Прислужник

Джен
NC-17
Завершён
130
Размер:
270 страниц, 35 частей
Описание:
Примечания:
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
130 Нравится 5 Отзывы 81 В сборник Скачать

Часть 23

Настройки текста
      Отряд Кальфина       Путь в Дливиндэлл – лес сумеречных эльфов, несколько раз прерывался на стычки с безнаказанно разгуливающими по дорогам чужаками. Особых проблем это не доставляло. Монстров было мало, они были какими-то вялыми, и нападали без особого рвения.       В отличие от предыдущих раз, чужаки появлялись не из телепортов, а как и положено приличным монстрам добирались до нас своим ходом. Возможно именно с этим и было связано их квелое состояние.       По пути мы прошли через два эльфийских поселка. Оба были пусты. К счастью следов борьбы и разрушений не было. Жители явно покидали их не спеша, тщательно подготовив жилища к своему длительному отсутствию.       Над большинством построек, растений, и дорог, парила легкая дымка заклятия псевдо-стазиса. Около пяти лет, за домами теперь можно не следить. В любой момент, когда вернуться их хозяева, внутреннее убранство будет таким, будто жилища покинули минуту назад.        В целом, нападения монстров нисколько не осложнили дорогу. Неприятный сюрприз, поджидал нас в конце путешествия.       – Не дождусь когда окажусь дома! – в который раз поделился своими чаяниями Хлирин, – Моя жена, прошла специальные пятилетние курсы по готовке, в одном из лучших ресторанов столицы! Так что теперь питаться дома я буду не хуже, чем какой-нибудь аристократ.       Этот разговор, он заводил уже много раз, чем вызывал глухое раздражение у абсолютно всех членов отряда. Сухпаек на вкус был неплох, но после нескольких месяцев приелся. Редкие перекусы в городах рерохов ситуацию не спасали, и нормальной еды хотелось всем. В таких условиях, подобные рассказы не добавляли окружающим хорошего настроения.       – С такой любовью к еде, тебе нужно было родиться гномом, – прокомментировал Астелиэль, выгадав момент, когда Хлирин ненадолго прервался в описании блюд, которыми теперь вероятно будет потчевать его супруга.       – Чтобы гномы понимали в тонкостях вкуса! – оскорбленно ответил рейнджер, – эти коротышки с одинаковым аппетитом уплетают дешевое трактирное жаркое, и изысканные блюда с королевской кухни. Для них главное набить желудок, а уж если на столе стоит эль, так чем именно это делать и вовсе отходит на второй план. Как можно меня с ними сравнивать?       Подобное негодование от пухленького рейнджера вызвало смешки. Несмотря на то, что эльфы крайне редко набирали лишний вес, полнота этого представителя лесного народа смотрелась довольно гармонично, и те, кто общался с ним больше пары дней, с трудом могли себеего представить в другой физической форме.       – Хлирин, раз уж ты прожужжал нам все уши тем, как здорово теперь готовит твоя жена, то правила вежливости обязывают тебя позвать весь отряд на ужин, чтобы каждый убедился в услышанном лично, – пожурил подчиненного Кальфин.       Прикинув в какие расходы выльется организация ужина для подобной оравы, и реакцию жены, которая вряд ли обрадуется тем, что придется готовить на весь отряд – рейнджер приуныл. Но вскоре расположение духа опять к нему вернулось и махнув рукой, он сказал.       – Гулять, так гулять. Неизвестно когда такая возможность появится в следующий раз. Через день после прибытия домой – всех милости прошу.       – Вот, это дело, – хлопнул Хлирина по плечу, идущий рядом Скрей.       В этот момент спереди раздался приглушенный расстоянием взрыв, и пару секунд спустя второй.       – Это со стороны города, – обеспокоенно протянул Шиссаш.       Не дожидаясь реакции от остальных, Сазеанель с места рванул в сторону взрывов.       – Стоять! – крикнул Корнулл, но ученик проигнорировал окрик, и скрылся в листве.       Кальфин поморщился произошедшему, и повернувшись к Гертрану приказал, – Прикрой его до нашего прихода.       Лугас кивнул, и вслед за магом рванул вглубь чащи.       – Возможно этим следовало заняться мне? Лугас пока что слишком молод и неопытен. Может не справиться, – сказал Корнулл.       – Зато он бессмертен, и можно не боятся его потерять, – парировал капитан, – ну а если Сазеанель все же умрет, то туда ему и дорога. Если каждый рейнджер начнет делать то, что вздумается, а не то, что приказывают, наше государство до конца нашествия может и не дожить.       Дальше развивать тему, маг не стал.       – Еще кто-то начнет творить отсебятину, пойдете работать посудомойками. Всем ясно? – рыкнул командир.       В ответ раздался нестройный гул согласных голосов. Влияния у Кальфина было вполне достаточно, чтобы осуществить свою угрозу.       – А если ясно, то организованно выдвигаемся в сторону города. Эррелин, Скрей, вы разведываете путь. Остальным быть готовыми в любой момент вступить в бой. Вперед!       – Третья сотня пошла*, а ведет себя как пятидесятилетний мальчишка, – разочарованно пробормотал под нос Корнулл.       – Сазеанель слишком долго провел вне отряда, и это не лучшим образом сказалось на его дисциплине, – попытался оправдать приятеля шедший рядом Астелиэль, но маг только покачал головой.       Дальше рейнджеры перешли на легкий бег, и стало не до разговоров.       (* в домене мастера Шиня время бежит быстрее)       

***

      Гертран       Сазеанеля я догнал когда тот уже выбежал из леса, и на всей скорости мчался по направлению к обстреливающим городскую защиту чужакам.       Монстры благодаря блокировке телепортации не могли попасть сразу в город. Они появлялись за его пределами, после чего те, что обладали дальней атакой, собирались в несколько групп, которые целенаправленно долбили магический щит города строго в одну точку, пытаясь его перегрузить. Остальные отходили в сторону, и ждали своего часа.       Стены города в ответ на вражескую магию, посылали в атакующих свои заклинания, но особой пользы это пока не принесло. Перед обстреливающими город монстрами, выстроился жидкий ряд созданий напоминающих покрытых перьями медведей, которые раскрыли в беззвучном крике огромные пасти. Вместо звука, из их глоток вырывались видные даже обычным зрением колебания пространства, которые создавали перед рядами чужаков односторонний магический щит, отражающий эльфийские атаки, но пропускающий удары монстров.       Под постоянным потоком разномастной вражеской магии, защиту города корежило, и от атакуемой точки в стороны шли разноцветные искажения, среди которых с каждой секундой все больше преобладали темные тона. Пока щит держался, но насколько его хватит в таком режиме, сказать трудно.       Тактика чужаков приносила свои плоды, и то, что безмозглые твари додумались до такой сложной и слаженной последовательности действий, наводило на печальные размышления о том, что ими кто-то управляет. Но об этом можно порассуждать позже.       Сазеанель недолго думая, за пару секунд выпустил около пяти бронебойных стрел в головы оперенных медведей, после чего не останавливаясь кинул под ноги ближайшему монстру заклинание.       От магии эльфа, трава растущая под ногами создания, собралась пучком лиан. Извивающиеся зеленые веревки в мгновение ока оплели странную пародию на кентавра, нижняя часть которого принадлежала мелкому динозавру, а верхняя человеку. Выпущенные лианами шипы, заставили монстра взвыть от боли, но нечеловеческий вой продлился не больше секунды. Свободные концы растения выдавили рептилоиду глаза, и добравшись до мозга прервали жизнь.       Эти события произошли так быстро, что чужаки даже не успели осознать происходящее, и только сейчас обратили внимание на появление новых действующих лиц.       Как оказалось, стрелы вполне неплохо подошли для убийства генерирующих антимагическое поле монстров, и одна из трех групп дальнобойных чужаков, вместе со своими ближниками, осталась без защиты, чем сразу же воспользовались маги управляющие защитой города.       От городской стены в направлении оставшейся без щита группы нападающих начала расти тень, которая вскоре накрыла весь вражеский отряд.       Несколько секунд ничего не происходило, а затем тень начала уплотняться, будто из под земли всплывало нечто огромное. Монстры на эту опасность не среагировали никак. Они все так же стояли и обстреливали стену. Только несколько чужаков пехотинцев, двинулись в нашу сторону.       Дойти они не успели. Из земли, покрытой уже практически угольно-черной тенью, вынырнула гигантская земляная пасть, и всех монстров стоящих на этом месте, затянуло в толщу грунта.       Утянув добычу, пасть скрылась, а земля в месте ее появления, еще какое-то время двигалась, перемалывая попавших в ловушку чужаков. Вряд ли там кто-то выживет. Десятки тонн грунта сверху, которые извиваются, стараясь перетереть и раздавить попавших внутрь, это серьезный аргумент против любого магического иммунитета.       Я еще не вступил в бой, а треть нападающих перестала существовать. Сазеанель окрыленный успехом, кинулся к следующей группе создающих защиту оперенных медведей.       Вот только остальные монстры на этот раз не оставили без внимания появление чужака, и стреляющие твари отвлеклись от бомбардировки стен на более близкую добычу.       Я успел оттолкнуть зазевавшегося эльфа как раз вовремя. Кислотный шар, полуметрового диаметра расплескался не по нему, а по стоящему за ним «медведю». Окрестности огласил рев разъедаемой кислотой твари. С этого момента события завертелись слишком быстро.       Чужаки, будто им всем одновременно переключили рубильник, перенесли свое внимание на нас. Начавшаяся так браво атака, на этом фактически и закончилась. Сложно думать об убийстве монстров, когда вся собравшаяся орава разношерстных тварей, одновременно пытается тебя прихлопнуть.       От летающих в воздухе заклинаний, шипов, паутины, яда и прочих не способствующих долгой жизни вещей, перемещение по полю боя превратилось в азартную игру, в которой каждый следующий шаг мог стать последним. К дальнобойным атакам, подключились монстры ближнего боя, которые теперь тесной группой, мешая друг другу, бегали за мной.       О том, чтобы как-то им ответить, не шло и речи. Благо, чужаки действовали глупо, и дальнобойные атаки, предназначенные мне с эльфом, часто задевали кого-то из преследователей, надежно выводя их из погони.       Заметив подобное, я стал специально убегать так, чтобы между мной и дальнобойными монстрами, как можно чаще находились их собратья. Количество покалеченных, или убитых дружественным огнем чужаков сразу возросло.       Если так пойдет и дальше, то помощь может и не понадобиться, монстры сами себя перебьют.       Определенное неудобство доставлял болтающийся на плече бесчувственный эльф. Сазеанель не смог вовремя понять изменившуюся ситуацию, и вместо отступления начал устраивать магическую дуэль сразу со всеми тварями, что не могло закончиться хорошо. Пришлось его вырубить, и таскать теперь с собой, стараясь не подставить случайно под огонь.       Возможно так было даже лучше. Времени на подстройку тела под себя было достаточно, и маневренность у меня теперь была значительно выше эльфийской. Не уверен, что будь рейнджер в сознании, у него получилось бы так же ловко избегать вражеских атак.       Пока подоспела наша группа, осаждающих город монстров удалось сократить еще в два раза. Как оказалось, защита, создаваемая «медведями», кроме магических атак, отражала еще и физические, и как только преследующие меня монстры выбежали за ее пределы, со стен полетели стрелы, которые довольно часто попадали в уязвимые места чужаков.       Преследующий меня «паровоз» неуклонно сокращался под луками защитников и дружественным огнем. Этим бы существам мозги, и их атакующий потенциал подпрыгнул бы до небес. От обилия магических способностей, которые регулярно применялись, чтобы меня достать – рябило в глазах, но вместо того, чтобы скоординироваться, и подловить жертву несколькими усиливающими друг-друга способностями, чудища просто палили с места, часто попадая в своих.       Те же, кто гуськом бегал за спиной, на потери в собственных рядах никак не реагировали, продолжая увлекательную погоню. Вот и как, имея подобную соображалку, они смогли додуматься до довольно неплохого плана по взлому городской защиты? Загадка. Кругом одни загадки…       И заклятия – неудовлетворенно отметил я, отмечая, что левая рука перестала существовать, растворившись в коричневой вспышке. Еще одно попадание, и отвлекать чужаков до прихода подмоги у меня уже не выйдет. Может перестать изображать из себя бегающую мишень, и скрыться в лесу?       Додумать мысль я не успел. Из леса вылетели стрелы, и отряды чужаков лишились последних генерирующих защиту тварей. Оставшиеся без защиты монстры, за пару минут полегли под стрелами с двух сторон. Лишь десяток особо бронированных особей, которые обстрела даже не заметили, пришлось добивать вручную.       

***

      Трупы нападающих, как и каждый раз до того, начали исчезать во вспышках телепортов. Пока не исчезли все, мне удалось за их счет восстановить уничтоженную руку, и только отсутствие рукава напоминало о недавнем повреждении.       Сазеанель пришел в себя, и теперь мучаясь от головной боли сидел опираясь на древесный ствол. Над ним стоял Кальфин, и что-то негромко высказывал. Судя по то и дело проскакивающим на лице эльфа эмоциям, услышанное не было приятным.       Пока рейнджеры выясняли отношения, я отправился внимательнее рассмотреть тело последнего убитого монстра. Тварь была размером с теленка и по комплекции напоминала муравьеда. Вся поверхность тела была покрыта костяными пластинами, делая существо ходячим танком. Из-за этой защиты, его и не удавалось прибить так долго.       Даже связанный коконом из лиан, чужак все еще оставался опасен, брыкаясь, и стреляя в произвольных направлениях электрическими разрядами. Ни глаз, ни рта, ни ушей у существа не было, а костяная броня обладала практически полным магическим иммунитетом, и как его прибить с наскоку придумать не удалось.       В итоге, перепробовав с десяток способов на связанном животном, подействовала элементарная откачка кислорода. Спустя пять минут, оно конвульсивно задергалось, и еще пару минут спустя затихло. Видимо какие-то органы дыхания все же были.       Присев перед вытянутой мордой существа, я провел рукой по шершавой костяной броне. Нахмурился, положил руку на голову еще раз, и внимательнее прислушался к своим ощущениям.       Монстр уже давно исчез в телепорте, а я все еще сидел, задумчиво глядя на то место, где лежало его тело, и думал о том, что проблема значительно больше, чем казалась еще пару минут назад.       

***

      Большую часть времени рейнджеры проводили в патрулировании лесов. Во время этого процесса, отряды перемещались по заданному графику между небольшими, замаскированными растительностью пограничными заставами которые неправильным многоугольником охватывали всю территорию Дливиндела.       Заставы, служили больше для отдыха пограничников, чем для защиты. Поэтому любящие комфорт долгожители оборудовали их всеми необходимыми удобствами, чтобы отдых в них не сильно отличался по удобству от пребывания в городе.       С мелкими группами нарушителей вполне справлялись дежурные отряды, а при вторжении крупных сил включалась внешняя защита, и огромная полоса леса по периметру становилась одной сплошной ловушкой. До застав враги за все время существования государства ни разу не добрались, хотя справедливости ради, следует сказать, что и особенно крупных нападений за последние пару тысячелетий не происходило.       Постоянной головной болью сумеречных эльфов, были вылазки небольших отрядов рерохов. За века противостояния, те научились с помощью опыта и артефактов обходить лесные ловушки, сигналки и заставы. Однако снаряжение одного подобного отряда, обходилось соседям в такие баснословные суммы, что больше нескольких рейдов в год их бюджет потянуть не мог.       Удачно покинуть сумеречную территорию удавалось только одному отряду из двадцати. Остальных перехватывали на входе в лес, на выходе из него, непосредственно в границах Дливинделла, а иногда снаряжали карательный отряд, и добивали рерохов, когда те уже благополучно покинули границу, и со спокойной душой направлялись к себе. При таком проценте удачных вражеских операций, с ними просто смирились как с неизбежным злом, и не стали дальше наращивать численность войск и ловушек на границе.       Стычки с рерохами не обходились совсем без крови. В боях с соседями постоянно гибли пограничники. Иногда вторгшимся отрядом удавалось отловить одиночного эльфа, или напасть на небольшой поселок убив с десяток жителей, и взяв нескольких в плен.       Каждая смерть, или пленение, среди долгоживущих были большой трагедией. Но в масштабах целого лесного государства эти потери были настолько мизерными, что существующее положение вещей по большому счету всех кроме жителей пограничья устраивало.       Сейчас заставы лишенные гарнизонов, стояли молчаливыми памятниками многовековому конфликту двух рас, и терпеливо дожидались пока тот снова возобновится. Тогда их этажи вновь наполнятся отдыхающими от патрулирования рейнджерами, и все вернется к устоявшемуся порядку вещей.       Чужаки, появляясь одновременно по всему миру, спутали карты всем. Любые конфликты, если участвующие в них имели хоть немного здравого смысла – были прекращены.       Несколько государств, которые решили продолжить старые распри в это неспокойное время теперь служили пристанищем только ветру, гуляющему по пустынным улицам разоренных городов, и для зверей, которых пришлые монстры по какой-то причине игнорировали.       Остальные государства прониклись примером, и в спешке оттягивали свои резервы от границ, стремясь защитить крупнейшие города. Дливинделл не стал исключением. Нападения соседей до решения проблемы чужаков, можно не опасаться, и освободившихся пограничников равномерно распределили среди спешно укрепляемых эльфийских городов.       

***

      Большая часть отряда по прибытии в город разбрелась по домам. Кто-то тут жил сам, у кого-то жили родственники, а кто-то просто решил провести выходные у проживающих в городе коллег-рейнджеров.       В небольшие казармы расположенные в городской черте, пограничники забегали только на пару минут, чтобы скинуть там снаряжение, после чего переодевшись в гражданскую одежду расходились по своим делам.       У Гертрана в Хассенделе* (родной город Сазеанеля) приятелей не было. Отношение команды за прошедшее время сменилось с прохладно-подозрительного на нейтрально-положительное. Однако до дружбы еще было далеко, и лугас решил провести свои выходные в казармах.       Взяв на вахте ключ от одной из пустующих комнат, он отправился в кладовую. Оружие Герт предпочел оставить при себе. Благо запрета на его ношение в черте города не было. Если эльфы кому-то не доверяли, то обычно разворачивали такого посетителя еще на границе. Если же доверяли, то и смысла отбирать оружие не было. А вот форма после нескольких месяцев блужданий поизносилась и требовала ремонта.       Лично выводить царапины от когтей, вмятины и прочие следы встреч с чужаками, лугасу было откровенно лень, и чтобы не тратить драгоценный отдых на такие мелочи, он решил передать это дело в руки оружейников, для которых ремонт снаряжения являлся прямой обязанностью.       По пути в кладовую, Гертрану то и дело встречались спешащие по своим делам эльфы городского гарнизона. Видеть подобное оживление в казармах, оказалось непривычно. В отличие от рейнджеров, большая часть которых жила в Хессенделе, сформированный недавно постоянный гарнизон набирался из разных городов, и прибывавших на службу заселяли в казармы.       Первое, что увидел лугас прибыв на место, был одетый в гражданское Сазеанель, который поочередно сдавал свое снаряжение стоявшему за стойкой эльфу. Часть вещей оружейник откладывал под стойку, а над остальными застывал на какое-то время, от чего вокруг предметов на пару секунд возникало радужное свечение. Такие вещи, возвращались обратно Сазеанелю.       Встретившись с Гертраном взглядом, рейнджер ненадолго отвлекшись от своего занятия хмуро кивнул, и вернулся к прерванной процедуре, а лугас так и не разобравшись, чему стал свидетелем направился к соседней стойке сдавать на ремонт форму.       

***

      – Сазеанель, постой! – эльф обернулся на оклик, аккуратным движением убрав с плеча чужую руку. В очередной раз пришлось напоминать себе, что лугасу не смотря на прочитанную когда-то память, чужды традиции его народа, и тот не собирался его оскорблять. В мирной обстановке, такой жест могли себе позволить лишь друзья, к которым Гертран никоим образом не относился.       – Стою, – ответил он.       – Оу, – видимо что-то отобразилось в глазах эльфа, – Приношу свои извинения, – сказал Гертран, слегка склонив при этом головусогласно этикету.       – Извинения приняты. Так что ты хотел?       – Хотел узнать, что делал оружейник с твоим снаряжением.       Сазеанель посмотрел в глаза лугаса, пытаясь отыскать в них насмешку, но нашел только легкий интерес. Вздохнув, он ответил.       – Стирал клеймо отряда.       – Ты уходишь? – удивленно спросил собеседник, – Сейчас?       – Меня выгнали, Гертран. И право вернуться обратно, появится не раньше, чем через сто лет.       – Но за что? Ты ведь убил немало осаждающих город тварей!       – Я. Нарушил. Приказ, – разделяя слова, жестко ответил эльф. И смягчив тон, добавил, – Все в порядке. Поверь, в условиях войны, это не очень большое наказание. Я не в обиде.       – Хочешь, я поговорю с Кальфином? Возможно удастся заменить изгнание испытательным сроком?       Сазеанель усмехнулся подобной заботе. Для него стоящее напротив существо воспринималось вначале как безжалостный монстр, затем как слабый лугас, но никогда как друг или хотя-бы приятель. А теперь Гертран – единственный из отряда, кто пытается хоть что-то для него сделать. Порой судьба делает странные повороты.       – Не стоит. Я запишусь в гарнизон. Там сейчас не хватает кадров, и от мага, пусть тот и не очень дружит с дисциплиной, никто отказываться не будет. Но за предложение спасибо. Удачи тебе с решением вопроса, по которому тебя призвали.       – И тебе удачи на новом месте службы, – ответил лугас, пожав протянутую руку.       

***

Права на все произведения, опубликованные на сайте, принадлежат авторам произведений. Администрация не несет ответственности за содержание работ.