Сквозь судьбы 48

Гет — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчиной и женщиной
Роулинг Джоан «Гарри Поттер», Риордан Рик «Перси Джексон и Олимпийцы», Пулман Филип «Тёмные начала», Волков Александр «Волшебник Изумрудного города», Гарри Поттер, Как приручить дракона, Риордан Рик «Герои Олимпа» (кроссовер)

Пэйринг и персонажи:
Персабет. Полумна|Рольф, Тайсон|Элла, Нико, Кларисса|Крис, Калео, Талия, Рейна…где реально, где нет: Ромиона, Джейсон|Пайпер\Гарри|Джинни/Фрэнк|Хейзел, Лаванда/Перси\Астория\Драко/Аннабет\Невилл\Ханна, Персей Джексон, Аннабет Чейз
Рейтинг:
R
Жанры:
Романтика, Драма, Фэнтези, AU, Мифические существа, ER (Established Relationship), Учебные заведения, Первый раз, Дружба
Предупреждения:
OOC, Underage, Беременность
Размер:
планируется Макси, написана 481 страница, 34 части
Статус:
в процессе

Награды от читателей:
 
Пока нет
Описание:
Превратности судьбы не заставили полукровок озлобиться против мира и богов, что возлагают на плечи своих детей тяжелейшие испытания. С весёлым спокойствием и надеждой вчерашние герои Олимпа смотрят в будущее и продолжают смеяться, дружить, любить… Какой же станет их дальнейшая жизнь, если в их реальность ворвётся Хогвартс, Пыль и прочая магия…
(Персабет. Отношения Персабет, развитие их в смеси с другими мирами)

Посвящение:
Особое посвящение тем персоманам, кто тоже 18-го августа отметил день рождения книжного героя ярче и веселее, чем своё собственное в этом году…
Рыбьим мозгам и Воображале, чьи отношения не перестают меня вдохновлять с Лабиринта Смерти)

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
Море Персабет. Море романтики. Автор предупредил.
Фэндомы будут добавляться по мере повествования. Для понимания происходящего не обязательно быть хорошо знакомым со всеми из них, основной упор на Персабет... ну и других полукровок. Всех упоминаемых персонажей других фэндомов не перечисляю, так как их и правда немало, в основном, это будут главные герои разных произведений.
Начинаю завязку с Хогвартса (почти классика этот кроссовер), смешанного из книг, фильмов и информации с сайта pottermore, курируемого Роулинг. Не люблю Ромиону, поэтому просто не буду трогать эту парочку.

Главы буду выкладывать по субботам. Всегда открыта замечаниям и предложениям.

Глава 33 Хейзел

29 декабря 2018, 23:00
Аннабет исчезла, словно её засосало невидимой воронкой.
Мгновением позже в другом конце кабинета под непередаваемый грохот в стену вместе со столом врезалась дочь Афины, так что на сидящих близко студентов рухнули щепки.
Учитывая, что удар был столь мощным, что парту разметало на кусочки, градом осыпавших всех находящихся рядом учеников; Хейзел боялась представить, в каком состоянии тело её подруги, безвольной куклой рухнувшей на пол вместе с остатками мебели. Левеск даже не могла порадоваться тому, что блондинка не оказалась на другом конце света, а всего лишь неудачно трансгрессировала в пределах зала. Дочь Афины вместе со столом буквально впечатало в каменную кладку, и не было даже возможности разобрать, сначала в стену ударило парту, или мебелью придавило девушку. Сердце дочери Плутона чуть ли не перестало биться, а губы предательски задрожали, и мгновение все, словно парализованные, смотрели на холм из кусков древесины и мантии с разметавшимися светлыми вьющимися волосами.
Реакция полубогов не подвела, хотя их мысли пребывали в смятении, сами они уже находились в движении – все полукровки через мгновение оказались рядом с девушкой, вытаскивая её из-под обломков.
Хейзел беспомощно заламывала руки и, заметив, что вокруг скапливались остальные волшебники, подумала о том, чтобы незаметно выбраться из толпы обратно на своё место, пока никто не обратил на неё внимания, но не могла отойти от пострадавшей подруги. Левеск пыталась уловить движения грудной клетки блондинки, свидетельствовавшие о дыхании, но ничего, хотя Перси и содрал с возлюбленной спутанные обрывки мантии, мешавшие осмотреть тело. К удивлению многих когтевранка не только оказалась жива, но даже в сознании, хотя и имела вид крайне потрёпанный. Только, кажется, ей не хватало сил, чтобы сделать даже крошечный глоток воздуха, и глаза затуманились из-за скрутившей боли.
К ним протиснулась Гермиона, без остановки перебиравшая что-то в своей сумке, пока, наконец, на свет не появилась небольшая колба.
- Тебя, кажется, ещё и расщепило слегка. – Грейнджер быстрыми движениями вытащила пробку и приготовилась капнуть на раны, когда её руку перехватил Джексон.
- Ты уверена? – резко спросил он.
- Я ни в чём не уверена…! – голос гриффиндорки дрогнул, и она замолчала. - Экстракт Бадьяна заживляет раны, не оставляя даже следов. Согласно моим исследованиям из всех магических лекарств, эта настойка наиболее безопасна для вас. Учитывая, что это, - чародейка повела рукой в сторону травм Аннабет, - результат расщепа, я бы рекомендовала бадьян. А потом уже вашими способами закрепить эффект. – Перси в ответ на монолог Грейнджер тяжело прикрыл глаза, очевидно, собираясь с духом, и медленно разжал пальцы, выпуская запястье волшебницы из мёртвой хватки. Никто из них не заговорил о том, насколько болезненным будет процесс регенерации при использовании этого экстракта, хотя этот факт был хорошо известен даже третьекурснице Хейзел; сын Посейдона лишь аккуратно перехватил возлюбленную, удерживая её и не позволяя даже пошевелиться, когда Гермиона приступила к лечению. Ученики затаили дыхание.
Блондинка стиснула зубы до скрипа, затем дёрнулась и повернула голову, полностью спрятав лицо в складках мантии своего парня.
- Кажется, мы обошлись без серьёзных последствий, - осторожно заключила Грейнджер, внимательно оценивая реакцию полубогини.
- Если бы лекарство как-то угрожало нам, у Аннабет сработала бы подвеска, - еле слышно прокомментировал Перси, так что лишь близстоящие ребята смогли услышать его слова. А Хейзел успела забыть, что у девушки было зачарованное украшение, предупреждавшее обо всех чарах и артефактах, которые могли нанести вред его обладательнице. Впрочем, у Левеск было оправдание – это украшение никак не помогло старшей подруге, когда девушек похитили. Отсюда вставал вопрос о том, каким же способом тогда могли лишить сознания сразу обеих полубогинь.
- Вряд ли твоё состояние настолько улучшилось, чтобы рисковать встать, - доставая амброзию, нахмурился Фрэнк, глядя, как дочь Афины медленно пытается подняться.
- Ерунда, - сквозь зубы ответила Чейз. - Гораздо больше пострадала моя гордость.
- Вы! На моих занятиях вы… вы даже палочку больше в руки не возьмёте! – рявкнул преподаватель. Тему уничтожения его личного стола мужчина не поднимал также, как никто не заговорил об отсутствии обязательной школьной формы у пострадавшей, одетой в обычные джинсы и рубашку.
Блондинка лишь натянуто улыбнулась в ответ.
Последнее замечание мага было совершенно излишним. Полубоги и без того понимали, что идут на огромный риск, работая с невероятно сложной магией, которая в принципе тяжело давалась дочери Афины. Так что никто изначально не хотел, чтобы Чейз принимала участие в практических занятиях – достаточно того, чтобы она присутствовала на лекциях и анализировала доступную информацию. И, очевидно, после столь показательного происшествия блондинку никто не допустит к использованию заклинаний без экстренной на то необходимости.
Хотя больше никто из компании не отказался от экспериментов с перемещениями. Даже неудачный опыт не мог повлиять на стремление полубогов поскорее освоить новый вид магии. И Хейзел прекрасно понимала причины, обосновывающие такое решение – трансгрессия была шансом для их друзей. Не говоря уже обо всех преимуществах, которые могла дать подобная способность в битве.
***
На следующий день после пар у замерзшего озера собралась большая компания.
Полубоги хотели размяться, маги – потренироваться в бое на мечах. Астория практиковалась с Пайпер, отрабатывая серию ударов и испытывая массу затруднений из-за множества слоев теплой одежды и неудобных условий боя. Конечно, сражение в снегу или даже на льду отличалось от битвы в тренировочном зале. Но Гринграсс уже успела доказать, что никогда не останавливалась на достигнутом. Она выдержала в настоящем сражении против мифологических монстров, справилась с давлением от косых взглядов некоторых представителей змеиного дома и готова была впитывать любые знания, которыми с ней щедро делились полубоги. Некоторые из них также не могли похвастаться блестящей формой, находясь на скользкой поверхности зимнего озера, и всё же чувствовали себя увереннее и были не сравнимо опытнее. Так что продолжали побеждать в схватках с холодным оружием. В очередной раз упав в снег, Луна задорно рассмеялась, дав возвышавшейся над ней и тяжело дышавшей Хейзел паузу, чтобы осмотреться по сторонам.
После печального опыта с трансгрессией Аннабет не слишком сильно пострадала, но больше не рисковала и сосредоточилась на литературе. Так и сейчас она устроилась около дерева на самом берегу, читая изданную Министерством специальную брошюру — «Трансгрессия — часто совершаемые ошибки и как их избежать». *
- Воображала, всё хорошо? – Перси опустился на корточки около своей девушки, бросая рядом с ней ещё одно огненное заклинание, видимо, переживая, что она может замерзнуть. Чары такого направления хуже всего давались сыну Посейдона, так что он никогда не экономил на их количестве, бдительно следя, чтобы его возлюбленная всегда была окружена теплом. Девушка невнятно что-то промычала и отмахнулась. Но от Джексона она не могла отвязаться так легко, - Аннабет, - он уронил палочку, осторожно взял пальцами её подбородок, - давай рассказывай.
- Для трансгрессии существуют ограничения по дальности перемещения. – Чейз вздохнула, - и я не представляю, как изменить структуру этого явления, чтобы получился нужный нам эффект перехода в другое измерение. Трансгрессия – это больше чем заклинание или чары, которые трудно, но возможно рассчитать до мелочей.
- Насколько ограниченное расстояние у трансгрессии? – тут же уточнил Перси, не умевший быть пессимистичным. Все, кто уловил обрывки разговора пары, замерли на месте, внимательно прислушиваясь. Хейзел приблизилась, сильно нервничая и про себя перебирая молитвы, отчаянно желая, чтобы эти ужасные слова исчезли.
- Как я поняла, даже на другой континент трансгрессировать невозможно. – Реальность не была к дочери Плутона великодушна и снисходительна, полубогиня прекрасно понимала, что делая такие заявления, Аннабет была способна подкрепить их логичными доводами, фактами, и против таких умозаключений одной только веры было недостаточно.
- Но ведь волшебники как-то перемещаются даже на самые большие расстояния, - не желала сдаваться Левеск. Полубоги дружно повернулись за разъяснениями к Гермионе.
- Порталы, - ответила волшебница одним словом и впала в задумчивость, - порталы! Мерлин, это же гениально! И так просто, прямо на ладони лежало!
- А подробнее можно? – прервал гриффиндорку Перси, - и конкретнее.
- Портал — предмет, использующийся для того, чтобы перенести волшебников из одного места в другое в заранее установленное время. При необходимости можно путешествовать большими группами. Главное, что стоит сказать, что в отличие от трансгрессии, портал не имеет ограничения по расстоянию. – Грейнджер сделала особую паузу, давая всем возможность прочувствовать этот момент. – И что для нас крайне важно – построение порталов сугубо точная наука и полагается именно на расчёты, то есть в большой степени является теоретической дисциплиной, что как раз представляет нашу сильную сторону.
- Ещё одно преимущество портала перед другими видами магического транспорта — возможность использования его несовершеннолетними волшебниками, - добавила Луна, - и, как следствие, маглами. А значит, если мы сделаем портал, им сможет воспользоваться абсолютно кто угодно.
- То есть нам нужно будет лишь один раз попасть домой к Лире и создать специальный портал, который будет настроен на перемещение между нашими мирами.
- И в дальнейшем Лира сможет спокойно путешествовать между вселенными? Даже не обладая магическими способностями? – Хейзел не удержалась и обрадовано хлопнула в ладоши.
- Только надо будет проверить в телескопе, чтобы при открытом портале пыль не исчезала, - пробормотала Сирин. И несмотря на многочисленные вопросительные взгляды пояснять свои слова не стала.
- Осталось только научиться творить эти сложные переходы, – ухмыльнулся Джексон, - самая малость.
- Только это строжайшим образом запрещено, - сложила руки на груди Гермиона.
- Почему? – тут же навострила уши Аннабет.
- Рискну предположить, что ограничения связаны с тем, что маглы не единожды случайно переносились с помощью портала в самые неожиданные места, и доставляли магическому миру немало хлопот.** Портус – заклинание, с помощью которого создается портал – также весьма непросто в использовании. Возможно, имели место и другие причины, но факт остаётся фактом. В Министерстве Магии существует Отдел магического транспорта, включающий в себя Портальное управление, и именно они занимаются всеми порталами для крупных международных мероприятий и вообще по любым другим вопросам. Так что Портус запрещено использовать без официального разрешения Министер…ства ма…гии, - отрывисто и крайне медленно закончила чародейка из дома храбрецов. Её рассеянный взгляд застыл на одной несуществующей точке, рот остался немного приоткрытым.
- Гермиона? Ты что-то придумала? – осторожно позвала Левеск, боясь прервать какие-нибудь важные мыслительные процессы.
- Вы же полубоги! Учитывая все обстоятельства, у вас же не составит никаких сложностей получить у министерства разрешение, правда?
- Если что-то пойдёт не так, привлечём Хирона, он точно решит этот вопрос, - согласно кивнула Чейз.
- Мы будем строить порталы!!! – чуть ли не взвизгнула счастливая волшебница, но тут же взяла себя в руки. - Вам не стоит отказываться от трангрессии полностью, всё же это очень полезный навык, - нахмурилась, размышляя, Грейнджер, - но, Аннабет, тебе стоит сосредоточиться на заклинании Портус. Пользы будет явно больше, - гриффиндорка постаралась смягчить смысл последних слов улыбкой, но все прекрасно понимали, что дочери Афины необходимо держаться подальше от практического волшебства. – Я с радостью в этом поучаствую.
Хейзел даже не сомневалась, что волшебница вызовется добровольцем, догадываясь, что в обычных обстоятельствах ученики школ магии не смогли бы открыто изучать подобные чары и даже пробовать свои силы в построении порталов. Немного смутившись дочь Плутона шагнула ближе к Фрэнку, из-за чего оказалась также совсем рядом с парочкой полубогов, учеников Равенкло.
- То есть, в нашей семье ты будешь вечно сидеть и развлекаться с книжками, - почти прошептал Перси, криво улыбаясь своей девушке. – А я буду и готовить, и бегать с помощью трансгрессии в магазин?
- И подзатыльники получать, - прищурилась Чейз, - хватит меня подкалывать! Я уже поняла, что магия мне не даётся!
- Пожалуй, мы оставим вас, - скрывая широкую улыбку, дочь Плутона зевнула, - на сегодня достаточно тренировок.
Им нужен был перерыв, чтобы усвоить новую информацию, принять её и разложить по полочкам. Было что-то завораживающее Хейзел в подобном ритме жизни – она постоянно открывала что-то новое и не уставала удивляться многогранности и хитросплетениям окружающего мира.
***
По мимо прочего они продолжали учить волшебников основам самозащиты и владения оружием. Хотя эти встречи нельзя было считать в полном смысле успешными: колдуны слишком привыкли к другому типу боя, сроднились со своими палочками, так же, как полубоги хватались за оружие, даже когда сталкивались с проявлениями магии и знали, что небесная бронза и имперское золото будут в данной ситуации почти бесполезны.
Хейзел приятно было наблюдать за успехами знакомых ей ребят, хотя и не все уроки были в равной степени «популярны». Левеск курировала ведение боя верхом, Хогвартские конюшни были достаточно богаты, чтобы подобрать каждому желающему своего скакуна, тем более что желающих было не слишком много, да и начинать подобные занятия без базовой подготовки было невозможно. Но тех, кому больше подошёл кавалерийский меч, дочь Плутона с радостью обучала всему, что сама знала и умела. На Фрэнке лежала стрельба из лука, также не самый популярный вид боевых искусств. Пайпер немного покровительствовала сражению с кинжалами и мечом. Но большее давление испытывали Аннабет и Перси, которые курировали основные занятия по сражениям с холодным оружием. Никто лучше Джексона не мог продемонстрировать весь спектр фехтования, его управление острой сталью способно было заворожить самого искусного бойца. К тому же старшие полубоги имели опыт обучения новичков в лагере, так что лучше представляли, в каком направлении следует двигаться.
Никто из их друзей не препятствовал их лидерству и наставничеству. Ведь парочка не планировала всерьёз учиться волшебству и вкладывать все усилия для подготовки к экзаменам. В свою очередь Хейзел обрела уверенность в своём стремлении и уже решила, что хотела бы продолжить обучение в Хогвартсе, каким бы странным и сложным не оказался её путь в школе магии. Так что её вполне устраивало то сравнительно небольшое количество времени, которое она уделяла тренировкам с магами, ведь у неё оставалось гораздо больше сил на всё остальное – изучение волшебства и подготовку к следующим парам.
Но иногда все полубоги собирались вместе, образуя большую группу для спаррингов, чтобы разнообразить упражнения волшебников и отработать технику в нестандартных условиях. Именно в одно из таких занятий распахнулась дверь.
- Новости! Вообще! Там! – задыхаясь и сбиваясь, ворвался староста одного из факультетов, пытаясь донести до всех какую-то информацию.
- Отдышись!
- Министерство Магии изъявило желание посмотреть на результаты волшебников! – выпалил студент на одном дыхании.
На некоторое время воцарилась полная неразбериха, поднялся ужасный шум, вопросы сыпались со всех сторон, но Хейзел ничего не могла понять, так как отвечали также все и сразу. И всё же через некоторое время полубоги смогли уяснить для себя суть события: исходя из отчётов Рольфа Саламандера, студенты Хогвартса и других школ некоторое время занимались с полубогами, чтобы в будущем иметь возможность противостоять мифическим монстрам. И теперь Министерство Магии хотело оценить и из первых рядов увидеть, чем же в действительности заняты подростки, и насколько результативны подобные уроки. О целесообразности речи не шло – умение защищаться от мифических чудовищ в сложившихся обстоятельствах вовсе не лишнее.
Но кризис по заключению министерства уже миновал: обстановка в мире почти стабилизировалась, нападения со стороны монстров стали реже, а вот насколько эффективно было обучение волшебников детьми богов предстояло выяснить лишь сейчас.
Хейзел считала, что ещё слишком рано делать какие-то выводы. Маги только лишь начали подстраиваться под непривычный ритм боя и привыкать к регулярным физическим нагрузкам. Первые результаты можно будет заметить через год подобных занятий, проводимых в формате всего лишь дополнительного факультатива. Но её мнение не меняло того факта, что в школу собиралась прибыть комиссия.
Ребята стали усерднее тренироваться, волнуясь перед предстоящими «смотринами». Так что в замке снова сгустилась атмосфера, все были напряжены и сосредоточены, дети богов до полного изнеможения выкладывались в трансгрессионных чарах, волшебники – осваивали боевые искусства.
- Куда же вы так спешите? – после очередного выматывающего занятия спросил у ребят Гарри, вытирая с лица пот и наблюдая, как полубоги, конечно, в строжайшей тайне от Двукреста практиковались в магических перемещениях. – Это магов будут скоро проверять, а у вас как минимум несколько месяцев до экзамена, чтобы спокойно разобраться в трансгрессии.
- Несколько месяцев? – удивленно переглянулись полукровки.
- Просто обычно нам говорят, что у нас неделя, чтобы найти какую-нибудь богиню, - вздохнула Пайпер. – И две недели до конца света.
- Или три дня, чтобы спасти лагерь или друзей, - подхватил Джексон, меняя палочку на любимый меч и несколько раз крутанув его, - так что учиться всему и всегда приходилось в сжатые сроки и экстремальных условиях.
- Непривычно, что есть столько времени в запасе, - признался Фрэнк, опираясь на свой посох.
- Но оно есть, - спокойно с расстановкой сказала Луна, обведя всех проницательным взглядом бледно-серых глаз и ласково улыбнувшись. – Давайте разбираться со всем постепенно.
- Луна права, - дочь Афины отложила свои конспекты и медленно встала, - начнём с малого.
***
На выходные 24 и 25 января была назначена экскурсия по Лондону. В итоге в главном зале Хогвартса скопилась большая группа подростков, и профессор Макгонагалл, оглядывая всё это столпотворение, бормотала себе под нос, как же ей не пришло в голову организовать что-то подобное раньше. Студенты, кажется, даже на время позабыли о своей принадлежности к конкретному дому, возбуждённо переговариваясь друг с другом и помогая, если возникала малейшая необходимость.
Ручейком ребята потянулись в кабинет директора, откуда с помощью летучего пороха должны были переместиться в один из каминов Дырявого котла. А уже оттуда на Чаринг-Кросс-Роуд, где, Левеск сперва не поверила своим глазам, их ожидали двухэтажные автобусы для перемещения по столице Англии.
Невероятные, огромные, потрясающие.
Хейзел начала колебаться, когда вошла в их удивительный транспорт. Больше всего на свете ей хотелось хотя бы этот день провести с любимым парнем. Но она знала, в каком напряженном состоянии находится Лира, и не могла оставить её. Иномирянка пристально наблюдала за прогрессом полубогов в освоении трансгрессии, но сама безнадежно отставала. А больше всего нуждалась в этой способности именно она, чтобы преодолеть границы вселенной, так что каждая неудача оставляла на сердце обладательницы алетиометра серьёзную рану. Ей оставалось лишь верить в порталы и сидеть, сложа рука.
Белаква, словно почувствовав сомнения полубогини, повернулась к ней:
- Где вы с Фрэнком сядете? Мне бы хотелось быть ближе к вам, а лучше сразу за вами, чтобы дергать по каждому поводу, - Сирин потрепала своего деймона, растянувшегося у неё на плечах, словно был живым воротником.
- Ты не будешь против? – уточнила Левеск.
- Ты о чём?
- Не против, что я оставлю тебя, - пояснила хозяйка Ориона, - тебе не станет одиноко?
- Конечно, нет! Всё, давай проходи и не задерживай остальных! – Лира фыркнула, тут же юркнув к окну за парой свободных мест, - тоже мне придумала!
Младшая благодарно улыбнулась ей, они с Фрэнком заняли предложенные иномирянкой кресла, смущенно переглядываясь. А затем город за окном пришёл в движение.
Дочь Плутона испытывала целый спектр из волнений и тревоги, но натягивала улыбку, хотя в горле у неё стоял комок, и она с трудом сдерживала слёзы – это был чужой мир. Вовсе не тот, что она помнила, когда умерла в далёком прошлом веке. Конечно, это была чужая страна, которая априори должна отличаться от её родного Нового Орлеана или Аляски, и всё же сама жизнь слишком поспешно изменилась. Дело было не только в том, что она не находилась на знакомом ей материке, она видела просто другое время, которое трудно было понять. Лишь присутствие Фрэнка придавало ей уверенности, чтобы не спрятаться от неизведанного и чуждого. Неожиданно её руку накрыла ладонь Чжана, от которого исходили почти ощутимые волны тепла и поддержки, и Хейзел расслабилась, благодарно улыбнувшись своему милому парню. Он был рядом. И реальность походила на сказку.
Дочь Плутона с трепетом наблюдала за не останавливающейся жизнью города, словно постоянно сменяющимися декорациями, но это не могло сравниться с тем возбуждением, которое испытывала гостья из другого мира.
- Эта набережная так похожа на ту, что я видела в моём родном мире! – Лира восторженно наблюдала за проплывающими за окном пейзажами, чуть ли не подпрыгивая на сидении от нетерпения. Хвост её деймона также порывисто дёргался из стороны в сторону, а сам он непрерывно крутился на коленях девочки, неутомимо поддакивая её вскрикам. – Правда, в свете дня мне доводилось видеть её лишь изредка, когда мы проезжали мимо, торопясь на какой-нибудь приём. Но Пан, только посмотри на реку и другой берег!
- Наш и твой Лондон и, правда, так похожи? – с любопытством Хейзел развернулась всем корпусом к сидящей позади неё подруге.
- И да, и нет, - улыбнулась Белаква, посмотрев прямо в глаза дочери Плутона, - в один момент мне кажется, что я могу выскочить из автобуса, скользнуть в ближайшую щель между домами, и снова окажусь в том же лабиринте изломанных узких улочек, где очутилась, сбежав от Миссис Колтер… то есть, - Сирин смутилась и сжалась, спрятав дрожащие пальцы в пушистую шёрстку Пантелеймона. Через секунду собравшись с мыслями и силами, девушка как ни в чём не бывало продолжила, - всё выглядит таким знакомым! И вот уже впереди должен показаться Королевский Институт Арктических Исследований, но его нет… Только какие-то длинные металлические и стеклянные кубы, и ещё непонятные зелёные и красные огни вдоль дорог. Это так странно!
- Не больше, чем сам факт того, что в другом мире существует такая же гранитная набережная, - улыбнулся Фрэнк,
- Ой! А там что? – неожиданно девушка припала к окну, - куда спускаются все эти толпы людей? Там что-то интересное? А мы не можем посетить это мероприятие?
- Полагаю, там метрополитен, - ответила соседка иномирянки, волшебница с их факультета.
- Метро – это подземные поезда, самый быстрый транспорт в большом городе, - пояснил Фрэнк, так как никто из ребят никогда не был полностью уверен в том, что Лире понятно и знакомо, а что нет. Несколько секунд назад она удивилась светофорам, регулирующим движение, а через минуту могла рассуждать о космосе, элементарных частицах и могла объяснить в физической терминологии, почему вон то покосившееся здание не падает.
- Метро, - с благоговением выдохнула Белаква, встав с места, чтобы дольше видеть вход в подземку. – А может… Может нам разрешат отлучиться на минуточку?! Мне бы хоть одним глазком взглянуть! Я даже хтонической рельсовой дороги не видела, а тут метро! Это ведь жутко интересно! Давайте попросимся! – Сирин умоляюще посмотрела на собеседников.
- Хтоническая дорога? Это ваш аналог? – уловила новое слово слизеринка.
- Я не знаю, мне ни разу не удалось на неё взглянуть. Сначала я безвылазно жила в колледже Вод Иорданских, а когда всё же попала в Лондон, миссис Колтер говорила, что «этот транспорт не для людей нашего круга», так что не подпускала меня туда даже близко, - иномирянка расстроено опустилась на своё место.
- Вашего круга? Так вы у нас аристократка? – шутливо спросила Хейз.
- А разве незаметно? – похлопала ресничками Лира, и подростки дружно рассмеялись.
Около Лондонского Тауэра была запланирована первая долгая остановка. Стоило автобусу притормозить, как Лира нетерпеливо подскочила со своего места, только её соседка-слизеринка вставать не спешила, так что Сирин пришлось ждать, стоя, притоптывая ногой и оглядывая салон.
- О! – вдруг Белаква склонилась к дочери Плутона и заговорщицки прошептала, - посмотри какая прелесть!
- М? – Левеск повернулась, высматривая, на что указывала подруга.
Немного дальше в ряду через проход сидели двое. Брюнет откровенно спал и склонился вбок, беззастенчиво устроившись на коленях девушки и упираясь макушкой в стекло. Когтевранка умудрялась удерживать левой рукой и тело своего парня и небольшой блокнот, в котором осторожно, чтобы не потревожить сон возлюбленного, делала какие-то зарисовки.
Подростки уже начали покидать автобус, и проходившая мимо Полумна остановилась около пары, заговорив с всё также неподвижно сидевшей у окна блондинкой, после чего с улыбкой продолжила путь. Как только Лавгуд поравнялась с Лирой, Белаква окликнула волшебницу:
- Они не пойдут?
- Перси вцепился пальцами в её колено и вряд ли отпустит в ближайшее время, - пояснила неземная когтевранка.
- А будить его – это преступление, - кивнул головой Фрэнк.
- Тогда давайте не будем их беспокоить, - согласилась Хейзел. Когда дочь Плутона покидала транспорт, она бросила последний взгляд на друзей. Аннабет и Перси оставались единственными подростками в салоне, и вряд ли это хоть чуть-чуть беспокоило блондинку; Чейз ласково перебирала чёрные пряди, и этот жест живо напомнил Левеск, как совсем недавно она увидела ребят в похожем положении, только теперь эти двое поменялись ролями.

Через несколько часов они остановились около ещё одного моста – на этот раз Вестминстерского, и лишь там Аннабет и Перси всё же покинули автобус.
- Наконец выспался? – поинтересовался Фрэнк у зевающего и сонно протиравшего глаза Джексона.
- Ни капли.
- Конечно, нет! – скрестила руки на груди хмурая Аннабет, - мне пришлось его будить, иначе он бы вообще проспал всю экскурсию! И зачем только ехал? Спал бы в школе!
- Но тогда и ты никуда бы не поехала, - резонно возразил брюнет, расправляя на шее знакомый шарф, – не сердись, Воображала!
Парень состроил умильную мордочку, тронувшую Хейзел до самой глубины души, но более твёрдая и, видимо, привыкшая к этому выражению лица дочь Афины лишь фыркнула и отвернулась, отправившись вперёд. Помимо моста взгляд цеплялся за знаменитый Биг-Бен и Дом Парламента на другой стороне скованной льдом Темзы, так что панорама была крайне живописная, и не было ничего удивительного в том, что многие ребята потянулись ближе, чтобы сделать несколько памятных снимков.
- Ребят, присмотрите за ней пару минут, - попросил зеленоглазый полубог, что-то высматривая по сторонам.
- Постой, а ты куда? – крикнул Чжан вдогонку другу.
- Я скоро! – откликнулся Джексон, уже убегая.
- Думаю, нам не стоит отставать от Аннабет и Луны, - устремилась за двумя блондинками Пайпер.
Радостно переговариваясь, они шли среди множества туристов и неожиданно столкнулись с группой гриффиндорцев. И возможно, они бы просто обменялись улыбками и парой дежурных фраз, если бы рядом не оказались профессор Макгонагалл и нанятый директрисой фотограф, сопровождавшие учеников. Последний решил, что вся эта группа блестяще смотрится вместе и подойдёт для совместного снимка полубогов и волшебников, показывающего дружбу между двумя мирами.
Подростки не стали возражать, послушно собравшись для позирования.
И мужчина решил их расставить сам.
Хейзел начала подозревать, что что-то здесь не так, когда он заключил Поттера между Пайпер и Джинни, а после рыжеволосой волшебницы поставил Фрэнка и подозвал Хейзел. Как будто этого было мало, дальше фотограф посчитал, что Невилл хорошо будет выглядеть между двумя когтевранками-блондинками, и попросил Долгопупса занять своё место. Ни сам парень, ни Луна, ни Чейз открыто возражать не стали, но по потемневшим лицам и пристальным взглядам становилось ясно, что все подростки почувствовали себя неуютно в сложившемся положении.
- Что вы как чужие?! – восклицал мужчина, шустро перемещаясь между напрягшимися волшебниками, иномирянкой и полубогами. – Смелее, обнимите друг друга за плечи, талию! Больше взаимодействия! Особенно ты! – ткнул он пальцем в Невилла, более красного чем полосы на его шарфе и вжавшего голову в плечи.
- Эмм, - он неуверенно потянулся в сторону хмурой дочери Афины, и Левеск задержала дыхание от волнения.
- Перебор. – Отрезала Чейз, даже не поворачиваясь в сторону парня, но тот сразу же отдёрнул ладони, смутившись и сосредоточившись на рассматривании своих рукавиц.
- Неужели так сложно просто выполнять мои команды?! – эмоционально всплеснул руками фотограф, закатив глаза.
- Я что-то не пойму, - тихо и почти угрожающе спросила Аннабет, - вы что у Афродиты в свите? Или потомок богини неуместности?
- Простите? – замер в недоумении мужчина, - о чём вы говорите?
- Я что-то пропустил? – вторжение Перси сбило всех с мыслей. Джексон неожиданно появился за спинами дочери Афины и Долгопупса и закинул им на плечи руки, - это, кстати, тебе, Воображала. – В пальцах брюнет сжимал контрастный со снегом фиолетово-жёлтый ирис, который с улыбкой взяла его девушка. – А у нас совместное фото? Что ж, думаю, я прекрасно буду смотреться здесь, верно?
- Ни в коем случ… - начал бормотать мужчина под пристальным взглядом сына Посейдона.
- Верно? – более настойчиво повторил полубог. Невилл посмотрел на всех остальных с немой просьбой в глазах, и затравленный фотограф поспешил сделать всеобщий снимок, пока ребята не разбежались. Первым не выдержал Фрэнк, кашлем прикрывая вырывающиеся смешки, следом начала невежливо подхихикивать Пайпер, а вскоре безудержный смех подхватили и другие подростки.
Как же так получалось, что даже в обычной экскурсии они умудрились вляпаться в очередную историю, мелкую, но всё же досадную?

На следующее утро на заглавной странице Ежедневного Пророка красовалась их общая фотография, где все они неудержимо смеялись, случайно сделанная журналистом в последний момент. И видя счастливые лица и статью, в лучшем свете описывающую всяческие плюсы от соприкосновения разных вселенных, Хейзел решила, что это стоило того, чтобы пережить сложившуюся щекотливую ситуацию. Ради всеобщего мира.
***
Новая неделя стала особенной для многих волшебников – начинались регулярные тренировки для квиддичных команд. Погода ещё была далека от комфортных для полёта условий, но стремительно приближался новый матч, так что у спортсменов не было в запасе необходимого времени, чтобы ожидать удовлетворяющего их климата.
Слизерин оказался в особом положении – Драко всё ещё не мог быть допущен до самой игры, но уже собирался начать тренироваться и сыгрываться с обновлённой командой.
Первая же тренировка выявила целую кучу проблем, ребята расслабились за небольшой перерыв, немного потеряли в координации друг с другом, а теперь никто даже не был уверен, под какой ритм стоит подстраиваться – ведь в некотором смысле в команде было два ловца. И даже если в ближайшее время Малфой не сможет проявить себя в официальных матчах, сбрасывать его со счетов нельзя; он был неоспоримой частью команды, почти символом, и на меньшую роль не тянул.
Учитывая насколько был обновлён состав команды, даже гений-самородок не смог бы мгновенно интегрироваться в новую группу игроков, так что практиковаться приходилось с двумя ловцами, что влияло на общее состояние сборной Слизерина.
В расстроенных чувствах полубогини попрощались с магами, как только покинули стадион. Хейзел пыталась бороться с упавшим ниже плинтуса настроением, но после очередной истории не смогла придумать и вспомнить ни единой шутки, вопроса, события. Девушки в молчании прошлись по тропинке до леса, после чего, не сговариваясь, вернулись обратно в замок.
Они не стали ни с кем обсуждать этот не слишком удачный день, Хейзел понимала, что итак достаточно сложностей, так что просто села за книгу, выделенную профессором Флитвиком для подготовки доклада о волшебных палочках.
А на следующий день всё плохое уже казалось совершенно несущественным, и даже несколько нелепым, ведь не было смысла накручивать себя и раздувать из всяких мелочей проблемы. Им просто нужно было больше работать. А прошлое – в прошлом.
Наступил новый день, когда несколько слизеринцев снова собрались на стадионе. Погода совсем не порадовала их; если ещё утром до пар, когда поле заняли когтевранцы, было тихо и спокойно, то теперь поднялся ветер, и затянутое тучами небо разразилось осадками. На трибунах Хейзел видела уже привычную всем компанию. Аннабет, Гермиона и Лира всецело сосредоточены на книгах и изучении самых необходимых материалов – перемещений в пространстве и вопросов, касающихся Пыли. В некоторой степени эти информационные пласты пересекались. Злат вёл охоту на Пана, который убегал от него и в игривой манере дразнил своим хвостом, но не позволял даже прикоснуться.
Парни подбадривали оседлавших мётлы друзей, умудряясь перекрикивать непогоду, их также поддерживали Астория и Луна. Последняя склонилась над маленьким альбомом, прикрываемым со всех сторон, но часто вскидывала голову и радостно махала рукой, сжимавшей карандаш.
А после спортсмены собрались внизу, зашли в небольшое тёплое помещение под одной из трибун, относящееся к их территории, и здесь, когда был поднят вопрос состава к ближайшей игре и как следствие продумыванию тактики, Пайпер сообщила о том, что сыграет последний раз.
Ребята даже не сразу сообразили, что дочь Афродиты говорит совершенно серьёзно, лишь у Левеск тревожно ёкнуло сердце, когда она взглянула в потемневшие глаза подруги, словно в них сгустилась бездна, как если смотреть в ясный день на дно очень глубокого колодца.
- Я сыграю против когтевранцев в последний раз, - повторила Пайпер, - и больше не буду играть в квиддич. Будем надеяться, что к третьему матчу весной Драко уже полностью восстановится и сможет выйти на поле.
- В смысле? – растаяла улыбка их вратаря.
- Пайпер, не стоит действовать слишком импульсивно! – нахмурился капитан, торопливо подбирая слова, - тебе ведь нравится! Зачем так резко покидать и нас, и саму игру?
- Я тщательно всё обдумала и взвесила своё решение, - твёрдо продолжила Маклин.
- Не повторяй! – вскинул руку Ургхарт, - оставь себе путь к отступлению.
- Ничего уже не измени… - перебила дочь богини любви, тяжело вздохнув. Но капитан команды тут же вернул себе слово:
- Давай мы не будем считать это решение окончательным до завершения ближайшей игры. Мы сыграем этот матч, и сыграем как можно лучше, ты используешь это время, чтобы ещё раз оценить своё отношение к квиддичу, а после, если будешь настаивать, уйдёшь из команды. Конечно, это будет потерей для всех нас, но пока мы не будем даже допускать мысли, что останемся без такой красотки! Мы все будем упорно работать, верно? – Ургхарт оглядел слизеринцев.
- И ты поймёшь, что один раз почувствовав ритм сердца квиддича, - неожиданно заговорил обычно молчаливый Забини, - ты никогда не сможешь оставить эту игру и быть вдали от неё.
- Хорошо сказано! – улыбнулась вратарь.
Хейзел подошла ближе в подруге и молча сжала её ладонь в своих холодных руках, стараясь передать свою просьбу во взгляде. И Пайпер сдалась.
- Я не буду больше поднимать эту тему. Мы поговорим о моём уходе после матча с когтевранцами.
- Нельзя расслабляться, эта команда всегда была опасным противником, ведь так? – Левеск поспешила увести разговор от слов упрямой Маклин, чтобы не тратить время на бесполезные споры. Не за горами важная игра, для которой они кропотливо разрабатывали стратегию, и лучше было ещё раз обсудить план тренировок.
Но когда тема была исчерпана, снова сгустилась неловкая атмосфера. Левеск смущенно опустила голову, прощаясь с остальными членами команды, словно это она собиралась оставить квиддич в прошлом. Полубогини поспешили навстречу к остальным друзьям, ожидавшим у выхода со стадиона, понимая, что выглядят немного расстроенными и не смогут избежать допроса на тему их состояния и внешнего вида.
Хейзел почувствовала, что снова начала сомневаться в себе и своём рвении; ей так хотелось продолжать учиться, осваивать новое, летать, играть. Но было ли это верным решением? Остальные полубоги постепенно отдалялись от школы и всего, что было связано с волшебством. Почему же её так затягивало?
Она взъерошила шёрстку Злата, и котёнок недовольно протяжно мяукнул, после чего спрыгнул с её рук, и гордо задрав хвост, возглавил шествие подростков. Проводив зверька задумчивым взглядом, Левеск обнаружила, что замерла на месте, а вместе с ней остановился и Фрэнк, и теперь они немного отстали от ребят.
- Может, ты хочешь прогуляться? – это был первый вопрос парня с момента их встречи после тренировки. Его голос подействовал на девушку успокаивающе, она впервые за несколько часов искренне улыбнулась и тут же развернулась в сторону. - Хейзел, погоди минутку, - придержал её за руку канадец азиатского происхождении, наклонившись, чтобы поймать её взгляд, - ты не замёрзла?
- Нет. Но спасибо за беспокойство.
- И не устала?
- Немного, но успела отдохнуть, пока мы обсуждали стратегию игры.
- А…
- И прекрасно себя чувствую! – оборвала все возражения Левеск, ласково улыбнувшись, - всё замечательно, Фрэнк! И будет ещё лучше, если мы сможем немного погулять вместе.
Чжан немного смутился и довольно кивнул, потянув девушку за руку в сторону озера и помахав друзьям на прощание.
Он был таким милым, что оттаявшее сердце Хейзел бросилось вскачь – её парень так беспокоился о ней, так настойчиво спрашивал о её самочувствии, он был самым-самым лучшим, Левеск ни на секунду в этом не сомневалась!
- Знаешь, я хотел кое о чём поговорить, - через некоторое время начал немного смущённо сын бога войны, - тебе ведь нравится здесь?
- Очень! – искренне ответила девушка.
- Да, это все заметили. И вот… в общем… Я хочу, чтобы ты знала, твой дальнейший путь – лишь твой. Лишь ты выбираешь себе дорогу.
- Я не совсем понимаю…
- Понимаешь. Я просто хочу сказать, что если ты хочешь учиться в Хогвартсе, это нормально. Нет, не так; это здорово. Ребята здесь хорошие, они не дадут тебя в обиду, даже твои змейки, я ведь вижу, каким вниманием они окружили тебя. Да, магия для большинства полубогов – нечто совершенно чуждое, но ведь не для тебя? – Фрэнк поймал вторую ладонь полубогини, когда она нервно заправляла выбившуюся из-под шапки кудряшку. Она знала, что он имел в виду её отношения с Гекатой, богиней тумана, перекрёстков и волшебства.
- Ты хочешь сказать, что мне следует учиться в школе магии, и что вы все заметили моё желание? – наконец, хозяйка Ориона осмелилась поднять на брюнета взгляд.
- Перси рассказал, что ты как-то говорила с ним о месте каждого человека в мире, или чем-то таком, - Чжан снова смутился и так привычно покраснел, - я догадался, что он намекал о твоей неуверенности в собственном будущем. В том, сможешь ли ты жить в школе несколько лет в одиночку, но ведь даже если нас разделит расстояние, на наши чувства и отношения разлука никак не повлияет. И все мы будем поддерживать тебя, и…
- Подожди, Фрэнк, - Хейзел закусила губу, - а ты? Ты говоришь о разлуке, разве тебе не нравится Хогвартс? Ты не хотел бы здесь задержаться?
- Мне тоже здесь нравится, - ответил честно парень, - почти также сильно, как в лагере Юпитера. Только… некоторые обстоятельства… заставляют меня смущаться… - нервно пробормотал Чжан. Он не посмел сказать вслух, но мягко подвёл к тому, что есть люди, которых он искренне уважает и считает друзьями, но предпочёл бы встречаться с ними немного реже.
Слизеринке не нужно было быть гением, чтобы понять, о ком идёт речь.
- Джинни. - Хейзел тоже иногда думала о том, что может гриффиндорке станет легче, если они снова разойдутся, окажутся вдалеке друг от друга. Ведь когда Уизли приехала после каникул, натянутость в их с Фрэнком отношениях отступила.
- И к тому же, я вовсе не так хорош в магии, как ты. Мой посох также ограничивает возможности чародейства. – И после паузы брюнет добавил с неловкой улыбкой, в которой были в равной степени и гордость, и замешательство. - Видимо я всё же сын бога войны, ведь я стал гораздо больше ощущать себя воином.
В магической обстановке парень и правда сильно выделялся, и наверное, именно сравнение с магами помогло ему понять и принять, насколько он отличался, что он и правда воин. Дочь Плутона была очень рада за него, ведь теперь он будет гораздо увереннее в роли претора, верно?
Хогвартс действительно оказал неизгладимое влияние на всех них.
Про некоторых полубогов Левеск пока не могла сказать ничего определённого, но в себе и Фрэнке была уверена: школа раскрыла сильные стороны каждого из них, раскрыла их души, помогая обрести себя во всей суете жизни.
- Это прекрасно, правда? – Хейзел ощущала, как сияют чистым золотом её глаза.
- Да. Я постараюсь быть хорошим воином, - кивнул Чжан, - а ты станешь моей волшебницей?
Каким бы смущающим не был этот вопрос, окрасивший щёки обоих полубогов в алый, хозяйка Ориона знала, что именно кроется за этими словами и уверенно кивнула. Она хотела учиться в Хогвартсе и собиралась стать самой настоящей волшебницей.

А после прогулки Хейзел вернулась в комнату несколько взволнованная, хотя и счастливая. Фрэнк пытался убедить её, что её дальнейший путь – лишь её. Что на их чувства и отношения никак не повлияет её решение. Он догадался, что ей нравится Хогвартс. Но несмотря на все его слова, Левеск не хотела оставаться в школе единственной полубогиней, даже если дети Гекаты также учились в школе, и с ними у неё сложились приятельские отношения, это было далеко от тех уз, что связывали дочь Плутона с семёркой из пророчества.
Спальня встретила её тишиной. Она удивилась, заметив, что в комнате не было никого, кроме Лиры, забравшейся с ногами на собственную постель и сжимавшей своего деймона.
Иномирянка еле слышно бормотала себе под нос, и Левеск пришлось какое-то время тщательно прислушиваться, прежде чем она разобрала странные слова:
- Мы должны сделать достаточно Пыли, чтобы окно можно было не закрывать… Жизненно важно, чтобы Пыль сохранилась в мире и не исчезла, потому что иначе все доброе захиреет и погибнет. Мы должны быть сильными и добрыми. Оставаться весёлыми, и любопытными, и терпеливыми. Мы должны сделать достаточно Пыли, чтобы окно можно было не закрывать… - и снова и снова по кругу.
- Лира, - осторожно позвала ученица Гекаты, но та даже не дрогнула, - Лира! – Сирин громче позвала подругу, которая медленно подняла заплаканное лицо.
- Мы должны оставаться терпеливыми.
- Конечно, - хозяйка Ориона ласково погладила Белакву по плечу, - хочешь поговорить об этом?
- Без пыли всё доброе исчезнет, а она уходит через окна между мирами. Поэтому нужно сотворить как можно больше. И для этого мы с Паном так стараемся.
- Прости, но я ничего не поняла, - слегка пристыженно улыбнулась младшая девушка, - добрые поступки и чувства создают пыль, а пыль поддерживает жизнь..?
- Суть ты ухватила блестяще! – неожиданно Сирин горько рассмеялась, - а через окна между мирами пыль утекает в бездну. И её становится меньше. Сама жизнь слабеет. Вот почему мы ушли каждый в свой мир – все окна должны были быть закрыты, а ни один из нас не прожил бы в чужом мире достаточно долго. Нам нужна была возможность регулярно перемещаться между вселенными, а её не было, и мы отступили, убедив себя и друг друга, что обязаны прожить полноценную жизнь и поддерживать поток Пыли.
- Теперь ты считаешь подобный шаг ошибкой? Вы ведь избрали благородную цель – преумножать добро на протяжении всей жизни и ради этого вернулись домой.
- А моё место рядом с Уиллом.
Короткая фраза.
Всего несколько слов, неожиданно хлёстко оборвавших все подобранные доводы полубогини.
- Разве ты не чувствуешь тоже самое по отношению к Хогвартсу? Ты сияешь на занятиях, и всегда так рада, когда у тебя что-то получается; а в полёте?! На метле ты похожа на падающую звезду, излучающую чистый свет и восторг.
- Правда? – Левеск инстинктивно сжала ладони в кулачки. И тут же медленно перевела взгляд вниз: её пальцы сжимали чёрную прохладную ткань колдовской мантии, и её успокаивали ощущения от прикосновения к гладкой материи. А ведь в первые недели их пребывания в школе магии она постоянно испытывала дискомфорт из-за обязательной школьной формы.
- Надо выполнить задания на завтра, - вторгся в её размышления голос Сирин.
- Да, - встрепенулась ученица Гекаты, осознав, что в последнее время стала слишком часто впадать в задумчивое состояние. Она ведь уже приняла решение, верно? Так сколько можно колебаться? Пора было стать смелее.
Пора было стать чародейкой.
***
А затем был день, когда Фрэнку удалось переместиться на несколько метров, и вечером взбудораженные подростки собрались вместе, чтобы выпытать у парня все подробности.
- Ну же! Не томи! – воскликнула Пайпер.
- Каково это? – допрашивал с другой стороны Перси.
- Да всё так, как и предупреждали ребята, - от такого напора Фрэнк, стесняясь, чуть ли не начал заикаться, но смог взять себя в руки и подробно описал друзьям свои ощущения, - в самом деле, при трансгрессии ощущается сдавливание со всех сторон. Вот я сосредоточенно пытаюсь правильно двинуться, и тут вдруг УХ! В следующий миг в глазах у меня потемнело, меня сдавило со всех сторон сразу, так что нельзя было сделать даже глоток воздуха. Грудь словно стиснули железные обручи, и вообще, как будто что-то пыталась сжать меня в маленький шарик. А дальше... Всё. Резко все эти ощущения пропали, ничего не мешало дышать или двигаться, только стоял я уже не на прежнем месте.
- Ах, как же я хочу попробовать сделать также! – воскликнула Маклин. – И почему у них такие строгие возрастные ограничения!
- Думаю, не стоит злоупотреблять своим особым положением, - Аннабет ободряюще похлопала по руке дочери Афродиты, - хотя я бы с радостью поменялась с тобой местами – мне вообще не светит этому научиться.
- Ты слишком рано сдалась, Воображала! – воскликнул Перси, подмигнув полубогам.
- Что ж, может мне прямо сейчас попробовать ещё раз? – Чейз начала медленно подниматься с дивана.
- НЕТ! – тут же закричали в один голос все подростки, а Джексон подорвался со своего места, стремительно оказываясь рядом с блондинкой.
- Почему нет? Ты ведь так настаивал, чтобы я не сдавалась? – с совершенно серьёзным лицом уточнила дочь Афины.
- Я пошутил! И я совершенно против, чтобы тебя сдавливало со всех сторон! – парень подхватил свою возлюбленную на руки, усаживаясь на её место на диване, удерживая её на своих коленях. Он был полностью сосредоточен, словно был готов воспрепятствовать любым попыткам полубогини пошевелиться и отправиться экспериментировать с чарами перемещений. И ребята снова вернулись к удачной попытке Фрэнка. Этот был большой шаг для всех них.
На следующем занятии с заданием справился Джексон, и парни смогли даже повторить свой успех, хотя после жаловались на головную боль. Хейзел видела, как сжимала кулачки Лира, понимая, что означал для неё этот прорыв.
Каждый удачный прыжок сквозь пространство приближал иномирянку к человеку, с которым она хотела разделить жизнь. Он позволял ей становиться ещё на дюйм ближе к своей мечте.
***
Незаметной поступью к замку приблизился февраль.
Дни стали длиннее, но на морозе и вьюге это почти никак не сказалось. Метель стала лишь злее, хоть и не частным гостем бывала в Англии. Сильный ветер, меняя направление, мелким снежным порошком так и норовил добраться до лица.
Время от времени на небе устанавливалась яркая безоблачная погода, солнце уже чаще и ярче светило, оторвавшись дальше от линии горизонта, но пригревать оно не спешило, и всей природе оставалось ждать, когда падающие лучи наполнятся его горячей энергией. До неузнаваемости изменился запретный лес - снег затвердел и покрылся обледенелой корочкой, тропинки теперь были притоптаны и имели приглаженную колею. С некоторых деревьев даже свисали сосульки, и в этом сказочном царстве Хейзел лучше всего чувствовала дыхание природы, уже с нетерпением ожидавшей весны. Ведь сквозь все льдинки и сверкающий снег солнечные лучи разбивались на сотни тонких золотистых нитей, создавая иллюзию яркого жаркого света, почти ослепляющего, и оттого казалось, что уже совсем скоро должно прийти тепло.
Но пока приходили лишь метели.
Которые сменялись неприятной слякотью.
И приятнее всего было наблюдать за природой через окно, находясь в тепле замка. Обманчивый февраль.
В один из таких моментов, когда Левеск, как завороженная следила за уходящим солнцем, её отвлекло чужое прикосновение.
А обернувшись она обнаружила худощавого брюнета в тёмных одеждах.
- Привет. Я пришёл навестить сестру. Разве ты не рада?
- Нико! – Хейзел бросилась обнимать сына Аида, чувствуя переполняющий её восторг. – Ты только навестить меня, или всё же по делам? – подозрительно уточнила девушка.
- Одно другому не мешает. Думаю, стоит ещё раз осмотреть подземелья вместе.
- Это было бы замечательно, я уже который день бьюсь, но так и не нашла ничего нового. Ума не приложу, как монстры пробрались в замок? Вариант с предательством я не хочу рассматривать!
- Я так и понял, - кивнул Ди Анджело, - поэтому пришёл тебе помочь. Идём?
- Конечно! – ученица Гекаты подстроилась под шаг её брата, направлявшегося к ближайшей тени. Он уже знал некоторые места, где можно было срезать путь и оказаться у самого удобного входа в подземелья. Некоторое время они бродили по тёмным коридорам и заброшенным туннелям.
- На самом деле я хотел поговорить с тобой, - не глядя на Хейзел, небрежным тоном произнёс Ди Анджело, при этом беспокойно теребя черное кольцо с черепом, - думал, посидим где-нибудь в спокойной обстановке после проверки подземелий.
- В главном зале или можно в мою комнату, только надо договориться с соседками! – тут же радостно отозвалась Левеск, с трудом удерживая счастливый смех и желание подпрыгивать при каждом шаге.
- Меня устроит главный зал. – Нико старательно поддерживал вид независимого старшего брата, но его поведение ничуть не задевало девушку, с её губ не сходила улыбка. Теперь она была уверена, что её братик не растворится сразу после обхода, у них будет достаточно времени, чтобы обменяться новостями, как в самой обычной семье. Она обязательно вытащит из него всю-всю правду, и в том числе о том, как у него дела с Рейной, и расспросит о происходящем в лагерях, и ещё столько всего! - Только вашей этой сияющей звезды там нигде на горизонте не предвидится?
- Кого? – Левеск сразу догадалась, кого он имел в виду с таким кислым выражением лица, но не могла упустить момент, так что изобразила недоумение.
- Той девочки, - Нико ещё больше перекосило, нахмурившись, скрипя зубами, он выдавил, - которая вечно называла меня ангелом. Ангелом Никки.
- А Габриэль! – чуть не закашлявшись от усилий удержать рвущийся смех, дочь Плутона прикрыла рот рукой, изображая задумчивость, - Габриэль снова охвачена вдохновением. – Хейзел с улыбкой покачала головой, - скоро День Святого Валентина. Так что мы все заняты воплощением её задумок. Вырезаем сердечки и цветочки, оттачиваем полные романтики конкурсы, а ещё пытаемся решить, из чего делать купидона, которого она хочет повесить в центре зала под потолком. Была идея посадить туда кого-нибудь живого, чтобы он изображал амура и стрелял из лука по парочкам… но кто согласится быть ангелом с крылышками, пока остальные веселятся..? – Левеск притворно вздохнула, - у тебя, кстати, есть планы на субботу?
- ДА! – чуть ли не отчаянно выкрикнул побелевший парень, пока слизеринка безудержно смеялась, - и прекрати подшучивать надо мной! Кажется, магическая школа плохо на тебя влияет. Вот возьму и на правах старшего брата заберу тебя отсюда!
- Не сердись, я соскучилась.
- Напряженная неделя выдалась? - оттаял Нико.
- Учёба, сплошные тренировки, если не квиддич, то с холодным оружием, ещё и с трансгрессией пытаемся разобраться, а Габриэль неостановима в исполнении своих желаний. Так что да, немного устала. Зато ребята договорились с Габриэль, что накануне дня Святого Валентина мы все отдыхаем.
- Неужели не будет генеральной репетиции и последней проверки на готовность помещений? – с сарказмом протянул Ди Анджело, покачивая в руке меч из стигийской стали.
- Нет. Мы должны закончить всё раньше. А тринадцатого день рождения у Луны, так что после уроков у нас запланировано скромное торжество.
- Теперь всё ясно, - улыбнулся брюнет, - давай там ещё раз всё проверим, - парень свернул в одно из небольших ответвлений.
- Конечно. – Левеск печально вздохнула, - но я не могу понять, как можно было проникнуть в замок в обход призрачной сети. У привидений же посменное дежурство, и они перемещаются, а не стоят на одной единственной позиции.
- Я тоже не знаю, Хейзел, - парень ласково потрепал её по голове, взъерошив и без того лохматые кудряшки, - но мы сделаем всё возможное, чтобы это выяснить.

Его тон был полон уверенности и спокойствия, но вот чужая палочка упирается ей в шею, чуть ли не оставляя кровавую рану, и тут же у пожирателей смерти выросли ужасно длинные клыки, и раздался жуткий смех. А она не могла ни пошевелиться, ни даже управлять драгоценностями, хотя вокруг их было достаточно; она в ловушке, которую даже не могла увидеть. И Хейзел пробудилась от кошмара, всё ещё слыша омерзительный скрипящий голос кого-то жуткого, раздавшийся под самыми сводами.
Левеск дрожала, не в силах поверить, что этот ужас закончился, что она в собственной спальне. Но о безопасности не думала – сны полубогов никогда не бывают простыми, и если она видела то, что её ждёт…
Дочь Плутона прикрыла глаза, отгоняя тревогу и панику.
Она медленно встала, накинула мантию, чувствуя, как её кот наблюдал за ней одним глазом, ни разу не шевельнувшись, пока она не открыла себе путь в стене из подземелья Слизерина.
На ночную прогулку котёнок отправился вместе с хозяйкой. Пустые коридоры совсем не пугали дочь Плутона, темнота и тишина вовсе не были абсолютными и жуткими: в окна пробивалось холодное сияние луны и блеск звёзд, рядом с ней бежал Злат, и его коготки царапали камень.
Однажды девушке даже показалось, что она видела стремительно пролетевшую тень, приветливо ухнувшую ей; но когда Левеск обернулась, за стеклом никого не было. И она решила, что мелькнувшая Силена была лишь плодом её воображения.
А вот холод был самым что ни на есть настоящим.
Полубогиня вздрогнула, обхватила себя руками, удерживая тепло, а затем чуть ускорилась, направляясь в единственное место, где в любое время суток царил жар и кипела жизнь - кухню. Около картины с фруктами слизеринка замешкалась, а затем пощекотала грушу, желая попасть в царство добросердечных домашних эльфов.
Какого же было её удивление, когда в силуэте рядом с пылающим камином она узнала Аннабет. Девушка Перси сидела в одиночестве за накрытым столом, и было удивительно, что её отпустили вот так, без сопровождения. И вновь мелькнувшая за окном Силена не в счёт.
- Хейзел? – позвала блондинка, - не спится?
- Немного, - растерявшись, приблизилась Левеск.
- Будешь горячий чай? – сама дочь Афины не двинулась, но заварочный чайник уже поднялся в воздух, наполняя прилетевшую из сервиза чашку. – Ты выглядишь озябшей, не стоит мёрзнуть. – Чейз неодобрительно покачала головой, словно хозяйка Ориона нарочно призывала холод и застудила руки.
- Просто немного переживала, плохой сон. – Призналась Хейзел. Блондинка сочувствующе покачала головой и потянулась за виноградом. Левеск села напротив, с наслаждением обхватив замёрзшими пальцами горячий стакан, над которым витыми струйками поднимался пар. Они молчали, согреваясь.
- Скоро для анализа приедут какие-то важные особи из министерства, - наконец заговорила дочь Плутона, выводя свою собеседницу из задумчивости. Когтевранка кивнула, но ничего не сказала. Левеск предприняла ещё одну попытку завязать разговор, - я переживаю о том, какими будут к этому моменту волшебники, учитывая их неоднозначные результаты. Что ты думаешь, Аннабет? Как себя проявят наши маги-ученики?
- Гринграсс проще всего, Астория очень упорно трудится и вкладывает всю душу в тренировки, поэтому нет ничего удивительного, что она делает наибольшие успехи.
- Ты говоришь всё это без особой уверенности…
- Она – волшебница благородного происхождения и как бы не билась, в её стиле остаётся тот самый характер, который ей привила семья, когда учила показательным выступлениям.
Хейзел промолчала и протяжно вздохнула.
- Признавайся, что случилось? – оглядевшись вокруг, Аннабет протянула руку в попытке достать ананас, но безуспешно. В итоге девушке пришлось встать, чтобы поставить корзинку с фруктами ближе, из-за этих перемещений другая тарелка оказалась гораздо ближе к Левеск, и слизеринка уловила запах шоколада. На блюде лежали несколько видов миниатюрных бисквитов, большая часть которых рассыпалась на крупные кусочки и крошки.
- А что вообще здесь делаешь ты? – неожиданно спросила Хейзел, уходя от вопроса когтевранки.
- Прикидываю меню на день рождения Луны, поэтому Перси остался стеречь её, - ответила дочь Афины, – надо же что-нибудь вкусненькое подготовить. А с этой трансгрессией нервов вообще не напасёшься, вот и заедаю стресс, - блондинка в демонстративной манере приподняла блюдце с внушительным кусочком торта, тут же закинув порцию себе в рот.
- Аннабет, - внезапно побелев, прошептала дочь Плутона, - ты что снова сосредоточилась на трансгрессии? Хотя бы переместиться не пыталась?
- Конечно, нет!
- Фу-ух… Просто я подумала, что ты занимаешься порталами, но ты заговорила именно о…
- Да, не могу ведь я просто свалить всё на ваши плечи и совсем забросить исследования трансгрессии. Больше я никогда не буду повторять на практике этого опыта. Я всего лишь попробовала вновь рассчитать это явление, но похоже мне никогда не станет подвластно такого рода волшебство; в нём большая часть теории основана на опытном понимании, чего мне никогда не достигнуть.
- Ты не расстроена? – уточнила Хейзел, грея руки о горячую кружку и с удивлением отмечая, что в словах блондинки нет горечи.
- О чём мне грустить? – рассмеялась дочь Афины, - полгода назад мы даже не знали, что это возможно. Да и здоровья эта трансгрессия у меня заберёт последние остатки! Так что даже к лучшему, что мне запретили практиковаться.
- Вот только ты не отступила и не опустила рук. – Левеск, немного колеблясь, спросила, - мне показалось, ты по-прежнему выкладываешься на полную. Ради Уилла и Лиры…или есть ещё какие-то причины?
Взгляд Аннабет затуманился.
- Причины есть, прости. Хотя я искренне хочу помочь Лире, и надеюсь, нам удастся.
- Только есть большое «но»..?
- Нет. Всего лишь есть ещё другие причины. Мои личные. Позволь мне пока оставить их в тайне.
- Иначе мы наверняка запретим тебе вовсе принимать во всём этом участие! – проворчала Хейзел, прищурившись.
- Смотри, как бы тебе не закрыли доступ на занятия! – рассмеялась блондинка. А Левеск хмурилась, зная, что не сможет легко выкинуть этот разговор из головы. Она очень беспокоилась о том, что могло давать её старшей подруге силы, чтобы не сломаться после череды неудач; насколько важными и глубокими должны быть её «дополнительные» причины, если Чейз отказывалась отступать и боролась с причиняющей столько сложностей магией.
Вряд ли её причины были такими незначительными, какими Аннабет пыталась их преподнести.
***
А затем наступил день генеральной репетиции дня всех влюблённых.
До ужина главный зал был закрыт и полностью отведён для группы Делакур. Все готовые украшения заняли свои предполагаемые места, то, что не могло быть готово заранее, заменялось иллюзиями. Габриэль с восторгом оглядывала преобразившийся зал, совершенно довольная и счастливая, успевая при этом хвалить ребят, которые репетировали, как будут вести конкурсы.
А вот Хейзел, глядя на всё это, попеременно бледнела и краснела.
- Это же… это же не прилично! – в очередной раз воскликнула Левеск, когда объявили очередной конкурс и раскрыли его суть.
- Почему? Парни с закрытыми глазами должны найти сердечки на теле своей половинки, классика! – возразила Пайпер.
- Да он же…он…на глазах у публики! Будет! Щу…щупать её! – вспыхнула полубогиня, родившаяся в прошлом веке.
- Щупать не будет, руки будут связаны, - хитро улыбнулась дочь Афродиты.
- Я даже не хочу знать как..! – слизеринка поспешно отвернулась, но тут же оказалась вовлечена в проверку реквизита, необходимого для другого развлечения. Ещё больше возмущённая фривольностью и этого мероприятия, Хейзел поспешила убежать подальше и присоединилась к Аннабет – блондинка выглядела серьёзной и сосредоточенной, и, по мнению сестры Нико, не могла быть замешена в подобном.
- Пары просто обмениваются случайными вещами, - пояснила Чейз, к чему она проверяет список. И Левеск бы согласилась с тем, что всё это «просто», если бы не увидела в перечне пункт «нижнее бельё». Очевидно, этот праздник был для неё слишком. Во всех смыслах. Фыркнув и нахмурившись, она забилась в дальний угол, дожидаясь, когда репетиция закончится, и её друзья освободятся.
- На’до бу’дет за’ставить вас уча’стовать! С Ф’рэнком! – Габриэль широко улыбнулась и подмигнула смущённой Хейзел.
- Думаю, у нас тогда будет две неподвижных помидорки, - добродушно пошутила Пайпер.
- С конкурсом случится почти то же самое, как если выпустить Перси и Аннабет на сцену в раунде, где пары должны будут найти друг друга без слов и с завязанными глазами. – Астория принесла целую охапку бумажных сердечек, из которой собрали гирлянды. - Исчезнет вся интрига.
- То’чно? – печально вздохнула Делакур, словно вся её надежда исчезла, растворилась дымом. – И у Пе’р’си с Ан’на’бет?
- Этим двум не составит труда найти друг друга, даже если мы их выпустим в разных концах комнаты, лишив всех основных органов чувств! – хмыкнула младшая Гринграсс. С этим заключением Левеск даже была согласна.
- Сколько веры в нас! – театрально прижал руки к груди сын Посейдона, - благодарю за комплимент!
- Не ёрничай, Рыбьи Мозги, - приблизилась Аннабет. Брюнет тут же обнял девушку за талию, сверкая довольной улыбкой. Чейз переплела свои пальцы с парнем, и Хейзел случайно заметила сверкнувшее на безымянном пальце дочери Афины кольцо. Прежде чем ученица Гекаты успела испытать всю гамму шока, она узнала перстень, который появился у блондинки до каникул. Но раньше она носила его иначе, это было обычное украшение, вовсе не обозначавшее помолвку, поэтому на него и не обращали особого внимания. А смена пальца ни о чём не свидетельствовала, и конечно, пара не стала бы молчать, если бы в их жизни произошли столь значимые изменения, верно?
Левеск покачала головой, отгоняя всякие глупости, ведь будучи друзьями все полубоги уже совершенно точно знали, если бы кольцо было обручальным.
Конечно, знали. Никаких сомнений.
Это просто случайность, что в этот день Аннабет надела перстень именно на безымянный палец.
Дочь Плутона улыбнулась своим мыслям, ведь бывает же такое совпадение, что именно сегодня она заметила украшение и чуть не подумала, что её друзья забыли сказать о такой важной детали.
Хейзел даже хотела пошутить на эту тему и привлечь внимание остальных к этому кольцу Чейз, когда над ними заискрилась радуга, а затем голос попросил внести плату. Видимо на том конце сообщения Ириды человек не имел при себе ни одной драхмы, зато парочка нашлась в сумке у дочери Афины. Уже через несколько секунд все присутствующие смогли увидеть заплаканное лицо Калипсо, затравленно оглядывавшейся по сторонам и дрожащими руками вытиравшей слёзы. Никто не стал разбираться и что-то выяснять у расстроенной дочери Атласа, потребовав, чтобы она немедленно перемещалась с Нико в Хогвартс; Ди Анджело был вызван в соседней радуге, созданной Перси.
За несколько минут зал привели в изначальный вид, а на столе появилось всё к чаепитию. Когда из тени вышел сын Аида, ведя с собой ослабевшую нимфу, полубогини уже разливали успокаивающий отвар по чашкам.
Утирая слёзы, Калипсо сидела рядом с ними.
Говорить она долго не могла, стоило ей открыть рот, как она могла разразиться очередным потоком слёз. Полубоги терпеливо успокаивали девушку и ждали, когда бывшая жительница Огигии соберётся с силами, когда же это случилось, её уже было невозможно остановить:
- Мы уже неделю мечемся по всему миру, сначала я пыталась поддержать его, убеждала и себя, что всё хорошо. А время уходит. Уже несколько дней прошло, с тех пор как Лео заперся в мастерской и не желает показываться. Я перепробовала все способы, но не смогла до него достучаться. – Калипсо снова совершенно не божественно шмыгнула носом.
- Ты не смогла обсудить что-то с Вальдесом? – Пайпер поспешила задать вопрос, прежде чем нимфа снова начала плакать, - он не захотел говорить, когда тебе так плохо?!
- Лео вообще не способен сейчас к конструктивному разговору… А я… до сих пор не могу поверить, - всхлипнула нимфа, - Лео – хороший. Но случившееся подкосило нас обоих.
- Что случилось? Калипсо, ну же! Не молчи! – Хейзел испуганно прижала ладошки к губам, боясь, что слишком сильно надавила на расстроенную гостью.
- Мы не сможем помочь, если ты не расскажешь, что произошло, - успокаивающим голосом добавила Пайпер.
- Фестус, – выдохнула девушка с карамельного цвета волосами.
- Снова какие-то поломки? – предположил Перси.
- Неполадки с системным блоком? Необходимы материалы для починки? – развила мысль Аннабет.
- Всё гораздо хуже, - беспомощно вздохнула дочь титана и взмахнула рукой, - восемь дней назад Фестус, гигантский металлический огнедышащий дракон, пропал.
Примечания:
Дорогие читатели, я благодарна вам за то, что остаётесь со мной, и должна принести свои извинения. Мне бы очень хотелось поддерживать прежний темп создания этого произведения, но, к сожалению, совмещение учёбы и работы даёт свои последствия. Мне совершенно не хватает не времени, нет, мне не хватает сил. И порой, когда у меня выдаётся свободный час, просто не получается сесть и что-нибудь написать. Поэтому ориентировочно часть в месяц - это, видимо, мой предел. Я постараюсь поддерживать хотя бы этот темп, хотя, конечно, если справлюсь быстрее - буду сама невероятно рада и не задержу проду.
Впереди новогодние каникулы, которые автор ждёт с нетерпением и на которые возлагает огромные ожидания.
С наступающими праздниками!
*****
Все описания трансгрессии/порталов взяты из книг и с официального сайта.
* - такая брошюра действительно упоминается в мире Роулинг.
** - например, был описан случай, когда магглы перенеслись прямо на концерт звезды, а пришедшие позже маги лишились портала и этой возможности.