Ночь. И пустота. 5

Джен — в центре истории действие или сюжет, без упора на романтическую линию
The Matrixx, Агата Кристи (кроссовер)

Пэйринг и персонажи:
Вадим Самойлов, Глеб Самойлов
Рейтинг:
R
Жанры:
Ангст, POV, AU, Songfic, Мифические существа, ER (Established Relationship)
Предупреждения:
Смерть основного персонажа, Нецензурная лексика, ОЖП, Underage, Элементы гета
Размер:
Миди, 20 страниц, 6 частей
Статус:
закончен

Награды от читателей:
 
Пока нет
Описание:
Впервые пишу по заявке, к сожалению, придётся её немного изменить, но, надеюсь, автор не будет обижаться. Троица из моего "Воскрешения" попадает в мир, где нет никого, кроме них.

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
Просто моему другу нравится Вадим Самойлов.
Так же группе главного персонажа "даны" песни групп Кукрыниксы и Пикник, тут уж простите, но новые я явно не придумаю.
И некоторым главам даны песни Агаты Кристи или The Matrixx.
Г. перед названием главы -- POV Глеба, Д. -- POV Димы.
Фанф считать одной из версий продолжения "Воскрешения".

Работа написана по заявке:

Д. Да, спасибо.

1 августа 2017, 22:14
— Покажите паспорт, — потребовал продавец, после чего посмотрел на Вадима и буркнул, — Не надо.

— А я уж обрадовался, что молодо выгляжу, — засмеялся Вадик, я лишь ухмыльнулся.

— С вас тысяча триста восемьдесят рублей, оплата наличными или по карте? — Продавцу, видимо, шутка не показалась хорошей, Самойлов протянул ему карту, на что тот лишь развернул к нему банкомат.

— Спасибо, — сказал я, когда оплата была произведена, Вадик забрал бутылку с вином, и мы пошли к выходу.

— Да, спасибо, — буркнул нам в след продавец, ужасно неприятный тип, прямо до невозможности.

— Вообще, тебе ещё рано пить, — улыбнулся Самойлов, — Но вчерашний концерт прошёл уж очень хорошо.

— Удивительно, прошёл всего лишь месяц с воскрешения группы, а мы смогли собрать стадион, — я тоже улыбнулся, — И люди даже нормально приняли меня.

— А должны были тапками обкидать? — Удивленно спросил Вадик, на что мы оба улыбнулись, — С твоей помощью у нас появилось немного новое и непривычное звучание, однако, оно прекрасно.

— Спасибо, — тихо сказал я, беря его под руку, — Я рад, что мы познакомились с тобой тогда, на моём первом концерте.

Тают, тают капли на ногах,
Улетаем мы на облаках.


— Ты просто заинтересовал меня, так получилось, — мы с Вадиком поцеловались и пошли дальше, на улице никого не было, кому кроме нас охота гулять в дождь?

— Домой или ещё погуляем? — Спросил я, увидев поворот к дому, — Я за второе.

— А я с бутылкой гулять буду, чтоли? — Засмеялся Вадим, — Как алкаш.

— А ты вскрой её, — я прошёл прямо по луже, люблю Нью Рок за платформы, — Людей на улице нет, а нам веселее будет.

— Я буду чувствовать себя Глебом, — но, всё же, он начал вскрывать бутылку.

Спустя несколько минут мы справились с хорошо завинченной пробкой и открыли таки бутылку. Отпили по глотку, бутылка осталась в моей руке, мы пошли дальше.

— Как же хорошо, когда людей нет на улице, — протянул Вадик, спустя десять минут молчания, — Представляешь, если бы в мире были только я, ты и Глеб, но последний не обязателен, конечно, но пусть будет.

— Так и быть, — посмеялся я, — За это и выпьем.

Мы снова отпили по глотку, вдалеке сверкнула молния.

— А вот это уже не хорошо, — тихо протянул Вадик, — Домой пора, пока ливень в грозу не превратился.

— Боишься молнии? — Я засмеялся, но развернулся к дому, — Ну погнали.

— Кто последний, тот снизу, — произнёс Самойлов, заткнув пробкой бутылку, и побежал, а я за ним.

Прибежали мы почти одновременно, я отстал буквально на шаг, но факт был фактом, хотя я был не против. Частое курение давало о себе знать, и я согнулся напополам, чтобы нормально отдышаться, Вадик оперся о стену и так же начал восстанавливать дыхание.

После тяжёлого раската грома мы зашли в подъезд, прошли мимо поста консьержки, удивившись и порадовавшись, что она не на своём месте. Мы вызвали лифт.

— Мы же помним, что ты снизу? — Смеясь, произнёс Вадим.

— Второй раз в моей жизни, опять снизу, — я тоже засмеялся, — Другие локации не открыты за неопытностью.

Мы молча зашли в приехавший лифт, нажали на кнопку «семь», потом зашли в квартиру, а вот там, как только засов был закрыт, пошла жара.

Вадим, не дав даже снять нам обувь, накрыл мои губы своими и прижал к двери,  я ответил на поцелуй, обвивая руками его шею, закидывая ноги прямо в обуви на его пояс, понимая, что будет дальше.

Машут крылья смятой простыни,
Сигареты, взлётные огни.


Он хотел было поставить бутылку на полку, но я перехватил её, показывая, что идти за ней с кровати будет лень и лучше сразу взять её с собой.

Оставив бутылку в моей руке, он подхватил меня под задницу и, не разрывая столь продолжительный поцелуй, понёс в спальню. Почему мне это так напоминает первый раз?

Посадив меня на кровать, он забрал бутылку и убрал её на тумбочку, я в это время снял ботинки и куртку, он проделал тоже самое, после чего поднял меня и снова закинул на подушку.

Мне несказанно это нравилось, я отлично понимал, что сейчас будет что-то подобное первому разу, что я конкретно так забыл за месяц эти ощущения.

Он залез поверх меня и снова впился в мои губы, целуя, так грубо и соблазнительно, я сходил с ума от этого. Наши языки сплелись в жгучем танце, я убрал завязку с его волос и запустил пальцы в русые кудрявые волосы, не давая отпрянуть от меня.

Через некоторое время он прервал поцелуй и провёл языком у меня за ухом, отчего я снова выгнулся, слишком уж приятными были ощущения, а мне ведь всего шестнадцать. Он очерчивал языком мою шею, мочки моих ушей, поигрывал с серёжками на проколотом ухе, оттягивая эти кольца, изредка он возвращался к моим губам и дарил мне краткий поцелуй.

— Ты ж говорил, что давно хочешь выбросить эту рубашку, — он прошептал мне прямо в ухо, потом снова потянул за мочку.

— Да, она ж рваная почти вся, — я говорил через вздохи, задыхаясь от счастья и прекрасных ощущений.

— Ну теперь точно на выброс, — шепнул Вадим, снова встал на колени и разорвал рубашку, пуговицы полетели в разные стороны, — Я подмету, не волнуйся.

Я снова выгнулся в спине и он снял повязку с моей груди, после чего откинул её в сторону. Его язык снова спустился от мочки моего уха к шее и пошёл ниже, задевая и оттягивая соски, чертя непонятные линии на животе, руками водя по моим бёдрам.

На этот раз про пояс он не спрашивал, молча расстегнул его, потом джинсы и стянул их прочь. И снова прильнул к моему животу, снова пошёл языком по моей груди, я запустил руки в его волосы и медленно притянул его к своему лицу.

Мы поцеловались, я немного ослабил хватку, Вадим резко стянул с меня боксёры и на некоторое время приостановился, чтобы снять с себя кофту и джинсы с бельём.

Я по привычке положил голову на подушку и начал смотреть в потолок.

— Ты так и не привык к виду моего органа, я так понял, — посмеялся Вадим, — Каждый раз так мило отводишь взгляд.

Я почувствовал, как он приставил своего друга ко входу, после чего снова начал целовать меня, медленно входя. Не разрывая поцелуй, он начал двигаться, сначала медленно и аккуратно, а потом уже ускоряясь. Случайно я укусил его за язык, на что он рассмеялся и снова начал поцелуй.

Я почувствовал в себе тепло и расслабился, Вадик вышел, после чего натянул на себя трусы с брюками.

— Можно смотреть, — снова рассмеялся он, я привстал и натянул обратно боксеры.

Он достал пробку из бутылки вина и отпил немного, на что я пододвинулся ближе и, взяв бутылку, отпил несколько глотков.

— Какой же ты хороший, — приподнявшись, я провёл рукой по его волосам, — И какие же у тебя прекрасные волосы.

— Скоро буду как Кинчев, — он сел на край кровати, — Седой и с плешью.

— Фу, — шуточно скривился я и подвинулся, после чего Вадик лёг около меня, — Вадь, а сегодня разве обещали грозу?

— Верь после этого прогнозам погоды… — протянул он, приподнимаясь, — Ну что, в душ?

— Я первый, — после этого я встал и пошёл в ванную.

Очень сильно клонило в сон, поэтому душ я принял прямо-таки в скоростном режиме, после чего быстро ушёл обратно в спальню.

— Мог бы хоть полотенце нацепить. Ну так, ради приличия, — засмеялся Вадик, когда я вошёл. Я посмотрел на бутылку, он успел выпить больше половины, после этого я отобрал её и сам отпил достаточно много, — Ну я в душ, любимый.

Он поцеловал меня и ушёл, я залез в постель и сделал ещё несколько глотков. Было тепло и уютно, ужасно хотелось спать, но Вадика надо было дождаться, я выпил ещё немного. Как будто бы прямо в нашей спальне раздался раскат грома, так громко, что я даже немного испугался.

Гроза усилилась, было слышно, как стучит по окнам балкона дождь, вернулся Вадя, решивший тоже забить на полотенце, я быстро отвернулся.

— Ничего себе раскатики пошли, — смеясь, он залез ко мне и отобрал у меня бутылку, — Будешь ещё?

Я лишь покачал головой, больше пить не хотелось, на что он допил содержимое и поставил бутылку на пол.

— Спать? — Уточнил он, притягивая меня к себе. Я кивнул и обнял его, крепко прижимаясь к его прохладному после душа телу. Заснул я почти сразу после того, как заснул Вадик.
Примечания:
Агата Кристи - Полетаем