Ласковый дождь 69

Legion2709 автор
Джен — в центре истории действие или сюжет, без упора на романтическую линию
Мой маленький пони: Дружба — это чудо

Пэйринг и персонажи:
Рэрити, Рейнбоу Дэш, Эпплджек, Пинки Пай, Твайлайт Спаркл
Рейтинг:
PG-13
Размер:
планируется Макси, написано 329 страниц, 27 частей
Статус:
в процессе
Метки: Драма Дружба Романтика

Награды от читателей:
 
Описание:
Действие происходит во временной ветке войны с Кристальной Империей. История ведется от лица Рэинбоу Дэш, которая после войны приезжает жить в Понивиль.

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

О птичках и пчелках

2 октября 2019, 18:00
— Немедленно откройте дверь! Медсестра яростно колотила в дверь, которую я удерживала. — Рэрити, давай быстрее! Рэрети рассматривала стеллажи с баночками. — Я стараюсь! Думаю, лучше вернуться немного назад и рассказать, как мы вместе с Рэрити оказались закрыты в холодильнике банка спермы. *** Прошел год после той истории с параллельными мирами. Многое поменялось. Рэрети обручена с Хувзом, вот-вот должна состояться свадьба. В семействе Эплов все наладилось с тех пор, как они вытащили свою бабушку из кресла директора и раскусили планы Флима и Флэма. Твайлайт заработала первый миллион, разработав игру для компьютеров, сейчас они со своим кольтфрендом создали небольшую компанию и делают игры для домашних игровых приставок. Зато у нас с Дианой все стабильно, и ничего не меняется. А вот Флаттершай с Фауной благодаря искусственному оплодотворению стали родителями. Ну и тут началось. Я была в коттедже Флаттершай, навещая ее после выписки из больницы. Именно она вынашивала жеребенка и рожала его. Не знаю, кто был владельцем этой спермы, но гены у него хорошие. Родился жеребчик с желтой, как у мамы, шерсткой, белой гривой и бирюзовыми глазами. Очень рослый для своего возраста. Ему всего-то несколько дней, а кажется, хоть сейчас запрягай в тележку и вози грузы. — Иди обними тетю Дэши, малыш Аполлон, — я взяла его на копыта. — Какой ты большой и сильный. Ути-пути. Я приложила губы к его животу и сделала “Пррр”, он засмеялся и захлопал крыльями. — Он такой милый, такой сладкий. — Все так говорят, — улыбнулась Флаттершай, садясь рядом. — Это прекрасно, я очень рада за тебя, — я обняла Флаттершай и ее жеребенка. Придя домой, я, как обычно, включила свой телевизор, взяла из холодильника банку с сидром, открыла ее и села на диван. И тут меня посетила мысль, которую я незамедлительно озвучила. — Я хочу жеребенка. *** Желание забеременеть было вызвано не только белой завистью к счастью Флаттершай и Фауны. Мне позвонил Доктор Хувз и попросил приехать. Этот жеребец не имел привычки дергать других по пустякам, я села на ближайший поезд до Мэинхеттана и отправилась к нему в офис. И там я узнала судьбоносную новость. Помимо самого Хувса в его офисе меня встретил жеребец в халате. — Доброе утро, Рэинбоу Дэш, — поздоровался Хувз. — Рэинбоу, это доктор Санта Харт. Я кивнула. — Я тоже рад с вами познакомиться, но хотелось, чтобы это произошло в более приятной обстановке. Приятной? Я чего-то не понимаю. Но тут Хувз вкрадчиво спросил: — Рэйнбоу Дэш, ты планировала завести жеребят? — Завести? Ну… даже не знаю. Я все еще люблю мужа и не знаю, от кого могла бы забеременеть. А что такое? Вы хотите провести какой-то эксперимент? Создать армию потрясных клонов? Жеребцы переглянулись. — Рэинбоу Дэш, возможно ты бесплодна, — вынес свой вердикт доктор Харт. — Чего?! — выпалила я. — Как вы это поняли и почему? Доктор Хувз принялся за объяснения. — Нам еще неизвестно, так это или нет. Неделю назад наши ученые обнаружили побочный эффект лекарства Нейропозин, которое мы используем, чтобы организм пони не отторгал импланты. — Да, это я помню. После курса применения полгода нельзя беременеть, ведь мне три раза меняли крыло. — Все верно, — подтвердил Хувз. — Мы выяснили, что при частом применении, препарат медленно убивает репродуктивную систему. Как ты сама сказала, тебе меняли крыло три раза, и три раза ты проходила полный курс Нейропозина. Этого вполне достаточно, чтобы нанести непоправимый ущерб. Я словно в пропасть провалилась, и вот на этом все? Вместо того, чтобы попытаться хоть как-то наладить свою жизнь, я все ныла про то, что не готова для жеребят, что люблю своего мужа. А теперь мне остается только ныть, что не успела родить жеребенка и сидеть со своей маткой, которая скоро будет похожа на сухофрукт. — Но чтобы подтвердить твой диагноз, давай съездим в клинику и сделаем несколько анализов, — предложил Хувз. *** Мы приехали в клинику, там меня положили палату, взяли необходимые анализы, попросили подождать и принесли поднос со жрачкой. На следующее утро пришли результаты. Доктор Харт вошел в палату с новостями. — Рэинбоу Дэш, ты все еще можешь забеременеть, но со временем, твои яичники прекратят выделять новые яйцеклетки. — Блеск! Менопауза, а ведь мне нет и тридцати. — Я, конечно, не имею права такое советовать. Но если вы хотите стать мамой, рекомендую вам не откладывать это. Часики тикают. *** Вернувшись в Понивилль, я собрала подруг в Сахарном уголке и рассказала о своем диагнозе. — Я приняла решение, мне надо забеременеть, это мой последний шанс! Первой высказалась Рэрети. — Я слышала, есть такое заклинание, которое дает кобыле эм… мужской орган, и она может оплодотворить… Ее перебила Твайлайт. — Я тебя умоляю, не верь в это! Нет никаких магических, алхимических или других средств для размножения без прямого участия ДНК жеребца. Эти байки придумали толстые необразованные кобылы, которые считают всех жеребцов угнетателями. — Есть искусственное оплодотворение, — пискнула Флаттершай. — Можно вломиться на студенческую вечеринку, желательно какого-нибудь хуфбольного братства, — заявила Диана. Идея, конечно, привлекательная, будь я моложе и не замужем. — Я могла бы тебя познакомить с кем-нибудь из своей родни. Бьюсь об заклад, тебе понравится мой кузен Брейберн, лучший лягатель стогов сена, — Эплджек была в своем репертуаре. — Жалко, портал уже не работает. Я могла отправиться обратно в ту реальность и завалить Райдера из другой вселенной, — немного помечтала я. — Выбор за тобой, дорогуша, — резюмировала Рэрети. — Мы поддержим тебя в любых твоих начинаниях. *** *Неделю спустя* “Зря я на это согласилась, очень зря. Селестия милосердная, на что я подписалась?” В данный момент я сидела в ванной комнате у Рэрети на первом этаже. Я была одета в белые нейлоновые чулки с подвязками, белый корсет, который сотворил из моей фигуры “песочные часы”, наличествовал макияж: красная помада и темно-фиолетовые тени для век. И все ради одной ночи. Если коротко, то я согласилась на предложение Рэрети, оказалось, у нее есть список жеребцов, которые без всякой задней мысли и лишних вопросов могут помочь зачать жеребенка. Она называла это “Жеребец на черный день.” Ко мне зашла Рэрети. — Ладно, он уже принял душ и ждет тебя в моей спальне. — Я не знаю, хорошая ли это идея? Сначала я была всеми крыльями за, а теперь вот думаю, а нужно ли мне вот так беременеть? — Все нормально, дорогуша, ты нервничаешь, но подумай о том, что скоро станешь мамой, да и просто получишь удовольствие от хорошего секса. Кстати, вот, держи, — она протянула мне миску с шоколадными драже F&F, но почему-то все они зеленые. — Почему тут только зеленые? — Подруга в спа сказала, что зеленые имеют возбуждающий эффект. — Это бред какой-то. — Но я взяла горсть, потому что мне хотелось сладкого. И я пошла наверх. Рэрети, как хорошая подруга, предоставила для этого свою спальню, аргументируя тем, что в моей собственной я не смогу нормально зачать жеребенка, буду отвлекаться на мысли о муже и так далее. Мне было как-то неловко, хотя я это делала в ее постели, но все равно попросила другое место, может в комнате, где ночует Свити Белль. На что Рэрети ответила, что комната Свити Белль только для Свити Белль, и в этой комнате сексом займется только Свити Белль, когда повзрослеет. Я открыла дверь спальни. Моя подруга расстаралась и превратила ее в номер борделя. Свет давали несколько красных ламп, горели ароматические свечи, простыни также были заменены на красные и даже подушки в форме сердечек. Там меня ждал безымянный жеребец. Все происходило на условиях полной анонимности, он никогда не узнает мое имя, а я — его. Он, как и я, был пегасом, шерсть его была, возможно, темно-коричневой, с этими лампами толком не поймешь, какого он цвета. — Привет, — сказала я. — Привет, — сказал он. Неловкое молчание. — Мы тут, конечно, собрались не ради знакомства, но я бы хотел начать с предварительных ласк, если ты не возражаешь, — предложил жеребец. По правде говоря, это казалось неплохой идеей, тупо ложиться на постель с раздвинутыми ногами мне откровенно не хотелось, так что “завестись” мне бы не помешало. — Ладно, — согласилась я. Началось все скомканно, он стал целовать меня в шею, я пожевала его уши. Мы легли на постель, и он полез целоваться, засунул свой язык мне в рот, агрессивно хозяйничая там, как у себя, но затем замер. Он убрал свой язык и отскочил в сторону. — Это что, шоколад? — растерянно спросил он. — Да, я съела немного шоколадных драже, перенервничала и решила заесть стресс шоколадом, ты знаешь, что зеленые ведут к возбуждению? — Между тем его лицо и шея стали опухать. — Ох, Селестия, у тебя аллергия, я сейчас вызову скорую. Рэрети! Рэрети! *** Когда я рассказала эту историю Эйджей, она ухохоталась на лужайке. — То есть вы так этим и не занялись? — Он опух и был похож на героиню фильма про шоколадную фабрику, к тому же задыхался. Скорая приехала и сразу вкололи ему противоаллергенное. Разумеется, после такого дерьма мы уже ничего не хотели. Рэрети сказала, у нее еще кандидаты есть, но на второй раз меня не хватит. — Мое предложение остается в силе, мои кузены всегда не прочь приумножить свой род, — шутя, сказала Эйджей. — Звучит так, словно у каждого твоего кузена от пяти до десяти жеребят от разных кобылиц. — Но ведь ты же не хотела, чтобы он претендовал на отцовство. — Уговорила, давай там своего Брейберна. *** Через два дня мы встретились с кузеном Эплджек Брейберном. Рандеву было решено провести на нейтральной территории, выбор пал на Кантерлот. Мы поужинали в ресторане, прогулялись по ночному парку, затем поднялись в арендованный номер в отеле и тут началось. — Я… я… даже не знаю, что произошло, с ним раньше такого не происходило, — растерянно лепетал Брейберн, возясь со своим инструментом. А я лежала уже вся готовая на кровати и смотрела на него, как соседская мама разрешила. — Может я помогу? Ну знаешь, может в моих копытах он встанет или не в копытах, а сам знаешь… — я показала на открытый рот. — Нет, я сам... Ладно, давай, может ты что-то сделаешь. Я с улыбкой встала с постели. *** *Пятнадцать минут спустя* Вроде я заставила его работать. И вот он на мне, я под ним. По правде говоря, мне давно не было так хорошо. — Так, я уже! — отчитывался он. — Уже почти! — Давай, сделай мне жеребенка! — радостно просила я. — И вот! И я приготовилась. Ничего не произошло. — Эм… я же должна была что-то почувствовать? Брейберн, ты плачешь? *** Моя попытка зачать жеребенка с кузеном Эплджек провалилась. Я уже отчаялась и стала думать, что это такой подарок судьбы, и мне суждено оказаться бездетной старой девой, коротающей последние дни в кресле гостинной, листая альбомы, где я счастлива с живым мужем. Я рассказала Рэрети по телефону, что в Кантерлоте я потерпела фиаско. Она встретила меня на вокзале, и мы отправились ко мне домой, где я рассказала подробности за чашкой кофе. — И он не кончил? — Ага, а потом расплакался, мне было его так жалко. Думала, что все сделаю и пойду на поезд, а в результате утешала его до самого утра. Кстати, Эплджек предлагала только кузенов, а про своего брата молчала, я уверена, уж у Биг Мака такой вопрос не висел бы. — Да, он бы тебе гарантированно все сделал, ты потом еще вернуться захотела бы. — Остался только вариант Флаттершай. — А предложение Дианы? — Я не собираюсь быть разорванной кучкой пьяных студентов. Мне просто жалко, что я не последовала совету мужа и не забеременела, когда он мне предлагал. — Вам стоило оставить свой материал, ну знаешь, он спермотозоиды, ты свои яйцеклетки. Слова Рэрети, словно машина времени, отправили меня назад на несколько лет в бар, где у меня было первое свидание с Райдером. ― Я много чем занимался, когда был юн: таскал ящики, доставлял пиццу. Однажды было настолько туго с деньгами, что я занялся донорством. ― Кровь сдавал? Он кивнул. ― И не только кровь. ― А что можно, кроме… ― я покраснела. ― ...поняла. — О Селестия, я кое-что вспомнила! — я вскочила из-за стола и побежала наверх, в кабинет, где лежали нераспакованные вещи Райдера. Рэрети пошла за мной. — Что происходит? — Я вспомнила, как на нашей первой встрече мой муж рассказывал, что он подрабатывал донором в банке спермы, он даже мне показывал копию банковского чека. — И ты хочешь? — Я хочу взять в этом банке то, что мое по праву, для этого я должна найти чек, там данные банка. — Это самая безумная и безрассудная идея, что я слышала от тебя. Я еду с тобой. *** Дорога до Клаудсдейла заняла остаток дня. К вечеру мы были в доме моих родителей. Я не стала им рассказывать, зачем я здесь, иначе они меня поддержали бы и помогли ограбить банк, а с их тайным складом фейерверков и импульсивностью это был бы вооруженный налет. Утром мы отправились в клинику, где и располагался банк спермы. Неужели это свершится, и я стану мамой. *** — Простите, но мы не вправе разглашать информацию о наших донорах. Даже по такому случаю, — объяснил мне заведующий отделением после того, как я поведала ему обо всем. — Чего? Но-но... я же вам все рассказала, даже показала чек вашей больницы! Почему вы не можете помочь мне? — Простите, таковы правила, мы не разглашаем имена наших доноров. Но знаете, вы можете пойти стандартным путем, и, может быть, вам повезет, и донором окажется ваш муж. — Я не хочу “может быть”, я хочу жеребенка от своего гребанного мужа! — зарычала я и вышла из кабинета. Хлопнув дверью. И покинула клинику. Рэрети ждала меня у входа со стаканчиком кофе. — Ну как прошла встреча? Я видела тут чудесный магазин одежды для мам. — Они отказали мне! — я взяла стаканчик с кофе и от души хлебнула. — Что?! Почему! — Правила им не позволяют оглашать информацию о донорах, даже если он погиб или чей-то муж. — Ну в принципе таковы правила. Может жестоки, но... — Мне плевать на правила, там сперма моего мужа, и я хочу ее! — я топнула ногой. — Ого, а мне говорили это я была одержима жеребцами и их сливками, — ехидно пробормотала Рэрети. — Ты находишь это смешным?! — Надо же как-то разрядить обстановку, дорогая. Что будем делать? Может засудить их, это сейчас модно или попросить одну нашу подругу, у которой есть красный телефон для связи с Принцессой Селестией. Я обдумала предложения Рэрети: суд может затянуться, и за это время я стану бесплодной. Просить Принцессу… ну это словно просить маму заставить соседских ребят поиграть с тобой. Нет, это не вариант. — Мы украдем ее. Рэрети закашлялась, и ее кофе пошел носом. — Ты сдурела, идти на такое ради баночки спермотозоидов? — Это уже не просто баночка Рэр, это нечто большее, это мое гребанное светлое будущее! Я пойму, если ты не захочешь со мной пойти. — Кхм... нет, Рэинбоу, я твоя лучшая подруга. Мы с тобой через многое прошли, так что грабить банк спермы будем вместе. *** Подъехавший фургон с чистым бельем пришелся как нельзя кстати. На территорию отделения банка мы проникли зарывшись в тележку с простынями. Ее, как я и предполагала, отвезли в подсобное помещение. — Хорошо, что белье чистое, — хихикала я, когда вылезала из тележки. — Не представляю, как бы ты перенесла, если бы мы ехали, например, в облеванном. — Ну, стали бы еще чуть-чуть грязней, — философски заметила Рэрети. — Мы проникли, что теперь? — Для начала мы должны понять, в какой части больницы мы находимся, а еще сделать так, чтобы нас не вышвырнули из отделения. — Можем переодеться в форму медсестер, — предложила Рэрети и достала со стеллажей несколько комплектов. Форма нас разочаровала. Возможно мы стареем, поскольку ожидали увидеть типичную медицинскую одежду: белый халатик, головной убор с изображением красного креста... ладно, мы просто хотели выглядеть сексуальными медсестричками. Современная форма стала унисексом. Простая майка и штаны, напоминающие спортивные, и даже не белые, форма теперь фиолетовая, синяя, голубая, зеленая или розовая. — Может что-то в этом есть, — бормотала Рэрети, рассматривая свой комплект. — Все-таки спасение жизни куда важнее заигрывания с пациентами. Замаскировавшись под медсестер, мы покинули подсобку и вышли в коридор. — Как мы узнаем, где тут банк? — спросила Рэрети. — Привет девочки, — к нам подошла медсестра. — Вы новенькие? Я так рада видеть новеньких. Я смекнула и прикинулась шлангом. — Да, мы тут первый день. Нас назначили в банк спермы, а мы уже заблудились, — я скорчила милую улыбку. А вот улыбка медсестры быстро пропала. — А, так вы из этих. Вы, милочки, ошиблись на целых три этажа, по лестнице спуститесь на первый этаж, а там уже смотрите таблички. Она гордо удалилась, оттолкнув нас. — Вау, видимо, мы второсортные работники, — предположила я. — Или наоборот. Представь, что ты работаешь только с красавчиками, которые то и делают, что сливают в банку свои идеальные гены. Никаких тебе уток, кашляющих стариков и прочего, прямо праздник, а не работа. — Да-да. Ты права. А теперь давай найдем тут лестницу. *** — Окей, мы на месте. Теперь надо найти, где они хранят семя, — я огляделась по сторонам в поисках зацепки. — Я думаю, это будет похоже на холодильник, как те, что стоят в ресторанах, большая стальная дверь, — предложила Рэрети. — Только как мы ее будем транспортировать? Думаю, без холода она долго не протянет. — Сначала найдем ее, а потом будем думать. Может там какой-нибудь есть или переносной холодильник со льдом, — буркнула я. — А потом уже… ну не знаю, пойдем в нашу больницу, там, кажется, тоже делают ЭКО, может сестра Рэдхард подсобит. — О да, она тебе поможет. Ты ей протянешь термос, и главное, успеть сказать, что там внутри, а то зная ее пристрастие к кофе, она решит, что ты ее угощаешь, — глупо хихикала Рэрети. Мы стали бродить по крылу банка в поисках двери. Один раз Рэрети случайно открыла дверь, где один жеребец сдавал материал. Она даже не смутилась, только отметила, что в кабинке был телевизор, где крутили фильмы для взрослых, и кобылица в том фильме подозрительно похожа на ее сестру. Затем, возможно, случился подарок судьбы. Один из жеребцов вышел из кабинки и сунул мне баночку, сказав, что он все сделал. Это был шанс. Я подошла к одной медсестре, представилась новенькой и спросила, куда мне отнести это, кобылка подсказала мне, куда идти. Вот так мы нашли дверь нужного холодильника, а потом... — Эй! Вы же приходили ко мне сегодня утром? Это был тот заведующий, который отказал мне. Отступать уже некуда, я швырнула в него баночку, которую таскала все это время, и мы с Рэрети заперлись в холодильнике. *** И вот мы вернулись к началу. — Откройте дверь! — Рэрити?! — Я стараюсь! Тут... тут нет имен. — Чего? — я отвлеклась и ослабила хватку, и дверь с той стороны стала поддаваться. В холодильник ворвались медсестра, пара медбратьев и заведующий клиникой. А я плюхнулась на пол. Все провалилось. — Какого Дискода вы тут устроили?! Проникли на территорию больницы, своровали форму, атаковали меня, заперлись в холодильнике! — грозно перечислял жеребец в халате. — Вы спрашиваете, зачем я все это устроила? — переспросила я его со слезами на глазах. — Потому что это мой единственный шанс завести жеребенка от того, кто мне был дорог. И мне не нужны были другие жеребцы, только он! Я… уже упустила один шанс перед войной, и у меня появился новый, на этот раз последний… и я… я... Знаете, забудьте, зачем я вам все это говорю? Мы уйдем, простите за этот балаган, не вызывайте полицию. Он ничего не ответил. Никто ничего не ответил. — Как звали вашего мужа? — наконец спросил он. — Райдер. — Найдите его файлы, — приказал жеребец медсестре. Я была в замешательстве, видимо, это хорошо читалось по моей морде. — Просто вы не угомонитесь, пока не добьетесь своего, — с плохо скрываемой улыбкой проворчал он. — Ох! Спасибо, спасибо! — я была готова кланяться ему в ноги. *** *Неделю спустя* Я стояла в ванной комнате и смотрела на тест, Рэрети маячила в дверном проеме сзади меня. Наконец-то тест показал две полоски. — Ура! Я беременна! Мы с Рэрети стали прыгать, не помня себя от счастья. *Год спустя* Воды отошли, и меня отвезли в больницу. Несколько тяжелых часов, даже бой с десятком солдат Короля Сомбры не выматывал меня так, как роды. Но все стало не напрасным, когда я увидела ее голубые глаза, когда она их впервые открыла и взглянула на меня. Радужная грива и аквамариновая шерсть. Я назову тебя Мия. Я наконец стала мамой. * Пять лет спустя* На прошлый вечер очага Я подарил тебе своё сердце. Но на следующий день ты его вернула. В этом году, Чтобы оградить себя от переживаний, Я подарю его кому-нибудь особенному. Ставшая уже праздничной классикой песня, все также играла через телевизор в каждый канун Вечера Согревающего Очага. Она создавала настроение в доме. Сегодня я принимала гостей. Семья Флаттершай и мои родители были приглашены. И я готовила праздничный стол. — Мама! Смотри! — Мия выбежала из своей комнаты и показалась мне в своем праздничном свитере, зеленом с елочкой, который мы купили этим утром в супермаркете. — Он чудно смотрится на тебе, милая. — Мам, а когда придут гости? Я уже голодна и хочу открыть подарки. — Терпение, птенчик. Тут зазвенел дверной звонок. Жеребенок с криками “Ура” побежал к двери встречать гостей. Пришли все сразу, Флаттершай с женой и их сыном, а также родителями и братом. Следом за ними пришли и мои родители. *** Жеребята раскрывали подарки. Аполлон разорвал подарочную упаковку, и там его ждал огромный пластиковый робот. — Ах! Мобильный воин ПЕГАС! — радостно воскликнул он. — Спасибо! Моя дочь открыла свой подарок, это новая видеоприставка, о которой она так мечтала. — Это же Подкова 2600! — обрадовалась она. — Спасибо, мама. Тут в область моего зрения попала коробка, завернутая в праздничную упаковку. Ее держал Зефир. — Это тебе. — Вау, спасибо. Я приняла подарок и развернула его. Там оказалась заколка, которая принадлежала ФаерФлай — одной из лучших кобылок Вондерболтов за всю тысячелетнюю историю. Я достала свой подарок ему. Это, конечно, не раритетная заколка для волос, но, зная его пристрастие к прическам, я купила ему ящик со всеми принадлежностями для профессионального парикмахера. — Флаттершай сказала, что ты стал стричь пони на дому, подумала, что для такого дела не помешает инструмент. — Ох, спасибочки! — он просиял от счастья. — Ты не представляешь с какими инструментами мне приходилось работать. *** — Давай налево, — сын Флаттершай советовал, куда идти в игре. — Там еще один тупик, — ответила Мия. — Нет, там секретная стена. Жеребята сидели у телевизора и играли в игру под названием “Приключение”. А мы, взрослые, сидели и болтали о своем. — Мы уже откладываем деньги на колледж, — рассказала Флаттершай. — Он так хорошо рисует, — хвасталась Фауна. — Странно, что кьютимарки все еще нет. Но мы думаем, что он выберет академию искусств в Ванхувере. — Ну а я сделаю, как мои родители. — Они хитро посмотрели на меня. — Буду поддерживать ее во всех начинаниях, конечно комнаты трофеев у меня нет, но буду стараться держать свой полароид заряженным. Затем влез Зефир. — А я накоплю денег и открою свою парикмахерскую, такую стильную, где тебя могут постричь по последнему слову моды, любой каприз за любые деньги. А еще с маленьким кофе, чтобы клиенты, которые ждали своей очереди, не скучали. — Это… очень умно Зеф, — похвалила я его. — Спасибо, — улыбнулся он. *** Все уже спали, благо комнат в моем доме было достаточно, чтобы приютить три женатые пары и одного жеребца. Кстати о жеребце, Мы с Зефиром не ложились спать, сидели на диване в гостинной и болтали. Не знаю, изменилась я или он, или мы оба, но почему-то мне хотелось быть с ним. Может просто желание быть с кем-то взяло свое. В общем я предложила ему перебраться с дивана ко мне в спальню. Что плохого может произойти? *Две недели спустя* Я вихрем ворвалась в кабинет Хувза, несмотря на то, что меня пытались остановить охранники и секретарь. — Рэинбоу Дэш?! — он был явно шокирован моим внезапным появлением. — Ч… Чем могу быть полезен? — Да так, — я подошла к его столу. — Слушай, вы там исследовали все эти годы. Какой процент бесплодия вызывал препарат, который я принимала? — Ну э... бесплодие было подтверждено в ста процентах случаев. И уже не восстанавливалось. Мы до сих пор проводим исследования, а что? Я положила ему на стол свой тест на беременность. — Советую немного подправить цифры.