Constantly on the Cusp +56

Слэш — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчинами
Волчонок

Автор оригинала:
alisvolatpropiis
Оригинал:
http://archiveofourown.org/works/6024664

Основные персонажи:
Вернон Бойд, Дерек Хейл, Джексон Уиттмор, Лидия Мартин, Стайлз Стилински (Мечислав), Эллисон Арджент, Эрика Рейес
Пэйринг:
Дерек/Стайлз, Стайз/Дерек, Джексон/Стайлз, Стайлз/Джексон
Рейтинг:
NC-17
Жанры:
Ангст, Драма, Психология, Hurt/comfort, AU, Любовь/Ненависть
Предупреждения:
OOC, Нецензурная лексика, Кинк
Размер:
планируется Макси, написано 57 страниц, 7 частей
Статус:
в процессе

Награды от читателей:
 
Пока нет
Описание:
Стайлз работает помощником шерифа в Бикон Хиллз. Он открытый гей и чертовски гордится этим. Дерек – пожарный, ветеран войны и убеждённый натурал.
Им предстоит узнать, к чему может привести наполненный ненавистью секс двух презирающих друг друга людей.

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания переводчика:
– AU без оборотней;
– пейринг Джексон/Стайлз является второстепенным, в работе ему посвящены лишь несколько сцен.

Глава 1

2 октября 2017, 20:21
У Стайлза сегодня очередной дерьмовый день, венчающий такую же дерьмовую неделю. Уже близится к концу его 24-х часовая смена, за которую, во-первых, его голову чуть не размозжили жутко массивным каблуком во время их выезда на бытовую ссору, а во-вторых, его самого успели обложить красноречивыми оскорблениями подростки-панки, которых он так некстати штрафанул в скейт-парке за распитие алкоголя. Вдобавок ко всему кошка, которую он вытащил из канализации, чуть не выцарапала ему глаза. Стайлз устал, он раздражён, от него несёт потом, и единственное, о чём он мечтает в данный момент, это попасть домой, скинуть с себя чёртову полицейскую форму и забыться сном на ближайшие 48 часов.

Но, конечно, как только Эллисон на патрульной машине сворачивает к их участку, где они могли бы скоротать остаток дня за бумажной работой, раздаётся сигнал вызова: пьяный дебош в Эрл. Это одна из забегаловок Бикон Хиллз, что находится в маленьком, но злачном районе. Диспетчер сообщает о раненых, и в ответ ей докладывают, что скорая уже спешит к месту происшествия.

Стайлз отчаянно стонет, когда Эллисон, спасшая его от монстро-каблучищ и демонической кошки, разворачивает машину и включает сирену.

– Сможешь исполнить все свои желания, спустя всего лишь ещё один вызов, – улыбается ему напарница.

Он осторожно встречает её взгляд, поднимая глаза.

– Эл, я когда-нибудь говорил тебе, что это твоё позитивно-агрессивное поведение не только отвратительно, но ещё и вызывает большие подозрения?

– Конечно нет, ведь ты знаешь, что я могу с лёгкостью прикончить тебя и выдать всё за несчастный случай, – мило посмеиваясь, отвечает девушка.

Стайлз фыркает и качает головой, сплёвывая остатки уже, кажется, десятого за эту смену кофе обратно в бумажный стаканчик.

– Ну, поехали. Скорее разберёмся с этим дерьмом, и я наконец-то смогу нормально поспать.

Однако им приходится довольно долго проторчать в пробке, образующейся из-за строительных работ, которые проводятся на Декстер Стрит, поэтому напарники добираются до нужного места далеко не так быстро, как хотелось бы Стайлзу. Когда они прибывают, на стоянке перед баром уже припаркована машина скорой помощи Бикон Хиллз: с включёнными фарами, но заглушённой сиреной; задняя дверь закрыта.

– Ненавижу, когда санитары приезжают раньше нас, – бормочет Стайлз, пока они с Эллисон подходят к двери, настороженно придерживая кобуру. – Они только и делают, что путаются под ногами.

– О, да. И как они только смеют выполнять свою работу, – закатывает глаза девушка.

Оказавшись внутри бара, Стайлз растерянно и удивлённо наблюдает за тем, как весь хаос, что творится там, находится под чутким контролем фельдшера, которого он совершенно точно ни разу не видел на службе раньше: высокий парень с чёрными как смоль волосами, лёгкой щетиной и невероятно хмурым выражением лица. Он стоит между двумя пьяными дальнобойщиками, удерживая обоих за грудки, пока они размахивают кулаками и орут, отчаянно пытаясь достать друг друга. Ещё один неопрятного вида парень сидит за барной стойкой, в то время как Эрика, знакомая Стайлза, обрабатывает кровоточащую рану на его голове.

– Очень мило, что вы наконец-то соизволили подъехать, – новый фельдшер буквально рычит на офицеров. Достаточно громко, чтобы быть услышанным сквозь вопли двух алкашей.

– Эй, почему бы тебе не отправиться на… – срывается Стайлз, у которого сейчас абсолютно нет никаких сил выслушивать упрёки какого-то левого чувака, но Эрика резко обрывает его:

– Помощники шерифа Арджент и Стилински! Присоединяйтесь к нашей вечеринке! – выкрикивает девушка. – Познакомьтесь, это мой новый коллега, Дерек, – она кивает в сторону парня, делая взмах блондинистыми волосами, которые собраны в хвост.

Несмотря на всю свою угрюмость, Дерек всё же приветствует их в ответ, но взгляд его ни капли не смягчается. Определённо, он пугает до чёртиков; его чёрные как уголь волосы поразительно контрастируют с яркими зелёными глазами, придавая ему ещё более устрашающий вид, а строгость и выправка свидетельствуют о причастности к правоохранительным органам или военным структурам, так что Стайлз уверен, что при случае этот парень может быть очень даже опасен.

Стайлз осторожно делает шаг навстречу одному из пьяниц, что ближе к нему, поднимая руки в примирительном жесте.

– Так, приятель, давай попробуем немного успокоиться, окей? – произносит офицер как можно менее угрожающе.

Но когда Стилински делает ещё один шаг вперёд и тянется, чтобы захватить руки зарвавшегося бугая, парень по другую сторону Дерека начинает верещать ещё громче, хватаясь за рубашку последнего, заставляя его с рассвирепелым лицом повернуться к дебоширу. В это время мужик, которого пытается угомонить Стайлз, пользуется тем, что Дерек отвлекается на долю секунды, и ловко освобождается от захвата, а затем с каким-то животным оскалом кидается в сторону помощника шерифа, размахивая кулаками.

Всё происходит настолько быстро, что Стайлз даже не успевает понять, что этот пьяный ублюдок заряжает ему прямо в нос – он лишь слышит характерный треск, после чего зрение на какое-то время покидает его, а горячая кровь вовсю начинает хлестать из ноздрей. Стайлз совершенно дезориентирован: он пятится назад, задевая стол и стул, и словно в тумане наблюдает за Эллисон, которая мастерски укладывает парня, что вмазал ему, лицом в пол, а потом быстро застёгивает наручники у него за спиной.

Стайлз с трудом несколько раз моргает, пытаясь игнорировать боль, расползающуюся по всему лицу от его носа, и смотрит в ту сторону, где Дерек скручивает за запястья второго дебошира так же профессионально, как на это способна Эллисон. Врач, хмурясь, смотрит на него в ответ и произносит:

– Может, подашь наручники?

Стайлз, чувствуя головокружение, пытается выпрямиться, но затем всё же протягивает наручники Дереку, который уже тянет пьяницу на себя, поднимая на ноги. Эрика тем временем прикладывает полотенце к лицу Стайлза, а Эллисон уводит нарушителей к патрульной машине. Стайлз спешит присоединиться к ней, чтобы помочь.

Когда офицер захлопывает за дальнобойщиками заднюю дверь полицейского фургона и разворачивается в сторону бара, у входа он замечает Дерека, который кивком приглашает его подойти к карете скорой помощи.

– Я осмотрю твой нос, – предлагает Дерек и, не дожидаясь ответа, отходит к машине.

– Вот мудила, – бормочет Стайлз куда-то в полотенце, но всё же следует за врачом. Он пытается не пялиться на задницу Дерека, обтянутую тёмно-синими форменными брюками, но терпит неудачу. Она такая упругая и выпуклая, что этого достаточно, чтобы помощник шерифа на время смог забыть о пульсирующей боли. Он позволяет себе проскользить взглядом по спине Дерека, рассматривая его мышцы и широкую линию плеч. Может, этот врач и мудила, но, чёрт возьми, какой же горячий.

Дерек открывает заднюю дверь скорой и жестом приглашает офицера присесть; он всё ещё не говорит ни слова, даже когда натягивает синие латексные перчатки. Без прелюдий он занимает место между разведённых ног Стайлза, поднимая лицо последнего за подбородок и убирая мешающее осмотру полотенце.

– Похоже на обычное кровотечение, – больше для себя тихо констатирует Дерек. Его лицо находится так близко, что Стайлз может с лёгкостью рассмотреть невероятного цвета глаза, обрамленные длинными тёмными ресницами, и широкие, немного нелепые брови. Красный свет от лампочек скорой, отражающийся на лице Дерека, делает его ещё более загадочным и притягательным.

И Стайлз понимает, что он попал. Просто влип по уши.

Дерек тянется к аптечке и вытаскивает оттуда медицинские ножницы и что-то небольшого размера, запаянное в пластик.

– Эм, это бабский тампон, что ли? – недоверчиво спрашивает Стайлз.

– Он самый, – спокойно отвечает Дерек, умело разрывая упаковку пополам и являя из пластика на свет злосчастный тампон. Затем он снова убирает полотенце от лица Стайлза и быстрыми, отточенными движениями вгоняет по ватной пробке в каждую ноздрю. Стилински чувствует себя супер нелепо: тампоны наполовину торчат из носа и щекочут губы. Однако стоит признать, что это довольно эффективный способ остановки кровотечения.

– И вот этому вас учат в медицинской школе? – усмехается Стайлз, встречаясь взглядом с Дереком.

– В Афганистане, – сухо отвечает тот, протягивая руки, чтобы снова осмотреть лицо Стайлза. Большими пальцами он обхватывает подбородок, а затем мягко прощупывает нос и щёки. – Подходит отлично и для пулевых ранений.

– Служил в армии? – спрашивает офицер, стараясь не дёргаться от вспышек боли, которые то и дело пронзают его лицо, и не отвлекаться на чёртов океан цвета, бушующий в глазах Дерека, на его идеальные черты или на изгиб его губ.

– Морская пехота, – без лишних подробностей бросает ему в ответ врач, продолжая обследовать лицо пострадавшего своими ловкими пальцами. Его выражение абсолютно нечитаемо, но как бы Стайлз ни старался, он не может отвести взгляд. Парень рассматривает ухоженную щетину Дерека: мягкую на вид, но, скорее всего, немного грубоватую, если до неё дотронуться.

Проклятье. Стайлз при исполнении, и вообще-то истекает кровью, однако всё, о чём он может думать сейчас, так только о том, как будет чувствоваться эта щетина на нежной коже внутренней части его бёдер или как глубоко Дерек сможет взять его в рот. Блядь, он же знает этого парня от силы каких-то пятнадцать минут, на протяжении которых он смотрел на офицера так, будто желал его прикончить. Но, видимо, этот факт ничего не значит для члена Стилински. Или ещё хуже – может быть, именно это и является одной из причин, по которой Стайлз чувствует такое неуместное возбуждение, находясь сейчас рядом с Дереком.

– Не похоже на перелом, но тебе лучше всё равно сделать рентген, чтобы убедиться наверняка. Кровотечение должно скоро прекратиться, – сообщает врач, одновременно закрепляя на носу Стайлза фиксирующую металлическую пластину.

Затем он достаёт пакет со льдом, складывает его вдвое, и передаёт Стайлзу.

– Поможет снять отёчность. Тебе нужно обезболивающее?

– А что у тебя есть?

– Ибупрофен, морфий и фентанил.

Стайлз растерянно пожимает плечами.

– Думаю, я лучше заеду в магазин по дороге домой и куплю себе виски, но спасибо.

– Отличный план, – Дерек неожиданно улыбается в ответ, снимая перчатки. Или Стайлзу просто кажется, но, вроде бы, уголок его рта всё же приподнимается. (Чёрт бы побрал этот охуительный рот!)

Дерек всё ещё находится в опасной близости от Стайлза и смотрит на него сверху вниз, невзирая на то, что уже давно закончил лечение. Стайлз следит за изучающим взглядом парамедика, скользящим по его лицу, и, когда он останавливается на его губах, покрытых корочкой засохшей крови, Стилински не может не среагировать на внезапный интерес, и тягучая волна тепла и удовольствия расплывается в его груди.

– Не составишь мне компанию? – вкрадчиво предлагает Стайлз, пытаясь выглядеть настолько соблазнительным, насколько это возможно в форменной рубашке с кровавыми пятнами и тампонами, торчащими из носа. Он потирается коленом о бедро Дерека, предельно ясно обозначая свои намерения. – Мы могли бы повеселиться, – добавляет парень, вызывающе облизывая пухлые губы, стараясь не обращать внимания на горький, металлический привкус крови.

Дерек снова хмурится и резко делает шаг назад.

– Какого хуя?

Томное возбуждение в груди Стайлза резко сменяется неподдельным ужасом. Пиздец. Он так редко ошибается на этот счёт, но, если это всё же происходит, обычно добром дело не заканчивается.

– Вот чёрт, прости. Мне очень жаль, я просто подумал, что ты тоже гей.

Дерек становится мрачнее тучи. Ситуация ужасно неловкая и Стайлз жутко напуган, но, чёрт, в каком-то смысле это только сильнее его заводит.

– Почему? – требовательно спрашивает Дерек.

– Что? – бормочет Стайлз, пока поправляет рубашку, пытаясь скрыть этим жестом смущение. Ему срочно нужно продумать стратегию отступления.

– Почему ты решил, что я гей? – кажется, у Дерека от напряжения сводит челюсть, пока он задаёт свой вопрос, делая неловкую паузу перед словом гей.

Что ж, теперь всё ясно. Стайлз закатывает глаза и думает, что ему больше ничего не нужно знать о Дереке. Ёбаные гомофобы.

– Забей, чувак, я ошибся, – произносит Стайлз, хватая лёд и поднимаясь на ноги. – Спасибо за помощь. И за это тоже, – добавляет он, неопределённо указывая рукой на своё лицо. Дерек отступает ещё дальше, освобождая Стайлзу дорогу, будто не желая снова случайно его коснуться.

Стилински тяжело вздыхает и качает головой.

– Ещё увидимся, Дерек, – не пытаясь скрыть презрительных ноток в голосе, говорит Стайлз, стремительно удаляясь в противоположную от парамедика сторону, тихо ненавидя себя за желание обернуться.