Ласковый дождь 70

Legion2709 автор
Реклама:
Джен — в центре истории действие или сюжет, без упора на романтическую линию
Мой маленький пони: Дружба — это чудо

Пэйринг и персонажи:
Рэрити, Рейнбоу Дэш, Эпплджек, Пинки Пай, Твайлайт Спаркл
Рейтинг:
PG-13
Размер:
планируется Макси, написано 329 страниц, 27 частей
Статус:
в процессе
Метки: Драма Дружба Романтика

Награды от читателей:
 
Описание:
Действие происходит во временной ветке войны с Кристальной Империей. История ведется от лица Рэинбоу Дэш, которая после войны приезжает жить в Понивиль.

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Мы построили этот город на рок-н-ролле

10 января 2020, 17:22
Это был не сон. Это действительно происходило, прямо сейчас я сидела в большом концертном зале Мэинхеттана на церемонии награждения “Золотая кобыла”, я была в числе номинантов. Я целый год к этому шла, и будь я проклята, если после всех моих трудов приз достанется Дейзи. На сцену вышли ведущие церемонии жеребец и кобыла. — Добро пожаловать на нашу ежегодную премию “Золотая кобыла”. Эм… — Она посмотрела в планшет со сценарием. — Дата размазана. — Также, как будет размазана тушь наших участниц, после того как мы откроем конверт, — пошутил ведущий. Шутка была не смешная, но зрители из вежливости натянуто хихикнули. — Кто же победит? — спросила кобылка и начала объявлять номинантов. — Дерпи Хувз, бывший работник почты, пони, десять раз пробежавшая Эквестрию от берега до берега, владелец компании водоросли Буббы. — Камера сфокусировалась на Дерпи, сидящую в майке, на которой был нарисован смокинг. — Роуз Лак, владелица цветочного магазина. — Флит Футт, астропони, летчик-испытатель, мама трех милых жеребят и просто милашка. — И последняя номинантка, герой войны, фотомодель, любящая мать, самая потрясная пони во всей Эквестрии. Камера повернулась на меня, и я помахала в объектив. Ведь вся страна смотрит на меня. Маленькая кобылка вышла на сцену, держа в зубах поднос, на котором лежал конверт с победителем. Жеребец взял конверт. — И победителем становится… — в зале тишина. — Отвези детей в школу! — Чего?! — воскликнула я, и концертный зал содрогнулся от звука будильника. ***БИП***БИП*** Даже не открывая глаз, я ударила по кнопке на будильнике, чтобы он заглох, вместо противного писка заиграло встроенное туда радио. — Доброе утро, Понивиль и окрестности, сейчас шесть часов утра, погодные отряды обещают чудесный весенний денек. Через два месяца у школьников наступят долгожданные летние каникулы, и когда я спросил у своего сына, как он проведет лето, он сказал, что первым делом пойдет на новый фильм трилогии Галопа Мустангиса “Вперед в прошлое.” Я не стала дослушивать и направилась в ванную комнату, дети скоро проснутся, и я должна приготовить им завтрак, и собрать их в школу. Я взглянула в зеркало, сорокалетняя я все также прекрасна: зачесанная назад грива, и очередное протезированное крыло, теперь больше пластиковое, чем металлическое. С изобретением микросхем оно стало еще лучше отзываться на мои сигналы, даже появилась примитивная функция осязания, я могу чувствовать температуру и прикосновения. Почистив зубы и приняв душ, я вышла в коридор и пошла будить детей, так как прекрасно знаю, что они проигнорировали свои будильники. К моему удивлению дочка уже проснулась, вышла из своей комнаты и взглянула на меня из-под взъерошенной гривы. — Доброе утро, мама. — Доброе утро, совушка. Мия занимается допоздна, это у нее от меня. Она хочет быть лучшей во всем, даже в учебе. Хотя последнее время она меня беспокоит, ее былой задор куда-то пропал, она стала резкой и необщительной. Можно все списать на подростковый возраст, но я чувствую, что тут что-то другое. Тем более мне звонили из школы по поводу Мии. Я открыла дверь в комнату сына. Перри спал, накинув одеяло на голову. Взмахнув крыльями, я пролетела над беспорядком, который он учинил на полу, не хватало мне споткнуться об очередного солдатика Иго-го Джо и стянула одеяло. — Подъем, милый, — с этими словами я раздвинула шторы, запуская утренний свет в его комнату. Жеребчик простонал и закрыл глаза копытами. Интересно как все вышло, у него радужная грива, но шерсть такого же цвета, как и у Зефира, возможно радужные гены доминантны. — Мама, обязательно портить стиль моей комнаты? — проворчал он. — Разбросанные игрушки, раскиданная одежда и грязь это не стиль, это показатель того, что ты неряха. Поднимайся и иди умываться, я пока приготовлю завтрак. Я спустилась на кухню, включила телевизор, сделала тосты, нарезала овощи, ну и разложила миски и коробку хлопьев с бутылкой молока. — Дети, завтрак готов! — Мама! Мия снова засела в ванной! — послышался голос Перри сверху. — У нас есть вторая ванная, кретин! — ответила дочь. — Тут моя зубная щетка, — Послышался звук открывающейся двери. — Ай! Мама, она кинула в меня зубной щеткой! — Мия, не кидайся в брата! — меланхолично сделала я замечание, пока наливала кофе. Десять минут спустя оба уже сидели за столом, уплетая свои завтраки. — Мия, мне звонила твоя учительница, сказала, что ты отказываешься участвовать в конкурсе эссе. Она говорит, что с твоими литературными талантами ты могла бы легко выиграть и выйти на межгород, выступить в Кантерлоте. — Мне просто это неинтересно. — Она взяла тост. — На тебя это не похоже, ты всегда хватаешься за все и пытаешься быть первой. Прямо как я. Хотя я бралась только за спорт. — Но ведь это моя дочь, она должна быть лучше меня. — Просто ее одноклассники говорят, что она выскочка, и смеются над ней, — пояснил Перри. — Еще одно слово, и я утоплю тебя в твоей миске с хлопьями! — А ну стоп! В моем доме никто не будет никого топить, ясно! Мия, мой тебе совет, не слушать одноклассников, они завидуют тебе, вот и все. — Они говорят, что из-за меня они не могут нигде участвовать, — подавлено пробормотала дочь. — И ты в это веришь? Если они не могут поднять свой круп, чтобы где-то поучаствовать, и вместо того, чтобы признать этот факт, обвиняют тебя. Повисло молчание, которое нарушил мой сын. — А еще ей нравится жеребец. Мия схватила голову брата и макнула ее в миску с хлопьями. *** — Быстрее, дети, ваш автобус сейчас уедет. — Я стояла у выхода с двумя коробками для ланча. Первым спустился Перри, я дала ему ланчбокс, поправила прическу и поцеловала в щеку. — Удачи тебе в школе. — Спасибо, мама. — Мия, ну где ты!? — позвала я старшую дочь. — Сестренка, автобус вот-вот уедет. — Мия! Она спустила вниз, одетая в наряд для аэробики: светло-зеленый костюм и желтые гетры на ногах. — Что за..? — удивилась я. — Мама, так сейчас все ходят, — оправдывалась Мия. — Автобус уезжает, — прокомментировал Перри вслед удаляющемуся транспорту. — Блеск, теперь нам самим лететь, — угрюмо пробурчала Мия. — Зачем лететь, я вас подвезу. — Что? Нет, не надо! — Хочешь опоздать? Все спускайтесь к гаражу, — скомандовала я. За эти пятнадцать лет в Эквестрии многое изменилось. Автомобили прочно вошли в нашу жизнь, рассказы по телевизору стали реальностью, протоптанные столетиями дороги из города в город превратились в просторные шоссе с заправками, закусочными и рекламными билбордами. Теперь вовсе не обязательно ждать поезд, чтобы добраться из Понивиля в Кантерлот, достаточно повернуть ключ зажигания, включить любимую радиостанцию и домчаться до цели на скорости шестьдесят миль в час. Я не стала исключением. На земле под домом расположился гараж, где стояла моя малышка. Сталлион Суперберд. Я не проявила практичность в выборе машины и вместо семейного седана купила маслкар — восьмицилиндрового зверя с огромным антикрылом, жрущего биоэтанол. Эта машина хорошо отражает мою сущность, какой бы заботливой мамой я не старалась быть, я люблю скорость и что-то реально крутое. Запустив мотор, мы выехали на дорогу и направились к школе. Я вставила кассету с любимой музыкой, заиграла “Сила любви”. Понивиль разросся за эти годы, в основном из-за филлибума, под который я тоже попала. Раньше мой дом стоял за чертой города, а сейчас он окружен сотней однотипных коттеджей. Дошло до того, что пришлось поставить забор вокруг Вечнодикого леса, бурная застройка возле его границ привела к древесным волкам и прочей фауне, облюбовавшей городскую помойку. Мы въехали в город. Я скучаю по тем временам, когда улочки Понивиля были предназначены для ходьбы. Теперь пони, которые перемещаются пешком, обязаны ходить только по тротуарам, все остальное отдано дорогам для автомобилей. Мэинхеттану в этом плане больше повезло, у них все было спланировано с учетом личного транспорта, ну а жителям провинций пришлось приспосабливаться. Город тоже поменял облик. Возле ратуши появился небольшой сквер. Некоторые здания были снесены, и на их месте построены новые, куда современнее. Сейчас, к примеру, мы проезжали мимо аркады, зала, где мой сын проводит время после школы, стараясь побить все рекорды на игровых автоматах. Рядом стоит фитнес центр, сквозь панорамные окна видно, как кобылки занимаются аэробикой. Мы с Рэрети часто туда ходим. Инструктор, которая с нами занимается, узнала мое приметное авто и помахала мне, я помахала в ответ. И школа поменяла свой вид. Старое красное здание, в котором мисс Черели проводила уроки, превратилось в музей, чтобы показать будущим поколениям, как раньше учились пони. А рядом построили большую школу, чтобы уместить и обучить всех жеребят, населявших город. — Я не понимаю, почему ты не можешь купить нормальную машину, как у всех нормальных родителей!? — ворчала дочь. — Вот тети Флаттершай и Фауна ездят на Жуке. А моя мама на спорткаре. Кстати, а почему ты мне не купишь машину, чтобы я сама ездила в школу? — Мы это обсуждали, если ты хочешь себе машину — заработай на нее. Я не собираюсь платить тебе за топливо, чтобы ты ездила, куда тебе вздумается. — Это отстой! — Жизнь вообще отстой, милая. Мы подъехали к школе, возле нее стояло несколько автобусов, из которых выходили ученики, рядом со школой была парковка, на которой ученики постарше парковали свои машины, а родители подвозили своих жеребят. Я остановилась неподалеку от группы подростков, это оказались друзья Мии, потому что увидев ее, они улыбнулись и замахали, а один из них подошел к машине. Мия опустила стекло, и он просунул свою голову в салон. — Привет, Мия, доброе утро, миссис Дэш. — Он осмотрел машину. — Клевая тачка, у меня такая же. Вам не кажется, что вы ездите на машине для крутых чуваков? — Не, это ты ездишь на машине для сорокалетних мамочек. Ухмылка с его лица пропала. Мия открыла дверь и вышла из машины, Перри проследовал за ней. — Хорошего дня в школе! Дети хлопнули дверью и побежали к друзьям. *** По дороге домой я заехала в бутик Рэрети. Она обещала починить мою старую летную куртку. Бизнес Рэрети как никогда на высоте, большая сеть бутиков в каждом городе Эквестрии и не только. Пять лет назад в Грифинстоуне открылся ее филиал. И несмотря на все эти многочисленные магазины и огромный бизнес, Рэрети по-прежнему создает и творит в своем бутике “Карусель”. Только живет в доме с Хувзом. Я припарковалась возле бутика и пошла к подруге. Единорожка была занята подшивом свадебного платья одной из клиенток. — Привет, Рэрети. — О, привет Рэинбоу Дэш, ты за курткой? Я кивнула. — Окей, я только закончу с клиентом и буду полностью в твоем распоряжении. — Хорошо, подожду у тебя на кухне. — Отлично, завари чайник, пожалуйста, — попросила Рэрети, возвращаясь к платью. Я поставила чайник на газовую плиту и принялась доставать чашки и заварку. Мы с Рэрети стали как родные, почти как жена и жена. Вот только она замужем за доктором Хувзом и имеет двух жеребят-близнецов. Спустя двадцать минут моя подруга пришла на кухню. — Прости, что так долго, надо было придать платью пышности, — извинилась Рэрети, поправляя прическу. Она была одета в полном соответствии современной моде: светло-желтая блузка с разноцветными геометрическими фигурами, кожаная курточка. — Вот держи, я все починила, заменила молнию, отреставрировала шевроны и вернула коже первоначальный вид. — Моя куртка левитировала ко мне. Я взяла ее и положила рядом. — Спасибо, дорогая. Ничего страшного, я прекрасно помню, как ты шила мое платье к свадьбе с Зефиром. — Жаль, что ваш брак долго не продержался. — Мы расстались, как взрослые пони, без скандалов, да. Перри на него злится, говорит, что он нас оставил. Мия же полюбила его как отца, и они продолжают общаться и по сей день. Но я поражена, что он выдержал пять лет семейной жизни. А у тебя с Хувзом все нормально? — А как же еще? У нас дети уже взрослые шестнадцатилетние пони и в нашем присмотре не нуждаются, мы предоставлены сами себе. Мы путешествуем, устраиваем друг другу сюрпризы. — Мне очень приятно, что у вас все хорошо. Колокольчик у входной двери зазвенел, оповещая, что кто-то пришел, через мгновение на кухню вошла Эйджей. Стрижка под каре ей очень шла, также как и большие разноцветные серьги, и обтягивающие брюки, и белый пуловер с яблоками. — Привет, подружки. — Привет, Эйджей. — Я помахала ей копытом. — Привет, дорогая. — Ведете посиделки? — поинтересовалась Эплджек. — Рэинбоу заскочила забрать свою куртку, — объяснила Рэрети. — Ну мы и решили посидеть. — Вот оно как. — Эйджей подвинула стул и села рядом. — А я зашла, чтобы узнать, будешь ли ты на выставке электронных достижений в Ванхувере? — Мой муж будет там презентовать разработки его компании, разумеется и я буду там. — Фух… как хорошо, с тех пор как Биг Мак выкупил эту мелкую фирму по производству компьютеров, я постоянно езжу с ним на всевозможные выставки для поддержки. Шугар Белль не может, так как сидит уже с третьим по счету жеребенком. И, короче, мне не с кем там поговорить. О том, какой алюминий использовать для банок сидра — это я могу, а в чем преимущество шестнадцати над восемью битами уж простите... я еле поняла, как пользоваться офисной программой у меня в кабинете. Рэрети захихикала, прикрывая рот копытом. — Я обычно говорю, что мне бы хотелось, чтобы шрифты были разные, они сразу меняют тему. — Серьезно? Что ж, буду знать. — Улыбка Эйджей была такой, словно она узнала, где лежит клад. После чего она посмотрела на меня и спросила: — Я видела твою машину, возле бутика, подвезешь? Я решила пройтись пешком, но совсем забыла, что хотела забрать у Флаттершай специальный корм для Вайноны, девочка уже не молодая, а корм, который ей нужен, не найти, но Фауна с Флаттершай каким-то магическим образом его достают. — Видимо, у них есть друзья в ветеринарной мафии, — хихикнула Рэрети. — Конечно подвезу. — Я допила кофе и встала. — Было приятно побеседовать, Рэр, созвонимся вечерком. Я обняла ее, взяла свою куртку, и мы с Эйджей вышли на улицу. *** “Покажи мне высшую любовь! Покажи мне высшую любовь, о... Покажи мне высшую любовь! Где же эта высшая любовь, что не даёт мне покоя?” Мы ехали к дому Флаттершай, коротая время за дружеской беседой. Я рассказывала Эйджей о своей дочери. — Я тоже не балую свою Сансет, я пытаюсь научить ее ценить то, что есть, и понимать, что деньги тяжело даются. Вот Флим ее балует, она как к нему на каникулы приедет, так он не жалеет денег на любое желание. — И не переживает за финансы? Я слышала, его компания переживает не самые лучшие времена. — Да, как они облажались с одной приставкой и игрой для нее, что им пришлось закапывать приставки и картриджи, которые недовольные покупатели вернули обратно, прям в пустыне. С тех пор у их компании не все гладко. — Я помню эту историю. Мия была жутко расстроена, что игра по фильму просто ужасна. — Мы выбрались из центра города и помчались по спальному району. — Ну а как твои отношения с Флимом? — Я все еще не простила его за то, что он хотел сделать с моей семьей и нашей компанией. Но отношения у нас не вражеские. Он приходит на дни рождения дочери, мы с ним можем поболтать, даже перезваниваемся. Порой он обращается ко мне за помощью, как-то их с братом арестовала полиция в Лас-Пегасусе, так мне пришлось ехать платить за него залог. — Ну в общем, вы остались друзьями? — Скорее приятелями, у которых общий ребенок. — Ты, кстати, не думала, ну… найти кого-то еще, мне кажется, в твоей семье не принято быть одной, да еще с одним жеребенком. — Думала, но мне, по правде, как то и одной неплохо. Дочь уже взрослая, а жеребца сейчас можно где угодно найти. Да и мы уже давно не фермеры, чтобы заводить кучу жеребят. С этой задачей справился мой брат. Дорога заняла минут десять, вскоре мы затормозили возле коттеджа Флаттершай. Желтенькая пегаска выгружала продукты из багажника своего “Жука”. Я посигналила, чтобы привлечь ее внимание. Увидев нас с Эйджей, она улыбнулась и помахала нам. — Ой мамочки, вы так рано. Я думала, что ты будешь к обеду, — сказала Флаттершай. — Хех. Прости, я увидела Рэинбоу Дэш с машиной и попросила подвезти, — оправдалась бывшая фермерша, закрывая дверь. Я тоже выбралась из машины и проследовала за земной пони. — Вам налить лимонада? У меня тут целая кастрюля заготовлена. — Зачем тебе столько лимонада? — спросила я. — Мой сын часто приходит сюда с друзьями. И мы с Фауной часто разыгрываем сексуальных мамочек и просим его друзей помочь нам по дому. — Так вот почему у тебя газоны всегда подстрижены, — поразилась Эйджей. — Может и нам так попробовать, Дэши? — Я боюсь, тогда моя дочь возненавидит меня за то, что я соблазняю ее одноклассников. Мы вошли в коттедж. В нем мало что изменилось, все те же скворечники и жилища для животных. Разве что прибавилось техники, несмотря на единство Флаттершай с природой, ей пришлось немного уступить место, ведь жеребятам хочется посмотреть мультики утром в субботу. Флаттершай поставила пакеты из супермаркета. А затем повела нас во двор к сараю, где лежали мешки с кормом. — Вот, как и договаривались, четыре мешка. — Ух, спасибо Флатти, что бы я без тебя делала? — Земная пони достала несколько банкнот большого номинала и дала их пегаске. — Да ладно, мы же друзья, — с доброй улыбкой отвечала Флаттершай. — Поможешь мне? — спросила Эйджей меня. Я подхватила два мешка и понесла их к своей машине, моя подруга сделала также. Пока мы загружали все в багажник, Флаттершай принесла нам по стакану лимонада с кубиками льда. — Спасибо, сахарок, — поблагодарила ее Эйджей. — Да, спасибо. — Я взяла стакан и отпила. — Ммм… как освежает. — И выпила все залпом. — Куда ты так спешишь? — спросила меня Эйджей. — У меня еще дела по дому есть, я не прочь посидеть и поболтать, но мне надо тебя отвести и дуть домой. — Ну ладно. — Фермерша тоже опустошила стакан и вернула его Флаттершай. — Спасибо еще раз. — Приезжайте к нам в гости. Мы с женой приготовим вкусный пирог, — зазывала нас Флаттершай. — Обязательно. — Я села на свое место и завела мотор. *** Дети пришли к обеду, я как раз успела разогреть готовую еду, купленную в супермаркете. За столом я выслушала, что с ними случилось за день. Мие вность предложили выступить на конкурсе, и она отказалась. Я решила не устраивать скандала за столом, а поговорить потом. Перри рассказал, как у его одноклассника полилось молоко из носа. В принципе ничего нового. Вечером после домашней работы у них было свободное время. Сын уселся в гостинной играть в приставку. Дочь сидела у себя в комнате, как обычно висела на телефоне, болтая с подружками. А я лежала на диване, читая книгу о Дэринг Ду, время от времени отвлекаясь на игру сына. — И как называется эта игра? — интересовалась я, наблюдая за происходящим. На экране был изображен жеребенок, одетый в зеленую робу и зеленую шапку, вооруженный мечом и щитом, разгуливающий по лабиринту, убивающий похожих на пауков врагов. — Легенда о Загре, — не отвлекаясь от игры, ответил Перри. — Загра это вот этот жеребенок? — Нет, его зовут Лаки. — А кто тогда Загра? — Это принцесса королевства Игогору, это королевство захватил Дискорд, и Лаки должен спасти всех, для этого он должен собрать три подковы. — Звучит… интересно… Эту игру Твайлайт делала? — Пфф… нет. Твайлайт делает игры для компьютера, вроде Спарлка ЗиПи. Эта игра — эксклюзив для приставки Киринтендо. — Вот оно как… *Бам* Звук прозвучал со второго этажа. — Милая, у тебя там все в порядке? — Она не ответила. — Я пойду проверю ее, не переживай, — успокаивала я сына. — А я и не переживал. Я поднялась на второй этаж и постучалась в дверь дочери. — Мия, у тебя все нормально? — Уходи! — ответила она мне зареванным голосом. Но книги Твайлайт о подростках, которые она же мне и дала, ясно говорили, что чаще всего такие “уходи” означали: “мне нужна твоя помощь, мама.” Конечно я не доверяла книжкам, мои родители как-то умудрились воспитать меня без них. Но с риском для здоровья (у Мии серебряная медаль по метанию дротиков, серебряная потому, что вместо дротиков она тренировалась на карандашах) я открыла дверь. Мия лежала на кровати, свернувшись калачиком и всхлипывая. — Дорогая, что случилось? — Я подошла ближе и села на край кровати. — Все нормально… — Когда все нормально, пони не лежит на своей кровати и не плачет. — Я положила копыто ей на плечо. — Ну же, милая, что тебя так расстроило? — Я разговаривала с Диди. — Это твоя одноклассница, которая участвует в группе поддержки? И ты считаешь ее якобы подругой, и что твоя дружба с ней это прямая дорогая к всеобщей популярности и любви среди ровесников? Мия хотела возразить но потом просто кивнула. — Ну мне эта юная особа никогда не нравилась, — проворчала я. — Я разговаривала с ней по телефону. Она сказала, что я выскочка, и они с девочками поговорили, что со мной не стоит общаться, и что это послужит мне уроком. — Ох, милая… — Я обняла свою дочь. — Я знаю, каково тебе. В школе меня тоже недолюбливали такие кобылки, как Диди. Но я не обращала на них внимания, я знала, что они ничего, кроме как крутить своими крупами в миниюбках, не могут. Я шла к своей цели и добивалась успеха, и стала, кем я хотела. Я имела свое мнение, и мне не нужны были популярные подруги, чтобы стоять на вершине славы. Я сияла сама и дружила с теми, кто меня поддерживал и искренне радовался за мои достижения, как Флаттершай. — Папа Бриз говорил точно также про тебя. — Да, он всегда умел красиво говорить. Но мы сейчас не обо мне говорим. Мне гораздо важнее ты и твое состояние. Не будь серой массой, которая ходит за этой блондинистой выскочкой, чтобы казаться популярной. Иди своим путем, ты в десятки раз талантливее и красивее ее. — Я показала на всевозможные награды, что стояли на полках ее комнаты. — Эти награды ты получила благодаря Диди? Или благодаря твоему упорству и труду? Эти выскочки просто завидуют тебе, вот и все. Они боятся тебя, потому что знают, что ты можешь закрыть их лучи славы своими крыльями. Мия ничего не ответила. Она сидела на кровати, опустив голову и вытирая морду от слез. — Я приму участие в конкурсе эссе. — Вот это моя девочка. И запомни, какой бы ни был результат, я всегда буду гордиться тобой. — Спасибо, мама. — Она обняла меня. *** Была глубокая ночь, дети уже спали. Возможно, во всей стране не спали только я и Принцесса Луна. Стараясь не шуметь, я спустилась вниз, пробралась на кухню и открыла холодильник. Там я взяла тарелку с сэндвичами и банку с сидром. Затем я метнулась к телевизору в гостинной. Усевшись поудобнее, я включила приставку сына, взяла джойстик и запустила Легенду о Загре. Как-никак мне было интересно поиграть в это, а еще это расширит мои возможности в общении с сыном. *** Я набрала телефон службы поддержки Киринтендо. Я не могу пройти этот уровень, а на коробке с игрой написан телефонный номер, и что они могут помочь с прохождением, и что служба работает двадцать четыре часа. — Служба поддержки Киринтендо, чем могу вам помочь? — спросил меня приятный кобылий голос в трубке. — Здравствуйте, я тут играю в Легенду о Загре и… вы смеетесь? — Ой... простите, это моя первая ночь. Коллеги говорили, что по ночам звонят родители с просьбой о помощи. Вы у меня первая. — Оу… Тогда поздравляю. — Спасибо. Так какой уровень вы не можете пройти?
Реклама: