Сквозь судьбы 52

Гет — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчиной и женщиной
Роулинг Джоан «Гарри Поттер», Риордан Рик «Перси Джексон и Олимпийцы», Пулман Филип «Тёмные начала», Волков Александр «Волшебник Изумрудного города», Гарри Поттер, Как приручить дракона, Риордан Рик «Герои Олимпа» (кроссовер)

Пэйринг и персонажи:
Персабет. Полумна|Рольф, Тайсон|Элла, Нико, Кларисса|Крис, Калео, Талия, Рейна…где реально, где нет: Ромиона, Джейсон|Пайпер\Гарри|Джинни/Фрэнк|Хейзел, Лаванда/Перси\Астория\Драко/Аннабет\Невилл\Ханна, Персей Джексон, Аннабет Чейз
Рейтинг:
R
Жанры:
Романтика, Драма, Фэнтези, AU, Мифические существа, ER (Established Relationship), Учебные заведения, Первый раз, Дружба
Предупреждения:
OOC, Underage, Беременность
Размер:
планируется Макси, написана 481 страница, 34 части
Статус:
в процессе

Награды от читателей:
 
Пока нет
Описание:
Превратности судьбы не заставили полукровок озлобиться против мира и богов, что возлагают на плечи своих детей тяжелейшие испытания. С весёлым спокойствием и надеждой вчерашние герои Олимпа смотрят в будущее и продолжают смеяться, дружить, любить… Какой же станет их дальнейшая жизнь, если в их реальность ворвётся Хогвартс, Пыль и прочая магия…
(Персабет. Отношения Персабет, развитие их в смеси с другими мирами)

Посвящение:
Особое посвящение тем персоманам, кто тоже 18-го августа отметил день рождения книжного героя ярче и веселее, чем своё собственное в этом году…
Рыбьим мозгам и Воображале, чьи отношения не перестают меня вдохновлять с Лабиринта Смерти)

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
Море Персабет. Море романтики. Автор предупредил.
Фэндомы будут добавляться по мере повествования. Для понимания происходящего не обязательно быть хорошо знакомым со всеми из них, основной упор на Персабет... ну и других полукровок. Всех упоминаемых персонажей других фэндомов не перечисляю, так как их и правда немало, в основном, это будут главные герои разных произведений.
Начинаю завязку с Хогвартса (почти классика этот кроссовер), смешанного из книг, фильмов и информации с сайта pottermore, курируемого Роулинг. Не люблю Ромиону, поэтому просто не буду трогать эту парочку.

Главы буду выкладывать по субботам. Всегда открыта замечаниям и предложениям.

Глава 34 Хейзел

6 января 2019, 06:08
В руках Хейзел дымилась третья чашка чая.
Но и в этот раз тепло напитка не могло согреть полубогиню. Её озябшие пальцы застыли, обхватив стакан, и каждый глоток кипятка на миг разливался до боли необходимым жаром, тут же растворявшимся без следа.
Уже вторые сутки велись активные поиски исчезнувшего механического змея. Были привлечены абсолютно все существа, которых знали ребята: оба лагеря, семьи полубогов, магические школы и министерства, табуны кентавров, ихтиокентавров, духи природы – все друзья полубогов сейчас изучали места своего обитания, чтобы из зоны поиска Фестуса можно было вычеркнуть хотя бы несколько областей.
Казалось, дракона подобных размеров невозможно потерять, но когда речь шла обо всей планете, на которой можно было спрятать Олимп и целый магический мир, становилось очевидно, что поиски всего лишь одного единственного существа могут так и не увенчаться успехом. К тому же никто не мог быть уверен в том, что Фестус находится в этом мире, а не любом другом, о сотне которых упоминала Лира. Но все старательно обходили эту тему, чтобы и без того встревоженный Лео снова не вспыхнул.
Потребовалось некоторое время, чтобы вытащить Вальдеса из его дыры и привести в чувства, так что теперь, когда из него во все стороны излучалась энергия и жажда деятельности, никто не желал, чтобы он возвращался в несвойственное ему и крайне непривычное остальным пасмурное состояние.
Сын Гефеста без конца мастерил небольшие автоматоны, разлетающиеся во все стороны, и тщательно отслеживал все поисковые экспедиции; хотя часто его вмешательства лишь вредили, ни один из подростков не отчитал его. Каждый понимал, насколько тяжело на самом деле приходится этому неунывающему весельчаку, потерявшему лучшего друга.
- Предыдущий поиск начался с того, что пропал Перси, - неожиданно произнёс похожий на эльфа юноша, застыв посреди комнаты. Лишь его ловкие пальцы собирали очередное изобретение и периодически по ним пробегали неконтролируемые языки пламени. – Фестус, конечно, не полубог, и Перси – не металлический зверь, а герой… Только… и…
- Мы поняли, Лео, что ты хочешь сказать, - неожиданно к Вальдесу приблизилась Аннабет и крепко сжала его руку, не охваченную сжигающими искрами, - будем надеяться, что в этот раз обойдётся без войны. Пока никто из олимпийцев не признаётся, что имеет к этому исчезновению отношения, пророчества нет, и причин для паники тоже. Мы найдём твоего друга.
- Как будто боги когда-нибудь рассказывали о своих замыслах преждевременно, - пробурчал сын Гефеста, но огоньки на его руках почти перестали вспыхивать. – Если это новый враг, мы не узнаем о нём, пока не столкнёмся в прямой схватке.
- Об одном враге нам известно совершенно точно, - лицо Чейз неожиданно лишилось почти всех эмоций, превратившись в застывшую маску. Сама она расправила плечи и ещё сильнее вскинула подбородок, её голос был совершенно спокоен, когда она медленно, с расстановкой произнесла одно единственное имя, - Арахна.
- Мы также абсолютно уверены, что ей помогают несколько не пойманных пожирателей смерти, - добавила Пайпер, - возможно, несмотря на заверения Арагога, она всё же достаточно сильна и могла как-то похитить дракона.
- Даже если ей хватило сил, нет никаких рациональных причин подобных действий, - дочь Афины отошла к развешенной на одной из стен огромной карте мира.
- В новогодние каникулы мы выиграли несколько битв во многом благодаря Фестусу, - предположила Хейзел, - вполне возможно, что это месть за те поражения. Или попытка ослабить нас.
- Только дракон больше не защищал ни одну из школ, - возразила Аннабет, - эта троица просто путешествовала по миру, и если его украли наши нынешние враги, то значит, следили за ними и перемещались, преодолевая огромные пространства. И зачем? Ради мести? Слишком расточительно. Потратить кучу сил и времени, чтобы в итоге полубоги на всей земле оказались в полной боевой готовности, ведь предсказать, что мы начнём столь масштабную компанию, было совсем не сложно. Нападать сейчас, когда каждый из нас, как натянутая тетива, способная мгновенно ответить на любой удар, никто не станет. Так что же это? Попытка измотать нас? Или всё же Фестуса похитили случайно? Кто-то, о ком мы не подозреваем? Сбежать сам он не мог, слишком предан Лео, - размышляла блондинка, в раздумьях карандашом обводя проверенные участки стран и континентов. Все ребята внимательно вслушивались в её рассуждениям, примеряя к себе и пытаясь найти зерно истины.
- Я бы сейчас не отказался от пророчества, если бы оно подсказало, в какую сторону мне нужно отправиться, чтобы найти Фестуса, - ладони Лео снова объяло пламя, из которого вырвалась ещё одна законченная металлическая птичка, улетевшая на поиски, как и все предыдущие.
- Возможно, я смогу найти вашего дракона, - тихо произнесла Лира, прижимая к груди своего деймона.
- Что? – Вальдес с недоумением посмотрел на иномирянку, его резко с ног до головы объял огонь, заставивший отскочить испуганную Сирин, - извини, мне послышалось, что ты… просто… неважно, я уже слышу то, что хочу слышать.
- Думаю, я могу найти вашего дракона, - громче повторила Белаква, недовольно глядя на угасающие рыжие всполохи, - у меня стало что-то получаться с компасом, - пояснила девушка, - мне нужно только время. Я стараюсь правильно задать вопрос, но пока алетиометр даёт мне слишком большое число направлений, среди которых только одно должно быть верным. Я уже уточнила на счёт нескольких разобранных мною вариантов у директрисы и мистера Саламандера – в указанных мною местах действительно находятся драконы, только они являются частью волшебного мира.
- И профессор Макгонагалл, и я были в этом совершенно уверены, - кивнул Рольф, - и всё же мы отправили запрос несколько часов назад, и уже пришло несколько подтверждений. В указанных точках находятся валлийские зелёные драконы в Уэльском заповеднике; гебридский чёрный – на острове Скай в архипелаге Внутренние Гебриды; охраняющие подземелья Гринготтса… что-то я увлёкся, - откашлялся мужчина, прервав перечисления, когда заметил, какими взглядами на него смотрели остальные. – В общем, компас мисс Белаквы совершенно точен.
- Мне осталось лишь конкретизировать запрос, чтобы отыскать именно Фестуса. Пока на мои вопросы алетиометр выдаёт огромное количество ответов о сотне драконов. Я до сих пор не уверена, что справлюсь, но буду изо всех сил стараться! – горячо заверила всех Лира. Пантелеймон согласно тявкнул, и махнул пушистым хвостом.
- А пока мы можем проверить известные нам места обитания волшебных драконов, - предложила Гермиона, - вдруг Фестус прибился к другим крылатым ящерам. Конечно, они в основном одиночки, и всё же вдруг приняли необычное создание к себе.
- Мой брат, Чарли, уже организовал проверку во Всемирном драконьем заповеднике, - добавил Рон, - это в Румынии. Далеко отсюда. Во всяком случае, проверить всё равно нужно все варианты, так?
- Хорошо, - несколько раз кивнула головой Чейз. Её взгляд снова стал рассеянным, направленным в пустоту, словно она раздумывала над ещё какой-то идеей. Но ничего больше не было произнесено вслух.
Так что все стали отрабатывать единственный чёткий на данный момент план; маги проверяли заповедники и территории гигантских ящеров, а Лира пыталась выцепить нужную подсказку из своего компаса. Ведь не могли же полубоги, даже объединившись со всеми своими знакомыми обыскать всю планету? Как бы ни хотелось Хейзел помочь своему другу, но на подобное безумство ушли бы десятилетия или даже века. К счастью, механический Фестус не был ребёнком, не способным найти себе пропитание, и всё же ему угрожали многие другие опасности. Даже Лео не мог предсказать, как повёл бы себя контрольный диск, например, после длительного воздействия воды, если дракона погрузить на дно океана.
Хейзел потрясла головой, избавляясь от совсем не радужных перспектив и сжимая крепче свою метлу.
Во дворе Хогвартса было удивительно многолюдно для холодного ветреного вечера; десятки ребят собирались на повторное обследование территорий, где в последний раз Вальдес и Калипсо видели своего дракона. Все группы были верхом на мётлах и состояли в основном из волшебников – членов команд по квиддичу каждого факультета; но также в первую из них вошла Хейзел, во вторую – Пайпер, в последней Хагрид на своём летающем транспорте должен был взять Лео. Они надеялись, что если встретят Фестуса, дракон сможет их узнать и не станет нападать или убегать от летающих чужаков.
Таким образом, с помощью заготовленного ранее портала, они переместились за много миль от замка и разлетелись в разные стороны. Левеск неистово молилась, чтобы им удалось отыскать хотя бы следы дракона или подсказку, как его вернуть. А пока она направила свою метлу ниже к расстилавшемуся внизу лесу, ловко маневрируя между верхушками особо рослых деревьев, и лишь ветер сопровождал их поисковую группу.
***
Ещё в течение одного бесконечно длинного дня не было ни малейших известий, словно Хогвартс оказался в информационном вакууме. Бездействие было не выносимым. Полукровки снова изучали карты, подгоняли Лиру, пытались снарядить группу на ещё одно повторное исследование территории, где бесследно растворился огромный бронзовый змей, бегали из одного крыла замка в другое. И лишь под вечер их неожиданно остановили в одном из переходов замка.
- Мой брат прислал весточку! – крикнул Рон, привлекая внимание полубогов.
- И? – с нетерпением выпалила Хейзел, отчаянно сжимая кулачки и двигаясь навстречу бегущему к ним Уизли.
- Ничего обнадеживающего, - кисло улыбнулся рыжий чародей, - я просто не знаю, как это передать Лео, поэтому поспешил вас остановить, а то редко заметишь, чтобы его не было среди полукровок. В заповеднике никаких следов чужаков не обнаружили – ни людей, ни зверей, никого. Только ящеры очень взволнованы.
- Из-за чего? – тут же уточнил напрягшийся Перси.
- А кто их знает, - развёл руками маг, - они же не могут по-человечески объясниться, что их беспокоит.
- Да уж, они совсем не такие, как наш Фестус, - вздохнула дочь Атласа, - он то уж точно смог бы всё чётко изложить! С тех пор как ему снова поправили его внутренние устройства, Лео без всяких сложностей общался с ним! – Калипсо гордо расправила плечи, но тут же сникла и тоскливо вздохнула, сдержав всхлип.
- Совсем не такие… - рассеянно повторила Лира, - общался. Речь. Вот она та самая особенность! – Сирин даже подскочила от радости, - я знаю, как задать компасу вопрос, чтобы определить местоположение говорящего животного, в данном случае гигантского ящера!
- Он не произносит человеческой речи, - вмешался Джексон, - издаёт всякие скрипы, а общается посредством азбуки Морзе. Действительно понимает его лишь Лео. И, думаю, Калипсо уже успела освоиться.
- Но вдруг этого достаточно? – Белаква уже достала из небольшой сумочки, спрятанной под мантией, алетиометр, устроившись прямо на полу в углу коридора. Её пальцы проворно установили три коротких стрелки на выбранных ею символах. Неожиданно ещё одна стрелка-ниточка сама сдвинулась с места и описала полный круг. А затем ещё, останавливаясь около некоторых картинок, где-то по несколько раз, пока Лира, нахмурившись, непрестанно что-то бормотала себе под нос. – Другой…миры…путь…всё не то! Зелёный город, опасная дорога, не то! – но постепенно её недовольный шёпот стих, словно забыв о движущейся игле, она скользнула взглядом в сторону, на другие картинки алетиометра. И, как очнувшись от глубокого сна, она выдохнула: – Кан…зас?
- Канзас? – повторила за ней Хейзел.
- Это что-то значит для вас? – уточнила Белаква. Её щёки раскраснелись, глаза горели, и всё же она выглядела несколько усталой, - разве это не огромная часть далёкой страны?
- Это штат в Америке, - подтвердила Аннабет, - и это гораздо меньшая зона для поиска, чем весь мир. Нужно собираться, передайте всем…
- Постойте! Ещё кое-что, - Сирин заправила выбившуюся прядь за ушко, провела пальцами по своему компасу, - не нужно искать везде. Алетиометр сначала чётко указал на место – город, где много зелени, я не знаю, парков или садов, или ещё что-то. А потом, когда я спросила, как туда добраться, указал на другие картинки, вроде как надо найти большую группу детей в этом Канзасе.
- Насколько большую? – спросил Перси.
- Очень-очень!
- Может, имеется в виду приют или школа? – предположила Хейзел.
- Давайте отталкиваться от этого, - со вздохом решила дочь Афины, - ещё какие-нибудь советы или уточнения будут?
- Да. Кажется, алетиометр ещё намекал на необходимость порталов или трансгрессии или и того и другого.
- Учтём при составлении группы, - блондинка обвела всех нечитаемым взглядом. – Мы все верим в лучшее, но что-то подсказывает мне, что впереди самый настоящий поиск. А вместо предсказания оракула у нас алетиометр.
- Что в общем-то удобнее, - Джексон улыбнулся, потянув свою возлюбленную за прядь волос, - предсказание лишь пугает и предрекает беду. А компас можно будет использовать в пути, и он постоянно будет подсказывать нам направление.
- В таком случае, я обязательно должна пойти с вами, - вскинула голову Лира, довольно улыбаясь.
- Мы подумаем над твоим предложением, - Аннабет развернулась, стремительно двигаясь к главному залу.
- Эй?! В смысле? Никто больше компас не прочтёт, поэтому я иду с вами!
- Читать компас можно и отсюда, - пожала плечами дочь Афины, - и просто передавать остальным сообщения.
- Нечестно! – надулась иномирянка, - и всё равно я тоже поеду! Я знаю.
***
Сборы шли полным ходом.
Из Лагеря полукровок с Кати и Стоуллами прислали запас амброзии и нектара на случай, если дорога выдастся длинной; готовились зелья и амулеты, наиболее подходящие не только волшебникам, маглам, но и детям богом; проверялось оружие и снаряжение. Тайсон принёс из подводных кузниц несколько крайне интересных щитов и кинжалов, но те смогли лишь на минуту занять Лео, после чего сын Гефеста напросился с каким-то волшебником в очередной полёт. Вальдес не мог усидеть на месте и продолжать обследовать территории возможного местонахождения дракона.
Принимая во внимания советы алетиометра, ребята отрабатывали перемещения и построение порталов, в очередной раз их время на усвоение нового сократилось до минимального. Возможные кандидаты в поиск испытывали ощущения и последствия трансгрессировать с Двукрестом, чтобы посмотреть собственную переносимость этой магии.
После первой же попытки просто переместиться на другой конец зала в компании профессора Калипсо потеряла сознание.
На какое-то время она оказалась в целительском корпусе, и даже вызванный из-за переполоха Уилл не знал, как поступить. С дочерью Атласа не случилось ничего непоправимого, всё же сотрудник Министерства Магии был крайне опытным волшебником и прекрасно контролировал переходы, она избежала травм, расщепа, любых возможных негативных последствий. По крайней мере, внешне. Но лежала на кушетке в вотчине Мадам Помфри в бессознательном состоянии уже несколько часов.

- Кажется, я всё делаю неправильно, - повернувшись к усталому голосу, Хейзел обнаружила поникшего и осунувшегося Лео, на лице которого не было и следа от привычной широкой и заразительной улыбки. – Всё не так. – Вальдес наклонился, спрятав лицо в ладонях.
- Я не видела, когда ты пришёл, - осторожно заметила Левеск, обхватив ладонью его предплечье и мягко пожав.
- Мне передали сообщение через Ириду, - парень так и не поднял головы.
- И всё же мы ожидали, что ты вихрем ворвёшься в целительский корпус, сжигая всё на своём пути, ты же огненный Лео, верно?! – дочь Плутона шутливо стукнула его кулачком, желая приободрить. Похожий на эльфа полубог немного повернул лицо, чтобы посмотреть на неё, и натянуто улыбнулся, так что у хозяйки Ориона ёкнуло сердце.
- Теперь я здесь и обо всём позабочусь, - незнакомо серьёзный сын Гефеста протяжно вздохнул, - можете идти, я присмотрю за Калипсо столько, сколько потребуется.
- Будешь сторожить её сон и покой? – Хейзел ласково потрепала его по лохматой макушке, вставая со своего места так же, как и другие присутствовавшие полубоги. И именно в этот момент дочь Атласа, наконец, открыла глаза. А придя в себя, тут же попыталась сесть, держась за голову, словно та раскалывалась на части.
- Я должен был быть рядом с тобой, и этого бы не случилось, - сокрушался Вальдес, подавая бывшей пленнице Огигии стакан воды.
- Лео, ты никак не смог бы повлиять на случившееся, - поморщилась Калипсо, которую беспокоили любые звуки.
- Я просто должен был быть рядом. И всё.
- Лео, милый… я гораздо больше переживаю из-за того…что… я… Кажется, я не смогу отправиться с тобой на поиски нашего бесценного друга…
Дочь титана не смогла вынести волшебного воздействия, и если в поиске они столкнутся с магией, она задержит группу и усложнит миссию. А ведь алетиометр утверждал, что им придётся пользоваться трансгрессией или какими-то похожими перемещениями, которые полубоги так или иначе смогли освоить.
- Одна наша половина всё же принадлежит миру смертных, - Аннабет постукивала по обложке книг, развивая свою мысль, - поэтому, полагаю, мы лучше переносим магические проявления. Должно быть, между божественной сутью и колдовством возникает своеобразный негативный резонанс, а человеческая половина уравновешивает эти два проявления.
- Тогда существа наподобие циклопа и других монстров или духов природы, - загорелись исследовательским азартом глаза Гермионы, ожидавшей немного в стороне вместе с Лирой и услышавшей их разговор, - тоже должны столкнуться с затруднениями и испытывать… что ты испытала? – споткнувшись, Грейнджер обратилась за разъяснениями к пострадавшей.
- Не стоит беспокоить нашу пациентку, - поспешила к волшебнице Чейз, - к тому же, дочь титана и монстры определённо различаются по своей структуре.
- И тогда всё может быть с точностью до наоборот! Что монстры могут благоприятно пережить трансгрессионные или портальные чары. Надо срочно проверить эту теорию! Ваш друг Тайсон ещё здесь?
- Вместе с Эллой. Но надо сначала попробовать всё рассчитать, чтобы не навредить им.
- Конечно, - захваченные предполагаемыми исследованиями девушки быстро двигались к выходу, - жаль, что у нас нет подопытных, - вздохнула гриффиндорка.
- Скопление полубогов снова привлекло к школе монстров, они не могут найти замок, окружённый чарами, но бродят неподалёку. Так что можно будет испытания провести на них. Только действовать стремительно, чтобы они не успели опомниться и уничтожить нас
Дверь за двумя девушками захлопнулась, выводя остальных из некого подобия транса. Тут же вскочили Перси и Лира, и побежали следом за исследовательницами.
- Что ж, - откашлялась Пайпер, - Калипсо не сможет составить нам компанию в поиске Фестуса, а вот остальные могут продолжить подготовку.
- Чем быстрее мы найдём Фестуса, тем быстрее я вернусь обратно, - бодро заявил Лео, закатывая рукава. – Вперёд!
***
Когда Хейзел отыскала Аннабет и Гермиону в одном из кабинетов, девушки уже успели даже закончить опыты.
- Монстрам всё нипочём, - отчиталась Чейз, не отрываясь от кучи каких-то амулетов, - они прекрасно переносят трансгрессию, если удаётся их поймать.
- Выясняя этот факт, мы даже уничтожили нескольких чудовищ в округе! – важно добавила девушка Рона, подняв глаза от свитка, где, видимо, отмечала результаты.
- Вы уничтожили? – недовольно пробурчал Перси, - ну, конечно! Трансгрессировали зверюгу и обрадованно начинали строчить в своих тетрадках, а монстр что? Уже напасть готов. Я же вас в последний момент вытаскивал!
- Совсем тебя загоняли? – Хейзел понимающе рассмеялась, подойти к ворчащему брюнету, и он тут же знакомо ухмыльнулся.
- Я еле успевал разобраться с одним монстром, как эти безрассудные притаскивали нового. Хорошо хоть вода рядом была.
- ТЫ СЕРЬЁЗНО?!? – резкий вопль гриффиндорки резанул по ушам. Не успела Левеск подумать, что у исследовательниц проснулась совесть, и Гермиона осознала со слов Перси, в какой ужасной ситуации была, как волшебница продолжила свою тираду на повышенных тонах, - это опасно! Просто поверить не могу! Пусть вы и не можете все самостоятельно трансгрессировать, но этот способ безопаснее чем более сложные порталы. Ты, конечно, рассчитываешь заклинание портус до мелочей, и всё же само наложение таких чар может исчерпать да и привести к непредсказуемым последствиям!
- О чём речь? – вклинился Джексон.
- Аннабет готовит порталы для вашего поиска! – Грейнджер взмахнула рукой, - вернее, заготовки под них, чтобы нужно было только задать точки вход и выхода и останется готовый портал.
- Это плохо? – неуверенно спросила дочь Плутона, ей казался такой шаг весьма предусмотрительным.
- Да я просто в ужасе, - закатила глаза колдунья из дома храбрецов, - трансгрессионные чары изучают пусть на старших курсах, но в каждой школе. А порталопостроение – нет. Портус слишком опасное заклинание.
- И всё же в нашем случае – это единственный возможный вариант. – Спокойно пожала плечами Чейз.
- Будьте осторожней, - сдалась Гермиона. - И позвольте хотя бы первый портал отсюда открыть нам.
- Конечно! Нам не зачем тратить силы на самом старте, – непринужденно ответила Аннабет, - кто знает, куда нас занесёт и сколько сил потребуется дальше.
- Ты с самого начала это планировала?!
- А разве могли быть другие варианты?
- Вы обе безнадежны, - Перси закинул руку на плечо сестры Нико, уводя её из класса, - идём, Хейзел. Пусть они проверяют на прочность мозги друг друга, а не наши. А мы в сторонке подождём, как можно дальше отсюда.
Но уходить далеко от возлюбленной Джексон не стал, чтобы не говорил.

Подготовка заняла какое-то время.
А потом наступил последний мирный вечер – День рождения Луны.
Все собрались в уже знакомой выручай-комнате, преобразившейся в уютную гостиную. Мерцали свечи, и мягким сиянием отзывался огонь в камине. Тихая мелодия разливалась от зачарованной арфы, которую где-то раздобыли колдуны, гордо поместив самовоспроизводящий музыку инструмент в углу помещения. В этот вечер никому не хотелось игр и развлечений. Или просто не хватало духу, чтобы добавить немного веселья.
В воздухе почти ощутимо повисло простое знание, что утром часть этой группы уйдёт в опасный поиск. Калипсо отправится позже в лагерь полукровок, где будет ждать возвращения друзей. Лира станет компасом отряда, Нико пойдёт с ними в первую запланированную точку – алетиометр указал на Канзас, куда ребята построили портал, чтобы иметь постоянный переход до школы и не тратить на него силы сына Аида.
Хейзел была участницей первой тайной вылазки. Перси, Аннабет, Лира и она. Днём они «прыгнули» в указанный штат Америки, и старались двигаться по наводке алетиометра, но не смогли поймать нужный след. Оставалось надеяться, что организованной поисковой экспедиции повезёт больше.
- Знаете, - почти без акцента произнесла Габриэль, нарушая царившую тишину, - я даже волноваться из-за завтрашне’о праз’дника пе’рестала. За вас боюсь.
- Ты что, - сделал страшные глаза Коннор, - а если им всем не понравятся твои конкурсы? Как можно не волноваться о таком?
- Язва! – буркнула француженка, укоризненно глядя на растрепавшего её тщательно уложенные локоны полубога.
- Фея! – ответил младший Стоулл и рассмеялся. А Делакур нахохлилась, словно её страшно оскорбили, и даже отсела от парня, с которым игриво флиртовала при каждой имеющейся возможности.
- Что может пойти не так? – криво ухмыльнулся Перси, - это же не вечер, способный всё изменить и перекроить реальность. Всего лишь пара забавных конкурсов в романтическом антураже.
- Все’о лишь?! – Габриэль тут же встрепенулась и перевела недовольный взгляд на сына Посейдона, - вы что! Это же… это же… День Всех Влю’бленных!
- Без обид, - поднял руки сын Посейдона, - я лишь хотел сказать, что это не такой значимый праздник, как то же Рождество или Новый Год, верно?
- Верно! – Делакур набрала побольше воздуха, вздувшись, как наполненный яростью шарик, - это «Все’о лишь па’ра за’бавных конку’рсов», - передразнила француженка. А затем она коварно сощурилась, - и ’раз мы все выя’снили этот п’релю’бопытный фак’т, то по’чему бы нам в’сем сейчас не сы’рать во что-ни’бу’дь из это’о «все’о лишь»?
Прежде чем кто-то из подростков опомнился, Перси подошёл к сверкавшей глазами чародейке и со вздохом сел перед ней на корточки:
- Ладно, извини. Кажется, я переборщил. Я не хотел всерьёз тебя обидеть, поэтому давай, говори уже, чего бы ты от меня хотела. – Джексон усмехнулся, как мог только он один, - ты ведь уже придумала, как всё перевернуть? Так что давай не тратить время и не будем беспокоить остальных, просто скажи, что нужно сделать конкретно мне.
- Вооб’ще-то я уже хотела посмот’реть, как Хей’зел и Ф’рэнк, ну нап’риме’р… - хитро протянула ученица Шармбатона.
- Эй! Не развращай мне девочку! – возмутилась Пайпер, притягивая к себе младшую подругу.
- То есть я могу быть свободен, - сын Посейдона, в свою очередь, притворился, что встаёт и собирается вернуться на своё место.
- Нет! Стоп! Я по’шутила! – Габриэль мгновенно вцепилась в рукав рубашки брюнета, - сей’час ска’жу вам, что дела’ть!
- Нам? – уточнил зеленоглазый полубог, - в твоей власти сейчас только я, фея!
- Да за’чем ты мне о’дин ну’жен? – вспыхнула Делакур, тут же уставившись на дочь Афины.
- Аннабет, будешь отдуваться вместе со своим парнем? – со смехом обратилась к когтевранке Пайпер.
- Куда я денусь, - поднялась Чейз, беря с подлокотника свою чашку, - ну что ты придумала для нас, Габриэль?
- Так п’росто со’ласились? – удивилась чародейка из Франции, - то есть, мне так хотелось, что’бы вы поу’частво’вали в конку’рсе на луч’шую па’рочку, но не сло’жилось. А сейчас хотя бы вы’полните одно из за’даний, на ваш выбо’р, до’ово’рились?
- Значит любое? – вновь довольно ухмыльнулся Джексон. Хейзел догадалась, что брюнет видевший список раньше хорошо его помнил и уже подобрал удобный для себя вариант. – Тогда, принимая во внимание, что слишком личное мы имеет право опустить, я бы выбрал последний пункт твоих испытаний.
- Кажется, назвать три вещи, за которые любишь своего избранника, – напомнила остальным Маклин.
Студентка из Шармбатона фыркнула не слишком довольно, так как это было не самое яркое из придуманных ею заданий, но спорить уже было поздно.
- Очень противоречивая часть, - пожала плечами Чейз, - любят ведь не за что-то, а часто даже вопреки.
- Ах, - счастливо вздохнула младшая сестра Флёр, заметно оживившаяся от этих слов, и развернувшись, опустила подбородок поверх сложенных на спинке дивана рук, поторапливая пару, - давайте у’же занимай’те свои ме’ста на с’цене!
Подростки рассмеялись, в мгновение ока повернулись к пустому пространству, которое Габриэль окрестила «сценой», и даже именинница с любопытством пересела, с невысказанной просьбой глядя на друзей.
- Итак, п’равила – не повто’ряться с п’реды’ду’щими па’рами. П’ре’дставим, что таковые были, так что вы дол’жны избе’ать всяких банальнос’тей. Впе’рёд! – Делакур хлопнула в ладоши и снова уперла подбородок в кулачки. А стоявшая перед ней пара неловко переминалась, оглядывая друзей.
- Что ж, начать, наверное, следует мне. – Перси растрепал свои волосы, пристально смотря на возлюбленную, пару раз открыл и закрыл рот, после чего выпалил, - я передумал! Давайте какое-нибудь другое испытание! Как-то слишком интимно описывать тебя другим, - улыбнулся Джексон блондинке.
- Поз’дно! – отрезала француженка, с предвкушением наблюдая за мнущемся парнем, - п’росто скажи, что тебе н’равится в Аннабет и почему.
- Взгляд, - мгновенно ответил брюнет.
- Как банально, глаза! – надула губки разочарованная Делакур.
- Нет, не грозовые глаза, - хмуро поправил Перси, - а именно взгляд, способный убить и воскресить. – Джексон вновь посмотрел на свою возлюбленную, словно забываясь, и мягко прибавил, - когда ты сначала, в детстве, смотрела с укоризной и вечной снисходительностью, это был вызов моим способностям, но не он заставлял меня двигаться из последних сил. Сейчас мне кажется, что всё изменилось, когда ты впервые посмотрела на меня с дружеским участием, одобрением. Я становился сильнее и старался достичь большего, только чтобы ты вновь смотрела на меня с теплотой.
- И я смотрела, - прошептала Аннабет
- Да. И давала мне силы. А других этим же взглядом уничтожала.
- Рыбьи мозги…
- Что, Воображала?
- Да не что, - покачала головой Чейз, расплываясь в улыбке, - а за что. Это моя первая причина. Мы ведь всё ещё играем. Так что я люблю тебя за твои бесконечно рыбьи мозги. Ты ведь умён, но всегда уступаешь мне роль умника, хотя я хорошо помню произошедшее в кузнице Гефеста. – Эти слова вызвали у сына Посейдона широченную довольную улыбку, а блондинка вскинула брови и скрестила руки на груди, чуть не выронив кружку, - не о том думаешь. Ты тогда сказал мне, что у тебя есть план, хотя у меня не было ни малейшей идеи; и я тогда впервые признала, что ты действительно сообразительный мальчишка, каким бы надоедливым не был.*
Перси расхохотался. Хейзел не слишком хорошо понимала подоплёку упомянутых событий, и всё же была тронута теплотой, пронизавшей каждое слово полубогов.
- Теперь вторая причина - противоречивость, и не только в том, что ты совмещаешь в себе силу и слабость. Скорее я имею в виду, твои попытки соединить в своей жизни две противоположности. Знаете, этот как «я буду только самый крепкий и горький кофе», - кивнув на дымящуюся чашку в руках блондинки, скривился парень, тонким голоском передразнивая свою девушку. – Но в идеально чёрный напиток добавляет четыре ложки сахара и полчашки сливок.
- Твоя ухмылка, за которую убить хочется, но рука не поднимается ударить. – Тут же, не раздумывая, ответила Чейз, прищурившись, и демонстративно медленно отпила кофе.
- За твою давнюю мечту.
Перси не успел ничего пояснить, когда блондинка переменилась в лице:
- Это же воплощение моей гордости! – Аннабет без тени улыбки смотрела на небрежно пожавшего плечами парня. И в этом жесте было столько смысла, и Хейзел совершенно чётко осознала, что какой бы нелепой не была цель дочери Афины, отражавшей со слов самой девушки её гордыню и самоуверенность, Джексон любил её именно такой. Со всеми её особенностями, ни одну из которых не считая её недостатком. Чейз почти без эмоций произнесла, – я всегда мечтала построить что-нибудь вечное.
- Строй, - согласно кивнул сын Посейдона, - а я постараюсь обеспечить тебя материалами.
– Знаешь, за что я люблю тебя? – неожиданно совершенно серьёзно, глаза в глаза ответила блондинка, - за то, что ты терпишь меня!
– Это весьма приятно, - ответил Джексон.
И Аннабет поцеловала его под ликующий смех Габриэль, наверняка, чувствовавшей себя настоящим купидоном.

Хейзел сморгнула слёзы и расплылась в счастливой улыбке, крепко сжимая ладони Фрэнка и Лиры.
Дальше будут перестановки в школах, испытания, трудности пути, битвы и боль, а пока… пока в камине мягко танцевали огненные всполохи, и языки пламени наполняли комнату тёплым свечением. Усталые полубоги, маги, друзья наслаждались последней минутой тишины. И большего счастья пожелать было нельзя.
***
Перси, Аннабет, Лео – три полубога, в участии которых в новом поиске никто не сомневался. Лира. Нико на какое-то время.
Кати попросила занять Коннора, заскучавшего с тех пор, как его старший брат стал проводить почти всё время с Гарднер; неусидчивому полубогу не хватало встряски. Школы магии вряд ли бы пережили его шалости без последствий в деловых отношениях с Олимпом, так что сыну Гермеса было предложено присоединиться к поиску. Как только все удостоверились, что он прекрасно переносит любые чары, его участие подтвердилось.
И неожиданно к группе присоединились Тайсон с Эллой. Не считая Нико, это была ещё одна семёрка.
Калипсо отказалась возвращаться в лагерь, твёрдо заявив, что желает оставаться в центре событий и главное – информационного потока, а в замке всегда были рады гостям.
Немногие колдуны пришли провожать полубогов – время специально было выбрано очень раннее, и большинство обитателей замка ещё нежились в своих кроватях. Однако Луна сидела прямо на ступенях, притянув колени к груди и игнорируя падающие на её нос редкие снежинки. Драко зачем-то сопровождал Асторию, робко стоявшую в тени главных ворот школы, и теперь зябко кутался в шарф и сонно зевал, напоминая всем о преждевременном подъёме. А около него откровенно дремали два гриффиндорца, Гарри и Рон, героически согласившиеся составить компанию любознательной ведьме, сейчас прощавшейся с полубогами.
- Не переживайте, мы позаботимся о школе, - Гермиона пожала руку дочери Афины, - мне вот пришла в голову мысль наложить на телескопы Лиры разны чары видения – вдруг получится что-нибудь интересное.
- Мне придётся утолить своё любопытство после возвращения. Удачи.
Из-за суеты готовящегося грандиозного мероприятия уход полубогов вышел сумбурным, и всё же оставил свой след, что даже Габриэль приходилось бороться с унынием. К счастью, всё давно было готово.

14 февраля для многих был Днём Святого Валентина.
Но для полукровок это был день расставаний. Сначала Уилл, Кати и Тревис вернулись в лагерь.
Потом Хейзел смотрела, как в портале скрылись её драгоценные друзья, полубоги; такая близкая чудная Лира, брат. Их ждал поиск и неизведанные дороги. На её участь оставалось ожидание.
Она крепче прижалась к Фрэнку, чтобы хоть немного согреться. Но вовсе не от зимних холодов, а из-за возникшей в груди пустоты, словно чего-то очень важного ей теперь не доставало.
- Я так волнуюсь за них. Уже, - призналась Левеск, - не представляю, как будет дальше.
- Они все сильные, так что справятся, - сын бога войны старался держаться уверенно, - знаешь, что-то настроения совсем нет, а впереди праздник…
- И что ты предлагаешь?
- Как насчёт прогулки? По туннелям можно даже тайком добраться до Хогсмита, или лучше я превращусь в орла.
- А если встретим кого-то из знакомых в городе, как объясним, почему не в школе?
- Давай ты просто туманом нас скроешь, - предложил Чжан, - и всё. Только, - он нахмурился, - школу оставлять без защиты не хорошо, здесь же сейчас только Пайпер и Калипсо. Тогда просто в выручай-комнате посидим, ты как-то говорила, что начала рисовать членов своей команды по квиддичу, покажешь?
Вечером в Хогвартсе состоялось торжественное мероприятие. А Хейзел и Фрэнк просто сбежали и провели время вдвоём, но иногда до них докатывались волны смеха, эхо от взрывов хлопушек и грома аплодисментов; а за окном расцветали вспышки небольшого салюта, поставившего точку в праздничной программе. И полубоги пытались погрузиться в эту атмосферу, подольше задержать ощущение феерии, чтобы отогнать мысли о друзьях, разыскивающих пропавшего дракона.
***
Как выяснилось позднее, пользуясь отъездом некоторых полубогов, Рольф Саламандер покинул школу, не слишком афишируя свой отъезд.
В Хогвартсе уменьшилось число защитников от возможных нападений чудовищ, которых в окрестностях замка скопилось немало, в связи с чем, было принято решение сделать некоторые рокировки.
Первым через день вернулся Нико, несколько раз подробно отчитавшийся о том, что поиск начат без неожиданностей, группа спокойно двигается по указанному компасом направлению и в постоянном присутствии сына Аида не нуждается.
- Но думаю, я не задержусь здесь надолго, - признался Ди Анджело, когда они с Хейзел вновь устроились в углу большого зала в ожидании сообщения от Рейны, которая так же должна была присоединиться к ним этим вечером, - логичнее перевести группу Клариссы из Дурмстранга в английскую школу, так как они более внушительная защита. К тому же я сам если что смогу быстро по теням прийти на помощь в Хогвартс, а север меньше других нуждается в помощи.
- Правда? – Левеск не удалось сдержать расстроенного вздоха.
– Да. И что важно, военизированная мужская школа имела изначально самый высокий уровень подготовки, так что они вроде как прекрасно освоились с оружием из небесной бронзы и имперского золота и могут противостоять монстрам сами, нужен лишь надзор. И в прошедших «смотринах» комиссия из Министерства была больше всего удовлетворена результатами именно этого учебного заведения.
- А комиссия уже была? – вдруг встрепенулась дочь Плутона.
- Да, сестрёнка, забегались вы совсем со своей подготовкой к Поиску, - ехидно протянул брюнет, - всё уже прошло. Министры удивились, восхитились и вынесли вердикт, что это всё очень полезно и надо делать во всех учебных заведениях на постоянной основе.
- Дело не только с Поиском, хотя он, конечно, наиболее важная часть, - попыталась оправдать свою невнимательность Хейзел, - ещё же мероприятия, тренировки, а на этих выходных уже будет матч!
- Правда? Квиддич? В такую погоду? – изумился Нико.
- Третий матч года между командами Равенкло и Слизерина традиционно проходит в конце третьей или четвертой недели февраля. В эти выходные праздновали день Святого Валентина, а в следующее воскресенье уже первое марта. Выходит, что остаются лишь 21 и 22 февраля.
- Ясно. Боишься?
- Жутко! – призналась Хейзел, - но я буду не одна, так что всё в порядке. – Левеск хотела рассказать брату о том, что Пайпер планирует уступить своё место в команде, но в этот миг замерцал воздух, и через сообщение Ириды претор римского лагеря чётко и кратко передала, что будет готова через три с половиной минуты и ждёт сына Аида для перемещения.
- К назначенному мгновению буду, - в тоне ответил Ди Анджело, хотя в его чёрных глазах мерцала неприкрытая насмешка. Радуга, также неожиданно как появилась, исчезла.
- Нико, - позвала хозяйка Ориона, внимательно оглядывая брата, - так значит, ты отправишься в Дурмстранг, потому что Клариссу переведут сюда, так?
- Ла Ру, двух её братьев по домику и парня. В северной школе магии останется только сестра Клариссы, другая дочь Ареса, впрочем, ничем от неё не отличается. Такая же взрывная груда мышц.
- А ты… - с вопросительной интонацией протянула Хейзел.
- А я обеспечу Дурмстрангу прикрытие. Должен же кто-то присмотреть за школой, из которой убрали основные полубожественные силы.
- Все эти доводы, конечно, очень логичны, братик, - прищурилась ученица Гекаты, - но ты уверен, что дело именно в этом, а не в том, что Рейну собираются отправить как раз туда?
- Неужели, – отмахнулся Нико и фыркнул. – Какой в этом смысл? И вообще, ты ведь от меня всю информацию узнавала, или нет? – брюнет окинул собеседницу заинтересованным взглядом, - ну-ка признавайся, зачем отправляют в военную школу Рейну?
- Ну-у, - закусила губу Левеск, а затем склонилась ближе к Ди Анджело, словно собиралась рассказать страшную тайну, - ученики Дурмстранга столько написали просьб о смене «куратора» и Министерству, и на олимп, и в лагеря, и даже нам сюда, в Хогвартс, что Аннабет предложила войти в их положение. И сменить Клариссу. На Рейну.
- То есть, – сын Аида не договорил и рассмеялся, - то есть парни только расслабятся, порадуются… как обнаружат, что новое лицо – претор целого военного лагеря, и ничуть не милее! Я должен увидеть это из первых рядов!
- Что ж, - немного разочарованно вздохнула Хейзел, её братик собирался снова её покинуть, - тогда хотя бы поделись со мной впечатлениями, хорошо?
- Обязательно! – Нико встал, бросив короткий взгляд на часы, - догадываюсь, что сейчас мы с Рейной переместимся прямо на север, да? – получив в ответ от сестры лишь короткий кивок, брюнет подошёл ближе и притянул к себе в объятья, поднимая со скамьи, - тогда пока. Береги себя, Хейзел. И удачи в матче.
- И тебе, братик, - еле слышно ответила хозяйка Ориона, а юноша уже растворился в тени.
***
С начала матча обе команды шли тяжело, но уверенно. Ни одна не могла получить значительного преимущества, старательно заработанные очки быстро отыгрывались другой стороной. Непогода добавляла в копилку раздражения хлестающий дождь и продувающий ветер, который приходилось учитывать при каждом броске и движении.
С момента ухода Нико не поступало никакой новой информации, так что полубогини ещё и очень сильно переживали о друзьях и всецело отдаваться игре было крайне сложно. Но постепенно им удавалось всё чаще завладевать инициативой, дольше удерживать мяч в своих руках, и Хейзел догадалась, что всему виной их изменившиеся стратегии. Для кого-то это могли быть пустяки и мелочи, ведь Слизерин избавился от некоторых очень грязных и подлых привычек, что должно было упростить их соперникам игру. Но сейчас их врагом были когтевранцы, единственные маги, которые могли скрупулезно просчитать каждый шаг заранее, тщательно продумать все действия своей команды и вражеской, основываясь на ранее доступной информации с учётом всех трюков, которые могли провернуть змейки. И то, что другие посчитали бы лишь крошечным изменением, сейчас развалило игру мудрых и расчётливых представителей Равенкло.
К сожалению, способности к принятию решений у них были на высоте, так что с каждой новой минутой Хейзел начала отслеживать изменения в команде противника, мгновенно приспосабливающихся и подстраивающихся под другой стиль.
Столь очевидные перемены не остались также незамеченными капитаном их команды. Ургхарт завис на середине поля, быстро изучая сложившуюся расстановку сил, и дал знак также перестроиться и заканчивать эту встречу. Полубогини тут же заняли свои места – Пайпер взметнулась, начиная охоту на снитч, а Левеск двинулась, чтобы занять более выгодную позицию для защиты.
Только остановившийся капитан стал лёгкой добычей, развернувшись за охотником Равенкло, он сам не успел набрать скорости и нарвался на столкновение с бладжером, которого не смог избежать и упал.
Течение игры мгновенно изменилось.
Когтевранцы блестяще маневрировали и действовали по чётко заготовленным планам, быстро отправив квоффл в кольца оставшихся в меньшинстве змеек; они даже потеснили Пайпер, не давая ей возможности что-то исправить. Маклин упустила снитч, пытаясь выйти из окружения, а избегая ударов бладжера и столкновения с другими игроками, постепенно оказывалась всё дальше от заветной цели, давая вражескому ловцу уйму времени, чтобы разобраться со всем в одиночестве.
Хейзел яростно откинула с лица мокрые пряди, и словно вторя её возмущению, укрывшие небо тучи разразились новой порцией осадков. Мокрый снег слепил глаза, а ветер швырял холодные кристаллы во все стороны, не давая никому закрыться от этой напасти.
Левеск стала ещё внимательнее всматриваться, вовремя уловив необычное движение недалеко от охотника их команды, и успела отбить бладжер, направляя подальше от поля.
По зрителям пронеслась волна восторженно вскрика, дочь Плутона не могла разобрать слов комментатора, но догадалась, что более интересное сейчас может происходить только со второй полубогиней. Она мгновенно развернула метлу.
Ученица Гекаты увидела самый красочный момент, как дочь Афродиты, уставшая от ограничений со стороны когтевранцев, резко увеличила скорость, повышая также опасность столкновений. Только вытянувшаяся в струнку на своей чуть ли не со звоном разрезавшей воздух метле девушка вряд ли хоть сколько-нибудь переживала об этом, выписывая такие умопомрачительные пируэты и чудовищные трюки, что даже обе команды вместе не смогли бы её остановить. Оторвавшись от всех преследователей, Пайпер воспользовалась этим шансом и снова ускорилась, моментально покидая область, где её ещё могли бы остановить.
Всё произошло слишком неожиданно – вот на несколько секунд на поле появляется пляшущая молния, а вот уже она преобразовывается в Маклин, благополучно прорвавшую окружение. Она набрала запредельную скорость, какую её метла ещё ни разу не демонстрировала; Хейзел видела, что потомок чероки быстро оказалась в недосягаемости. Больше о ней не стоило волноваться, настоящая охота на снитч только началась.
А перед Левеск внезапно встал другой выбор.
Спасти команду от пропущенного мяча или спасти другого игрока. Она выбрала игрока. Рванув наперерез, из двух летящих мячей – квоффла и бладжера – она отбила последний, и квоффл беспрепятственно влетел в их кольцо, к которому не успела вернуться вратарь.
- Спасибо, - неожиданно сквозь непогоду окликнули дочь Плутона.
- Это мои обязанности, - робко улыбнулась ученица Гекаты спасённому магу, - только вот гол…
- А гол… ничего, - поддержал её волшебник, - мы ещё справимся с этим, вот увидишь!
- Скорее справится наш ловец, - азартно рассмеялась девушка, направляясь вперёд.
Пайпер ловко маневрировала, целеустремлённо надвигаясь сбоку к снитчу, за которым гнался ловец Равенкло. Трибуны притихли и снова разразились воплями, нервы каждого были натянуты, как оголенные провода, а комментатор взрывался: «неужели она обгонит и перехватит снитч..!»; но Пайпер свернула, чтобы спасти свалившегося от переизбытка чувств с трибун волшебника. Несколькими мгновениями позже вместе со снитчем сто пятьдесят очков отошли Равенкло. Но это уже не имело никакого значения.
Маклин спустилась на поле вместе с незнакомым чародеем, до сих пор в полной мере не осознавшим, что произошло, и как он оказался падающим, а позже летящим вместе с дочерью Афродиты. Упущенный в такой непростой ситуации золотой снитч никак не сказался на её настроении, довольная и счастливая полубогиня бросилась обнимать Хейзел, как только её ноги коснулись земли.
Уставшие, взмокшие, слизеринцы, не сговариваясь, отправились в лазарет. За капитаном.
- Вы все молодцы, - вместо приветствия сообщил им Ургхарт, как только заметил в проходе, - просто исконно наш стиль менее честный и более грязный, а не то, что сейчас. Но что уж тут поделаешь.
- Мы старались, правда! – воскликнула девушка-вратарь.
- Нет! – Ургхарт сделал движение, словно хотел отрицательно качнуть головой, но с зафиксированной шеей не смог пошевелиться, - не просто старались. Мы хорошо сыграли.
Хейзел видела и достаточно изучила гордеца, чтобы понять, как ему было сложно выдавить эти слова похвалы; в смятении слизеринец отвернулся.
А Левеск распирало от радости.
И даже если такое проявление чувств не было принято среди змеек, тем более в общественном месте, всё же она бросилась и обняла свою команду. Поочередно каждого игрока, отныне её друга, пусть они задирали носы, ворчали, что все эти нежности – совершенно излишни, но никто её не оттолкнул. Даже независимо стоявшая в стороне Дафна Гринграсс, беспощадная и хладнокровная.
- Растрепать бы сейчас твои кудри, - криво улыбнулся Ургхарт, показательно пошевелив одними кончиками пальцев загипсованной руки.
- Для меня будет великой честью, - воскликнула их вратарь, - исполнить эту миссию вместо вас, капитан!
- Но как поначалу удивились когтевранцы, - покачал головой Забини, спокойно наблюдая за разворачивающимся зрелищем и не дёрнувшийся освободить Левеск из плена другой слизеринки. А ведь ведьма растрепала полубогине итак мокрые и взъерошенные волосы! – Все их стратегии посыпались, как карточный домик.
- Ничего, мы ещё отработаем командное взаимодействие и будем гораздо сильнее! – добавил один из охотников.
И Хейзел, как наяву видела, насколько эти слова отражали реальность.
В следующий раз они будут лучше. Потому что станут ближе.
***
Пайпер ни словом не обмолвилась о своём уходе из квиддича, но дочь Плутона итак чувствовала, что подруга не изменила своего решения. Просто портить воцарившуюся светлую атмосферу не хотела, поэтому и промолчала в целительском корпусе. А теперь уже несколько часов Левеск не могла найти подругу.
Сгущалась темнота.
По крайней мере, снегопад прекратился.
Рассеялись облака, и на бесконечно чёрном небе вспыхнула россыпь сияющих звёзд. Их холодный приглушённый свет наполнял выпавший снег потусторонним искрящимся блеском, озарившим школу и все прилегающие территории.
Сначала Левеск услышала знакомый мужской голос.
- Не смей! Твоё безрассудство совершенно неоправданно!
Ответ разобрать Хейзел не удалось, да и не собиралась девушка подслушивать чужие разговоры, просто знакомые интонации заставили сделать ещё несколько шагов из тьмы туннеля.
На одном из многочисленных балкончиков старинного замка на повышенных тонах общались двоё, и с некоторым удивлением дочь Плутона узнала Гарри Поттера и разыскиваемую подругу.
- Повторяю, никогда. Так. Больше. Не делай, – с расстановкой и угрозой отчеканил каждое слово маг.
- Я сама разберусь! – поза девушки ясно указывала, что она продолжала упрямствовать лишь из чувства противоречия.
- Видел я, как ты разбираешься! В общем, послушай меня внимательно, Пайпер, если ты ещё раз так сделаешь, я все расскажу твоим друзьям. – Маклин пораженно выдохнула, не сводя недоверчивых глаз с собеседника, - вряд ли они спокойно примут такое! – Гарри внезапно поднял голову и застал хозяйку Злата врасплох. Он заметил золото глаз не укрывшейся Хейзел и отступил, - потом ещё поговорим! Но я прошу тебя, Пайпер, учти мои слова!
Девушка Джейсона обернулась, так же обнаружив рядом дочь Плутона и кратко кивнув волшебнику на прощанье. Как только он скрылся за поворотом, Маклин непринужденно улыбнулась:
- Искала меня?
- Да. Ты долго не возвращалась, а в свете последних событий это показалось мне опасным. Тревожным. – Ученица Гекаты не была уверена, стоило ли ей честно самой признаваться в случайно услышанных обрывках; но всё решили за неё.
- Давно здесь?
- Да, - дочь Плутона смущенно опустила взгляд, подслушивание относилось к категории аморальных поступков и заслуживало порицания. Но выкинув из головы образ монахинь с укоряющими взглядами, Левеск пристально посмотрела на подругу, - что всё это значит?
- Что именно..? - Пайпер сцепила ладони, пряча подрагивающие пальцы.
- Не важно, - отступила сестра Нико, понимая, что не добьётся правды. - Просто ответь, у тебя всё хорошо?
- Конечно. И Хейзел... На счёт сказанного Гарри... Не переживай и не принимай его слова близко к сердцу. Обычные разборки между ловцами. Он просто ещё не в курсе, что больше я на поле не выйду, вот ведь удивится!
Левеск кивнула, не желая давить на дочь Афродиты, но прекрасно понимала, что всё это пустые отговорки. И они обе знали, что подобными выдумками никого невозможно провести. Только в сложной обстановке не хотелось случайно разбить то, что поддерживало их мир в целостности - безоговорочное доверие между друзьями. Хейзел видела, что потребуется немного времени, и Пайпер сама придёт к самим близким людям. А пока... Пока их ждала невыполненная домашняя работа.
***
В первый же учебный день после всех этих событий Хейзел нервничала настолько сильно и так беспокоилась обо всех друзьях, что допустила очень серьёзную ошибку на зельеварении.
И теперь она, белая как полотно, надеялась, что Слизнорт поскорее отправится проверять работу другого ученика. Когда профессор приблизился, от страха она что-то натворила с зельем туманом Гекаты, пряча этот кошмар от зоркого глаза учителя, и теперь оно издавало слишком подозрительные звуки, кажется, готовясь взорваться и забрать с собой весь класс во главе с нерадивой ученицей, доведшей его до такого состояния. Ей хотелось, наконец, попытаться спасти зелье, но преподаватель, как назло стоял прямо перед ней и вдумчиво оценивал положительные стороны полубогини.
- Вы, конечно, интересная ученица, жаль, способностей в зельеварении не так уж много, не годитесь для моего кружка, совсем чуть-чуть.
- Очень жаль, - непослушным языком удалось ей связать пару слов. Сердце у неё провалилось в пятки, ноги подкашивались, а в котле продолжало нарастать бурление. И если бы не возможность Слизерином потерять несколько очков, она бы уже просила профессора сделать что-нибудь с этим бедствием в её котле. Она уже готова была раскаяться во всём, когда другой ученик вступился и протянул руку помощи, переключив внимание на себя:
- Профессор Слизнорт! Подойдите срочно! Пожалуйста! – нетерпеливо восклицал слизеринец, косясь на полубогиню, стремительно начавшую спасать своё зелье. Всё оказалось не совсем запущенно, и через пару минут она подправила содержимое котла достаточно, чтобы он не разлетелся до конца урока. А там уже оно будет утилизировано. Расслабившись, она посмотрела на своего спасителя, и юноша понятливо подмигнул и подбородком указал на ещё двух волшебниц в зелёных галстуках, также ответно помахавшим хозяйке Злата.
У них была совместная с другим факультетом пара, так что с начала урока слизеринцы держались достаточно отстранено. Но когда заметили, что у неё что-то не так, никто не остался в стороне. В этом и заключался своеобразный змеиный дух.
***
А затем с Хейзел и Пайпер связалась Рейна, в надежде узнать что-нибудь об отправившихся в Поиск полубогах.
- Есть новости? – после вежливого, но по-военному краткого приветствия спросила Арельяно.
- Никаких.
- Отсутствие результата – тоже результат. Значит, ничего плохого у них тоже не случилось.
- Мы стараемся в это верить, но донести это до Калипсо уже даже не пытаемся. Она ещё ни разу не сталкивалась с Поиском напрямую, но слышала очень много нелестных отзывов и волнуется просто до ужаса. К счастью, у нас есть Кларисса. И основное время дочерью Атласа занимается именно она.
- А Марк?
- Кто? – не поняли Левеск и Маклин, переглянувшись.
- Сын Ареса, брат Клариссы и Фрэнка.
- О, честно говоря, я из трёх парней, прибывших сюда из Дурмстранга, знала только Криса, - смутилась младшая слизеринка.
- А остальных двух мы с тех пор ни разу не видели. Наверное, Кларисса отправила их в караул, она мало советуется с остальными.
- Хорошо, до моего сведения довели, что Марк очень жестоко может проучить новобранцев, поэтому и уточнила. – Арельяно поставила в этом вопросе точку, а вот Хейзел негодовала.
- Подожди, а почему нас никто не предупредил?!
- Я узнала случайно о преподанном уроке от одного из пострадавших. Буквально только что. – Рейна выглядела совершенно невозмутимой, а вот хозяйке Ориона стали слышаться стоны боли. – Пострадавший проболтался, когда получил ещё один хороший урок от меня.
- Боги Олимпа, - воззвала сестра Нико, - мне всё больше кажется, что полубоги ведут себя, как жестокие грубые варвары, которые только и делают, что измываются над всеми, кто попадается под руку и демонстрируют своё небывалое превосходство! Почему нельзя просто жить в мире, быть приветливым, открытым, и строить дружбу, которая основывается на доверии, а не подчинении и страхе?
- Этим занимаешься ты. – Просто ответила дочь Беллоны. – У каждого своё место, мой миролюбивый центурион, и мы движемся лишь тем путём, которым можем пройти. В твоих руках Хогвартс, взращивай дружбу так, как удобно тебе.
- Школа вовсе в моих руках, - слабо возразила Хейзел, снова переглядываясь с Пайпер.
- Разве? Но ведь именно ты останешься учиться. Ты ещё не говорила об этом с директрисой?
- Нет, не говорила. Тебе кто-то из полубогов проболтался, да?
- Нет, мы с Нико очень долго анализировали ситуацию и пришли к такому выводу. Поэтому Клариссу заменили мной. Ты наладишь крепкие связи с английской школой магии, охотницы Артемиды – чувствуют себя своими в Шармбатоне, наши африканские друзья - в Уагаду, про американскую школу Ильверморни не стоит упоминать, а в Дурмстранге признают лишь силу. Приходиться соответствовать. Поэтому мне придётся задержаться на севере.
- А лагерь Юпитера? – вырвался у Маклин вопрос, пока пораженная Левеск переваривала информацию.
- По вашему Фрэнк один не справится? – удивилась Рейна, - вообще, там сейчас мимо пролетал Джейсон, так что он заглянул ненадолго в лагерь и присмотрит, чтобы у нового претора не возникло никаких проблем.
- Фрэнк?!
- Джейсон?!
Голоса двух обладательниц зелёных галстуков слились воедино, но Рейна уже спешила к окликнувшему её Нико, так что полубогини не стали пытать Арельяно, справедливо рассудив, что гораздо проще всё уточнить у первоисточника. Разорвав связь каждая направилась в нужном ей направлении.
Чжан легко обнаружился в собственной спальне в башне Гриффиндора, упаковывающий чемодан.
- Ты уже возвращаешься в лагерь? – хрипло спросила дочь Плутона, надеясь, что её не подведёт голос, и она сможет выдержать этот разговор до конца. Парень даже не дрогнул, спокойно повернувшись к ней.
- Да. Ты будешь не одна и справишься, а если что – позовёшь меня, и я прилечу к тебе. В любое время дня и ночи.
- Угу, - сквозь слёзы кивнула Левеск, подходя ближе. Почему-то она ни капельки не сомневалась, что так и будет, но удержаться не могла и расплакалась в надёжных объятьях своего обожаемого парня.
- Ты прости, что так внезапно, я думал, только в конце недели отправлюсь, первого марта. Но всё уже сложилось. – Фрэнк ласково гладил её по спине и плечам. – В нашем лагере нужен руководитель, пусть даже я. А здесь… Хейзел, мне тревожно. Сегодня на уроке Джинни объясняла мне шёпотом материал, чтобы преподаватель не заметил, склонилась ближе и положила ладонь на мою руку. Вроде бы мелочь, но она никак не двигалась. А когда я попросил убрать руку и сесть ровно, она рассмеялась, что я слишком напряжён. Джинни спросила, разве мне не нравится, а как мне могло нравиться, если я только и думал, что тебя это может расстроить. А я не хочу никого тревожить, тем более тебя. Тебя – ни в коем случае! И ведь Джинни – она очень хорошая. Но у них с Гарри взаимные чувства, с которыми оба не знают, что делать. Вся эта путаница сводит меня с ума. Так что мне будет спокойнее дома, и рыжая волшебница без меня быстрее придёт в себя и разберётся в своем сердце. Только ты береги себя и присматривай за остальными.
- И ты будешь каждый вечер выделять три минуты на общение со мной через почту Ириды? – постаралась улыбнуться Левеск, чтобы избавить своего парня от чувства тревоги и обязательств. Он не был в ответе за чужие чувства, и всё же готов был сделать всё, чтобы помочь остальным, даже если нужно было лишь помочь разобраться в себе. Он мало смыслил в сердечных делах, и не пытался в них влезать, проявив неожиданную твёрдость и стремительность в выборе дальнейших действий, не колеблясь ни на миг.
- Хоть все десять, - выпалил сын бога войны, и его щёки слегка покрылись румянцем. – Хотя какие десять, этого всё равно мало, будем стараться больше. А на выходных я постараюсь выбраться к тебе, или ты навести лагерь. Только Хейзел, пожалуйста, будь моей чародейкой, - он повторил уже однажды сказанную фразу, только в этот раз его серьёзный, но одновременно умоляющий взгляд прожигал насквозь.
- Договорились, - хозяйка Ориона на пару мгновений крепко стиснула талию своего парня и отступила. Фрэнк потянулся за ней, но не стал удерживать. – Я позабочусь обо всех в Хогвартсе. – Сначала Хейзел хотела так и оставить фразу, но всё же нашла в себе силы, чтобы показать, как сильно она поддерживает Фрэнка, её благородного воина, - и, конечно, о Джинни Уизли, тоже.
***
После ухода Аннабет и Перси Полумна осталась одна в комнате, и хотя она не показывала этого ни словом, ни звуком, но ей было немного одиноко.
Хейзел это точно видела. Она и чувствовала тоже самое. Слизеринки-соседки по комнате были с Левеск очень приветливы, но Лира ушла, и теперь в их спальне одна из кроватей вечно пустовала. Пустовало одно место за столом, парта в классе; и многие преподаватели забывали, что теперь дочери Плутона нужно было ставить новую пару. И ученица Гекаты стала тайком по туннелям ночами сбегать к Луне, составляя чародейке компанию. Даже сова Силена пока сопровождала полубогов в их путешествии, и спальня в синих тонах могла бы стать покинутой, холодной и забытой. Но неземная чародейка не давала помещению зачахнуть, хотя и привнесла некоторый беспорядок. Теперь на большинстве горизонтальных поверхностей расположились рисунки, эскизы, зарисовки ведьмы и чертежи Аннабет. И казалось, лишь эти хрупкие листы поддерживали в спальне жизнь, а малейший ветерок мог забрать с собой лёгкую бумагу, и угаснут последние искры энергии и памяти о прежних обитателях. Но Хейзел вместе со Златом всё равно приходила, чтобы насладиться особой атмосферой покоя и тепла, странного очарования, поговорить с Лавгуд о необходимости цветов - зимой, и снега – летом; о маршрутах миграции таинственных животных, похожих на больших трёхрогих жуков, названия которых Левеск никак не могла запомнить, но очень впечатлилась показанным ей изображением. Обо всём, что не касалось ужасов прошедших войн и опасностей нынешнего Поиска.
И однажды неземная когтевранка оговорилась:
- На самом деле, Рольф просто воспользовался отъездом Перси и Аннабет, как поводом, чтобы покинуть школу.
- Но зачем? Почему? Мне казалось, ему тут нравилось! Он занимался животными в запретном лесу и ещё иногда имел возможность пообщаться с созданиями, которых не видел ни один волшебник!
- Да, но, - начала чародейка и тут же оборвала саму себя.
- Луна? – позвала дочь Плутона.
- Пожалуйста, просто забудь.
- Хорошо, - как и всегда, согласилась ученица Гекаты, не чувствуя себя вправе ворошить чужие души. - Только, пожалуйста, - Хейзел подняла на волшебницу умоляющие глаза, - давай хотя бы ты не будешь, молча, страдая, мечтать решить свои проблемы. Но не обращаться ни к кому за помощью, а вместо этого хандрить, вздыхать, переживать и натянуто улыбаться, так что становится больно!
Полумна рассмеялась.
Упав на ковёр и хохоча до слёз.
- Обещаю, не буду! – клятвенно заверила Лавгуд, и её мелодичный голос наполнил комнату, как серебристый ручеек, - видимо, тебе многие в последнее время говорят, что озабочены лишь пустяками. А сами готовы волком завыть, – блондинка сочувствующе коснулась одними подушечками пальцев лба полубогини. И в этой трогательной невесомости было больше поддержки, чем в иных объятьях. Такой была вся чародейка, словной эфемерной, - я молчу и не могу объяснить происходящее между мной и Рольфом потому, что сама не понимаю. Полагаю, его смущает разница в возрасте и незначительная деталь, что я всего лишь учусь в школе. Но с другой стороны, он приглашал меня на бал, а растерялась наоборот я. Но я вообще не понимаю, почему меня всё это так волнует, я прежде не влюблялась, и не могу судить, влюбилась ли сейчас, и влюбился ли он. Рольф остался до самого моего дня рождения, хотя причин уйти раньше было достаточно, но он задержался, чтобы вручить мне подарок, по идее, это что-то должно значить.
- Ого. – Левеск не сразу смогла собрать разбежавшиеся мысли. Она не предполагала, что между этими двумя в сущности разными магами действительно возникли какие-то чувства, и ей сейчас так откровенно о них расскажут. Он - серьёзный, внимательный мужчина, всегда предельно вежливый, и она - чудная или чудная почти девочка, отрешённая и доверчивая и всегда предельно прямолинейная. – Я даже не думала…
- Ох, это очень вредно для здоровья! – покачала головой когтевранка.
- Что вредно? – потеряв нить повествования, переспросила Хейзел.
- Не думать! – припечатала с улыбкой неземная волшебница. – Забудь всё это! У меня есть к тебе предложение! Ты ведь тоже рисуешь?
- Да, немного, - легко ответила переполненная радостью Левеск, - хотя не часто удаётся выкроить для этого время.
- Со временем что-нибудь придумаем. Как на счёт того, чтобы взять большой-пребольшой холст и нарисовать нас. Я имею в виду, полубогов и монстров, волшебников и иномирцев, всех наших друзей, всех тех, кого связали судьбы по им лишь известным причинам, создав нерушимые узы. Нарисовать всех вместе.
Примечания:
<b>*</b> - события четвёртой книги «ПД и лабиринт смерти», предшествующие первому поцелую этой чудесной пары)
***************
Автор сердечно поздравляет всех с праздниками и надеется, что несмотря на тоскливость некоторых моментов, эта глава подарила вам немного наслаждения и тепла)))))