Ласковый дождь

Джен
PG-13
Закончен
85
автор
Размер:
Макси, 353 страницы, 28 частей
Описание:
Действие происходит во временной ветке войны с Кристальной Империей. История ведется от лица Рэинбоу Дэш, которая после войны приезжает жить в Понивиль.
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
85 Нравится 127 Отзывы 23 В сборник Скачать

Я жаждал твоего прикосновения

Настройки текста
Рэрети примеряла свой наряд для Ночи Кошмаров. Кобылка сделала для себя костюм персонажа популярного на ТВ сериала Семейка Тартар. Мэиртиша Тартар ― бледношерстная темногривая кобыла, которая одевалась в длинные черные платья. Рэрети понравился ее стиль, когда она впервые увидела ее на экране, то загорелась идеей сделать себе такой костюм. Кобылка дотошно рассматривала наряд, чтобы все было идеально, ведь они с Рэинбоу Дэш хотели пойти на вечеринку, которую устраивали Лира и Бон-Бон в своем доме, где взрослые пони в костюмах делают и обсуждают такие вещи, от которых у жеребят непременно были бы кошмары. И она должна выглядеть безупречно. *** В соседней комнате Свити Белль готовилась к приходу подруг. Неуклюже передвигаясь в своем костюме робота, единорожка расставляла стульчики вокруг стола посреди комнаты, зажигала свечи и, разместив их по углам, выключила свет, погрузив комнату в таинственный полумрак. ― Свити, в дверь звонят, это, наверное, тебя! ― донесся голос Рэрети из спальни. ― Сейчас! ― напоследок единорожка достала с полки коробку с дощечкой, на которой в алфавитном порядке были нанесены буквы, цифры от нуля до девяти и два ответа: “Да” и “Нет”. Была там и планшетка-указатель в форме сердца с отверстием внутри. Кобылка положила дощечку на стол и побежала вниз. *** Рэрети подняла телефонную трубку. ― Алло. ― Привет, Рэрети, ― раздался мужской голос на той стороне. ― О, привет, Хувз, ― Рэрети поджала губы. *** Свити Белль открыла дверь бутика, к ее радости там стояли Скуталу и Эплблум. ― Готовы к самой лучшей Ночи Кошмаров? ― спросила Свити. ― Еще бы, ― ответила Скуталу. Оранжевая пегаска была одета в костюм ковбоя. Эплблум в этом году решила быть милой пастушкой. ― Признаться, девочки, это моя первая Ночь Кошмаров за... ну с тех пор как моя семья обогатилась, я перестала выходить из дома в Ночь Кошмаров. ― Ну зато у тебя было много денег, ― утешила Свити. ― Ладно, пойдемте наверх, я покажу кое-что клевое. *** ― Слушай, я понимаю, то, что произошло между нами, тебя беспокоит, если ты еще не готов к серьезным отношениям, я пойму, ― она искренне улыбнулась. ― Я ведь видела, как ты сильно переживал в ту ночь. ― Я не… просто это было так спонтанно, я пришел посмотреть твои выкройки костюмов на выставку домашней техники. И тут ты, я, твоя спальня, а затем Рэинбоу Дэш врывается. ― Хи-хи. Поверь, она была удивлена не меньше. ― Рэрети накручивала провод трубки на копыто. ― Кстати, в обмен на молчание, она надеется, что ты расширишь гарантийные обязательства для ее крыла. Она планирует сделать его съемным и ставить другие модели. *** ― Что это? ― спросила Эплблум, глядя на доску с буквами. ― Она называется Говорящая Доска, мне ее мама купила. Она сделана для того, чтобы общаться с дууухами, ― последние слова Свити Белль протянула с ужасающим воем. ― Ууу… звучит круто! ― азартно высказалась Скуталу. ― Давайте приступим. Кобылки уселись за стол, взялись копытами за указатель и стали водить его по доске. ― О, призрак умершего, кем бы ты не был. Ответь нам! ― бубнила Свити Белль. Пони еще некоторое время продолжали водить указателем по доске. ― Ничего не происходит, ― отметила Скуталу. ― Может надо быть конкретнее? ― предложила Эплблум. ― Звать кого-то определенного и что-то спрашивать, а не зазывать всех умерших. ― Хм… ― хозяйка доски почесала рог. ― Тогда кого звать? ― Какую-нибудь мертвую знаменитость! ― Давайте моего прадеда. Хотела узнать, все ли истории моей бабули на самом деле правдивы, ― Эплблум скромно улыбнулась. ― Тогда давайте мою маму призовем, ― ляпнула Скуталу. ― Ты считаешь это хорошей идеей? ― спросила Свити Белль. ― Я знаю, ты хочешь ее увидеть, но… не думаешь, что это может оказаться болезненно для нее? ― Хм… может быть. Тогда кого? ― Кого-то незнакомого. Мы же жеребята, нам плевать на чувства незнакомых нам пони. “ДА!” *** ― Ну в общем я повторюсь, если тебя это тяготит, то мы можем притормозить в наших отношениях. *** ― О, великий Командор Харикейн! Приди же к нам и расскажи, куда исчез Стратополис?! Кобылки водили указателем по дощечке. ― Серьезно? Ты правда веришь в Стратополис? ― удивилась Скуталу. ― Щщщщ! Не отвлекай. Командор Харикейн... Вдруг пони почувствовали, что указатель стал двигаться быстрее, затем он и вовсе вырвался из их копыт и продолжил движение самостоятельно. ― Мне это уже не кажется такой клевой затеей, ― напряженно буркнула Эплблум. Указатель двигался, дощечка стала дрожать, а в комнате ощутимо похолодало. Переглянувшись, друзья с ужасом увидели пар, выходящий из их собственных ртов. Свечи погасли. И кобылки закричали. *** ― И мы договорились встретиться на вечеринке… Разговор Рэрети прервали мигнувшее в ее комнате освещение и жеребячий крик. ― Дорогой, мне пора. Кажется моя сестра решила получить метку полупроводника, ― Рэрети повесила трубку и направилась к комнате сестры. ― Девочки, у вас все хорошо?! ― Она открыла дверь в комнату Свити Белль. Крик перешел в визг, а в голову Рэрети прилетела спиритическая доска. ― АЙ! ― урона доска не нанесла, но указатель дыркой нанизался на ее рог. ― Что вы тут устроили?! ― Мы… мы просто вызывали призрака, ― осознав, что опасности нет, объяснила Свити Белль. ― Вот только призрака тут не хватало. Думаю, этому дому вполне достаточно моей младшей сестры и ее подруг. Я иду на вечеринку, а вам, кажется, пора идти собирать сладости, пока они не закончились. ― Это точно! Ребята, надо спешить, ― тряхнула гривой Скуталу, и все трое ломанулись на выход. Рэрети глубоко вздохнула, проворчала себе под нос и, сняв с рога указатель, направилась в ванную посмотреть, не повредила ли игрушка ее макияж. ― Главное, чтобы ничего серьезного. Рэрети вошла в ванную комнату, зажгла свет и подошла к зеркалу. ― Порой кажется, что это я мама Свити Белль. Гордая мать-одиночка, которая воспитала дочь и параллельно с этим построила империю моды. Отличный задел для книги. Рэрети наклонила голову и увидела в зеркале отражение, стоящего за ней жеребца. Громко вскрикнув, она развернулась к нему и подскочила так, что приземлилась на столешницу возле раковины. Пегас с темно-синей гривой внимательно оглядел комнату. ― СЭР! Как вы смеете вторгаться в мою ванную?! Если вам нужны покупки, нужно подождать внизу, но сегодня мы закрыты! ― Рэрети строго отчитала его. ― Эм… а где я? ― Что значит где? Вы в моей ванной! И в моем бутике! Вы что, не видели вывеску, когда сюда зашли? ― Я не заходил, я здесь появился. ― Ч… что!? Это какой-то розыгрыш?! Тут его глаза расширились. ― Секундочку, ты видишь меня? ― Конечно вижу, как можно не видеть жеребца, стоящего в моей ванной! ― Мисс Рэрети, вы должны помочь мне увидеться с Рэинбоу Дэш! ― Я прошу вас покинуть мою ванную! Немедленно! ― Просто выслушайте меня. ― НЕТ! ― кобылка схватила первое, что попалось и швырнула в сторону жеребца. Долетев до цели, расческа для волос прошла насквозь, врезалась в дверь и упала. Глаза Рэрети расширились. ― Просто выслушай меня. Рэрети упала в обморок. *** ― Давай, Флаттершай, ― Фауна стояла в костюме кошки возле закрытой двери в спальню. ― Ты обещала мне, что пойдешь со мной в эту Ночь Кошмаров на вечеринку. ― Я думала, что буду готова! Но я оказалась не готова. Я не хочу! ― Но ты обещала. ― Я много чего обещала, например прекратить есть арахисовое масло из банки, но я его ем, ― отвечала Флаттершай из-под кровати, где она оборудовала себе форт из подушек и плюшевых мишек. ― Я буду сидеть тут и никуда не выйду, у меня есть еда и интересные книжки! Фауна приложила копыто к виску. ― Но ты же не можешь всю жизнь вот так сидеть под кроватью каждую Ночь Кошмаров. А что, если у нас будут жеребята? Ты также будешь сидеть под кроватью, когда они наденут свои костюмы? ― Может быть, ― осторожно ответила пегаска. ― Флаттершай, повзрослей, в этом празднике нет ничего ужасного и зловещего, никто тебя не захочет съесть или похитить. Пойдем, ты же готовилась, даже сшила чудесный костюм мышки. Мы будем лучшей парой на этой вечеринке, я кошка, а ты мышка, которую я поймала в цепкие когти и собираюсь зализать своим шершавым языком. ― Не пойду. Терпение Фауны лопнуло. Мощным ударом копыт она выбила дверь и ворвалась внутрь, безжалостно круша подушечный форт. ― С меня довольно, надевай свой костюм! ― НЕТ! ― Ты будешь моей мышкой-рабыней, давай! ― Нет, убери ушки! ― Лучше приготовь свой хвостик! *** Рэрети сидела на кухне со стаканом воды и таблеткой аспирина, напротив нее по другую сторону стола грустно парил призрак мужа ее подруги. ― Я очень извиняюсь за произошедшее, ― виновато сказал Райдер. ― Все в порядке. Скажи, а почему ты был в моей ванной, а не… ну знаешь, в ванной Рэинбоу. ― Так и было! То есть я не подглядывал за своей женой, пока она мылась, ― он изобразил смущение. ― Я был у нее дома, а затем что-то меня потащило через весь город в комнату твоей дочери. ― Это моя сестра. ― Ой, прости. Ну в общем я оказался у них в комнате, свечи погасли, они завизжали, и тут входишь ты, и в тебя летит доска... И я просто последовал за тобой. А затем произошло то, что произошло. ― Вот как… ― Рэрети сделала глоток. ― Каким-то образом доска открыла во мне способность видеть призраков. Выходит, я могу видеть духов? ― Да, но сразу скажу, призраков в Понивиле не так много, так что, выйдя на улицу, ты не увидишь толпы душ. ― Это радует, ― Рэрети попыталась улыбнуться. ― Так почему ты здесь, я имею в виду на земле, а не в лучшем мире, куда все попадают после...? ― У меня осталось незаконченное дело в этом мире. Я… я должен сказать Рэинбоу кое-что... ― И чтобы отправиться туда, куда нужно, ты должен поговорить с ней? А ты не можешь этого сделать, ведь ты призрак? Он кивнул на оба вопроса. ― Но теперь у тебя есть я, мы с Рэинбоу собирались на вечеринку, я думаю, мы могли бы поговорить. ― Серьезно? Ты поможешь мне? ― Ну а как я могу отказать мужу моей подруги? Пойдем! После этих решительных слов Рэрети еще пятнадцать минут прихорашивалась. *** ― Ну вот, видишь, ничего страшного! ― сказала Фауна, глядя на свою возлюбленную в костюме мышки. Флаттершай угрюмо рассматривала себя в отражении. ― Ну Флатти, не дуйся. ― Буду! ― А если кошечка тебя лизнет, тоже будешь злиться? Флаттершай не могла долго хмуриться, особенно когда Фауна начала водить своим хвостом по ее мордашке. ― Пойдем на вечеринку, обещаю, страшно не будет. Может мы там… ― Фауна укусила ее за ушко. ― ...поиграем в кошки-мышки. *** По дороге на вечеринку к Лире и Бон-Бон Рэрети беседовала с Райдером. ― Я все еще думаю, как мне сказать Рэинбоу Дэш, что ты здесь. ― Почему просто не сказать все как есть? ― Ну конечно! “Эй, привет, подруга, тут рядом со мной стоит твой покойный муж, такие дела. Но только ты его не увидишь.” На меня и так оглядываются как на сумасшедшую, потому что я с пустотой разговариваю, так я еще должна убедить Рэинбоу. *** Эплджек заканчивала работу в саду. Недавно земная пони вспомнила, как раньше они с семьей устраивали у себя в саду ярмарку с лабиринтом ужасов, куда жители города приходили для ночного веселья. Под наплывом ностальгии Эплджек решила втайне от семьи устроить свою ярмарку и лабиринт ужасов. За неделю до праздника она подготовила место, декоративный лабиринт из кустов, небольшую ярмарку, где можно было попробовать достать яблоко из тазика с водой, кинуть плюшевого паука на сетку или приколоть Найтмер Мун хвост. И вот все было готово, она открыла ворота в восточной части сада и повесила тент с приглашением. Прошло пять минут, пятнадцать, полчаса, час, два. Посетителей не было, пони видели тент, переглядывались, но проходили мимо. Эплджек уже почти потеряла надежду. ― Привет! ― Земная пони встряхнулась. Это были доктор Фауна и трясущаяся от страха Флаттершай. ― Привет, девочки! ― Вы наконец решили вернуть свою ярмарку ужасов? ― радостно воскликнула Фауна. ― Хех… почти. Я решила вернуть ее. ― Получается? ― Пока не очень. А вы идете на вечеринку Бон-Бон и Лиры? ― Пони кивнули. ― Ясно, тогда не буду отвлекать. ― Земная пони снова поникла. ― Знаешь, мы с Флаттершай можем посетить и твою ярмарку, у Лиры и Бон-Бон полно народу, а ты тут одна. ― Воу! ― Эплджек приободрилась. ― Ну что ж, тогда я готова вас принять в своем лабиринте ууужаса. Уууу… ― нагнетая ужас, завыла оранжевая пони. Флаттершай задрожала. ― Спокойно, любимая, это же все понарошку. Пойдем. ― Фауна встала сзади и, уперевшись в круп Флаттершай, затолкала оцепеневшую пегаску внутрь сада. *** ― Скажи, после того, как ты умер, ты сразу оказался у Дэш дома? ― Нет, на самом деле это произошло недавно. Большую часть времени я провел на месте крушения. Обломки “Пацифики” все еще лежат там же, где она упала. Я… находился в искореженной радиорубке, повторял один и тот же день перед взрывом, это было ужасно, день за днем ты повторяешь одно и тоже перед своей смертью, даже не догадываясь о том что ты умер. Все это могло продолжаться бесконечно пока... ― Пока? ― Пока однажды все пошло не так, как обычно. Я проснулся в своей каюте, прошелся по палубе, вышел на мостик и заметил жеребенка за штурвалом. Я был возмущен тем фактом, что кто-то пустил жеребенка на боевой корабль. Сделал ему замечание, но он не отреагировал, а при попытке дотронуться, мое копыто прошло насквозь. Тут мир стар прояснятся, у меня словно пелена с глаз спала, вместо отполированных палуб меня встретил обгорелый ржавый скелет моего корабля, покрытый травой и мхом. Играющий жеребенок пришел сюда из Рэинбоу Фоллс, из его с друзьями разговора я услышал, что корабль упал много лет назад. ― И ты отправился искать Дэш? ― Да. Я хотел снова увидеть ее, узнать, что все с ней хорошо. Я отправился в путешествие. Мир после войны очень изменился. Я увидел много нового. Эти изобретения, которые стоят почти у каждого жителя Эквестрии, позволяющие общаться на дальние расстояния, смотреть спектакли, сидя дома. Поехавшие любители войны, которые толком не понимают, что такое война и борцы за мир. Но все это меня мало интересовало, больше всего на свете я хотел увидеть мою любимую Дэши, почувствовать ее прикосновения, услышать ее голос. Я очень переживал, что ее, как и меня, уже нет, что где-то ее бестелесная душа также бродит по миру или повторяет свой последний день, даже не подозревая, что мертва. И именно тебе я благодарен за то, что ты развеяла эти страхи, ― он посмотрел на нее с искренней улыбкой. ― Я? Но как? ― Путешествуя, я почти добрался до Мэинхеттана, проходя мимо придорожного кафе, я увидел рекламный щит. На нем была изображена Дэш на черной софе в облегающем платье цвета жемчуга, смотрящая томным взглядом куда-то вдаль. И надписи: “Ты можешь и должна выглядеть красиво”, “Бутик “Рэрети для Вас””, “Отсутствие какой-либо части тела не делает Вас уродливой”. С тех пор я все чаще видел портреты жены. Чего только стоил огромный плакат на главной площади Мэинхеттана. Она была повсюду, и это вселяло в меня надежду, что с ней все хорошо. Спасибо тебе. ― Хе-хе. Она меня тогда тоже благодарила. ― Мисс Рэрети, с кем это вы болтаете? ― задал вопрос Пастер. Рэрети не заметила, как за разговором с призраком она добралась до городской ярмарки, где проходила основная часть веселья. Игры и конкурсы на лучший костюм. ― Оу… я… ― Рэрети посмотрела на Райдера. Тот неловко пожал плечами. ― Говорила сама с собой, бывает я очень сильно задумываюсь и не замечаю, как начинаю обращать мысли вслух, ― она выдавила неловкую улыбку. Жеребец кивнул. Он был одет как вампир, только в медицинском халате и со стетоскопом. ― Вам нужен отдых, это результат стресса и переутомленности. ― Я как раз планирую это, иду на вечеринку к Лире и Бон-Бон. ― Рэинбоу Дэш тоже там будет? ― Да, мы договорились там встретиться. Милый у вас костюм, вы вампир и доктор? ― Да, я вампир и доктор, и меня зовут доктор Акула. Это из сценария для ситкома одного из моих ординаторов. Этот персонаж мне очень понравился. ― Было бы приятно послушать, но я вынуждена бежать, ― Рэрети помахала копытом и направилась к дому Бон-Бон. ― Это отец той оранжевой кобылки? К которой привязалась Рэинбоу? ― уточнил Райдер. ― Да. ― И у нее нет матери? ― Угу. ― А Рэинбоу и он… ― У них ничего не вышло, хотя Дэш была готова. ― Серьезно? ― Да, до этого она вроде пыталась наладить отношения со своим бывшим, который оперировал ее, когда она меняла крыло, и даже я какое-то время была в нее немного влюблена. Но знаешь, ни у кого из нас не было шансов. ― Почему? ― Она все еще любит тебя. Райдер ничего не ответил. ― Рэрети привет, какой чудесный у тебя наряд, ― к единорожке подошла Роузлак. *** Эплджек, Флаттершай и Фауна были единственными пони в яблоневом саду, где Эплджек устроила свою ярмарку. Они стояли при свете фонариков и луны в окружении тыкв и стрекотании сверчков. ― Что бы вы хотели попробовать? Достать яблоко из бочки? Попасть пауками в сеть? ― А есть игра, где надо как можно быстрее добежать до дома, залезть под кровать и сидеть там до утра? ― спросила Флаттершай. Фауна закатила глаза. ― Да ладно тебе, ты каждый день ешь яблоки, что может случиться? ― Да, но что если я потянусь взять одно яблоко, и тут из-за деревьев выскочит маньяк с топором и зарубит вас, а меня будет насиловать, а потом утопит в кадке. Эплджек и Фауна грустно посмотрели друг на друга. *** Рэрети все болтала с Роузлак, о погоде, наряде, о том, как ее развел на ужин один жеребец, и ей пришлось самой платить, а он не перезвонил, о недавно вышедшей серии сериала “Лига разбитых сердец”. И это очень раздражало Райдера. ― Пожалуйста, Рэрети, пойдем! Я хочу поговорить с Рэинбоу Дэш! ― умоляюще просил Райдер единорожку. Но та его словно не замечала и была увлечена разговором. ― А еще я не рассказала тебе, что произошло с Дейзи на днях… короче... ― ЫЫХХ! ― Райдер скорчил жуткую гримасу, его терпение лопнуло, и он сделал то, что мог сделать призрак. Прошел через Рэрети и, к ее удивлению, завладел ее телом. Единорожка взвизгнула, ее глаза засветились синей дымкой. ― Что ты делаешь? ― Я должен увидеть Рэинбоу Дэш! ― Стой! Жеребец заставлял кобылу идти. ― Эм… Рэрети, с тобой все нормально? ― Да. Просто мне действительно нужно бежать! Пока! ― Единорожка, неуклюже двигая ногами, пошла куда глаза глядят. Дойдя до ближайшего темного переулка, она вбежала туда и стала отряхиваться, как намокшая кошка. ― Вылезь из меня! Райдер беспрекословно покинул ее тело. ― Какого дискорда ты устроил!? ― раздраженно выпалила Рэрети. ― Это я у тебя хочу спросить! У нас задача встретить Рэинбоу. Ты не представляешь, сколько я ждал, чтобы с ней поговорить. А ты треплешься с подругами. ― Но надо же быть вежливой. ― АГХР! ― Райдер лягнул задними ногами бак с мусором, и тот со звоном отлетел. Кобылка обомлела. ― Как ты это сделал? ― Это бывает. Когда я очень сильно злюсь, то могу что-то опрокинуть. Рэрети вернула мусорный бак на место. ― Ладно, прости, что вынудила тебя ждать. Пойдем уже на вечеринку. Парочка направилась к дому Бон-Бон и Лиры. ― И часто ты овладеваешь телами чужих пони? ― Это в первый раз. Обычно, когда я так делал, я просто проходил насквозь, пони чувствовали холод и мурашки по спине. Я даже не думал, что из-за твоих новых способностей ты можешь выступать как сосуд для связи духа с миром живых. Это было даже приятно. ― В каком смысле? ― Я впервые за долгое время почувствовал окружающий мир, что, несмотря на осень, на улице очень тепло, а трава под ногами мягкая. ― Оу… понятно. Ну для меня это тоже опыт. Не каждую ночь жеребец входит в меня таким вот способом, ― Рэрети ехидно ухмыльнулась. *** ― Ну пауки-то почему страшные?! ― вздыхала Фауна. ― У тебя дома живут настоящие пауки, сороконожки, змеи, летучие мыши в гриве спят. Но именно сегодня плюшевые пауки у тебя вызывают страх. Флаттершай продолжала лежать на земле, закрыв глаза, и дрожать. ― Короче забудь, пошли домой. Будем сидеть у тебя дома всю ночь, а через год повторим, и до скончания наших дней мы будем сидеть дома в эту ночь и завещаем эту традицию нашим детям, ― раздраженно выговорила Фауна. ― Прости, Эплджек. Флаттершай перестала дрожать, приоткрыла глаза и увидела расстроенные лица Эплджек и Фауны. Пегаску стала мучать совесть, ведь из-за ее мнимых страхов страдают близкие ей пони. Она глубоко вздохнула. ― Я… я… давай останемся. Фауна внимательно посмотрела на Флаттершай. ― Ты права, дорогая, я должна повзрослеть, ― с этими словами Флаттершай взяла игрушечного паука и кинула его в сетку. Паук пролетел сантиметров десять и свалился на землю, издав писк. *** Рэрети и Райдер успешно добрались до дома Лиры и Бон-Бон. Дом был украшен по всем канонам Ночи Кошмаров. Присутствовали тыквы со злыми лицами и скелеты пони, которые светятся в темноте. Через зашторенные окна пробивался свет, играла музыка. Рэрети нажала на дверной звонок, и вместо стандартного “Динь-Динь” раздался зловещий смех ведьмы. Дверь открылась, и единорожку встретила земная пони в костюме робота на колесиках. Бон-Бон очень постаралась, для создания костюма она использовала алюминий и медь, и даже подключила батарейку к паре диодов, чтобы выглядеть как настоящий робот. ― Вау, Бон-Бон, какой у тебя клевый костюм. ― Меня зовут не Бон-Бон. Я Бон-Бот, ― механическим безжизненным голосом сообщил Бон-Бот. Рэрети рассмеялась. Уже ученый Райдер не стал ждать окончания диалога и просто прошел сквозь стену внутрь. ― Моя сестра тоже нарядилась в робота. ― Ха-Ха! Мы уже начали заменять ваших близких роботами. Скоро мы всех вас заменим и будем владеть этим миром. Ха-Ха! Рэрети вошла внутрь. Вечеринка была в самом разгаре, взрослые пони в костюмах играли, танцевали, беседовали. ― Я слышала, что тебе вернут возможность ходить, ― Рэрети тут же узнали и вовлекли в беседу. ― Да, пока все очень мутно с этой операцией. Этого никто раньше не делал, врачи взвешивают все “за” и “против”. Но если я смогу вновь двигать ногами ― это будет чудом. ― Мы будем всей душой за тебя болеть. Голова Райдера высунулась из потолка. ― Рэрети, я нашел ее! Скорее! ― Мне надо найти Рэинбоу, еще поболтаем, ― извинившись, Рэрити поднялась по лестнице. Увидев Рэинбоу, стоящую в одной из комнат, Рэрети спряталась за угол и выглянула. Рэинбоу была одета в платье, имитирующее белую шкуру, ее прическа собрана в гульку, а на шее красовались бусы из белого жемчуга, рядом с ней стоял игрушечный мамонт с щеткой от пылесоса, торчащей из хобота. Рэрети без труда узнала в ней Уилму ― персонажа мультсериала “Понистоуны”, где действия происходят в каменном веке, но с современным эквестрийским обществом. ― Это она, ― Райдер стоял в коридоре и смотрел на нее, не отрывая взгляда. ― Такая же красивая, как и в день нашей встречи. Не представляешь, какая это мука, быть рядом с ней, видеть, как она спит, ест, принимает душ, болтает со своей черепашкой. И нельзя ничего сделать, ни сказать, какая она красивая сегодня, ни обнять ее, когда она смотрит наш семейный фотоальбом, ни почувствовать ее шерстку, ее запах, прикосновения губ. Иногда она может посмотреть прямо на меня, и мне кажется, что она видит меня или чувствует мое присутствие. ― Нам надо придумать план, ― сказала Рэрети. ― Какой? ― Ну не могу же я просто в лоб сказать, что ты рядом со мной. Мы должны как-то убедить ее в том, что ты действительно тут. ― Ладно, что мне делать? ― Расскажи мне что-нибудь, что знаете только вы двое. *** Флаттершай и Фауна бродили по лабиринту. ― Ты уверена в этом, Флаттершай? ― Да, я должна переступить свои страхи. ― Откуда этот хруст? Фауна посмотрела вниз, они ходили по костям. Ветеринар подскочила и, завизжав, запрыгнула на Флаттершай. ― Глупая кобылка, это же палочки, ― объяснила Флаттершай. ― И кто из нас теперь трусливая мышка? ― Ой, ладно тебе. Пройдя еще несколько шагов, пони повернули за угол, там стояло зеркало. ― ААА! ― вскрикнула Флаттершай и спряталась под хвост Фауны. ― Я надеюсь ты своего отражения испугалась? А то я обижусь. ― Грых… Кто-то вышагивал по палкам, заставляя их громко хрустеть. Кобылки медленно повернулись на звук и увидели пони в комбинезоне с хоккейной маской на голове. Он держал мачете и чью-то отрубленную голову. Парочка влюбленных закричала и понеслась бежать через лабиринт, они бежали, что есть духу, стараясь не оглядываться, однако слышали, как тот жуткий пони гнался за ними. Вскоре они выбежали из лабиринта и свалились на землю, после чего услышали раскатистый смех Эплджек. ― Я даже не думала, что вы можете так быстро бежать! Почему вы не участвуете в забеге листьев? Вы бы заняли первое место! ― Эплджек, это было… ― Весело! ― перебила Флаттершай. ― Конечно я понимаю, что это все понарошку, но это дало мне столько новых эмоций, ― Флаттершай даже взмыла в воздух. ― Что тут происходит? ― на ярмарку вошла небольшая группа пони. ― Мы слышали крики. ― Просто Эплджек устроила нам незабываемое приключение по ее лабиринту страха, ― объяснила Фауна. ― Это! Было! Потрясно! ― вмешалась Флаттершай. ― Ой, я говорю как Рэинбоу Дэш. ― Ух ты, раз Флаттершай понравилось, значит это реально что-то стоящее. Мы тоже хотим попробовать, ― сказал жеребец. ― Эм… отлично, идите на стартовую линию, сейчас все будет готово. Пони пошли ко входу в лабиринт. ― Девочки, что мне делать? Я не уверена, что смогу напугать такое количество народа, ― растерялась Эйджей. ― Спокойно, Эплджек, мы поможем, ― ответила Фауна. ― Верно, Флаттершай? Пегаска кивнула в знак согласия. ― И не только мы. ― Что ты имеешь в виду? *** Рэинбоу Дэш болтала с Тандерлейном о предстоящей зиме, когда к ним подошла Рэрети. ― Рэрети, ты пришла! ― радостно сказала Дэш. ― Отличный костюм, это Мэиртиша Тартар? Тебе здорово удалось подчеркнуть ее ямочки на щеках. Тандерлейн понял, что разговор с боссом окончен и незамедлительно откланялся. ― Хе-хе, спасибо, ― ответила Рэрети. ― Ямочки на щеках? Моя Дэш никогда бы такого не сказала, что ты с ней сделала? ― буркнул сбоку Райдер. ― Хе-хе… ― Рэрети нервно теребила свою гриву. ― Рэинбоу, даже не знаю как сказать. Ну ладно, постараюсь попроще. Как бы ты отнеслась к тому, что призрак твоего мужа стоит рядом с нами? На лице Дэш сменилась гамма эмоций. Недоумение взяло верх. ― Рэр, я понимаю, что сегодня очень популярны ожившие мертвецы, призраки и все такое, но такая шутка совсем не прикольная, ― с нотками обиды ответила Дэш. ― Кто сказал, что я шучу? ― Рэрети постаралась говорить со всей возможной серьезностью. ― Он сейчас стоит прямо напротив тебя и говорит мне, что ты в свое время хотела освоить гончарное мастерство. Глаза пегаски расширились. ― Как… что?! Как ты об этом узнала? ― Говорю же, Райдер мне сказал. Дэш сделала два шага назад. Она рассматривала Рэрети с ног до головы. На ее лице была печаль. ― Я тебе не верю… я… я не знаю, как ты это узнала, но это очень глупая шутка, ― Дэш развернулась и побежала прочь. ― Рэинбоу, стой! Ну вот видишь, я говорила, надо быть деликатнее, ― попрекнула Рэрети Райдера и побежала вслед за Дэш. *** Лабиринт наполнился криками, визгами и зверскими ревами. Вскоре группа пони выбежала из лабиринта в сопровождении летучих мышей, пауков и морского чудовища, который подозрительно напоминал медведя Флаттершай в костюме. ― Вау! Это невероятно, ― кричал молодой жеребчик, переводя дух. ― Я в жизни так не боялся! Друзья с ним согласились. Со стороны за происходящим наблюдали Эйджей, Флаттершай и Фауна. ― Флатти, спасибо тебе за помощь твоих лесных друзей. ― Бари как раз хотел показать свой костюм, ― хихикнула Флаттершай. ― А я хочу сказать спасибо за помощь с моими страхами и, конечно, тебе, моя любимая, что вытащила сегодня ночью на улицу, ― Флаттершай обняла ее. ― Что здесь происходит?! От этого голоса замерли все, даже животные, она была страшнее самой страшной истории. Она сидела при свете луны в кресле каталке на холме в сопровождении сына, невесты и мужа внучки. ― Эплджек, что они тут делают?! ― яростно крикнула Бабуля Смит. ― Никто не ожидал яблочную инквизицию, ― тихо пробормотала Фауна. *** Рэинбоу убежала недалеко, закрылась в туалете и не выходила. Рэрети бродила по коридору перед дверью и просила ее выйти. Но Дэш отказывалась. ― Дорогая, я не шучу и не издеваюсь над тобой, ты это прекрасно знаешь. ― О да! Просто ты ни с того ни с сего стала видеть умерших! ― буркнула Дэш с другой стороны двери, сидя на стульчаке унитаза. ― Да, так и есть. Свити Белль ударила меня по голове говорящей доской. После чего я увидела твоего мужа у себя в ванной. ― Он еще и в твоей ванной был! Почему не в моей? ― Он был там. Но девочки случайно его призвали. ― Дай я с ней поговорю, ― вмешался Райдер. ― И каким же образом? Напишешь на зеркале? ― Ты с кем там говоришь? ― спросила Дэш. ― С твоим мужем! ― Не смешно! ― Дэш топнула копытом о кафель. ― Ладно, если он тут, то пускай скажет тебе, что я делаю. ― Легко! Иди к ней и говори мне, что она делает. ― Луной клянусь, это какая-то дикость! ― Райдер прошел через стену и увидел свою жену, сидящую на унитазе, прикрыв лицо копытами. ― Она сидит на унитазе! ― Ты сидишь на унитазе! ― Это было легко угадать! ― ответила Дэш. ― Скажи, пускай что-нибудь сделает. ― Он просит, чтобы ты что-то сделала. ― Что? ― Не знаю, что-то спонтанное, чтобы я не могла угадать! ― Хм… ― Дэш стала бродить по ванной, думая. В конце концов вооружившись помадой, стоявшей на столешнице, она написала на зеркале “Лучшие Вондерболты. Мировое турне 1013!”. Затем накрасила губы и поцеловала зеркало. ― Ну, что я сделала? Рэрети какое-то время молчала, слушая Райдера, потом ответила. ― Ты написала “Лучшие Вондерболты. Мировое турне 1013!”, затем дополнила поцелуем в конце. Он говорит, точно так же ты сделала в ванной своего номера, когда вы с группой были на закрытии своего турне в Ванхувере. Дэш опешила. Она уверена точно, что не рассказывала этого Рэрети. И в ванной не было места, откуда можно было подглядеть. Тогда она решила попробовать еще раз, она поднялась на несколько сантиметров над полом и встала в позу, левым копытом она словно обхватила кого-то, а правое подняла. И стала кружиться. ― Рэрети, скажи ей, что сейчас она выполняет наш любимый танец из фильма “Грязные Танцы”. ― Ох… он говорит, что сейчас ты танцуешь как в фильме “Грязные Танцы”. Дэш вздрогнула. Но не перестала танцевать. ― Скажи ей, что она танцует точно также, как тогда в баре, куда мы впервые пошли на свидание. Те же самые движения, то же выражение лица. Скажи, что я бы все отдал, чтобы повторить тот вечер, побыть с этой только что окончившей академию кобылкой, которая день и ночь посвящала себя тренировкам, игнорируя советы старших. И даже спустя столько лет все такой же упрямой. Рэрети повторила все в точности. Какое-то время в ванной было тихо, после чего она услышала звук цокающих копыт, и дверь открылась. На нее смотрела едва сдерживающая слезы пегаска. *** Эплджек стояла напротив бабули, склонив голову, словно нашкодивший жеребенок. Бабуля разогнала всех посетителей, грозя полицией и серьезными проблемами. Впрочем Флаттершай и Фауна укрылись на одной из яблонь и наблюдали. ― Зачем ты их сюда пустила, Эплджек?! ― распекала Бабуля. ― Они нам никто, просто тупые работники и потребители, неча их развлекать какими-то ярмарками и балаганами. ― Я тебя ни о чем не просила, это была моя идея, я… я просто хотела сделать все как раньше, когда мы не были богатыми магнатами с десятком фабрик, а просто фермерами, когда все нас любили. ― Нам не нужна их любовь, нам нужны их деньги! ― заявила Бабуля. ― Сначала ты пустишь их в наш сад, а затем они и в дом залезут. ― А может и к лучшему! Меня достало, что нас считают снобами, набитыми деньгами. Я всегда старались этого избегать, быть проще во всем! Я хотела вернуть те дни, когда мы: ты и я организовали эти ярмарки, лабиринты ужаса. И вообще, как ты узнала об этом? ― Я ей сказал, ― в разговор вмешался Флим. ― Флим? Но почему? ― Твоя бабушка права, вредно для бизнеса показывать свою открытость этим пони. ― Бизнеса? Мы говорим сейчас об общепонячих качествах, почему мы не можем быть чуточку открытыми!? Я думала ты поддержишь меня, а не пожалуешься! Эплджек развернулась и убежала в глубь сада. Пеар Баттер хотела ее остановить, но ей жестом пригрозила Бабуля. Флаттершай и Фауна нашли Эпплджек под яблоней на самом высоком холме. Она смотрела на сад и тихо плакала. ― Эплджек? ― спросила Флаттершай. ― Вы не представляете, как тяжело жить в доме с такой тягучей атмосферой. Все, что сейчас происходит, ― она вытирала слезы. ― Я не хочу этого, не хочу этих светских раутов, заседаний директоров, не хочу корчить из себя бизнесмена в деловом костюме. Я хочу просто встать рано утром и собирать яблоки до вечера, вздремнуть перед обедом под яблоней, вернуться домой, где Бабуля с мамой приготовили какую-нибудь вкусняшку. Я просто хочу быть простым фермером. Так еще и мой муж встал на ее сторону. Флаттершай и Фауна не нашли ничего лучше, чем просто лечь рядом с ней, обнять ее и дать ей выплакаться. *** Рэинбоу Дэш, Рэрети и Райдер вернулись в бутик “Карусель”. Пони расположились в гостинной, все трое расселись отдельно друг от друга, как будто сторонились. Рэинбоу расположилась на диване, Райдер сел напротив нее на кресло, их отделял лишь журнальный столик, Рэрети сидела между ними на своей любимой софе. ― Он все еще тут? ― спросила Дэш, оглядываясь по сторонам. ― Где он? Он сидит возле меня? ― Нет, он сидит на кресле. ― Ох… Привет, милый, ― Дэш неловко помахала креслу. ― Он машет тебе в ответ, ― передала Рэрети. ― Скажи ей, что мне нравится ее новая модель крыла. ― Ему нравится твое новое крыло. ― Оу… спасибо, ― Рэинбоу Дэш развернула крыло. ― Хотя ты знаешь… ― Ты бы хотела свое настоящее, ― договорил за нее Райдер. Рэрети повторила. ― Но я благодарна за все, что ты сделал тогда для меня. Ты вернул мне возможность летать. ― Пегаска обратилась к Рэрети. ― Он говорил, что несколько недель был у меня дома? ― Да, ― коротко кивнула подруга. ― И все это время ты был рядом? ― Скажи ей, да, я был рядом, смотрел, как ты живешь, как ты изменилась за эти годы. Я сижу рядом с ней, когда она смотрит романтический марафон фильмов каждые выходные, лечу с ней рядом, когда она вечером вылетает проветриться и летит так далеко, что не видно огней города, только звезды и луна, садится на облачко и мечтает. ― Рэрети передала эти слова с точностью. Рэинбоу ничего не ответила, лишь тихо капали слезы. ― А… а ты когда обнимал меня, ты чувствовал меня? ― Всем сердцем. Но я бы все отдал, чтобы хоть немного побыть с тобой. ― Он сказал, что чувствует тебя всем сердцем и что хочет по-настоящему побыть с тобой, ― передала Рэрети. Она увидела, как Райдер встал с кресла, подошел к Рэинбоу и поцеловал ее в губы. Она не отреагировала. ― Он только что поцеловал тебя. Рэинбоу улыбнулась. ― Знаешь что, давай, сделай это! ― резко сказала Рэрети. ― Сделать что? ― спросила Дэш. ― Я к Райдеру обращаюсь. Сделай то, что уже делал, воспользуйся моим телом. ― Серьезно? ― переспросил жеребец. ― Погоди, он может вселиться в тебя? ― спросила Дэш. ― Да, и думаю, если бы он поменьше занимался подглядыванием за женой, а пытался научиться двигать предметы, то смог бы тебе написать. ― Рэрети легла на софу и закрыла глаза. ― Давай, сделай это, пока я не передумала. Райдер подошел к единорожке и лег на нее, их тела слились. Рэрети дернулась, ее рог засветился, и поверх ее тела появились полупрозрачные контуры жеребца. От увиденного пегаска встала. ― Привет, милая, ― сказал он. ― Я же обещал вернуться. Рэинбоу бросилась к нему в объятия. *** Тем временем парочка влюбленных утешала свою подругу. ― Почему все так? Почему все не может быть как раньше? ― сквозь слезы причитала Эйджей. ― Ну-ну, Эплджек. Я ведь тоже недавно хотела вернуть те времена до войны. ― Флаттершай грустно усмехнулась. ― Связалась с этими глупыми хиппи. Но одна пони мне сказала, что прошлое уже не вернуть и что мы только можем построить будущее, в котором будет лучше. ― Ты права, ― Эплджек вырвалась из объятий, и решительно встала. ― Мне уже не вернуть счастливое прошлое, но я могу построить счастливое будущее. Селестия мне свидетель, я сделаю все, чтобы избавить свою семью от тирании Бабули Смит. Пока я… я… ― кобылка схватилась за живот. ― Эплджек, с тобой все хорошо? ― спросила Фауна. *БЛУЕ* Эплджек стошнило на траву. *** “Оо, моя любовь, моя дорогая, Я жаждал твоего прикосновения Так долго, А время идет так медленно, Но оно может сделать так много. До сих пор ли ты моя? Мне нужна твоя любовь, Мне нужна твоя любовь,” Пегасы включили проигрыватель Рэрети с этой песней. Они стояли посреди гостинной в объятиях друг друга, медленно двигаясь в такт музыке. Рэинбоу положила свою голову ему на грудь. Она рассказывала мужу, что с ней происходило за эти годы. ― Ты серьезно? ― Да, у меня была целая концепция идеальной жизни, где мы живем в своем доме, я домохозяйка, ты отец семейства ― наш кормилец, у нас двое жеребят, дочке шестнадцать, сыну десять. ― Как бы я хотел, чтобы это оказалось правдой. Рэинбоу крепче сжала мужа. ― Я так соскучилась по твоему голосу, пусть из-за того, что ты говоришь телом Рэрети, он немного другой, я все равно рада. ― Ты не представляешь, как я рад обнять тебя, чувствовать твою шерстку, твой запах. Путешествуя по Эквестрии, я был в разных местах и всюду видел тебя: на рекламных щитах, на обложках журналов, это давало мне надежду, что с тобой все хорошо. Рэрети мне рассказывала, что ты пыталась… начать все сначала, с другими. ― Это были глупые ошибки. Я любила тебя и продолжаю. Мне хотелось быть с Пастером из-за привязанности к Скуталу и только. Это просто самовнушение и желание снова быть любимой, но никто не мог дать мне такой любви, как ты. Рэинбоу уже не замечала тела Рэрети, которое было отчетливо различимо за проекцией, она видела только своего любимого. ― Обычно пони попадают в лучший мир после смерти, но у меня еще есть незаконченные дела. ― Это какие? ― Это звучит банально. Но я хотел сказать тебе, что очень и очень сильно люблю тебя и даже не представляю, какова была бы моя жизнь без тебя. И я не мог просто уйти, не убедившись, что с тобой все в порядке. “В широко раскрытые объятья моря, да. Одинокие реки вздыхают: "Жди меня, жди меня". Я приду домой, Подожди же меня.” Рэинбоу ничего не ответила, она обхватила передними копытами шею Райдера, и ее губы коснулись его, они целовались так, как никогда раньше. Пегаска не хотела останавливаться, она хотела чтобы этот момент не заканчивался, она почти молилась, чтобы какой-нибудь Дискорд заточил ее в петлю времени на сотню лет бесконечного поцелуя. *Рано утром* Селестия еще не подняла солнце, однако на улице уже светало. Рэинбоу очнулась в кровати Рэрети, единорожка лежала рядом без чувств. Дэш подумала, что это был просто сон, и они с Рэрети вчера хорошенько перебрали у Бон-Бон, но тут она услышала: ― Доброе утро, любимая. Рэинбоу обернулась на чарующий ласковый голос, который она бы узнала из миллиардов. Он стоял у окна такой, каким она запомнила его в день их последней встречи, красивый, подтянутый, с короткой гривой. Когда он улыбался, на его щеках появлялись ямочки, это Дэш никак не могла забыть. В окно проникали лучики света, словно кинопроектор, показывали ей его. Она видела его в последний раз по-настоящему, безо всяких посредников. ― Мне разрешили попрощаться с тобой, прежде чем я уйду. ― Нет! Не уходи! ― жалостливо попросила Рэинбоу. ― Так надо, Рэинбоу. Я прошу тебя, не убивайся. У тебя впереди еще целая жизнь. Просто знай, я буду ждать тебя. ― Напоследок он подошел и поцеловал ее в губы. ― Я люблю тебя, ― сказала Дэш. ― И я люблю тебя, ― последнее что сказал Райдер, прежде чем раствориться в утренней дымке. Рэинбоу тихо смотрела в окно и видела восходящее солнце. Она ничего не говорила, просто улыбалась, глядя, как начинается новый день, и лишь слеза стекала по ее щеке.

© 2009-2020 Книга Фанфиков
support@ficbook.net