Ласковый дождь 69

Legion2709 автор
Джен — в центре истории действие или сюжет, без упора на романтическую линию
Мой маленький пони: Дружба — это чудо

Пэйринг и персонажи:
Рэрити, Рейнбоу Дэш, Эпплджек, Пинки Пай, Твайлайт Спаркл
Рейтинг:
PG-13
Размер:
планируется Макси, написано 329 страниц, 27 частей
Статус:
в процессе
Метки: Драма Дружба Романтика

Награды от читателей:
 
Описание:
Действие происходит во временной ветке войны с Кристальной Империей. История ведется от лица Рэинбоу Дэш, которая после войны приезжает жить в Понивиль.

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Правда или ложь

24 марта 2019, 20:23
После военного конфликта Эквестрии и королевства Шторма прошло два месяца. Суд над королем еще тянется, от его лап страдали и другие государства. Так что на суде выслушивают всех. В Тартаре ведут строительство специальной одиночной камеры для него, только стены и маленький источник света, у него будет много времени обдумать свои поступки. Темпест раскаялась, и раскрыла свой план. Украсть всю магию пони, включая принцесс, и передать королю Шторму, чтобы тот вернул ей рог. Она получила двадцать лет тюрьмы. Мне заменили крыло и, проведя реабилитацию, выписали из больницы. Весна уже закончилась, и началось лето, а это значит, что наступила предсвадебная подготовка Флаттершай. И нет ничего страшнее, чем невеста, которую что-то не устраивает. *** Свадебный марш наполнил часовню звуками. Флаттершай отказалась от стандартного исполнения на органе и пригласила акапельную группу. Я, Рэрети, Диана, Твайлайт и Эплджек гордо шли к алтарю по красной ковровой дорожке. Мы не решили пережениться друг на друге. Мы были подружками невесты, и по обряду мы должны пройти к алтарю первыми и занять свои места. У алтаря ждала Фауна, которая, несмотря на то, что тоже невеста, играла роль жениха. Мы встали, где нам положено и сосредоточились на дверях. Вскоре они распахнулись, явив нам Флаттершай во всей красе. “Пам-бам-памбам” — начали свадебную акапеллу пони. И Флаттершай с гордо поднятой головой шла к алтарю. Ее родители и брат сидели в первых рядах и вытирали слезы гордости за дочь, хотя недавно не слишком радовались ее выбору. Мои родители поздравляли их. И вот Флаттершай уже дошла до алтаря и стала взбираться по ступенькам, когда она наступила одним копытом на свои длинные локоны и грохнулась. Мы побежали поднимать ее. — Я сама! — взревела пегаска, вскакивая. — Ух… эта гребаная ступенька! — она слегка пнула ни в чем не повинную ступеньку. — Флаттершай, дорогая, если бы ты собрала свои волосы в хвост, ты бы не падала при каждом восхождении, — предложила Рэрети. — Нет! Я отращивала гриву с того момента, как сказала “Да” на Вечере Согревающего Очага. Я планировала пройтись по залу с длинной гривой, как лесная нимфа! И я это сделаю! Даже если расшибусь на этой лестнице! Она развернулась и пошла к выходу. — Еще одна попытка. — Ох уж эти свадебные репетиции, — тихо буркнула Диана. — Жаль, нельзя, как у нас это делают, идут к камню судьбы, и он говорит: “Любите и размножайтесь”, и все, ты в браке. *** Мэйнями-бич. Курортный город на юго-востоке Эквестрии чуть южнее Филлидельфии. Именно здесь должна состояться свадьба Флаттершай и Фауны. И когда у нас выдалось свободное время между репетициями, я, Рэрети и Диана отправились на знаменитый Мэйнямский пляж погреться в лучах солнца. Сейчас мы лежим на теплом песочке в наших купальниках и кушаем мороженное. — Вам не кажется, что Флаттершай ведет себя немного… — Нервно? — перебила меня Рэрети. — Брось, — она облизала свое мороженное на палочке. — Тебе ли не знать, каково быть невестой на свадьбе? Ты разве не нервничала, и у тебя не было бзиков по поводу того, что все не идеально. — Ты удивишься, но нет. То есть я как-то вспылила, что на свадьбе не будет моей любимой группы. Они пели на чужой свадьбе, и Райдер решил заказать группу, которая поет каверы моей любимой группы. Но каверы у них были ужасны. — Ну значит каждый переносит подготовку свадьбы по-своему. А что ты думаешь, Диана? — Я… я, честно, не знаю, такие свадьбы для меня в диковинку. Пони каменной долины идут к ритуальному камню, и тот благословляет нас на брак. Конечно есть церемония и пиршества, но по сравнению со всем этим, традиции моей семьи просто чепуха. — Жаль, что Эплджек с нами нет. У нее точно будет что сказать. Кстати, где она? Да и Твайлайт. — Они поехали по каким-то делам, — отмахнулась Диана. — Эплджек последнее время все сильнее и сильнее погружается в работу. — Я согласна с Дианой. Эйджей, как будущей матери, нужен отдых и покой, а она только напрягается! *** Тем временем Эплджек и Твайлайт Спаркл ехали в такси по солнечному Мэйнями. — Значит ты решила сместить свою бабушку с поста главы вашей компании? — удивленно уточнила Твайлайт. Эплджек кивнула. — Я всегда старалась держаться семьи, слушаться бабулинного слова. Но… в ту Ночь Кошмаров я поняла, что она уже не та бабуля, которую я знала и любила, деньги и власть развратили ее, превратив в стереотипную капиталистическую свинью с пропагандистских плакатов Сталлионграда. Я уже несколько месяцев копаю под собственную семью, ищу компромат, незаконные сделки, махинации. Все что нужно для того, чтобы прогнать с президентского кресла мою родную бабушку. — И тебе нужна моя помощь? — Рэйнбоу Дэш рассказала о твоих способностях искать нужную информацию, а также о твоих диверсионных навыках, — беременная земная пони улыбнулась. — И к тому же ты мой друг, я могу тебе доверять. Твайлайт некоторое время раздумывала над словами Эплджек, после чего серьезно посмотрела на подругу и кивнула. — Отлично. И вот наш первый шаг. Мы направляемся в адвокатскую контору “Стучащие копыта”, там лучшие адвокаты Эквестрии, и один из них работает на нашу компанию. Он нам и нужен. *** Такси остановилось у высокого стеклянного здания, в чьих окнах бликовало солнце. Выйдя из такси, подруги направились ко входу. Стеклянные двери открылись сами по себе, как только пони подошли к ним. Внутри располагался огромный холл, словно выточенный из белого мрамора. В центре стоял фонтан, где вода тоненькими струйками выходила из отверстий в геометрических фигурах. Вдали виднелась стойка, где сидела секретарша. Увидев Эплджек и Твайлайт, она улыбнулась. — Добрый день и добро пожаловать в офисный центр “Мэйнями”. Чем могу вам помочь? — Мне нужно поговорить с моим адвокатом, его зовут Конь Розенберг. — Он только недавно пришел. Пройдите к лифту, тридцать четвертый этаж, — улыбчиво подсказала кобылка. — Спасибо. — Пони направились к дверями лифта, и Эплджек нажала на кнопку вызова, на электронном табло загорелась цифра, указывающая какой этаж он преодолел. — И каков план? — Наш адвокат защищает интересы семьи, и в его обязанности входит поиск возможного компромата на мою семью и бизнес. Я знаю, что у него есть что-то на бабулю. Но он никогда не отдаст это мне и тут же доложит бабушке, если я попрошу. — И тут тебе понадобилась я? На циферблате загорелась единица, раздался легкий звон, и двери открылись. Кобылки вошли внутрь и нажали нужный этаж. В лифте играла приятная музыка, которая не давала заскучать во время подъема. — Да. Свадьба Флаттершай в Мэйнями оказалась как нельзя кстати. Все файлы он хранит у себя в кабинете, пока я буду отвлекать его, ты проникнешь туда и украдешь нужные документы. — Ясно. Эплджек немного недоумевающе посмотрела на подругу. — Меня малость беспокоит то, как легко ты соглашаешься на явное нарушение закона. — Ну и что? Если это для всеобщего блага, почему бы не сыграть не по правилам? Я, кстати, должна сказать, что и сама собирала информацию о твоей семье и компании, — созналась Твайлайт. У нее был виноватый взгляд. — Что, правда? — Только чтобы помочь, я хотела выяснить, кто саботирует ваше предприятие. — И что ты узнала? Твайлайт не успела ничего сказать. Лифт остановился и звякнул, открывая двери. — Ладно, это потом, документы важнее, — серьезным тоном сказала Эплджек. Пони вышли из лифта и попали в длинный коридор со множеством багровых дверей с золотыми табличками, на которых были выгравированы имена адвокатов. Рядом с каждым кабинетом стоял черный диван и горшки с растениями. Они подошли к нужному кабинету. — Так, слушай, у него там два помещения: приемная и его кабинет, там все документы. Я постараюсь вытащить его оттуда, чтобы ты могла проникнуть. Эплджек открыла дверь и зашла в приемную, где за столом сидела секретарша. — Добрый день, миссис Эплджек. Вы к мистеру Розенберу? — Да, — ответила Эплджек, садясь на диванчик. Секретарша нажала кнопку интеркома и позвала своего начальника. В приемную вошел высокий худощавый жеребец с кудрявой гривой, маленькими круглыми очками и в малиновом пиджаке. — Эплджек, здравствуй! — он пожал ее копыто. — По какому поводу ты здесь? — Я… я хотела проконсультироваться у тебя. В общем я хочу заключить с мужем брачный договор. Глаза адвоката заблестели, словно монеты. — И еще сделать так, чтобы по этому договору мне досталось больше, — Эйджей натянуто улыбнулась. Она не любила врать и плохо это делала. Но она действительно планировала подписать с мужем брачный договор. — Что ж, это великолепная идея. Давай пройдем в мой кабинет и все обсудим. — Эм… а можно здесь? Здесь так светло и воздух чистый, — она погладила свой животик. — Хорошо. Только возьму кое-какие документы, — он зашел в свой кабинет и спустя минуту снова вышел к Эплджек, закрыв дверь на ключ. *** Все это время Твайлайт за дверью внимательно слушала все, что происходило на той стороне. Когда она поняла, что Эплджек выполнила свою часть, то телепортировалась в кабинет Розенберга. Внутри было темно, окно закрыто жалюзями, и лишь немного света проникало в щели. Твайлайт осмотрелась. Это был типичный кабинет успешного адвоката. Стол из красного дерева, на котором разбросаны разные бумаги, недопитая бутылка виски и бокал, большое кожаное кресло, диван, стеклянный журнальный столик, на котором аккуратно выложены четыре белые дорожки. А на другой стороне мини-гольф. Твайлайт принялась за поиски. Она открывала ящики и коробки, аккуратно доставая из них папки и также аккуратно укладывая на место. Вскоре настала очередь сейфа. Твайлайт приложила ухо к дверце и стала крутить ручку наборного устройства. Дверь в кабинет отворилась. Адвокат стоял в проеме, обращаясь к Эплджек. — Я только возьму одну книгу и вернусь. — Жеребец вошел в кабинет и замер. — А что тут происходит? Он подошел к своему столу и нагнулся к сферическому маятнику, который там стоял. — Почему вы не стучите? — он потянул один шарик и отпустил, тот ударился о шесть других, после чего последний отскочил. — То-то же. Немного порыскав по кабинету, он нашел нужную вещь и удалился, не заметив прозрачного единорога возле сейфа. Как только он ушел, Твайлайт сняла довольно энергоемкое заклинание маскировки и продолжила взламывать сейф. Ее старания были вознаграждены, стальная дверца сдалась. И целеустремленная пони стала копаться в его содержимом. Ей на глаза попалась папка с надписью: “Эпплы”. Открыв ее, в надежде найти что-то нужное, она не обнаружила ничего. На всякий случай осмотрев папку внимательнее на предмет потайных карманов, заклинаний или еще чего-то, она лишь убедилась в первоначальном выводе. Это была обычная папка, и она была пустой. Твайлайт положила ее на место и взяла ежедневник, который лежал рядом. Полистав его, она нашла в конце интересную заметку: “Встреча в Малой Гиппогрифии, взять папку “Эпплы.” — Все ясно, — тихо сказала Твайлайт. Она положила все на место, закрыла сейф и телепортировалась из кабинета. *** — Спасибо за консультацию, — Эплджек стояла возле двери и собиралась уходить. — Всегда рад помочь моему клиенту, — расшаркивался адвокат. — Счет за услуги я вышлю, — он скорчил дежурную улыбку. Эплджек вышла из кабинета и стала искать Твайлайт. Единорожка нашлась возле кулера с водой. — Ну? — Эплджек подошла к ней, полная надежды. — Я нашла ту папку, — ответила Твайлайт. — Но… — Но? — Она пуста. — Что?! — Он продал компромат на вас кому-то в районе Малой Гиппогрифии. — Вот же урод! А ведь наша семья столько для него сделала, мы платили ему больше чем положено, у него были привилегии, а он нас так просто кинул. Я узнаю у него, кому он продал информацию! — Нет, не надо! — остановила ее Твайлайт. — Если он узнает, что мы ищем, то сообщит об этом твоей бабушке и\или своему покупателю. Мы сами ее найдем. — Тогда не будем терять времени. *** — Нет, нет, нет! — Флаттершай стояла возле нас — меня и Дианы, одетых в наряды подружек невест. — Они должны быть нежно-розовыми, а не персиковыми! — Но ты же хотела, чтобы они были персиковыми, — растерянно пискнула Рэрети. — Это было до того, как я увидела их при дневном свете. Мне нужны светло-розовые платья или я пойду к другому модельеру! — она развернулась и пошла прочь из примерочной, громко хлопнув дверью. Рэрети глубоко вздохнула. — Снимайте платья, девочки. — Это просто бред. Мы должны сказать ей, что она ведет себя ужасно, и свадьба не оправдание, чтобы так себя вести. — Рэинбоу, спокойнее, я уверена, она это не со зла, — единорог кинула платья в корзину и принялась резать и сшивать ткань светло-розового цвета. — Вот увидишь, после того как она скажет: “Согласна”, она придет в себя и на ужине подойдет к нам извиниться. — Нет, Рэрети, это ненормально. И кто-то должен ей сказать, что она ведет себя безобразно. — Мне кажется, Рэрети права, дай ей время. Иначе мы рискуем испортить свадьбу. Флаттершай — это бочка из парафина с тротилом, облитая керосином. Малейшая искра, и она рванет. В словах Дианы была доля правды. Неизвестно, как поведет себя Флаттершай, если я вмешаюсь. *** Может быть я действительно преувеличиваю, и в психах Флаттершай не было ничего такого ужасного. Но на всякий случай я решила проверить Фауну. Мы все жили в отеле прямо на берегу Мэйнями-бич. Флаттершай и Фауна сняли два номера на самом верху. Я дошла до двери в номер и постучалась. Мне открыла Фауна, прямо скажем не в лучшем расположении духа. — Привет, Рэинбоу, заходи внутрь, — сказала она, глотая слезы. — Все нормально? — Да, Флаттершай... — Ну что она опять? — Ничего. Просто мы гуляли вдоль берега, и я решила купить ей мороженое, я оставила ее сидеть на берегу, а сама пошла к тележке с мороженным и купила ее любимое. — Дай угадаю, она снова психанула. Фауна кивнула. — Обвинила меня в том, что я хочу испортить ее фигуру и быть на свадьбе лучше нее, а затем выкинула мое мороженное в океан. — Так все! Это прекратится сейчас! Сграбастав копыто Фауны, я потащила ее в мастерскую, которую арендовала Рэрети, где она шила нам платья. *** Твайлайт и Эплджек добрались до района Малая Гиппогрифия. Известный своей криминальностью район получил название от многочисленных эмигрантов гиппогрифов, которые переселились сюда с горы Арис несколько поколений назад. Городская администрация приняла беженцев, и неожиданно для всех, район, который населяли одни из самых красивых и гордых существ, превратился в пристанище воров, жуликов, наркоторговцев и прочего сброда. И именно туда держали путь Твайлайт и Эплджек, именно там адвокат сдал весь компромат на Эпплов. Пони шли по заваленным мусором улочкам района. Разукрашенные граффити повозки без колёс стояли на бетонных блоках. На дорогах играла детвора, а подростки сидели на ступенях заброшенных зданий и слушали музыку через магнитофон. К ним-то и подошли Твайлайт и Эплджек. — Оу, какие цыпы, — сказал гиппогриф лет восемнадцати в синей кофте с надписью “Расслабься”. — Что тут забыли такие милашки? — он потянулся когтистой лапой к щеке Эйджей, но был схвачен магией Твайлайт. — Тронешь ее — и твоя лапа больше ничего не коснется. — Воу-воу… не кипятись, дамочка. Я просто пошутил, — на его лице выступил пот. — Ответь-ка лучше на вопрос, — Твайлайт не думала отпускать лапу. — Где тут можно купить информацию? *** Гиппогриф оказался удачной находкой. Он поведал в том числе и об известном торговце информацией. Звали его Острое Перо. Он обосновался в заброшенной закусочной. Пони добрались туда без приключений, отыскали большую железную дверь, Твайлайт постучала в нее. В двери открылось окошко, и на них из темноты посмотрели два глаза. — Что вам нужно? — Привет, — начала Твайлайт Спаркл. — Меня зовут Вельвет Ремеди, а мою подругу — Водочка. Мы слышали, вы тут торгуете информацией и хотели бы прикупить кое-что информативное, — она выдавила самую искреннюю улыбку. Глаза поочередно моргнули, а затем окошко захлопнулось. — Валите! Пони некоторое время молча постояли возле двери. — Так, это начинает надоедать. Подвинься, Твайлайт, — Эйджей повернулась к двери задом. — Эйджей, что ты делаешь? — Если нас не пускают, мы войдем сами. Благодаря моим друзьям: Брыки МакДжилигети и Лягс МакГи, — она кивнула на свои задние ноги. — Ты же в положении, тебе нельзя! — А моя мама лупила яблони, когда была беременна мной. — Она оперлась на передние ноги и лягнула дверь с такой силой, что та влетела внутрь. — Как давно я мечтала что-нибудь лягнуть. Выбитая дверь похоронила под собой охранника, так что проходу никто не препятствовал. Все окна в закусочной были заколочены досками, источником света служили тусклые лампы. Помещение оказалось заполнено полками и ящиками с бесконечными кучами папок и документов. — Информации тут хватает, — прокомментировала Твайлайт. Кобылки зашли в кабинет, на табличке которого было зачеркнуто слово “Менеджер”, и написано поверх “Острое Перо”. В кабинете не было ни души, только стол с разложенными на нем бумагами и открытыми папками при свете лампы. — Смотри! — Твайлайт стала рассматривать бумаги, он как раз изучал материалы о вас. Наверное, чтобы передать их заинтересованным лицам. — Это кому? — уточнила Эплджек. Твайлайт обыскала стол и заметила закрытую шуфлядку. Улыбнувшись, она достала отмычку, долго замок не протянул. В шуфлядке лежала красная записная книжка. — Посмотрим, что у нас тут, — Твайлайт принялась листать книжку. После прочтения последних страниц ее перекосило. — Что такое, Твайлайт? — Помнишь, я хотела тебе кое-что рассказать? О том, что я собирала информацию о твоей семье, чтобы узнать, кто вам вредит. — Да, — она подошла ближе. — Я подозревала в этом твоего мужа и его брата. И только что получила явное подтверждение. — Флима? Но… но зачем? Я… я не верю в это, мы же планировали совместный бизнес, чтобы обе компании оказались в плюсе. Твайлайт протянула книгу Эплджек. Земная пони увидела последнюю запись в книжке: “Компромат на Эпплов, заказчик: Флим и Флэм”. — Мне жаль, — сказала Твайлайт. Эплджек закачалась, она села на свободный стул и закрыла лицо копытами. — Я подозревала их, и большинство следов вело к ним, мне очень хотелось, чтобы я ошибалась. — Нет, Твайлайт, ты правильно поступила. И хорошо, что я узнала это от тебя и сейчас, а не, ну знаешь, когда бы Флим и Флэм лишили мою семью всего, что только можно, — она погладила свой животик. — Эта кобылка, которая скоро появится на свет, не виновата в том, что ее отец подонок. Бери документы и эту записную книжку, Твайлайт, и пойдем отсюда. И давай немного приберем здесь. *** Толпа гиппогрифов собралась на дороге и наблюдала, как догорает заброшенная закусочная. А тем временем две кобылки покидали неблагополучный район. *** Фауна и я вернулись в мастерскую. Когда я уходила, там снова была Флаттершай, которой что-то не понравилось в ее платье. — Может не стоит этого делать? Она на нервах, поговорим с ней после свадьбы. — Нет! — отрезала я. — Это уже не нормально, и мы должны покончить с этим. Я открыла дверь. Флаттершай стояла на подиуме в свадебном платье, пока над ним работала Рэрети, держа довольно большую иглу. Диана сидела на кушетке и листала журналы. — Флаттершай, надо поговорить! — начала я. — Эм… о чем? — В данный момент она была спокойной и вполне похожа на саму себя. — О твоем поведении! Этого никто не говорит, но я скажу. Ты затрахала нас своими психами, мне плевать, что у тебя свадьба, и ты вся на нервах, ты не должна вести себя вот так… — Привет ребятки, что за шум? — спросила Эплджек, входя в мастерскую. Твайлайт шла следом. — Я пытаюсь поставить кое-кого на место, — буркнула я, показывая на Флаттершай, которая уже начала хныкать. — Рэинбоу! — встряла Рэрети. — Как ты могла? Я же говорила тебе, держать язык за зубами! — от избытка эмоций она размахивала иголкой, как дирижерской палочкой, пока случайно не уколола Флаттершай в крыло. — Ох, прости, дорогая. — А почему кровь зеленая? — тихо спросила Диана. И правда, на игле и из места укола просочилась светло-зеленая кровь. Вмиг Флаттершай окутало зеленое пламя, и, вместо желтой пегаски, перед нами предстало нечто похожее на пони в хитиновом панцире и с дырявыми ногами. Существо зашипело на нас. — Что, во имя Эквестрии, это такое!? — крикнула Рэрети, отскочив. — Это чейнджлинг! И он похитил Флаттершай! — опознала Твайлайт. — Не дайте ему улететь! Мы вшестером накинулись на него. *** — Что нам теперь делать? — горестно говорила Фауна, ходя взад вперед перед связанным чейнджлингом. Было трудно, но мы повалили его, связали и засунули кляп в рот. — Оно! — она показала на чейнджлинга. — Убило, может съело мою любовь и заняло ее место, и я больше никогда не увижу свою любимую. — Маловероятно, — утешила ее Твайлайт. — Чейнджлинги обычно не занимаются убийствами. Они похищают пони и заточают их в кокон, а сами занимают их место, чтобы черпать любовь. Кокон нужен для ментальной связи, чтобы копировать воспоминания и повадки, иначе его легко раскусят, — она подошла поближе к связанному черному телу. Он пытался отвести от нее взгляд, но она силой повернула его лицо к себе. — Ты скажешь, где Флаттершай? Он кивнул. — Эге... — Твайлайт явно такого не ожидала. — Что такое Твайлайт? — поинтересовалась Эплджек. — Он согласен показать нам, где Флаттершай, — пожала плечами та. — А что если это ловушка, и он хочет схватить нас также, как схватил ее? — предположила я. Он протестующе замычал и что-то пробубнил через кляп. Твайлайт развязала ему рот, и он заговорил. — Я покажу, где она. Честно. Клянусь, что не буду нападать на вас. Я… мне очень жаль, что я похитил ее, просто я был очень голоден. Я не хотел никому причинить вреда. — Ага, конечно, никто из вас не хотел, когда вы атаковали Кантерлот. Да если бы Каденс не выбралась из тех катакомб, мы бы все сейчас куковали в этих коконах, — парировала Твайлайт. — Я не отвечаю за действия Кризалис. Я вовсе не хотел участвовать в той атаке. Поэтому я тут. — Что ты имеешь виду, — поинтересовалась Рэрети. — После разгрома я не стал возвращаться в улей, я просто сбежал. Верьте или нет, я никогда не жаждал быть как мои братья, похищать пони, занимать их места и насильно черпать силу любви. — Но все же делал, — съязвила я. Он глубоко вздохнул. — Когда я сбежал, я очень сильно голодал. Питаться любовью без прямого вмешательства очень трудно. Бывало приходилось прикидываться плюшевой игрушкой, чтобы откусить немножко любви у маленькой кобылки. Но голод становился сильнее, и мне не повезло столкнуться с тобой и Флаттершай, — он указал на Фауну. — Ваша любовь была такой сильной, такой вкусной, что я… не удержался. Мы все стояли и молча смотрели на него. — Я покажу вам, где она, и искуплю свою вину, — закончил он. — Что будем делать, Твайлайт, — спросила я. — Нам надо найти, Флаттершай, так что это наш единственный выход. — Она зажгла свой рог, и через полминуты крылья и ноги чейнджлинга оплели хитрые руны. — Это не даст тебе сбежать, а если попытаешься — станешь похож на раздавленную букашку. Диана, развяжи его. Она распутала чейнджлинга, разрезав веревки и ткани, которыми мы обездвиживали его. Попыток к бегству он не предпринимал. — Ну давай, показывай, — велела Твайлайт. — Это не близко, на другом конце города. И мне надо замаскироваться. — Твоя правда. Можешь превратиться в кого-нибудь, — согласилась Твайлайт. Он оглядел нас всех, после чего его поглотило зеленое пламя, и на месте чейнджлинга оказался… мой муж! — Какого!? — Прости, я… — Даже голос его. — Твоя любовь к нему такая сильная, что я не мог побороть соблазн. Не знаю почему, но я не стала возмущаться. Может потому, что хотела снова увидеть мужа и услышать его голос. — Ладно. Ты можешь выглядеть как он, но ты никогда не будешь им. — Хорошо, — ответил он, и голос его играл с моим сердцем, как со скрипкой. — Пойдемте, я покажу вам, где Флаттершай. *** Он привел нас к заброшенным портовым докам. Чейнджлинг оказался словоохотливым и всю дорогу болтал без умолку, рассказывая о себе и своем прошлом. Он назвался Тораксом. Пока он рассказывал свою историю, мы с подругами немного изменили мнение о нем. Выходило, что он, в общем, неплохой парень. Ну что поделать, если кушать хочется, а твой рацион в основном состоит из любви и нежности? Во всяком случае я стала менее язвительной к нему, возможно из-за того, что он прикинулся моим мужем, и я просто психологически не могу на него накричать. Торакс завел нас в одно из дальних строений, там покоился ржавый недостроенный корабль. Внутри он сбросил маскировку и повел нас дальше. Мы забрались на корабль. — Тут никто не ходит, так что это прекрасное место, чтобы кого-то спрятать, — пояснил чейнджлинг. — Моя Флаттершай, ты держал ее здесь, в темноте и холоде, без еды и воды. — Какая жуть, я не хотел такого. Я выбрал это место, потому что оно неприметно для посторонних глаз. Подойдя к запертой двери каюты, он взялся копытами за вентиль и провернул его, со скрипом каюта открылась. Мы все вбежали внутрь, думая, что Флаттершай сидит там вся грязная и исхудавшая. Но оказалось, что она заточена в зеленый кокон, подвешенный к потолку. — Флаттершай! — крикнула Фауна и кинулась доставать ее из кокона. Мы стали ей помогать. Порвав кокон, мы поймали Флаттершай до того, как она успела упасть. Пегаска лежала в копытах своей будущей жены. — С ней все будет хорошо, — пояснил Торакс — Кокон защищает носителя от любых внешних воздействий, все это время она просто спала. Веки Флаттершай дернулись, сделав глубокий вдох, она проснулась. — Ч… что? Где я? — Ты в старом доке. Чейнджлинг заточил тебя здесь и подменил тебя, — объясняла Фауна. — Да, после этого ты стала вести себя немного не так, — продолжила Рэрети. — Кричала на нас, вечно что-то меняла, — пожаловалась Диана. — Дэш, как твоя подруга детства, решила сказать тебе все, что думает о твоем поведении, — добавила Твайлайт. — Так мы и раскусили подмену. — Не могу представить, что эти две недели с нами был чейнджлинг, — сказала Эплджек. — Меня не было ДВЕ НЕДЕЛИ?! — завопила ошалевшая от стольких новостей Флаттершай. — Значит наша свадьба уже закончилась? — Что? Нет! — успокоила ее Фауна. — Она в это воскресенье. — Но вы сказали, что меня не было две недели, а я помню, что до свадьбы нам оставалась одна неделя, — запуталась пленница. Мы были в недоумении. — Ты хочешь сказать, что в позапрошлую неделю с нами была именно ты? — осторожно спросила Рэрети. — То есть это не Торакс, а ты кричала на нас, что мы неправильно стоим у алтаря, что ступени слишком кривые и заставляла переделывать платья? — добила я. Флаттершай заплакала. — Да, это была я, я это делала. Мы посмотрели на Торакса. — Я лишь повторял за ней, — пожал плечами он. — Я так хотела идеальную свадьбу. Но вместо этого я превратилась в монстра, который только и делал, что тиранил друзей. — Мда, вот это поворот, — пробормотала Диана. — Обещаю, что это больше не повторится, — умоляла Флаттершай. — Простите ли вы меня? Конечно мы простили! — А что будем с ним делать? — спросила Диана, показывая на Торакса который неловко переминался в дверном проеме, пока мы были заняты “простительными обнимашками”. — У нас найдется лишнее приглашение на свадьбу? — спросила Флаттершай. *** Наступило утро воскресенья, и все собрались в часовне. Мы с подругами стояли у алтаря в нарядах подружек невесты. Рядом перешептывались Спайк с кольцами и Зефир Бриз в роли свидетеля. Входные двери отворились, пони-акапелла запели свадебный марш, и на красной ковровой дорожке появились Эплблум, Скуталу и Свити Белль, которые разбрасывали лепестки роз. Вслед за ними вошла Флаттершай в сопровождении отца. Она шла вдоль скамеек с родными и приглашенными гостями. Я бросила взгляд на подтянутого светловолосого жеребца-пегаса с желтой шкурой с пышными усами и голубыми глазами, сидящего на заднем ряду. Несмотря на то, что совершил Торакс, Флаттершай не захотела, чтобы у него были проблемы. Руководствуясь то ли тем, что он помог ей посмотреть на себя со стороны, то ли своей природной добротой, она посчитала, что свадьбы могло и не быть, если бы не он. Флаттершай не только полностью простила его. Она сказала, что он может стать их с Фауной другом, и пообещала делиться любовью с ним добровольно. Он принял форму жеребца, которого, по словам Флаттершай, она воображала как идеального. Любовь к усам у нее от отца. Фауна, на удивление, даже не протестовала. Может ее привлекала мысль, что их любовный дуэт будет время от времени разбавлять такой вот персонаж. И вот она дошла до алтаря и встала рядом со своей любовью. Пони, ведущая бракосочетание, начала свою ежедневную тираду, о том, “как хорошо, что все мы тут собрались”, и “готовы ли вы взять ее в жены”. А я опять ушла в себя, вспоминая те теплые моменты, когда меня вел мой отец, и я шла навстречу своей любви. Я бы отдала свое здоровое крыло за шанс снова пережить это с Райдером. Я невольно посмотрела на замаскированного чейнджлинга, но быстро прогнала от себя эти мысли. — Властью, данной мне, объявляю вас женой и женой. Можете поцеловаться. Флаттершай и Фауна встали напротив друг друга, синхронно подняли свои свадебные вуали, и губы их нежно коснулись, навеки скрепив их союз поцелуем. Часовня разорвалась в радостных криках и ликованиях.