставляю силки на мелкую дичь, да собираю в лесу грибы, и съедобные растения. Куда ты путь держишь?       - Скорее не куда, а от чего. В моей деревне объявили мобилизацию, и всю молодежь согнали в армию. Я воевать не имею желания, вот и бегу.       Про мобилизацию я так же узнал из памяти путников идущих по дороге. Эта страна уже пятьдесят лет вела вялотекущий пограничный конфликт с соседней. С чего все началось, никто уже не помнил, но продолжать конфликт это не мешало. Подобные зачистки деревень в поисках добровольцев проводились с некоторой периодичностью, так что бегущую от войны молодежь можно было встретить не так уж редко.       После моих слов, на лице старика промелькнула застарелая боль. Сделав пару глотков отвара, он глядя на огонь тихо сказал.       - Моего сына так же забрали. Он так и не вернулся.       - Возможно еще не все потерянно, когда его забрали? – попытался я подбодрить Флока.       - Двадцать лет назад, – глухо ответил он.       Что на это сказать я не знал, так что возникло неловкое молчание. Нарушил его старик. Допив отвар, он поставил чашку и сказал.       - Вот что, путник. Если хочешь, оставайся у меня сколько нужно. Все рекрутеры давно знают, что ловить им тут нечего. С людьми я не общаюсь, так что, если не будешь бегать в город, никто про тебя не узнает.       - Спасибо, с радостью приму ваше предложение, – ответил я, стыдясь того, что получено это предложение ложью, вызвавшей к тому же у Флока болезненные воспоминания.       

***

      Что мне нужно сделать, понять так и не удалось, так что я просто жил со стариком, помогая ему в быту. Флок уже не мог сделать многого самостоятельно, зато раньше был неплохим охотником, и смог мне рассказать многие тонкости этого ремесла.       Конечно, я очень многое знал об охоте еще после вселения в Сазеанеля. Но тот все же был больше рейнджером, и в его основной задачей было выслеживать разумную дичь. К тому же из-за разницы в возможностях, эльфийские и человеческие методы охоты немного отличались, и эти отличия стали для меня пока что основной целью изучения.       Жизнь в старом срубе была размеренна. Утром, я уходил в лес проверить силки, собрать травы и грибы, и отработать на практике чтение звериных следов. К обеду уже возвращался, и под надзором Флока, занимался разделкой туш, и обработкой добытой шкуры. Вечером мы собирались на кухне, и старик рассказывал мне истории из своей жизни, а я адаптированные версии историй из своей.       Стефия появлялась раз в несколько дней, но никак не обнаруживала свое присутствие. Просто на несколько мгновений, появлялось ощущение знакомой ауры, и тут же пропадало.       Старик сдавал. Если вначале это было еще не сильно заметно, то спустя месяц, он уже еле передвигался по дому, часто путал меня со своим давно ушедшим сыном, и изредка не воспринимал реальность, думая что находится в одном из своих воспоминаний о далеком прошлом.       Спустя еще неделю, он слег окончательно, и теперь я сократил свои выходы в лес до пары минут, используя для охоты и собирательства только магию, и не заморачиваясь отработкой навыков. Остальное время, я ухаживал за Флоком.       В один из вечеров, сидя рядом с кроватью ушедшего в очередное свое воспоминание Флока, я решил его подлечить. Сформировав в ладони лечебный конструкт средней силы, я уже простер руку над кроватью старика, когда услышал сзади голос.       - Не стоит этого делать.       Стефия появилась как всегда незаметно. Обойдя кровать, она стала напротив, и выжидательно посмотрела на меня.       Долгую минуту, я не мог решиться отменить лечебное заклинание, но под требовательным взглядом девушки, все же опустил руку, и погасил зеленое свечение.       В этот момент, Флок как раз пришел в себя.       - Воды… – слабым голосом попросил он, и напившись, опять уснул.       Убедившись, что в ближайшее время моей помощи ему не понадобится, я жестом позвал Стефию следовать за собой, и вышел на улицу.       - Почему нельзя его вылечить? – задал я мучающий меня вопрос.       - Можешь вылечить, – ответила девушка, будто недавно не требовала от меня обратного.       - Но… – произнес я с вопросительной интонацией.       - Но подумай, что последует за этим, – закончила фразу девушка.       Я задумался.       - Не вижу ничего плохого. Флок выздоровеет, я скорее всего смогу покинуть этот мир. На первый взгляд все нормально.       - А на второй? – спросила девушка, по-птичьи склонив голову набок, и рассматривая меня как интересную зверушку.       На этот раз я думал дольше. То, к чему я пришел, мне не понравилось, но все же я нехотя это озвучил.       - Я не смогу вечно жить рядом с ним, поправляя его здоровье, и рано или поздно, он все равно умрет, только на этот раз в одиночестве.       - Правильно, – кивнула Стефия.       - Значит, я просто должен дать ему умереть? – с мукой в голосе спросил я. К старику я успел привязаться, и отдавать его смерти, зная, что могу спасти, казалось невероятно неправильным.       - Решать тебе, – пожала плечами девушка, и отступив на шаг назад растворилась в вечерних сумерках.       

***

      Последние три дня, превратились для меня в ад. Флок постоянно бредил, и вдобавок к предыдущим болезням еще и ослеп. Мне уже довелось потерять друзей, во время обучения у Шиня, но там это произошло мгновенно. Тут же, угасание происходило на моих глазах, и было растянуто по времени. Осознание скорого конца, только усиливало общее угнетенное настроение.       Сидя на стуле, возле кровати больного, я немного сменил положение, от чего стул скрипнул, и старик вышел из состояния дремы, в котором находился.       - Сын, это ты? – спросил Флок, едва сумев выговорить эту фразу непослушными губами.       Это был уже не первый раз, когда он путал меня с Гертраном, но до этого я всячески избегал выдавать себя за его потерянного сына. Увидев, что старик находиться уже одной ногой в могиле, я все же немного замявшись ответил.       - Да, отец. Это я.       - Герт, наконец-то ты вернулся, – по морщинистой щеке побежала одинокая слезинка, а старые губы впервые за все время нашего знакомства тронула счастливая улыбка, – Я так долго тебя ждал…       - Я тоже рад тому, что вернулся, – тихо сказал я, прикрыв слепые глаза мертвеца. От лежащего тела отделилась едва уловимая дымка, и исчезла, затянутая в поток перерождений, а на лице Флока навечно застыла улыбка.       

***

      Похоронив тело недалеко от дома, я сел на крыльцо, и бездумно смотрел на звезды усеивающие небо.       Через некоторое время, за спиной появилось ощущение присутствия Стефии.       - Скажи, если я все сделал правильно, отчего на душе так гадко?       Девушка ничего не ответила. Только положила руку мне на плечо в знак поддержки. Через тонкую сорочку, в которую я был одет, отчетливо ощущалась тяжесть и тепло ее призрачной ладошки.       Учитывая, что в прошлый раз, ее рука свободно прошла сквозь мое тело, это было довольно странно. Но настроение было паршивое, и узнавать сейчас, с чем это связанно не хотелось. От этой маленькой ладони на моем плече, шло ощущение тепла и сопереживания, и это единственное, что имело сейчас значение.       Когда неполная луна окончательно заняла свое место на небосклоне, Стефия сказала.       - Пойдем, Герт. Ты выполнил свою задачу в этом мире.       Услышав свое новое имя, я горько усмехнулся. Не такие эмоции я рассчитывал испытать при получении такого долгожданного имени. Совсем не такие.       

***

Права на все произведения, опубликованные на сайте, принадлежат авторам произведений. Администрация не несет ответственности за содержание работ.