Тайны и хроники Жёлтого дворца +3

Гет — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчиной и женщиной
Сухинов С.С. «Изумрудный город»

Пэйринг или персонажи:
Аларм/Энни, Виллина, Элли, слуги Виллины, живые растения, НЖП, НМП
Рейтинг:
PG-13
Жанры:
Романтика, Ангст, Фэнтези, Психология, AU
Предупреждения:
OOC, ОМП, ОЖП
Размер:
планируется Макси, написано 375 страниц, 34 части
Статус:
в процессе

Награды от читателей:
 
Пока нет
Описание:
После окончания войны с Пакиром Аларм возвращается в Жёлтый дворец - потому что он так и не добился взаимности от Элли. Но Энни, её младшая сестрёнка, внезапно сама увязалась вслед за рыцарем. А потом она становится Наследницей Жёлтой страны. Жёлтая страна полна тайн, а новые подданные полны сюрпризов. И в Жёлтом дворце жизнь медленно, но неуклонно начинает меняться - так же как и взаимоотношения между Алармом и Энни.

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
Предупреждение: здесь не только ООС, но и сентиментализм, и много диалогов, и вообще текст, как видите, ОЧЕНЬ длинный (и это он ещё не дописан) и может показаться занудным.
Персонажи от канонных характеров довольно далеки. Даже от личного фанонного взгляда автора персонажи здесь несколько отличаются, так что AU тут во многих смыслах.
Первые главы повести публиковались на дайри, в дневнике автора, под названием "Второй лишний".

Примечание: третья глава существует и будет опубликована, выбравшись из стадии черновика с невыразительными зарисовками будней. Автор приносит свои извинения за временные недоработки.

35. Тайны и загадки с древних времён

7 сентября 2017, 14:30
- Если столько всего случилось за четыре дня нашего отсутствия, то что же будет, если мы прогуляем две недели, - Энни сидела за письменным столом, трагически обхватив голову руками, а Аларм стоял рядом и её успокаивал.
- Ничего не случится. Мы и раньше уходили, то ты, то я, то вдвоём путешествовали в Золотой лес. Все эти мелкие курьёзы – ещё не конец света.
- Это потому, что раньше тут Таисы не было, - ответила Энни. Аларм рассердился:
- Да оставь ты в покое эту Таису! Она просто хочет обратить на себя внимание. Забудь про неё. Давай лучше думать насчёт путешествия. У меня идея: а что, если нам ехать верхом?
- Верхом – в горы? – фыркнула Энни презрительно и недоверчиво.
- Не в горы, конечно. Вот слушай: мы возьмём Сильвию и Джердана, и будем ехать вдоль реки верхом до тех пор, пока это будет возможно. А потом их отпустим, когда окончательно свернём в горы. Сильвия найдёт дорогу назад, она же умная, а Джердан пойдёт за ней. А мы вернёмся пешком, а ещё лучше – на плоту по течению. Как тебе?
- Надо подумать, - неохотно согласилась Энни. У неё было плохое настроение, и она изо всех сил крепилась, чтобы не сорваться снова. С их возвращения из Зелёной страны прошли сутки . И за эти сутки она выслушала бесчисленное количество историй о мелких и крупных неприятностях, случившихся с поселенцами, жалоб и просьб, и новостей, и сплетен. И если поначалу это было очень интересно, то вскоре ей захотелось воскликнуть: «Ну неужели обязательно нести всё это ко мне?». Несмотря на то, что Аларм всячески участвовал во всех этих разговорах, и львиную долю трудностей пытался перетянуть на себя, но именно что пытался. Все привыкли, что Энни главная, а Аларм – так, где-то рядышком. С одной стороны, поселенцам, например, порой было легче обратиться именно к Аларму, они ему как официально не правящему лицу больше доверяли и меньше перед ним смущались. С другой стороны, все знали, что Аларм ничего не решает. А в итоге Энни пришлось вникать даже в те вопросы, которые её совершенно не касались, и которыми она вовсе не занималась раньше – просто теперь кто-то решил, что негоже обходить принцессу с такими «важными» делами, она тоже должна быть в курсе. А значит, решать не только вопросы границ земельных участков в посёлке, но и быть в курсе, чем их размечают, и какой высоты должен быть забор, и из чего он должен быть, и вообще, чтоб строить забор, гвозди нужны, ваше высочество.
Энни на это заявила: во-первых, вместо забора можно поставить плетень. В конце концов, это скорее символическая защита от диких животных, которые могут случайно забрести в огород по незнанию. Во-вторых, земли каждому можно брать столько, сколько он сможет обработать – но чтобы участки друг другу не сильно мешали. И вообще, по этим вопросам обращайтесь к Рохану! Уже после ухода таких вот «просителей» Аларм недовольно заметил, что он бы мог тоже поучаствовать в разговоре.
- Ну и что бы ты сказал? – пожала плечами Энни. – Понимаешь, у меня в деле разметки земельных участков какой-никакой опыт есть. Ну… - она замялась. – Вернее, воспоминания. Вернее, я просто всегда думала, как можно сделать лучше всего. По-моему, должно неплохо получиться. А?
Аларм вынужден был согласиться.
А тут ещё у Логона возникла благая идея. Наслушавшись занимательных историй о живых растениях, он уже несколько дней ходил задумчивый, а как раз к возвращению Аларма и Энни из Зелёной страны вообразил следующее: а почему бы не разводить садовые живые растения? Очень удобно: поливать их не надо – сами сходят к ручью, когда захотят, - укрывать от солнца и росы тоже не надо – найдут место, где спрятаться. Договориться опять же обо всём можно: сколько расти, в какую сторону ветки направлять, ну и урожай, может быть, тоже контролировать… Окрылённый этой идеей, Логон мечтал об идеальном саде, где не надо тратить столько времени, бесконечно рыхля, обрезая, поливая, подвязывая, укрывая и опрыскивая от вредителей. Всё будет решаться совсем иными способами. Выносив эту идею и придав ей в своём воображении вполне завершённый вид, Логон отправился – не к Виллине, как можно было ожидать, - а опять-таки к Энни. Ну и Аларма тоже застал там же. Вернее, Аларм сам туда прибежал.
Друзья выслушали Логона с недоверием. Энни сказала, что идея, безусловно, интересная, но… если в огороде все растения будут живыми, то проблемы начнутся уже с вопроса о водопое. Если все разом ринутся к ручью, и каждому будет хотеться попить подольше и побольше, то будут ссоры. А то и драки. Будут ссоры и за удобное место, и за питательную землю, и за удобрения. Аларм кратко добавил к этому то, что сотни растений, свободно бродящих по всему огороду, саду и парку, кого угодно сведут с ума. А если о чём-то договориться не удастся? Ещё начнётся война растений против людей. И нет, Кустара и Пеняра нельзя назначить над ними начальниками, потому что они уже начальствуют на бывшей Пустоши Теней. Им и там забот хватает.
- Откровенно говоря, - мрачно призналась Энни, когда Логон, чуть расстроенный (но пока не сдавшийся), ушёл, - мне в Волшебной стране хватает говорящих животных. Живые растения как масштабное явление – это уже чересчур. Особенно если они ещё и бегающие.
- Не все бегающие, - сказал Аларм. – Есть и те, кто предпочёл остаться на месте.
- Ну потому что у них уже корни слишком глубоко ушли. Им неохота выдираться из насиженного места. Не, ну с какой-то точки зрения я могу Логона понять, - добавила Энни. – Когда с растениями можно всего лишь поговорить… Но всё должно быть в меру.
К несчастью, Логону не хватило терпения и дальше держать свои идеи при себе, и на следующий день о них уже знал весь дворец. Попросту главный садовник надеялся, что остальные поддержат его замысел и помогут уговорить Энни и Аларма и добиться их согласия. Получилось… не совсем то, чего он ожидал. Кое-кто из переселенцев, услышавших идею, совершенно не оценил, а Таиса и вовсе хихикала. Аларм и Энни поймали её в вестибюле и сделали строгое внушение, пока она не раструбила, что Логон собирается разговаривать с растениями в порыве заставить их лучше расти. Попытались вдолбить, что и растения растениям рознь. Таиса прониклась. Но не уважением к Логону, а опасением перед Алармом.
- Похоже, с растениями говорить и в самом деле результативнее, чем с Таисой, - пробурчала Энни, расставшись с вредной подданной и поднявшись на второй этаж.
- Справимся, - ответил Аларм, и внезапно обоим пришлось остановиться. Из комнат Виллины выходила гостья, которую сейчас они меньше всего ожидали видеть – Ланга. Это ещё почему? Без предупреждения, неожиданный визит… Энни вся напряглась, зная, что от Ланги можно ожидать мало хорошего. А мысль о том, что Ланга пришла договариваться о новых переселенцах, почему-то ввела в уныние. С этими бы жизнь наладить…
- Добрый день, - вежливо поздоровался Аларм.
- Добрый, - усмехнулась в ответ Ланга в своей обычной манере. И сразу перешла к делу: – Я вам стихи перевела.
- Что? – не поняла сначала Энни. – Какие стихи?
- Ты о том свитке из Золотого леса? – догадался Аларм и обрадовался. – Ну и что там?
Ланга отвлеклась от темы, окинув цепким взглядом Энни.
- Давно не виделись, принцессочка. Вечно ты где-то бродишь. Как дела?
- Спасибо, отлично, - невозмутимо ответила Энни. С Лангой, конечно, хотелось поругаться. Но лучше – держать лицо.
- Стихи могу показать, - сказала Ланга, обращаясь уже к Аларму. – Если найдётся время и место для разговора.
- Найдётся, - кивнул Аларм.
Вместе с Лангой они прошли в небольшую, но уютную гостиную второго этажа, примыкавшую к центральным залам. Едва расположившись в кресле за круглым столом, Ланга небрежным жестом прямо из воздуха извлекла золочёный ящичек со свитком, найденный в Золотом лесу, и исчёрканный лист пергамента.
- Возвращаю оригинал – и вот перевод, - кивнула она, вручая оба Аларму. – Смотри сам. Над кое-какими оборотами речи пришлось помучиться, и всё равно там осталась двусмысленность. Ну и, сам понимаешь, в поэтическую форму я перевод облекать не стала. Перевела дословно.
Аларм кивнул, повернул лист так, чтобы Энни тоже было видно, и начал молча читать. Почерк у Ланги был мелкий, угловатый, но понятный. Если бы не частые зачёркивания слов и неровные строчки, было бы совсем хорошо. К некоторым строкам и словам Ланга написала в скобках свои комментарии:

Когда погребена будет даже память о том, что здесь случилось,
Когда останутся только предания и легенды,
Когда дворцы превратятся в прах, и рухнут в бездну,
И там, где они стояли, вырастут леса, и отступят реки,
И лучи солнца будут изгнаны мраком из-под деревьев,
Придут враги и те, кто их слушается (дословно? подданные?), и те, кто с ними воюет,
И те, кто воюет против своей воли, разумные и неразумные,
Населят леса, выросшие на безднах над дворцами (рядом с безднами? Видимо, речь об оврагах и пропастях? В Золотом лесу их полно)
Долгое ожидание войны, но быстрый конец (если перевести дословно, то подразумевается стремительное развитие событий),
Когда наступит процветание силы (возможно, имеется в виду магической)
Когда много всего произойдёт, что мы не знаем и не увидим,
Возможно возрождение всего, затем, чтобы возродить (что возродить?),
Чтобы добиваться мира во всём мире,
Чтобы все люди жили в свете и радости.

Меч достанется герою, и герой не умрёт, даже если это случится (имеется в виду, что герой не умрёт, даже если умрёт. Фраза дурацкая, но подозреваю, что её смысл – напрямую об Аларме)
Ребёнок, который придёт в страну, спасёт её через много лет (ну а это, судя по всему, уже про Элли)
И когда всё это случится, наступит покой,
Деревья разомкнут свои ветви для новых друзей,
Откроют тайные дороги, по которым можно пойти,
Туда, где спрятались (скрылись, исчезли) дворцы над безднами.

Путник, пришедший под сень деревьев,
Будь осторожен, но не бойся тайн.
Ты не один будешь смотреть на древний город,
Который был когда-то велик и прекрасен.
При твоём появлении отсюда начнёт уходить мрак и страх,
И снова можно будет восхищаться (чем?).
И снова здесь будет светлая сила (возможно, здесь тоже имеется в виду магическая).
А что случится дальше – мы не знаем, но верим.
Мы верим, что уйдёт мрак и страх,
Мы оставляем память о себе в легендах.


- Интересно, - задумчиво сказал Аларм. И поморщился: - Хотя мне не очень нравится это предсказание.
- Из-за того, что там намёки о тебе? – усмехнулась Ланга. – Просто я не смогла вспомнить никого другого с подходящей биографией. В конце концов, это уже случилось. Значит, для тебя это не предсказание будущего, а уже констатация прошедшего факта.
- Да, но, получается, кто-то знал о том, что это случится? – Аларм с недовольством заглянул в пергамент. – Спасибо им…
- Я так понимаю, это предсказание в первую очередь касается судьбы Элендара, - задумчиво встряла в беседу Энни. И Аларм почувствовал себя неловко: пока он бурчал из-за строк в собственный адрес, Энни мыслила более глобально. – Получается, когда закончится война с Пакиром, начнётся возрождение того города, который в данный момент погребён в Золотом лесу?
- Собственно, для нас это уже не предсказание, - ответила Ланга. – Так думали древние люди, маги, которые это писали, верили и надеялись, что это случится. Ну, это случилось, и мы прочитали, что они именно на это надеялись.
- Но мы ещё не возрождаем Элендар, - возразила Энни.
- А никто и не говорит, что его надо возрождать, - Ланга ткнула пальцем в строки. –О городе ничего нет, только о магии. Светлая магия придёт в Золотой лес, ну а уж как она придёт… Всё равно ведь как-нибудь придёт.
- Мы не маги, - заявила Энни. – Так что это разве что к Элли вопрос.
- Да пожалуйста, - пожала плечами Ланга. – Но, понимаешь, так или иначе это бы произошло. Я не собиралась оставлять этот лес за собой, на кой он мне сдался, он на вашей территории. Вы и занимайтесь.
- Спасибо, - выразительно произнесла Энни и снова уткнулась в текст.
- А то, что «не один будешь смотреть на древний город»? – уточнил Аларм. – Разве не о возрождении?
Ланга задумчиво взглянула сначала в перевод, потом в оригинал.
- А, тут сложный смысл. Понимаешь, вот здесь слово «древний» значит именно «бывший когда-то», то есть, которого теперь уже нет. Ты будешь смотреть на город, который существовал много лет назад. Может, имеются в виду руины города, то, что от него осталось. Или просто то место, где он был. А вообще, - с некоторым самодовольством добавила Ланга, - красивый текст.
- Да, в самом деле. Спасибо за перевод, - примирительно и искренне сказал Аларм Ланге. – Действительно интересная вещь.
- Главное, безопасная, - отозвалась Энни, не поднимая головы. – А то напредсказывали бы нам тут приключений и страхов, и не знаешь, куда деваться. Хорошо, что основная часть всего этого уже прошла, - она ткнула в строки.
- Основная часть там вообще красивые описания, - махнула рукой Ланга и встала. – Если что ещё найдёте, обращайтесь. Собственно, я пришла, только чтобы вам это отдать.
- Спасибо, - ещё раз поблагодарил Аларм, тоже вставая. – А Виллине ты уже говорила?
- Нет пока. Не успела. Но вы уж сами разбирайтесь. Как мои бывшие подданные? – сменила тему принцесса Подземелья. – Не шалят? – с усмешкой она посмотрела на Энни, и та спокойно ответила:
- Не шалят. Хотя некоторых ты могла бы и получше воспитать.
- Пфе! Это я вам ещё каббаров не прислала, - фыркнула Ланга. – И только потому, что они наверх вообще не хотят. Ну что ж, тогда до свидания. У меня куча дел.
Она хотела было уйти, но развернулась на пороге:
- Да, кстати! Поздравляю с успешной миссией по расселению живых растений. Как вам такое только в голову пришло? И кому?
- Спасибо, - ответил Аларм и оглянулся на Энни. – Похоже, эта мысль пришла в головы сразу нескольким людям. Трудно определить, кто был первым.
- Ясно, - протянула Ланга, похоже, несколько разочарованно. Может быть, мечтала над кем-нибудь посмеяться. Или поспорить. Или обсудить перспективы, а тут и обсуждать-то не с кем, конкретного виновника нет. Во всяком случае, зная характер Ланги, впечатление было такое, хотя Аларм готов был допустить, что он зря её подозревает. – Если Сагарот будет мешать, жалуйтесь мне. Я ему живо мозги на место вставлю, если, конечно, они у него есть, у тени-то.
- Спасибо ещё раз, - сказал Аларм, - мы пока справляемся. Однако на будущее учтём.
- Жалко, - без тени сожаления сказала Ланга. – Я так давно ищу повод придраться к этому теневому корольку…
Энни фыркнула.
- У тебя что, поводов для ссоры не хватает?
- Поводов хватает. Но все они какие-то недостаточные, - ответила Ланга. – Тратить на такую ерунду время не хочется, а вот если бы у вас возникли какие-то серьёзные проблемы, тогда у меня был бы более веский повод! Понятно?
- Нет, - сказала Энни. – Но тебе виднее. Кстати, ты случайно не знаешь, как называется то растение, которое оживляет остальных?
Ланга ненадолго задумалась, наморщив лоб.
- Знаю. Но не вспомню. Скажу в следующий раз. А вообще можете сами название ему придумать, чтоб было не так научно и более понятно.
- Мы его урфинджюсием прозвали, - невинно заметила Энни. Аларм покосился на неё и мысленно усмехнулся: ну хорошо, хоть про Фуфышу не сказала.
- Отличное название, - одобрительно кивнула Ланга. – Ну всё, я пошла. Всем удачи. Можете меня не провожать.
Когда Ланга исчезла, Энни снова уставилась в пергамент с переводом. Прочла его ещё раз, задумалась, потом подняла лист и рассеянно помахала им в воздухе:
- А про меня тут ничего нет.
- Ну и радуйся, - усмехнулся Аларм, садясь рядом, и с иронией добавил: – Получать о себе предсказания – не самая весёлая штука. Особенно если они такие. Хорошо, что я не знал.
- А мне бы хотелось узнать что-то, что я могу совершить в будущем, - задумчиво проговорила Энни.
Аларм мотнул головой.
- На мой взгляд, в этом мало хорошего. К тому же, зная заранее, что с тобой может произойти, ты можешь захотеть на это повлиять, и это может привести к нежелательным результатам. К примеру, предсказали тебе какую-нибудь неприятность, а ты и не хочешь, чтобы она произошла. Начинаешь её избегать всеми силами. А потом оказывается, что ты сделала только хуже, потому что из-за того, что не случилась эта неприятность, не произошло и что-то другое. И вообще ты нарушила предопределённый ход истории, вмешавшись куда не надо.
- А если нет никакого предопределения? – возразила Энни.
- Тогда нет и предсказаний. Не существует. Предсказания, по сути, и есть предопределения. И лучше о них не знать, а то ещё натворишь чего-нибудь. Лучше спокойно идти своим путём, разбираясь с проблемами по мере их поступления. Если тебе предопределено, то разберёшься так, как надо. Если нет… ну, значит, не так предопределено. Бывает, что и предсказания ошибаются.
- Но не в данном случае, - Энни снова пробежала глазами текст. – Если только Ланга чего-нибудь не напутала.
- В данном случае – да, предсказание уже случилось. Но оно настолько туманное, что ему легко сбыться, - хмыкнул Аларм. – Мало ли какому «герою» мог достаться меч. И какой меч, тут, кстати, даже не сказано. Более-менее конкретных указаний тут только два, то, что Ланга решила – обо мне и об Элли. Всё остальное – действительно красивые описания.
- А почему «отступят реки»? – Энни указала на четвёртую строку сверху.
Аларм подумал.
- Видимо, это о Большой реке. Пойдём, карту найдём.
Карта Волшебной страны, включая частично Невидимую землю и море Торна, нашлась в комнате у Энни. Не магическая (это была не карта Виллины – та осталась у Элли), но зато большого размера. Аларм развернул её на весь стол.
- Вот смотри. Здесь Золотой лес близко подходит к морю Торна. В море же какой-то залив или глубокая бухта, оно выдаётся как раз навстречу лесу. Большая река же впадает в море намного правее. Но если принять во внимание то, что крупные города, как правило, строили на больших реках – вода-то нужна, - то есть вероятность, что река со временем изменила своё русло…
Энни воодушевлённо перебила его:
- И когда-то, много лет назад, она впадала в эту бухту или залив. И Элендар стоял прямо на устье реки, это исключительно удобное расположение для столицы страны. Я ещё давно об этом думала! Это вообще моя идея.
Аларм кивнул и продолжил рассуждения:
- Ага, ты мне когда-то даже это говорила. Я потом ещё поразмыслил. Мы не знаем, что было пять тысяч лет назад и как море Торна соединялось с океаном, но в любом случае положение на берегу моря, в устье реки для большого города выгодное. Куда лучше, чем сейчас положение Изумрудного города – возле него как раз сравнительно маленькие речушки, а Большая река далеко в стороне. Собственно, так же как и Жёлтый дворец, и столицы Розовой страны и Фиолетовой. И Голубая страна. Они все далеко от Большой реки, и только Город Теней на её берегу.
- А ещё Солнечный лес, - указала Энни.
- Да, вероятно, там тоже что-то было…
- Вроде бы говорят, что первая столица Розовой страны была где-то там недалеко от него, - вспомнила Энни. – Если я ничего не напутала. И это объяснимо. Интересно, почему сейчас большие города так отошли от реки…
- Или река от городов.
- Изумрудный город очень молод, - возразила Энни. – Река от него отойти бы просто не успела.
Аларм поморщился.
- Изумрудный город строился не по принципу близости к реке, а там, где дорога кончалась. К тому же там рядом Невидимая земля – это раз, и далеко от стран злых волшебниц – это два. И вообще, строительство Изумрудного города – это отдельная история. Вернёмся к Элендару. Получается, когда произошла первая война с Пакиром, и после этого Невидимая земля стала отдельным миром, Золотой лес остался у нас – вернее, то место, где он потом вырос, а море Торна ушло. Когда поменялось русло реки – мы знать не можем…
- А дорога? – указала Энни. – В смысле, вторая часть Жёлтой дороги. Мы ведь видели останки её же, только древней, в Золотом лесу, мы по ним шли. Но они далеко от моря. Ну, судя по карте. Значит, город был не совсем на берегу? Или он был такой большой?
- А кто карту рисовал? – хмыкнул Аларм. Энни смущённо опустила голову. Рисовала она сама, перерисовав со старой карты Лили, а та была весьма условная. Потом Элли немного кое-что подправила магией, и Виллина тоже вмешалась, но всё равно высокой точностью тут и не пахло. Энни сама никогда не была в Невидимой земле, а тут ещё и пришлось совместить её с основной частью Волшебной страны. Да и кто виноват, что тут нет даже простейшего фотоаппарата? Это только если подниматься на облачке и зарисовывать местность вручную. С поправкой на перспективу, угол зрения, высоту подъёма и всякие зрительные искажения поверхности земли. И всё такое прочее. Нет, можно и с земли, конечно, замучиться со всякими расчётными приборами. Но Энни пока к такому подвигу не была готова. Она всего лишь бывший школьный преподаватель, а не картограф.
Так что даже этой карте, собственноручно изготовленной, Энни почти не верила. Хотя, конечно, в существовании залива в море Торна, и в расположении устья Большой реки, и в расположении Золотого леса не сомневалась, но мелкие детали могли оказаться вообще не там, где им положено быть.
- Ладно, допускаю, что дорога нарисована ошибочно, - вздохнула Энни. Аларм кивнул.
- Я так и думал. Если рассуждать логически, то я не вижу других вариантов. Разве что после гибели города дорогу построили заново и по-другому. Вообще-то возможно и такое.
- Кому там понадобилось дорогу строить? – вздохнула Энни. – Она ушла в Невидимую землю – ну, то есть там появилось её повторение, или как это назвать ещё… а здесь уже не было смысла что-то отстраивать заново. После Элендара что стало столицей? Город Теней? Он ведь позже стал предателем, если не ошибаюсь.
- Позже, но столицей стал не он. Во всяком случае, не столицей всей Волшебной страны. Я не знаю, - задумался Аларм. – Насколько помню, тогда страна и стала разделяться на части. И столица в каждой была уже своя. По сути, Изумрудный город и сейчас только начинает брать на себя функцию столицы всей страны, и то только потому, что там живёт Хранительница. А раньше он был просто красивым городом, столицей Зелёной страны, в которой до него городов вообще не было. Если же говорить о древней истории, - с воодушевлением продолжил Аларм, эту тему он любил, - получается, сначала была единая страна с одной столицей – Элендаром – и несколькими отдельными замками чародеев, вокруг которых люди не селились. Заброшенный замок на границе Голубой страны, например. Потом в северной области, получается, столицей стал Город Теней, а в южной – то, что когда-то было столицей Розовой страны и до нас не сохранилось. Потом начали дробиться и эти государства. И дробились очень сильно и очень долго, потому что нередко случалось так, что правитель разделял одну свою страну между несколькими наследниками. Между ними, естественно, вспыхивали междоусобные войны. В какой-то момент на территории Волшебной страны таких мелких государств было десятка три, и многие между собой не ладили. Кстати, к тому же периоду относится и уход Рудокопов в Пещеру. Потом начали снова объединяться. Вернее, было так: кто-то кого-то завоевал и объединил территории, а кто-то из народов просто вымер. Ну или ушёл куда-нибудь и растворился среди других. Одним из сильных государств было то, где сейчас Фиолетовая страна. Столица Мигунов – это один из древнейших городов, Бастинда прилетела в него целенаправленно. Стелла построила себе замок, вокруг которого уже позже построили город, взявший на себя функции новой столицы, рядом с Гингемой никто жить не захотел, а в стране Виллины просто никого не оказалось.
- А вот почему не оказалось? – немедленно задала настойчивый вопрос Энни.
Аларм на секунду призадумался.
- Есть объяснение, что эту страну специально берегли для Сказочного народа. Я в это не очень верю, потому что, как ты сама знаешь, им логичнее расселиться там, где им жить удобнее, а не там, где место приготовили. Они уже и расселяются, и не всегда по Жёлтой стране. Ну тебе лучше знать, ты этим занимаешься. Есть и другое объяснение: страна пустовала последнюю тысячу лет из-за войны. Как раз тогда Пакир подчинил себе Город Теней, и с тех пор сюда никто не совался.
- Да ну, тысячу лет, - усомнилась Энни. – Неужели никому не хотелось узнать, что тут и как?
- Видимо, не хотелось. Ты же знаешь, народ у нас нелюбопытный. Первые пятьсот лет не совались, потому что боялись. А потом Виллина прилетела, и оградила страну уже по своим соображениям…
- Так она сама оградила или просто к ней никто не пришёл? – перебила Энни.
Аларм запнулся на полуслове и махнул рукой.
- То и другое. Лучше спроси у неё самой, что было сначала, что потом. В конце концов, она жила не совсем в одиночестве. Рохан и остальные вовсе не первые, кого она взяла. Просто мало кто оставался с ней навсегда. Как правило, переезжали потом в Розовую страну или в редких случаях в Зелёную. К тому же в Жёлтой стране холоднее, чем в остальной части страны.
- Я как-то не заметила особой разницы, - сказала Энни.
- Здесь всё-таки и осень бывает, - напомнил Аларм. – Особенно у подножия гор. Хотя её трудно заметить, это надо несколько лет прожить и наблюдать. А в остальных странах – всегда лето. Заметь, на севере никто не селится. Север Фиолетовой страны – пустует. Север Голубой страны – пустует…
- Потому что Лунная река отгораживает, а за ней – Орлиная долина.
- Ну… да, это тоже, - признал Аларм. – Таким образом, есть своеобразная граница расселения, севернее которой люди, как правило, предпочитают не забираться. Им и на юге хорошо. Места всем хватает, земли, пригодной для сельского хозяйства, значит, и пищи тоже, а следовательно, идти куда-то в неизведанные места незачем. К тому же жителей Фиолетовой страны отпугивает Золотой лес, он как раз на границе. А со стороны Зелёной страны много болот, там надо знать, где ходить – как мы с тобой шли, например. Ну а у Жевунов с двух сторон реки – Большая и Лунная. Так что причин много, даже магию применять необязательно, - Аларм скатал карту в трубочку и протянул Энни. – Держи. Пойдём к Виллине, покажем ей Лангин перевод.
Энни небрежно засунула карту в ящик под небольшим книжным шкафом.
- Интересно, а почему жители Фиолетовой страны не идут на север, - сказала она. – Что их там отпугивает.
Аларм пожал плечами.
- Кто знает. Вот ты, кстати, там пролетала, когда собирала союзников во время войны. Обезьян, орлов. Что ты там видела?
Энни ненадолго задумалась.
- Ничего особенного. После Красного озера и горы Трёх Братьев там густые леса, изредка широкие поляны. Большая река как-то в этом теряется. Больше ничего. А потом мы улетели в горы, и я уже ничего не видела.
Аларм кивнул.
- Большая река уходит в Невидимую землю и впадает в море. Лили, кстати, вроде бы рассказывала про свои путешествия именно по реке.
- Да, но там какие-то свои правила… - поморщилась Энни. – Если плыть от нас по Большой реке вниз по течению, то в Невидимую землю всё-таки попасть можно. А вот если обратно, оттуда к нам, вверх по течению, то, чтобы выйти из Невидимой земли, надо попасть сначала в Призрачное море рядом с Розовой страной, а уже с его берега там есть какой-то магический переход…
- Ох, - с досадой протянул Аларм. – Вот ещё загвоздка с этими морями. Ещё и их надо учитывать…
- С географической точки зрения, - наставительно заметила Энни, - это не моря, а озёра. Море – это то, что соединяется с океаном. Правда, иногда в названиях бывают исключения. Например, в Большом мире на одном из наших материков есть Каспийское море и Мёртвое море, хотя на самом деле это бессточные озёра…
- Мёртвое? – переспросил Аларм.
- Да не пугайся, - засмеялась Энни. – Просто там повышенное содержание всяких солей и минералов, поэтому там не могут жить ни животные, ни растения, так, только бактерии какие-нибудь. Но для человека оно не смертельно, там даже интересно – на его поверхности можно почти лежать, вода обладает – ну, как говорится, повышенной плотностью, и в ней трудно утонуть. Довольно популярный курорт, кстати. Я там не была, просто знаю.
- Ясно, - сказал Аларм, утратив интерес к морям Большого мира и переключившись снова на моря Волшебной страны. – Но ведь мы предполагали, что море Торна где-то с океаном соединяется или хотя бы когда-нибудь соединялось. Мы ведь не знаем, никто не исследовал.
- И желающих исследовать не слишком-то много, - хмыкнула Энни. – Одна только Лили. Но всё равно, фактически Призрачное море, которое в Розовой стране, не море, а озеро. Оно даже не соединяется с морем Торна.
- Соединяется, - возразил Аларм.
- Только Большой рекой. И причём от Призрачного моря до реки есть ещё один пролив или река, что-то в этом роде. Фактически, это то же Большое озеро. Только ещё больше, - Энни снова открыла ящик, задумчиво взглянула на карту, но не стала доставать. – И располагаются симметрично. – И воскликнула: - Вот не зря между Большим озером и Большой рекой был пролив! Или канал.
- Хочешь сказать, что здесь то же самое, что на Призрачном море?
- Именно так. Только почему-то Призрачное море ушло в Невидимую землю, а Большое озеро не ушло.
- Значит, оно там было не нужно, - сделал вывод Аларм.
- И заметь, - торопливо добавила Энни, - и Большое озеро, и Призрачное море располагаются в странах добрых волшебниц. Это ни о чём не может говорить?
- Вряд ли, поскольку и озеро, и море появились задолго до того, как к нам прилетели волшебницы, - усмехнулся Аларм. – Так же как и Невидимая земля.
- Это понятно. Но может быть, волшебницы не зря так распределились?
- Тоже вряд ли. Тогда почему Бастинда распределилась рядом с Красным озером, в котором хранился меч Торна? – развёл руками Аларм и по привычке хотел коснуться меча, которого, правда, сейчас на поясе не было.
Энни на секунду задумалась:
- Виллина и Стелла поселились неподалёку от тех мест, где был выход из Невидимой земли…
- В Жёлтой стране его не было, - перебил Аларм.
- Могло быть! Если провести параллель между Призрачным морем и Большим озером. Подожди, не сбивай с мысли, - Энни замахала руками. – А Бастинда и Гингема обе нашли по волшебной книге Торна и по артефакту – одна туфельки, другая обруч. Вот тебе это не кажется интересным? Почему именно двум злым колдуньям достались книги и предметы светлого мага?
- Потому что они были ушлыми и проворно захватили книги прежде, чем их нашёл кто-то другой, - предположил Аларм.
- Нет! Гингема нашла книгу и туфельки незадолго до того, как в Волшебную страну прилетела моя сестра. У Стеллы и Виллины была куча времени, чтобы Гингему опередить.
- Тогда не знаю, - сдался Аларм. – Послушай, а тебе не кажется, что ты пытаешься найти какие-то скрытые значения там, где их нет? Может, тут просто случайность и совпадение.
- Допускаю, - охотно согласилась Энни. – Допускаю, что я вполне могу притягивать что-то за уши. Но всё равно над этим думать интересно. И потом, мне кажется, что далеко не всё в магическом мире происходит случайно.
- Пойдём уже к Виллине, - хмыкнул Аларм, направляясь к двери. – Может, она сразу всё объяснит. Чем гадать, лучше спросить и получить ответ.
- Получить ответ не всегда интересно, - вздохнула Энни. – Если он вообще есть. А Виллина о Невидимой земле знает немногим больше моего. У неё тоже многое основывается больше на логических выводах и магической интуиции, чем на точных знаниях.
Уже на полдороге к Виллине Энни внезапно остановилась и задумчиво спросила:
- Но если наши теории верны, то, может быть, и в Жёлтой стране есть выход в Невидимую землю?
- Я бы предпочёл, чтобы его не было, - ответил Аларм.
Энни решительно тряхнула головой:
- Вот как раз в путешествии и разберёмся.
- Я категорически против! – воскликнул Аларм, непроизвольно даже схватив её за руку. – Я совершенно не собираюсь путешествовать в Невидимую землю.
- Смотри, - Энни эмоционально взмахнула руками, высвобождаясь, только непонятно было, на что смотреть. – Я вспомнила! Помнишь, когда в прошлом году Лили ушла исследовать течение Большой реки? Ну, после того, как она у нас гостила на мой день рождения. Она ведь откуда-то оттуда и ушла к морю Торна. А из этого очевидно, что проход и правда есть, просто мы о нём не знаем. Лили тоже не знала, она просто шла и случайно нашла.
- Но я не собираюсь… - снова начал Аларм, и Энни его перебила:
- Никто и не заставляет. Я сама не стремлюсь в Невидимую землю, неизвестно, как мы потом оттуда выберемся. Лили, правда, считает, что на людей с наложенным на них заклятием, затрагивающим возраст и старение, запреты Невидимой земли действуют не так, но кто знает, это ведь ещё не доказано. Лучше поостеречься.
- Лишь бы не застрять там случайно, - мрачно ответил Аларм. Энни безмятежно махнула рукой:
- Не застрянем. Переход в Невидимую землю незаметным не бывает. И неосознанным тоже не бывает, всегда надо совершить какое-то действие.
- А если мы нечаянно его совершим?
Энни снисходительно улыбнулась:
- Не паникуй раньше времени. Ну даже если совершим. Посмотрим новые места и вернёмся через Призрачное море. Лили поможет, Дарина подскажет, ну и мало ли. Так что не бойся, ничего непоправимого не случится.
- Я не боюсь, - оскорбился Аларм.
- Вот и молодец. Мы просто пойдём погулять. Надеюсь, в этот раз сражение с чудовищами нас не ждёт, - оптимистично заявила Энни. Аларм вздрогнул:
- Очень надеюсь.