Ласковый дождь 69

Legion2709 автор
Джен — в центре истории действие или сюжет, без упора на романтическую линию
Мой маленький пони: Дружба — это чудо

Пэйринг и персонажи:
Рэрити, Рейнбоу Дэш, Эпплджек, Пинки Пай, Твайлайт Спаркл
Рейтинг:
PG-13
Размер:
планируется Макси, написано 329 страниц, 27 частей
Статус:
в процессе
Метки: Драма Дружба Романтика

Награды от читателей:
 
Описание:
Действие происходит во временной ветке войны с Кристальной Империей. История ведется от лица Рэинбоу Дэш, которая после войны приезжает жить в Понивиль.

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Не будь жестока

21 сентября 2018, 15:31
― Я все еще скептически отношусь к этому, ― Твайлайт ходила вокруг непонятного стола посреди леса. ― Это не может быть правдой. Но у меня нет другого разумного объяснения. ― Эйджей, ― я обернулась к земной пони. ― Что она еще тебе сказала? ― Ну… признаться я не очень-то сильно заинтересовалась, когда она появилась, тогда было куда важнее отправить очередную партию консерв на фронт. Она, как и ты, была с драконом, похожим на Спайка. Она была удивлена, когда я рассказала ей о войне с Сомброй. Она сказала, что там, откуда они пришли, не было никакой войны... что… что это мы остановили его. ― Мы это кто? ― спросила Твайлайт. ― Она имела в виду себя и Спайка? ― Нет, она упоминала наши имена: я, Дэш, Рэрети, что мы все это сделали. Я ей просто рассказала, что произошло, когда Собра вернулся, и все. ― А дальше? ― поинтересовалась я. ― Дальше мы просто разошлись, я не знала, чем я могла ей помочь, поэтому пошла делать свои дела. Она обещала все исправить, ― Эплджек уселась на стоящий рядом трон. ― Видимо не очень хорошо у нее вышло, ― съязвила я. ― А может и вышло. Если она не появилась тут снова, значит она… исправила то, что надо было, и вернулась в свою реальность, где не было войны. ― То есть она все исправила, но наша вселенная осталась такой же, и пока она там живет в своей мирной Эквестрии, мы по-прежнему расхлебываем последствия войны. ― Может и так, вселенная и время очень запутанная вещь, ― почесала рог Твайлайт. ― Мне надо написать письмо Принцессе, она может знать больше. ― Я вспомнила! Она говорила о некой Старфлай… Сансет… Спарела… Стар… что-то там Глиммер. Вроде. Твайлайт медленно повернулась к Эплджек. ― А она ничего больше не говорила про эту Глиммер? ― Прости, больше ничего. *** ― И это была Твайлайт из другого мира? ― спросила Диана, выводя кремом на торте замысловатое поздравление с днем рождения. ― Угу. В это трудно поверить. Но блин! Огромный стол и шесть тронов просто посреди леса. Будь там какие-то руины замка, это можно было бы как-то объяснить. Как думаешь, что все то значит? ― Может она как-то связана с той реальностью, откуда пришла другая Твайлайт, где не было войны, и мы все жили, не зная бед? ― она посмотрела на мое недоумевающее лицо. ― Просто предположила. Колокольчик над дверью зазвенел, и в Сахарный Уголок зашли три хорошо знакомые кобылки. ― Привет, Скуталу, ― сказала я. ― Привет, ― сухо бросила она, пройдя мимо, за ней последовала Эплблум. Свити Белль подошла к прилавку. ― Доброе утро, мисс Диана, доброе утро, миссис Дэш, ― обратилась она к нам. ― Три молочных коктейля, пожалуйста. ― Сей момент, ― отозвалась Диана и отлучилась, чтобы сделать заказ. Я посмотрела на Скуталу, она сидела за самым дальним столиком и о чем-то болтала с Эплблум. ― Скуталу все еще злится по поводу произошедшего? Белль кивнула. ― Мягко скажем, она не в настроении. И я бы не советовала сейчас с ней говорить. Для нее теперь все взрослые ― это враги. Диана вернулась с подносом, на котором стояли три бокала. Маленькая единорожка дала три бита, схватила коктейли и побежала к подругам. Я отправилась следом. Пегаска, завидев меня, отвернула голову, до последнего стараясь меня не замечать. ― Хэй, Скут, привет. ― Она молчала. ― Скуталу. Поговори со мной, я знаю, ты сейчас злишься, но что я могла сделать? ― Что ты могла сделать?! ― Скуталу повернулась ко мне, яростно сверля взглядом. ― Ты бы могла отговорить моего отца, быть по-настойчивее, чтобы вы с папой были вместе! Вот что ты могла сделать! ― Скут, я... ― Я разочаровалась в тебе и не хочу видеть, ― она отвернулась. ― Пожалуйста, уйди. Я не стала ничего говорить, развернулась и ушла. ― Что-то не так, Дэши? ― поинтересовалась Диана. ― Все нормально. ― Просто пони, для которой я почти стала матерью жутко разочарована в папе. Да и меня она видеть не хочет. *** ― Календарное планирование это очень увлекательный процесс, ― тихо бурчала я самой себе, сидя перед огромным листом бумаги и вписывая в графы таблицы информацию о предстоящей погоде в Понивиле и прилегающем регионе на весь год. За год работы я уже наловчилась в этом деле. Да и кабинет стал уютнее: новая мебель и покраска стен по совету Рэрети помогали не чувствовать себя офисным клерком. В дверь постучали, я сказала: “Войдите”, и в кабинет зашла Твайлайт. ― О, привет! Погоди минуточку, я только неделю закончу. Она тебе понравится, сделаем ее настолько осенней, насколько это возможно. Пасмурное утреннее небо, от которого не захочется вставать с постели, милый не холодный и не жаркий денек, чтобы пройтись по оранжевому парку в осеннем пальто, посидеть на скамейке в компании опавшей листвы и почитать книгу, а ближе к вечеру дождик, чтобы сесть на подоконник, укрывшись пледом, с чашкой чая, слушать музыку и думать о вечном. Твайлайт подавила смешок. ― Не думала, что ты окажешься таким романтиком, Рэинбоу. Да и такой организованной, по твоему виду этого не скажешь. ― Хе-хе. Издержки армейской службы. ― Я закончила обещанную неделю. ― Итак, ты ведь не о погоде спросить пришла? Твайлайт прошлась по кабинету, разглядывая грамоты за упорную работу. ― Помнишь на свадьбе мы говорили о Флиме и Флэме? Я кивнула. ― Да, помню. ― Я провела небольшое расследование, ― она подошла к окну и опустила жалюзи. ― И что ты выяснила? ― Если ты помнишь, у Эплов стали пропадать рецепты их знаменитых уникальных продуктов. Я отследила их путь. Первая фирма, которая запустила производство Вольт-яблочный джема ― скромная компания под названием “Скрепки и булавки”. Я навела справки, эта компания принадлежала Ределу, это четвероюродный брат Флима и Флэма, который погиб на войне. Сначала компания производила джем, а потом стала продавать рецепт другим фирмам. ― Выходит Флим и Флэм украли у Эплов их собственность и, чтобы отвести от себя подозрения, создали маленькую фирму, и через нее творят свои злодеяния? ― Да, возможно. Несмотря на их родственника, еще нет прямого доказательства, это может быть просто совпадение. Даже если мы сообщим Эплам, эти двое найдут как оправдать себя. Нужно больше улик. ― Если нужна помощь, я готова. У меня полно знакомых, я могу раздобыть информацию. ― Пока что я сама. Я хотела обсудить еще кое-что. Она достала из сумки желтенькую папку и шлепнула ее на мой стол, из папки выпало письмо и фото жеребца. ― Что это? ― спросила я. ― Ты мне скажи! ― зарычала Твайлайт. Я взяла письмо. “Дорогая Твайлайт! Спасибо за теплые слова поддержки и похвалу моего изобретения. Я обязательно продолжу работать над игрой и попытаюсь сделать еще несколько. Алгоритм движения мячика я расписал на другом листе и прилагаю к письму. Мне понравились ваши замечания и предложения по дизайну джойстика. Буду рад с вами пообщаться. P.S. Эта повязка очень гармонирует с вашей прической.” ― Это тот жеребец из института? Он написал тебе. ― Да! И он хочет со мной общаться! Ты попросила Спайка отослать мою фотографию! ― Хе-хе… Упс! ― Мне придется теперь с ним общаться! Я не готова к отношениям, я даже не знаю, как это делается! ― гнев исчез также быстро, как и появился. Она принялась ходить взад-вперед. Я рассмеялась. ― Твайлайт, тебя никто не обязывает с ним встречаться в романтическом плане. Он просто хочет пообщаться с тобой, может ты ему интересна как хороший друг. Просто напиши ему в ответ. Что ты согласна общаться. Предложи ему новую идею для игры или помощь в разработке. ― Хм… ты права, ― она стала поглаживать свои пряди. ― Я, наверное, слишком переволновалась. ― Ну вот. Все хорошо. Принцесса ничего не писала насчет стола с картой? ― Она понятия не имеет, что это может быть. Написала, что выкроит время и, под предлогом визита в Понивиль, взглянет на это. ― Предупреди только, приведу себя в порядок. А что ты сама думаешь насчет этой истории? ― А что тут думать? Что наша вселенная ошибка и не должна существовать? Что существует целая вселенная, где не было никакой войны, а я выше ростом? Не хочу. ― Угу, ― я решительно раздвинула жалюзи и посмотрела в окно. ― Мир после такого никогда не станет прежним, по крайней мере для меня. *** Мне надо поговорить о Скуталу с Пастером, сейчас у него обеденный перерыв, и обычно он проводил его на скамейке, неподалеку от больницы, с видом на лес. Я застала его там, поглощенного сэндвичем с нарциссами. Плавно приземлившись, я подошла к нему. ― Привет. Он обернулся и приветливо кивнул. Он не мог мне ничего ответить, так как его рот был занят пережевыванием сэндвича. Я села рядом. ― Нужно поговорить, это касается Скуталу. Он быстро прожевал и проглотил все, что было во рту. ― Только не говори, что она и тебя видеть не хочет. ― Да, не хочет. ― Блин. А мы думали попросить тебя, чтобы ты с ней поговорила. ― Все так плохо? ― Более или менее. Общается односложно, часто вообще отказывается с нами разговаривать, закрывается в своей комнате и сидит там до утра, выходя только поесть или в туалет. ― Черели как на это реагирует? ― Пробует свои преподавательские методы. Пока все безрезультатно. Скуталу ее воспринимает как домработницу. Разговаривает с ней сухо и всегда на “мисс”. ― Мда… ― А с тобой как? ― спросил Пастер. ― Мы встретились в Сахарном Уголке. Она сначала меня проигнорировала, а потом, когда я подошла к ней, высказала все, что думает. ― И что же? ― Ну знаешь, как она хотела видеть меня на месте Черели, что я не боролась за тебя и просто, поджав хвост, пошла прочь, едва увидев твою избранницу. ― Блеск. ― Он прикрыл лицо копытами. ― И как мне теперь вернуть доверие дочери? ― Я не знаю. У меня не было своих жеребят, чтобы дать тебе какой-нибудь материнский совет. Он усмехнулся. ― Жаль, что Холлидей и Лофи уехали в свое путешествие, они бы поговорили с ней, она всегда их слушала. ― Они скоро вернутся? ― Обещали к Вечеру Согревающего Очага. ― Долго, видимо придется делать все самим. Жаль не получится, как в мультиках, решить все песней или с помощью лесных зверушек. ― Это точно, подруга. *** “Сегодня в выставочном центре “Джавит” компания Дженерал-Сталионикс продемонстрировала нам свое изобретение, которое возможно изменит современное представление о транспорте, ― сказала кобылка-репортер. ― Расскажите о нем, ― она обратилась к пегасу рядом. ― Спасибо. Ну все начиналось довольно просто, во время войны перед нами стояла задача: облегчить жизнь нашим солдатам. Осуществить быструю бесперебойную доставку снаряжения и припасов. Цеппелины и поезда не всегда могли пробраться незамеченными в нужное место. Для решения данной проблемы мы оснастили телегу паровым двигателем. Но конструкция получилась слишком большой и неэффективной, нам нужно было что-то компактное и в то же время мощное. Мы смогли приспособить двигатель внутреннего сгорания, который устанавливается на наши десантные корабли. И проблема была решена, оставалось только собрать рабочую модель. ― Но война закончилась, и надобность в вашем устройстве отпала? ― Это верно, но мы не думали останавливаться, у нас появился простор для маневров. И мы решили, что теперь можно поставить наши разработки на службу мирным гражданам. Камера сменила ракурс, и нам представили эволюцию их прототипов: сельская телега с гигантским двигателем от паровоза, трехколесная карета с небольшим мотором и торчащими из него шлангами, и наконец, карт из блестящего металла. Спереди устройство выглядело как четырехглазый хищник, скалящий свой решетчатый хромированный рот, большие двери с блестящими ручками были открыты, позволяя взглянуть на внутренности кареты. Сиденья напоминали большие кожаные диваны, спереди установлены штурвал и приборная панель. Сзади она напоминала ракету из фантастики, сходство добавляли два больших крыла, из-под которых, как пламя из сопла, светили два фонаря. И все это стояло на четырех резиновых колесах с белой каймой. ― Это поразительно, она выглядит такой футуристичной, ― восторгалась кобылка. ― Вы говорили о двигателе внутреннего сгорания. Чем же он заправляется? ― Он работает, как и двигатели на дирижаблях, на биоэтаноле, мы производим его из кукурузы. Сырье нам поставляет Сталлионград, их лидер засеял обширные необитаемые регионы своей страны кукурузой и экспортирует ее в больших масштабах. ― Понятно. И как скоро подобные машины “засеют” нашу страну и дадут ногам Мейнхэттенских таксистов отдых? ― Мы проводим дополнительные испытания. Но я надеюсь, что очень и очень скоро. ― Спасибо. Как видим, прогресс нашего государства не стоит на месте. С вами была Роксана Ричи из выставочного зала “Дженерал-Сталионикс.”“ Я выключила телевизор. Интересно, как быть с Клаудсдейлом? Поставят вместо колес облака и два пропеллера сзади? Я засмеялась и пошла в ванную. Шуруя щеткой во рту, я думала над словами Твайлайт. Другой мир, в котором все не так. А как? Что делает альтернативная я? Может прямо сейчас читает своему жеребенку сказку или готовится к мега-крутому выступлению Вондерболтов. Интересно, а у альтернативной меня есть проблемы со Скуталу? Это самое обидное, весь день я думала об альтернативных реальностях и путешествиях во времени, но не задумалась о настоящем, о том, кто страдает в этой реальности. Мне надо поговорить со Скуталу, она не должна так злиться на отца за его выбор. Закончив свои дела в ванной, я переместилась в спальню, надела ночнушку и забралась в свою постель. ― Спокойной ночи, Танк. ― Я выключила светильник. ***ооо*** Я оказалась в коридоре какого-то мотеля. Я просто пошла вперед. Я не знала, зачем я иду и почему. Старые порванные обои с надписями, тусклые лампы, закрытые двери, из-за которых доносились голоса и даже стоны. ― “И ты узнаешь, что имя мое ― Дискорд! Когда совершу свое великое мщение.” ― “ААА!!” Я пошла дальше, казалось, что коридор мотеля тянется до конца мира. Но вскоре нашлась одна открытая дверь, и я зашла туда. Это был одноместный номер, багровые стены, из освещения розовые неоновые лампы в форме сердечек. Одна большая кровать с красным одеялом и подушками в виде таких же сердечек, а над кроватью на потолке огромное зеркало. ― Я надеюсь, это эротический сон, ― хихикнула я, но передумала, когда из ванной вышла взрослая оранжевая пегаска лет восемнадцати с фиолетовой гривой. ― Скуталу?! Кобыла была одета в черный короткий топ, короткую юбку в клеточку и пару клетчатых чулок. Она посмотрела на меня. ― Ну что ты тут забыла?! Пришла просить меня вернуться? Так знай, у тебя был шанс лет десять назад! ― Скуталу, я не понимаю, что произошло? ― А что тут непонятного, смотри, в кого я превратилась, когда ты меня бросила! ― Я тебя не бросала. ― Бросила! Ты должна была бороться за моего отца! А не уходить, поджав хвост! Ты оставила меня с этой поехавшей училкой, это из-за нее я стала такой! ― орала Скуталу со слезами на глазах. ― Ненавижу тебя! ― Скут, я... ― Я ничего не хочу слышать, времени нет, меня клиент ждет. ― Какой клиент? ― Прости, что опоздал, ― в дверном проеме появился Райдер, одетый в парадную форму. ― Я так долго ждал нашей встречи, ― он посмотрел на меня. ― А она что тут делает? ― Она уже уходит, ― Скуталу прикуривала сигарету. ― Так ведь? ― Я не понимаю, что тут происходит?! Райдер, ты же мой муж, как ты..? Да еще и со Скуталу! ― А что не так? Ты же пыталась подкатить к ее отцу, ― он кивнул Скуталу. ― Причем крайне бездарно, ― добавила пегаска, сделав две затяжки. ― Я помню, ты клялась, что мы будем любить друг друга в радости и горе, и ничто нас не разлучит. А, выходит, ты предала и меня, и свои идеалы. ― Я не... ― Верно! ― перебила Скуталу. ― Так она еще и меня бросила! ― Вот мы и нашли друг друга, ― сказал Райдер. Скуталу подошла к нему и обняла. ― Мы ― родственные души, ― сказала она. ― Во-первых, ты нас обоих кинула, во вторых, мы оба мертвы. ― Как мертвы? Ты же жива! ― Внутри я мертва! Правда, сладкий? ― она повернулась к Райдеру. ― Да, курочка моя, ― ласково сказал он. ― Люблю, когда ты меня так называешь, ― они потянулись поцеловаться. ― Это все просто сон! ― Я схватилась за голову. ― А вот тут ты абсолютно права, ― раздался спокойный и ласковый голос из ниоткуда. Скуталу и Райдер пошли пятнами и растворились, а на кровати расположилась Принцесса Луна. Она грациозно встала с постели и подошла ко мне. ― Принцесса Луна? То есть ваша честь! То есть это большая честь, видеть Вас в моем сне. Я извиняюсь, что у меня не прибрано тут. ― Мы уверяем тебя, Рэинбоу Дэш, мы были в миллиардах сновидений и подобный вид нас нисколечки не смущает. ― Хе-хе. Простите мою дерзость, но что вы тут делаете? ― Наша работа следить за снами подданных, охранять их от кошмаров и помогать по мере сил. А тебе, я вижу, как раз нужна помощь. ― Стены мотеля лопнули, обрызгав меня дождевыми каплями, и мы оказались в Клаудсдейльском парке в лунном свете. ― Присаживайся. ― Луна села на скамейку, и я села рядом. ― Расскажи, что гложет тебя, дитя мое. ― Скуталу. Та пони в моем сне, она потеряла веру в меня, а вернее во всех взрослых. Но я не вмешалась тогда, и все так обернулось. А еще я, кажется, просто наплевала на свою клятву, любить и быть верной женой своему мужу. ― Вот как. А есть ли в этом конкретно твоя вина? ― Хм? ― Ты сделала что-то, чтобы маленькая Скуталу разлюбила тебя? ― Нет. ― А нарушала ли ты свою клятву любви, чтобы корить себя за это? Стерла ли ты имя его из памяти? Может сожгла все, что напоминает о нем? Вырезала его лицо со всех фотографий? ― Нет. Не делала. ― Я на минуту замолкла. ― Выходит, я просто накрутила себя? Луна медленно кивнула. ― Но ты все равно должна помочь Скуталу вновь обрести веру в тебя и своих близких. Сердце подскажет нужные слова. Сон стал распадаться. ― Еще увидимся, Рэинбоу Дэш, и очень скоро. ***ооо*** Из сна меня вырвал телефон. Я вяло встала с постели и пошла в гостинную к аппарату. Подняв трубку, я услышала голос Пастера, он был чем-то взволнован. Вскоре я поняла чем, Скуталу убежала. Ее не было у себя в комнате, как и ее самоката и портфеля. Я велела ему позвонить в полицию, а сама отправилась на поиски. Если с ней что-то произойдет, я себе этого никогда не прощу. Вылетев из дома, я первым делом помчалась к Рэрети. Добравшись до ее бутика, я, не тормозя, влетела в открытое окно ее спальни. Она там была не одна, хозяйка дома стояла в светло-фиолетовом корсете и чулках посреди спальни, а на кровати лежал Доктор Хувз. Оба были крайне шокированы моим появлением. ― Рэинбоу Дэш! Что на тебя нашло!? ― У меня нет времени, Свити Белль у тебя? ― Да, она у себя в комнате. Я выбежала из спальни и ворвалась к маленькой кобылке, изрядно обескураженной таким стремительным визитом. ― Свити Белль, Скуталу сбежала из дома! ― Что!? Она сделала это? ― Что значит сделала? Она планировала побег? ― Она просто сказала мне, что если еще раз увидит, как мисс Черели пытается причесать гриву ее папы, то сбежит в Лас-Пегасус. Я не думала, что она это серьезно. ― Лас-Пегасус. Значит она отправилась на запад! ― я метнулась к окну и вылетела наружу. Набирая высоту, я заметила Пастера и Черели, которые бежали по улице города. Я крикнула им, что лечу на запад, и, возможно, Скуталу поехала именно туда. А затем полетела дальше. Я старалась не упустить ни одной детали, всматриваясь в темноту найти следы колес, копыт, хоть перышко или волосок. На минуту я задумалась, могла ли Принцесса Луна предвидеть это? Могла ли она залезть в сон Скуталу, выяснить, что она замышляет, и предупредить меня. Я была за многие километры от города, летела над необитаемыми лесами, почти потеряв всякую надежду, когда услышала тихий крик. ― Помогите! Я полетела на звук. Скуталу застряла на ветке, свисающей с обрыва, на вершине лежал ее самокат, у края облизывалась стая волков. Я молнией спикировала вниз и, схватив Скуталу, полетела прочь, оставляя хищников ни с чем. Маленькая пегаска обхватила меня своими копытами и, зарывшись лицом в грудку, захныкала. Отлетев достаточно далеко, я приземлилась на холме, мне надо было поговорить со Скуталу. ― Что, дискорд побери, на тебя нашло?! ― Скуталу смотрела в землю, прижав ушки. ― Ты чуть с ума меня не свела, твой отец очень напуган, и он переживает за тебя, как и мисс Черели! Кобылка плакала, сначала на нее набросились волки, затем она чуть не упала, а теперь большая пони на нее кричит. ― Прости меня, Рэинбоу, ― сквозь рев сказала Скуталу. ― Прости меня. Просто я не знала, что делать. Я хотела, чтобы ты была на месте Черели. Я хотела, чтобы мы были семьей, ― она посмотрела на меня зареванными глазами. ― Я так хотела назвать тебя мамой. Честно признаться, я на секунду захотела вышвырнуть Черели из дома Пастера, но надо быть взрослой. ― Послушай, Скуталу, ― я осторожно вытирала слезы с ее щек. ― Я понимаю, ты очень этого хотела, и в глубине души я тоже. Но пойми, не все бывает так, как мы хотим. К тому же, у нас с твоим отцом был разговор на эту тему. Мы поняли, что относимся друг к другу как друзья, а заставлять кого-то любить это неправильно. ― Пегаска стала успокаиваться. ― Неужели мисс Черели такая плохая? ― Нет. Она хорошая, все время пытается помочь, спрашивает, как у меня дела, помогает с уроками. Ох, и все это она делала, несмотря на то, что вела я себя как последняя скотина. И папа с ней счастлив. Выходит, эгоисты не вы, а я. Просто я устала от всего этого, папа все контролирует, он хочет, чтобы я стала тем, кем он хочет, а не кем я хочу. Я ненавижу эти книги по анатомии и медицине! Я не хочу быть врачом. ― Эй, я бы не назвала тебя эгоисткой просто за то, что ты выражаешь протест против папиного выбора. То, что твой папа живет с мисс Черели не значит, что мы не сможем проводить время вместе, я могу быть для тебя старшей сестрой. ― Серьезно? ― Серьезно. ― Мы обнялись. ― Ну а теперь полетели домой, а то твой отец скоро невротиком станет. И я думаю, если теперь ты скажешь ему, что тебе не нравится медицина ― он поймет. *** Я стояла вдалеке и смотрела, как Пастер и Черели сжимают в объятиях Скуталу. Черели действительно очень переживала за кобылку и была рада ее возвращению не меньше Пастера. ― Смотрю, все разрешилось, ― ко мне подошла Рэрети. ― Свити Белль рассказала мне. Я рада, что ты нашла ее. Надеюсь, она не повторит подобного? ― Нет, мы с ней поговорили, и теперь все будет нормально. ― А ты хотела быть на ее месте? ― Черели? Может быть, я уже и не знаю, чего хочу. ― Мы продолжили тихо наблюдать сцену воссоединения, пока я не задала вопрос. ― А теперь расскажи, как владелец одной из самых влиятельных компаний оказался в твоей постели?