Прислужник

Джен
NC-17
Завершён
130
Размер:
270 страниц, 35 частей
Описание:
Примечания:
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
130 Нравится 5 Отзывы 81 В сборник Скачать

Часть 18

Настройки текста
      Герт       Вернувшись в домен Стефии, я попросил ее помочь мне добраться до собственного. Несмотря на то, что разумом понимал – решение принимал я сам, требовалось время, чтобы принять это и сердцем. Смотреть на девушку сейчас, было слишком тяжело.        Лугасса отнеслась к просьбе с пониманием. Не задавала никаких вопросов, не пыталась отговорить. Просто открыла портал к моему домену, и пожелала на прощание быстрее приходить в себя, сказав, что все лугасы через подобное проходят.       Попытавшись показать, что все нормально, я выдавил из себя улыбку, и шагнул в портал.       

***

       Первое, что испытал оказавшись в собственном домене – я дома. Наконец-то я дома.       Больше пятисот лет прошло с момента моего отсюда ухода, а все осталось таким же, как в тот день. Будто и не было всего этого времени. Изменилось только мое отношение.       Когда уходил, то думал, что никогда не захочу сюда возвращаться. Но за прошедшее время, незримая связь между мной и этим местом крепла. Я не понимал этого, но оказавшись тут, почувствовал каждый камешек, как собственное тело. И это чувство мне понравилось.       Первым делом, я отправился в пещеру, с которой и началось когда-то мое знакомство с этим местом. Можно было бы просто пожелать, и сразу оказаться там, но хотелось пройтись пешком.       Тут так же все осталось по-прежнему. Камни лежали ровно там же, где я их бросил, пытаясь освободить себе проход. Но меня интересовали не они. Теперь я чувствовал, что на дне озерца выходит в воду мощный источник магии, от чего вода едва не светилась в магическом спектре.       Впитав в себя одежду, я с удовольствием погрузился с головой под воду, и остался лежать под ее поверхностью на мелкой гальке устилающей дно. Воздух не требовался, зато омывающая со всех сторон энергия, приносила огромное удовольствие, и вымывала из головы все мысли.       Пролежав так несколько часов, я вылез, ощущая себя значительно лучше. Создал удобную одежду и отправился дальше инспектировать домен, выбрав на этот раз целью библиотеку.       В ней также все осталось на тех же местах. На полках стояли книги и кристаллы памяти, возле выхода лежали сложенные мною вещи, которые я думал взять с собой на обучение к Шиню, но так и оставил тут.       Во всех этих книгах уже не было необходимости, потому что я знал уже значительно больше описанного в них. Повинуясь воле, тома и кристаллы памяти, начали слетаться в одно место, и там ужимались в один большой комок, который затем уменьшился, и превратился в ограненный алмаз.       Получившийся камень памяти, я разместил на отдельной полке, вместе с несколькими книгами, которые больше всего нравились, и не были запечатаны вместе с остальными. Табличка на полке мигнула, и изменила свое значение. Теперь она гласила «Жизнь Сазеанеля».       Весь первый период моего посмертия, больше ста лет – уместился в одном кристалле памяти, и паре книг.       

***

      Когда с уборкой было закончено, я заметил деталь, которую упустил до этого. На крайнем, дальнем столе, лежал потрепанный томик, которого там раньше точно не было.       С интересом его открыв, я уселся в ближайшее кресло, и погрузился в изучение.       Надпись от руки, сделанная кривым почерком прямо на обложке, гласила – «Управление доменом, и астральные путешествия». Текст книги, оказался также написан от руки, и чтение первых глав превратилось в сущую пытку.       Это нельзя было назвать учебником. Скорее автор делал заметки для личного пользования, и на то, что этот труд будет читать кто-то еще, не рассчитывал вообще. Помимо трудностей в прочтении почерка, понимание усложняли нерасшифрованные сокращения, и короткие заметки, смысл которых мог понять только сам автор.       Тем не менее, информации оказалось достаточно для начала собственных экспериментов.       На что-то глобальное меня не хватило. Первые пещеры, так и остались основной жилой площадью, но свой небольшой вклад в обустройство домена внести удалось.       Управляемый моей волей домен, отхватил кусочек окружающей его туманной дымки, и сделал частью себя. Теперь отдельный выход наружу, вел к созданному мною, небольшому парку.       Зона, двести на двести метров с одной стороны упиралась в скалы, а с другой в границу, отделяющий жилую часть домена, от еще не сформировавшейся, скрытой непроглядным туманом.       Деревья, которые тут росли, стали моей гордостью. Землю устилал ковер желтой листвы, и листья медленно, по одному воспаряли вверх, постепенно зеленея, пока не соединялись с веткой. После этого они начинали уменьшаться, пока не сворачивались в почки, и пропадали вовсе. В этот момент, на земле появлялся новый лист, и цикл начинался заново.       Долго радоваться своим успехам у меня не получилось. Парк вышел интересным, но смотреть на поднимающиеся с земли листья быстро надоело, а на что-то более серьезное, не хватало сродства с доменом.       Заняться было нечем, так что, я приступил к освоению второй части книги.       Астрал заинтересовал меня еще по дороге на обучение к мастеру Шиню. Странное, изменчивое пространство, в котором энергия обретала материальность, а материя перетекала обратно в энергию – таило в себе множество загадок и возможностей. Но так же, оно прятало много скрытых опасностей, и требовало от рискнувшего его изучать, кардинально другого восприятия реальности.       Следуя написанному в книге, я создал себе для путешествий по астралу специальное энергетическое тело. Это было с одной стороны страховкой, так как в случае его уничтожения, сознание возвращалось в домен, в относительной целости. С другой стороны, это тело обладало другими органами восприятия, позволяющими лучше понимать иную реальность, и нормально в ней ориентироваться.       Вид новая оболочка имела как обычное тело. Собственно, вид в астрале не имел никакого значения, поэтому я и выбрал более привычный.       Первый самостоятельный выход, принес целую кучу непривычных ощущений. Несмотря на специальные органы восприятия, которые трансформировали поступающую информацию, подстраивая ее под уже известные мне чувства – в первое мгновение я получил сенсорный шок.       Мельтешение цветов, вкусов, тактильных, и других ощущений вызвало полную дезориентацию. Думаю, имей я сейчас физическое тело, меня бы несомненно стошнило. Но новая оболочка создавалась не зря, и вскоре встроенная в нее программа подобрала оптимальные настройки чувствительности, после чего все мои ощущения пришли в норму.       Когда восприятие стабилизировалось, я смог заново оценить окружающий меня мир. Как и в первое посещение, это вызвало во мне восторг. Если тогда, меня просто поразил абстрактный вид этого места, которое несмотря на кажущуюся хаотичность все таки жило по своим строгим законам, то теперь кроме картинки, я получил еще и ощущения окружающего.       Наверное, так чувствуют себя лошади, когда им снимают с глаз шоры. Момент, когда привычный тебе мир расширяется в десятки раз, и приходит понимание, что на самом деле картинка, которую ты видел лишь малая часть окружающего. Такое сложно переоценить.       Я блуждал по астралу как зачарованный, испытывая какую-то даже немного детскую радость от использования проявившегося тут чувства пространства, которое позволяло переместиться туда, куда хочется самому, а не бродить в незнакомом пространстве как слепец, попадая куда попало.       Окрыленный новыми ощущениями, я решил найти свой родной мир.       Правильно выстроить астральную тропу с нужными мне параметрами получилось не с первого раза. Все же опыта мне еще не хватает. Но неудачи не смогли испортить настроение, и с третьей попытки, я все же попал куда нужно.       Найдя отражение родной планеты, потянулся к ней. Но выйти в реальность Земли полностью, не получилось. На полпути, я уткнулся в невидимую преграду, и не смог пройти дальше. В итоге остановился на переходном уровне астрала.       Это оказался какой-то из окружающих планету духовных миров, который почти полностью отражал реальность. Но все предметы и существа в нем, были лишь отражениями настоящих, и взаимодействовать с ними, у меня не получилось.       Расстроился по этому поводу я не сильно, так как все равно собирался только посмотреть, а такая возможность была.       Гуляя по призрачным улицам, между фантомами людей, мое настроение понемногу сходило на нет. Этот мир безусловно был Землей. Но за прошедшее с моей смерти время, все претерпело значительных изменений.       Роботы и киборги составляли едва ли не две третьих всех встреченных существ. Те же люди, которые не перестраивали свое тело так радикально, все равно имели хотя бы небольшие участки встроенной в тело электроники, а их внешний вид иногда был настолько причудливым, что не знай я точно – никогда не принял бы их за людей.       Бродя по родному миру, мною все больше завладевало одиночество. В какой-то момент, я почувствовал, что город, и окружающие меня существа, создают ощущение смыкающейся ловушки.       Переместившись на более отдаленный слой астрала, в котором уже не отражались живые существа, а была лишь природа и постройки, я нашел скалистый морской берег, и отдался собственной хандре.       Не знаю сколько я просидел на берегу, запуская, почему-то вполне осязаемые камушки, лягушкой, но спустя время, рядом появился мой пропавший учитель. Присев рядом, он стал молча смотреть за траекторией отскакивающих от воды булыжников.       – Не самое лучшее место, что б запускать лягушек, – заметил он, наблюдая, как очередной камень врезался в находящую на берег волну, и ни разу не отскочив скрылся в морской пучине.       – Ничем не хуже других, – ответил я, запуская еще один кругляш.       – Одиннадцать, – подытожил он количество отскоков. – Будь ты все еще человеком, и добиться подобного результата, не получилось бы, – хмыкнул Ларм.       – Я уже давно не человек, и подобные трюки теперь не так сложны, – вздохнул я, вытерев руки о штаны, и сложил ладони на коленях.       Ларм ничего на это не ответил, продолжив смотреть на море.       – Такое же, как и в прошлой жизни, – сказал я. – Столько всего изменилось. Прогресс сделал просто гигантский рывок по сравнению с тем, что было. А море абсолютно такое же.       – Тебя довольно сильно зацепили произошедшие изменения, – заметил лугас. – Злишься, что пока тебя не было, мир не стоял на месте?       – Нет, – еще раз вздохнул я, с грустью глядя на два летающих в небе искуственных спутника, размером лишь немного уступающих Луне. – То, что все развивалось – это здорово.       – Откуда тогда хандра?       Простой вопрос. Но вот подобрать на него ответ, оказалось довольно сложно.       – Я остался единственным представителем своей цивилизации, – наконец были подобранны подходящие слова.       Ларм посмотрел на меня как на больного, потом кивнул на спутники, и спросил.       – А это тогда что? Разве не твоя цивилизация их создала, и сейчас успешно использует как перевалочные базы для межзвездных полетов?       – Нет… То есть да… То есть… – мысли не хотели собираться в кучу, но закончить все же удалось, – это безусловно наследие моей цивилизации. Но тот мир, который я сейчас вижу, принадлежит уже следующей. Той, что пришла за моей, а может, это уже и не первая возникшая с того времени цивилизация.       – Поясни.       – Это совершенно другие существа, – начал я излагать свои впечатления от увиденных городов. – Даже те, кто еще сохранил привычный мне физический вид, мыслят уже совершенно другими категориями. И мировоззрение их было сформировано в совсем других условиях, что повлияло в конечном счете на их личности. Абсолютно другая культура, абсолютно другие интересы. Даже языки, ходившие тут раньше, теперь смешались, и видоизменились настолько, что не умея читать мысли, разобрать можно только отдельные слова, да и те с трудом. Все другое.       Ларм серьезно на меня посмотрел, и спросил.       – Это плохо?       – Да нет, – пожав плечами, ответил я, – это по-другому, – и добавил, заметив, что учитель так и не оторвал от меня взгляда. – Просто жалко, что общества, в котором я жил, больше нет. При жизни, оно мне не очень нравилось. Но сейчас его почему-то не хватает. Понимаешь?       – Нет, – честно ответил Ларм. Подобный простой ответ – вместо сочувствия, или порицания, вызвал у меня улыбку, и хандра наконец ушла.       Встав на ноги, и потянувшись, я спросил.       – Куда-то пора?       Ларм тоже встал.       – Да. Скоро намечаются события очень большого масштаба, и каждый лугас будет на счету. Даже такой недоучка как ты. Так что, неделю на сборы, и отправишься в длительную командировку. По прибытии, твоя задача помогать всем, что потребуется. Задачу понял?       – Понял. Опять придется изучать новый мир.       – Нет. В том мире ты уже был.       

***

      Сазеанель плохо спал. Во сне он ворочался из стороны в сторону, и периодически говорил невнятные фразы тревожным голосом.       Нилисса положила ладонь ему на лоб, и привычно проговорила тихим голосом, слабое успокаивающее заклинание. За годы жизни с мужем, она уже привыкла, что того иногда мучают кошмары, и научилась неплохо справляться с ними. Светло-зеленая энергия природы потекла с ее руки к голове Сазеанеля, и спустя пару секунд, его дыхание выровнялось, показывая, что эльф спокойно спит.       Девушка вернулась за стол, где продолжила изучать свиток с описанием ранее неизвестных ей нюансов, в уже освоенных разделах магии. Любовь к познанию нового, была именно тем, что когда-то свело их с мужем, и до сих пор крепко держало вместе.       Через полчаса, Нилисса почувствовала направленный на себя взгляд.       – Уже проснулся? – спросила она, не отрываясь от свитка.       – Да, – раздался хрипловатый спросонья голос.       – Опять снился кошмар, – с упреком посмотрела на мужа девушка, оторвавшись, наконец, от чтения.       – Извини, – ответил мужчина, не сводя влюбленного взгляда с супруги.       Эльфийка подошла к кровати, и легла напротив.       – Давно уже пора отпустить тот случай, и жить дальше.       – Не могу, – Сазеанель тяжело вздохнул, – Чувство бессилия которое я испытал в том столкновении, оставило слишком глубокий след. Не хочу когда-нибудь испытать его снова.       – Глупый, – Нилисса протянула руку, и провела ей по щеке мужа, – С тех пор прошло много времени. Ты стал сильнейшим магом в своем поколении. Я не говорю, что нужно остановиться, но у нас впереди вся вечность. К чему спешка?       Невозможно объяснитьтому, кто сам подобного не испытывал, ужас от того, что не можешь управлять собственным телом. Лишь наблюдаешь, и проживаешь эмоции призванного существа, ненавидящего все живое, и готового убивать всех, даже твоих близких. К счастью, Нилисса не имела подобного опыта, и Сазеанель был готов на все, чтобы так было и дальше. Поэтому он только улыбнулся в ответ, и притянул супругу к себе.       

***

      День был солнечный, и настроение у Сазеанеля под стать этому дню – таким же безмятежным. Он с Нилиссой и Астелиэль с Эррелин сидели в увитой плющом беседке и разговаривали на отвлеченные темы, а вокруг бегали дети, играя в эльфа и рероха.       Роль рероха сейчас отыгрывал сын Астелиэля – Тилленил, а эльфом был сын Саза – Норвен. В игре наверное были какие-то правила, но их знали только сами играющие. Для остальных со стороны это выглядело как обычная драка на деревянных мечах.       Единственным очевидным моментом был тот, что играющий рерохом, должен был корчить страшное лицо, и непременно проигрывал. После окончания партии, ребята забегали в беседку, по-быстрому брали что-нибудь перекусить и возвращались в игру, меняясь ролями.       Когда дети в очередной раз выбежали наружу, Сазеанель поинтересовался.       – Как дела на границе? Что нового?       Эррелин с мужем переглянулись. С того момента, как Саз покинул отряд, для развития своих магических способностей – тема границы ни разу не поднималась.       – Да в общем неплохо, – пожал плечами Астелиэль, – последнее нападение рерохов окончилось полным провалом. Они уже с десяток лет зализывают раны, не в состоянии предпринимать хоть что-то. Думаю, такое положение продлится еще лет сорок, пока не подрастет новое, непуганое поколение.       Саз кивнул. Несмотря на то, что в семейном кругу на эту тему он старался не разговаривать, жизнью бывшего отряда интересовался, и подробности последней вылазки соседей, а так же последовавшего за этим, эльфийского карательного предприятия, в котором была вырезана четверть армии рерохов, знал.       – Вам маги в отряде еще нужны?       Астелиэль радостно улыбнулся.       – Маги нужны всегда. Неужели надумал вернуться?       – Да. Засиделся я за учебниками и экспериментами. Пора закреплять материал на практике.       – Для тебя место всегда есть. Я поговорю с Кальфином. Не думаю, что твое оформление займет много времени.       – Сильно не спеши, я хочу еще год побыть в обществе семьи, – сказал Сазеанель, приобняв сидящую рядом супругу.       – А Нилисса против, не будет? – вопросительно посмотрела на жену брата Эррелин.       – Если он еще сто лет просидит дома, то точно зарастет мхом, так что, я только за, – ответила эльфийка.       – Ну тогда, думаю за это стоит выпить! – воскликнул Астелиэль, разливая красное вино по бокалам друзей.

***

      К вечеру вино было выпито, уставших детей разобрали по домам ненадолго пришедшие бабушки, и компания просто сидела посреди беседки, глядя на тлеющие посреди нее угли. Небольшая струйка дыма уходила наружу через специальное отверстие в крыше.       Среди других рас, было распространенно мнение, что эльфы не любят огонь. Но на самом деле это не так. Любовь к языкам пламени присуща большинству разумных. Яркие, непостоянные лепестки огня, притягивают к себе разум смотрящих и погружают сознание в легкий транс.       Подобная нелюбовь скорее встречается среди малоразвитых народов. Она исходит из непонимания того, что огонь не злой, и не добрый. Ему все равно что есть – сухое дерево, свежую зелень или чей-то дом. В первом случае такие разумные отапливают им свои помещения и благодарят его, а в остальных проклинают, будто он живое существо.        Для сумеречных эльфов, огонь – это просто огонь. Есть существа, иногда обитающие в нем. Вроде саламандр и ифритов, и они действительно могут быть злыми или добрыми, но это уже совершенно другая история.       Сейчас же четверка друзей смотрела на тлеющий костер, завороженные игрой языков пламени, потрескиванием углей и выпитым вином. Разговоры давно были закончены, и сейчас все просто наслаждались атмосферой.       Нилисса незаметно для себя заснула на коленях мужа, и Сазеанель с отсутствующим взглядом поглаживал ее густые рыжие волосы. Эррелин уже тоже клевала носом, облокотившись о плечо Астелиэля, но пока еще держалась.       Уют нарушил бесшумно прибывший гонец. Эльф, черты которого было невозможно разглядеть под надвинутым на лицо темно-зеленым капюшоном, молча отдал послание Астелиэлю, поклонился, и так же тихо растворился. Будто его и не было.       Эррелин вопросительно глянула на мужа. Тот не стал тянуть время, и распечатал свиток, отмеченный личной печатью Кальфина. По мере прочтения, его лицо мрачнело.       Наблюдая за этим, сбросил полусонное состояние и Сазеанель. Даже Нилисса проснулась от сгустившегося вокруг напряжения, и теперь пыталась разобраться, что произошло, пока она спала.       Дочитав послание, Астелиэль бросил его в костер, где пергамент за несколько секунд полностью сгорел, и повернувшись к другу сказал.       – Похоже у тебя не будет года. Собирайся. Пограничный город уничтожен. Все жители убиты. На этот раз рерохи не отделаются карательным рейдом, нас ждет полноценная война на уничтожение.       Сазеанель хмуро кивнул.       

***

Права на все произведения, опубликованные на сайте, принадлежат авторам произведений. Администрация не несет ответственности за содержание работ.