Тайны и хроники Жёлтого дворца +6

Гет — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчиной и женщиной
Сухинов С.С. «Изумрудный город»

Пэйринг и персонажи:
Аларм/Энни, Виллина, Элли, слуги Виллины, живые растения, НЖП, НМП
Рейтинг:
PG-13
Жанры:
Романтика, Ангст, Фэнтези, Психология, Философия, Повседневность, AU
Предупреждения:
OOC, ОМП, ОЖП
Размер:
планируется Макси, написана 441 страница, 40 частей
Статус:
в процессе

Награды от читателей:
 
Пока нет
Описание:
После окончания войны с Пакиром Аларм возвращается в Жёлтый дворец - потому что он так и не добился взаимности от Элли. Но Энни, её младшая сестрёнка, внезапно сама увязалась вслед за рыцарем. А потом она становится Наследницей Жёлтой страны. Жёлтая страна полна тайн, а новые подданные полны сюрпризов. И в Жёлтом дворце жизнь медленно, но неуклонно начинает меняться - так же как и взаимоотношения между Алармом и Энни.

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
Предупреждение: здесь не только ООС, но и сентиментализм, и много диалогов, и вообще текст, как видите, ОЧЕНЬ длинный (и это он ещё не дописан) и может показаться занудным.
Персонажи от канонных характеров довольно далеки. Даже от личного фанонного взгляда автора персонажи здесь несколько отличаются, так что AU тут во многих смыслах.
Первые главы повести публиковались на дайри, в дневнике автора, под названием "Второй лишний".

38. Потеряшки в лесу

16 марта 2018, 17:33
Аларм и Энни сделали так, как планировали – до самых гор доехали верхом, пока Большая река (ставшая, кстати, ближе к истокам уже не такой большой) не стала круто забирать вверх. Здесь они отпустили Сильвию и Джердана – Сильвия должна была найти дорогу назад, а Джердан, похоже, был готов идти за среброгривой подругой хоть на край света, и её рог его не смущал.
- Может, мы тоже вернёмся? – тоскливо сказала Энни, пока Аларм ослаблял сбрую Джердана и навьючивал всё лишнее на него же (Сильвия никакой упряжи не терпела, хотя поклажу нести всё же соглашалась). – Зачем нам эта прогулка? Без нас там всё вверх дном пойдёт. И так все на ушах стоят…
- Хочешь, поспорим, что как раз без нас там всё наладится? – с энтузиазмом предложил Аларм.
- Отлично, - буркнула Энни. – Давай спорить. Только не говори потом, что я тебя не предупреждала. На что спорим?
- Традиционно – на желание? – предложил Аларм. Традицию споров на что-нибудь он узнал только от Энни, но нечасто этим пользовался. Да и желания чаще всего были простенькие. Ещё более незамысловатые споры были «на конфетку», которых у Аларма к тому же никогда не было. А спорить на что-то более нестандартное у него фантазии не хватало.
- На желание – это в данном случае слишком мелко, - сказала Энни чуть ехидно.
- Смотря какое желание, - не отступил Аларм.
- Ну хорошо. Спорим на желание, - Энни решительно протянула руку. – Сильвия, разбей.
Сильвия весело ткнулась мордой в соединённые руки друзей. Аларм и Энни засмеялись хором.
- Спасибо, - Энни погладила Сильвию по пышной длинной гриве. – Всё? Пора идти?
Аларм поднял с земли рюкзак.
- Идём.
Они попрощались с лошадьми и некоторое время смотрели им вслед. Потом начали подниматься в гору вдоль русла реки, которая здесь превратилась в сплошные мелкие водопады и каскады. Время от времени среди корней деревьев темнели глубокие заводи. Постоянно приходилось перебираться через притоки. Деревья здесь росли довольно разреженно, но часто встречались завалы буреломов, которые приходилось обходить.
- Интересно, а у этой реки бывают какие-нибудь сезонные разливы в период таяния снегов? – спросила Энни. Аларм только руками развёл, и Энни начала рассуждать дальше: - С одной стороны, в Волшебной стране все сезоны одинаковы. Могут и снега не таять на горах. С другой стороны, куда-то же должен этот снег деваться. А ещё могут быть разливы от дождей.
- Вот от дождей точно бывают, - согласился Аларм. – Но не сезонно.
Здесь было намного веселее, чем в Золотом лесу. Не было давящего ощущения опасности. Хотя, когда Энни заметила об этом вслух, Аларм напомнил:
- Можно подумать, ты в Золотом лесу так боялась опасностей! Порхала там по руинам, как беззаботная бабочка.
Энни сконфузилась, надулась, расстроилась и решительно зашагала вперёд.
Из Жёлтого дворца они выехали ещё перед рассветом, а к подножию гор прискакали лишь после полудня, и теперь дело клонилось к вечеру. Задолго до захода солнца разбили лагерь. И снова невольно вспомнились ночёвки в Золотом лесу.
- Не стоит расслабляться, - сказал Аларм. – Если мы не в Золотом лесу, это ещё не значит, что на нас никто не нападёт здесь.
- А кто на нас может напасть? – беззаботно отозвалась Энни. – Дикие звери? В Волшебной стране с ними можно договориться – ну, почти всегда. Чудовища из подземелья не вылезут, а смертельных врагов среди разумных существ у нас вроде как нет. Слушай, а ведь тут не так далеко долина Летучих обезьян. Если идти по горам на восток, то можем прийти к ним. Правда, не знаю, можно ли попасть к ним по земле, или только по воздуху…
- К Летучим обезьянам мы не пойдём, - ответил Аларм. – «Не так далеко» она только по воздуху. А по земле мы неделю карабкаться будем по этим горам, ещё и заблудимся.
- Да как тут можно заблудиться? – фыркнула Энни. – В крайнем случае можно попросить помощи у птиц.
- И зря ты так легкомысленно оцениваешь диких зверей, - продолжал Аларм. – Далеко не все они дружелюбно относятся к человеку, даже если разумны. Многое зависит ещё от того, насколько зверь голодный. Или – насколько он напуган. Напуганные звери самые агрессивные. А уж если это мать с детёнышами, совсем плохо дело.
- У тебя что, бывали такие случаи? – заинтересовалась Энни.
- У меня – нет. Просто Рохан рассказывал, и наверное, тоже не из личного опыта… И ещё не мешает вспомнить, что иногда какие-то звери действительно подвластны злым силам.
Энни лишь плечами пожала – причём она уже лежала на земле, и жест выглядел забавно.
Спать легли рано, но уснули не сразу – мешал непривычный ночной лесной шум. Звуки бегущей воды, уханье птиц, гул ветра в вершинах деревьев (внизу, у земли, ветер вообще не ощущался). Где-то что-то скрипело, громко пели цикады, квакали лягушки по берегам заводей.
- А лягушки в Волшебной стране умеют разговаривать? – полусонно спросила Энни. Аларм, сам себе удивляясь, признался:
- Я не знаю. Никогда не проверял.
- Как это так? – Энни приподнялась на локте. – Ты же здесь живёшь!
- Я никогда не общался с лягушками, - несколько смущённо объяснил Аларм.
- А со змеями? Или ящерицами? Или хотя бы с мышами?
- Мыши разговаривают, это мы точно знаем. Твоя мышиная королева Рамина – тому доказательство. А зачем тебе говорящие лягушки?
- Просто любопытно. Может, давай поймаем и узнаем?
- А ты разве не боишься лягушек? – поинтересовался Аларм. Похоже, даже искренне.
- Я? – изумилась Энни.
- Ну, насколько я знаю, обычно девочки лягушек боятся, - снова чуть смутился Аларм. Энни, конечно, нельзя было оценивать как обычную девчонку, но мало ли…
- Как ты можешь быть обо мне такого низкого мнения! – отчеканила Энни. – Неужели я похожа на человека, который боится лягушек? Да будет тебе известно, что мне противны только слизняки и сороконожки. Но и то нельзя сказать, что я их боюсь. Просто противны. Хм, - она задумалась. – Вот насекомые в Волшебной стране не разговаривают? Бабочки там, пауки. Насчёт змей и ящериц мы не знаем. Нет, змеи должны разговаривать. У Гингемы жил кто-то, не то питон, не то удав, он вроде говорить умел.
- Откуда такие сведения? – удивился Аларм.
- А, не помню. Вроде краем уха слышала, как Корина что-то рассказывала давным-давно. А лягушки?
- Давай спать уже, - усмехнулся Аларм, устраиваясь поудобнее. Перед сном они не стали гасить костёр, и сейчас было приятно смотреть на догорающие в темноте угли. Немного нервозности добавляло то, что в этом походе друзей не сопровождали Кустар с Пеняром, а значит, ночью в случае чего приходилось надеяться только на удачу и чуткий слух.
Энни по другую сторону костра тоже заворочалась, поправляя спальный мешок. У неё, конечно же, была с собой чудо-палатка, но в хорошую погоду девочка её не использовала.
- А у нас в Большом мире есть сказки о лягушках, - сообщила она, когда Аларм решил, что она уже спит.
- Какие? – зевнул он.
- Ну, например, с таким сюжетом: лягушка – это заколдованный принц, или заколдованная принцесса, или просто какая-нибудь красавица… и чтобы её расколдовать, надо на ней жениться. На лягушке. Ну, или если это принц, соответственно, выйти за него замуж.
- Какой ужас, - хмыкнул Аларм.
- Да, - вдохновенно продолжала Энни. – Как правило, они расколдовывались от поцелуя, или в течение какого-то определённого срока, или после каких-нибудь трёх желаний… э-э… ну или что-то другое. Уже не помню. Сюжеты могли быть разными.
- А почему именно лягушка? – удивился Аларм. – Почему не мышь или змея? Или ещё какая-нибудь мелкая гадость?
- Не знаю, - вздохнула Энни.
- Спи уже, - сказал Аларм. – И оставь в покое лягушек.
И когда он опять решил, что Энни окончательно заснула, она вновь подала голос, рассуждая с весёлой иронией:
- А интересно, Корина когда-то грозила Людушке превратить его в лягушку. Тебе не кажется, что здесь что-то неспроста?
- Если ты не дашь нам спать, то в лягушку превращусь я, - проворчал Аларм. Энни хихикнула и замолчала.

Ночь прошла на удивление спокойно, хотя Энни утром сказала, что удивляться нечему. Они не в Золотом лесу, отбиваться от чудовищ не нужно. Аларм напомнил вчерашний разговор, но Энни твёрдо была настроена относиться к возможным опасностям легкомысленно. Куда больше её занимал разговор на тему «что сейчас в Жёлтом дворце», а как раз об этом Аларм говорить не хотел. Нет, он не относился безалаберно к правительственным обязанностям, просто хорошо знал: если Энни начнёт переживать, это добром не кончится. Она взвинтит и себя, и его, и вся прогулка превратится в кошмар.
Сегодня дорога была менее удобной, зато, как выразилась та же Энни, более «приключенческой». Приходилось карабкаться на гору порой чуть ли не на четвереньках и несколько раз переходить туда-сюда реку, потому что на этом берегу дороги не было вовсе. Естественно, не обошлось без падений в воду – падала одна Энни, Аларм её только вытаскивал.
- Мне теперь до конца жизни тебя вытаскивать из водопадов? – стонал он. Энни в ответ смеялась, но смущённо и даже виновато.
Конечно же, она снова с любопытством постоянно бросалась куда-то в стороны «посмотреть, чего там», но потом догоняла Аларма, и он наконец перестал одёргивать её за отлучки. Иногда от этого бывала и польза – Энни находила более удобный путь. Они старались не терять ориентир – русло реки – но иногда это было не так легко. В притоках можно было запутаться.
- И откуда в горах столько воды? – ворчала Энни, в очередной раз перепрыгивая по камушкам журчащий поток. – Вроде и дождей не было. Или это всё-таки таяние снегов?
Но Аларм не знал.
В полдень сделали привал, и снова пошли дальше. По пологой тропинке (видимо, звериной), по гребню вдоль обрывистых склонов на соседнюю гору, ещё более высокую. Здесь в большом количестве росли вкусные грибы, которые можно было есть сырыми; ягоды – дикая ежевика, малина; попадались орешник, дикие яблони… Это был край, куда никогда не добирались люди.
- Наверное, так на всех Кругосветных горах, - предположила Энни. – Ведь люди в них не лазят.
Аларм покачал головой.
- Ну, вдоль Голубой страны, насколько я знаю, немало разведанных мест. Вспомни хотя бы Урфина, который ходил даже за перевал.
- Ну так это Урфин! – ответила Энни. – Он вообще делал много всего такого, чего остальные боялись.
- Я как-то в Изумрудном городе услышал легенду, что они с Кориной родственники, - сказал Аларм. Энни фыркнула:
- Ничего подобного. Поверь, я-то знаю. В то, что они с Кориной были хорошо знакомы, я верю, они ведь ещё у Гингемы могли встречаться, но родственников у него не было.
- Вы общались? – поинтересовался Аларм.
- Не особо. Но всё равно, о нём я знаю немало, - уверенно заявила Энни. – Кое-что от друзей, кое-что от него самого. О Корине он никогда не упоминал.
- Интересно, почему. И ведь если бы упомянул хотя бы раз, наши друзья знали бы, чего от неё ждать…
Энни хмыкнула.
- Корина ведь сбежала от Гингемы ещё в детстве, так что вряд ли Урфину была так интересна её судьба и способности.
Это было как-то даже необычно – гулять по лесу, не слишком торопясь, и обсуждать дела, которые наконец-то не касаются непосредственно Жёлтого дворца и его обитателей. И не бояться чудовищ из-за угла, что тоже немаловажно. Аларм подумал, что им с Энни не хватает таких вот прогулок по новым местам: когда всё, что тебя интересует – это деревья вокруг и небо над головой, и всё, что ты ищешь – это новые красоты природы. Ему самому этого точно не хватало. Вот этого спокойствия на природе…
Энни в очередной раз махнула рукой «я сейчас!» и убежала куда-то в сторону. Аларм её не стал задерживать. Через минуту он её окликнул, она отозвалась – была где-то неподалёку. Аларм не беспокоился.
Через некоторое время он внезапно осознал, что Энни долго не возвращается, и он её нигде не видит. Он снова принялся её звать. Энни не откликалась. Он побежал в ту сторону, куда она повернула в последний раз, и снова стал кричать, но безуспешно. Энни не отзывалась. Аларму стало не по себе. Что делать? Бежать, искать? Он вернулся на свою тропу, туда, где шёл раньше, и задумался. Надо было сообразить, как действовать дальше с наилучшим результатом. Если они с Энни просто потеряли друг друга, это не так страшно – в крайнем случае оба спустятся вниз и вернутся в Жёлтый дворец, пусть и отдельно друг от друга. Но если с Энни что-то случилось…
Аларм старался мыслить как можно более расчётливо и хладнокровно. Места здесь теоретически не опасные, но кто знает. Энни могла провалиться в расщелину, упасть с обрыва, или что-нибудь могло упасть на неё – хотя в этом случае был бы какой-нибудь шум, Аларм бы его услышал. Она могла подвернуть ногу. Ушибиться или пораниться. На неё могло напасть дикое животное – они далеко не всегда дружелюбны…
Она могла попасть в проход, ведущий в Невидимую землю.
«Это наименьшая опасность, - лихорадочно думал Аларм, усиленно заставляя себя немного успокоиться и мыслить здраво. – В Невидимой земле ей ничего не грозит. Она под заклятием вечной юности, значит, вернётся благополучно, сколько бы там ни пробыла. Если и заблудится там, выберется рано или поздно, ей помогут друзья. Но вдруг всё намного хуже? А может, наоборот, ничего не случилось, и Энни сейчас просто выйдет ко мне откуда-нибудь с другой стороны?».
Итак, что делать? Бежать и искать, или сидеть и ждать? Аларм дёргался на одном месте, не зная, на что решиться. Вдруг, если он пойдёт искать Энни, они друг друга ещё больше потеряют?
Аларм ещё раз попытался дозваться до подруги, и снова не получил ответа. Тогда он попытался разговориться с птицами – но они здесь были пугливы, недружелюбны и не желали общаться с людьми, попросту игнорируя гостей в лесу.
Не зная, что делать, Аларм снова пошёл в ту сторону, где исчезла Энни. Вдруг она просто слишком далеко ушла и не слышит его? Или с ней что-то случилось.

С Энни не случилось ничего особенного. Просто она, когда Аларм окликнул её в последний раз, почему-то была уверена, что он идёт за ней, а раз идёт за ней, значит, видит, где она. Когда же она обнаружила, что бродит по лесу одна и не видит Аларма, прошло довольно много времени. Слегка запаниковав, Энни бросилась обратно, но Аларма на его тропе уже не нашла. К тому же она вышла не там, откуда он ушёл на её поиски.
Теперь уже она стояла и размышляла, как ей быть. В какую сторону он пошёл? Далеко ли ушёл? Она тоже попробовала покричать, но не услышала отклика и заключила, что Аларм всё-таки далеко. Ну, и где его теперь искать? И точно так же она попробовала обратиться к птицам, но в ответ услышала неласковое «много вас тут ходит».
- И вовсе не много, - возразила Энни. – Нас всего двое, и мы потеряли друг друга. Неужели вам так трудно подсказать?
Но птица уже улетела. Все местные пернатые ужасно боялись, что Энни разорит их гнёзда – это было слышно из их испуганных перекличек.
- Да не нужны мне ваши гнёзда! – в отчаянии восклицала Энни. – Откуда у вас только взялось это предубеждение? Вас что, кто-то обидел?
Но и на это она не дождалась ответа.
Раздосадованная и обеспокоенная, Энни села на пень и принялась размышлять, что делать. Глупейшая ситуация. В совершенно безопасном лесу они так нелепо потеряли друг друга. И некого попросить помочь. Ну да, а если бы они были не в Волшебной стране, а просто гуляли по какому-нибудь лесу Большого мира, где звери и птицы не говорящие? Вот в расчёте на такую ситуацию и надо искать выход. А какой выход? Сидеть и ждать, пока Аларм сам найдёт Энни? Постоянно кричать и звать его? Продолжать путешествие в одиночку? Проблема ещё была в том, что в какой-то момент они отклонились от своего главного ориентира – Большой реки (которую назвать тут Большой уже язык не поворачивался), а потом так и не стали к нему возвращаться. Это было сделано явно зря.
Заблудиться тут даже поодиночке невозможно – Энни, сама не зная, пришла к тем же выводам, что и Аларм: в крайнем случае можно спуститься вниз и вернуться к Жёлтому дворцу. Но вот когда наступает этот крайний случай? Почему они не обговорили подобную ситуацию?
Ну, вообще-то, даже если попробовать спуститься… Энни знала, что, заблудившись, в лесу можно ходить кругами, это самое неприятное. Но в горах это, пожалуй, труднее, тут есть надёжный ориентир – верх и низ. И даже не это главное. Допустим, сама Энни смирится и вернётся в Жёлтый дворец. А Аларм останется тут её искать? Нет, ну в Жёлтом дворце можно попросить о помощи Виллину, или позвать Элли…
- Надо разжечь костёр! – внезапно сообразила Энни. – Он будет дымить, и Аларм меня найдёт.
Она схватилась за карманы, потом полезла в рюкзак. Вытряхнув на землю всё его содержимое, она так и не нашла спичек. Энни ещё умела разводить огонь с помощью увеличительного стекла (разумеется, при ярком солнце), но ей как-то не приходило в голову брать в поход увеличительное стекло. Способ же трения палочек или высекания искры кремнем ей хотя и был известен в теории, но никогда не испробован на практике. Да и кремня у неё не было.
Аларм и Энни перед походом воспользовались принципом «не класть все яйца в одну корзину» и распределили ношу так, чтобы у каждого было всё необходимое одному человеку для путешествия в лесу. Каждый нёс с собой немного еды (в основном изюм Виллины), свою запасную одежду, парочку светящихся «рудокопских шариков», нож, но кое-что всё-таки разделили и «не поровну»: например, оружие было только у Аларма. У него же – «волшебный факел», а Энни несла сама свою палатку. А вот со спичками, выходит, просто по невнимательности так получилось…
Энни сердито запихнула все вещи обратно в рюкзак и снова села думать. Ну что же делать? Если бы хоть знать, в какую сторону Аларм пошёл! Энни была плохим следопытом, и ни за что не смогла бы найти в лесу следы другого человека по поломанным веточкам и примятым травинкам, сколько бы ни разглагольствовал об этом Рохан. Чужие следы более-менее можно заметить нетренированным взглядом, если человек шагал по толстому слою опавших мокрых листьев – они тогда как будто взрыты его ногами, особенно если он специально шаркал по земле. Но тут не было толстого слоя опавших мокрых листьев. Да и Аларм никогда не шаркал ногами по земле.
Ещё можно заметить следы человека, если он собирал в пути ягоды или грибы. Видишь, что ягоды сорваны – значит, тут кто-то был. Правда, это мог бы быть и не человек. Как и в случае с мокрыми листьями. И это ещё если он вообще что-то собирал. Энни пыталась вспомнить ещё какие-нибудь приметы и способы, как найти человека в лесу, а также как дать знать о себе, потерявшейся, но что-то вспоминалось плохо. Влезть на дерево? Ну влезет она, и что увидит? Вершины других деревьев, и только.
Зарубки надо было делать. Но эта благая мысль, как часто бывает, пришла слишком поздно. «Но теперь уж точно буду делать зарубки», - решила Энни. Если она пойдёт дальше, то вдруг Аларм рано или поздно выйдет на её же путь и заметит следы?
Если она пойдёт дальше. А вот надо ли идти?
Энни ещё немного подумала, а потом всё же встала и пошла.
И разумеется – к сожалению – не в ту же сторону, в какую ушёл Аларм.

Аларм прочёсывал лес с упрямством вконец отчаявшегося человека, но Энни всё не было. Неужели она и впрямь оказалась в Невидимой земле? А почему тогда он сам туда не попадает? Или он уже попал, но не заметил этого? Мало ли, какая она – Невидимая земля.
«И что мне тогда будет? – думал он. – Лили выводила теорию о том, что те люди, кто под заклятием вечной молодости, или замедленного старения, или ещё какого-нибудь подобного, в Невидимой земле не обязаны оставаться. Так же как и те существа, кто оживлён магией – такие, как Страшила, например. А что будет со мной? Учитывает ли магия Невидимой земли, если человек уже однажды умирал и вернулся с того света? Или, например, может ли она узнать того, кто в ней уже был – ведь поднимались же мы с друзьями на Гору Гудвина когда-то – и вернулся благополучно, или это ей всё равно и ни на что не влияет? Что вообще на неё влияет?».
Проверить всё это, однако, можно было бы сейчас только на практике, причём попытка давалась только одна, а исход эксперимента мог оказаться нерадостным. То есть не то чтоб Аларм был так против жизни в Невидимой земле, но бросать Жёлтый дворец он однозначно пока не собирался. Ему уходить в Невидимую землю ещё рано. Он ещё не всё сделал в этом мире.
Наконец Аларм понял, что, если с Энни что-то и случилось, то уж точно не на том небольшом клочке леса, в котором он уже излазил вдоль и поперёк каждый куст. Значит, она ушла дальше. А куда? Ну, может быть, будь Аларм внимательнее, и ещё если бы ему чуть больше повезло, то он мог бы обнаружить кое-где следы, когда Энни, например, забиралась в горку и у неё скользили башмаки по влажной земле, или она хваталась за ветки руками и ломала их, или ещё что-нибудь в этом роде. Но Аларму не повезло, он ничего такого не увидел, как ни старался. Дело тем временем приближалось к вечеру, и Аларм всё больше беспокоился: а если они не найдут друг друга до темноты? Нет, разумеется, можно продолжить поиски утром, но что, если они за ночь друг от друга ещё дальше отойдут? Тогда выход только один: возвращаться вниз и надеяться на то, что Энни сообразит сделать то же самое. Ещё хуже будет, если ночью что-нибудь случится.
Пока что опасения Аларма, к сожалению, сбывались: до самых сумерек он продолжал бродить по лесу один.

Если Аларм бродил, исследуя тщательно едва ли не каждый квадратный метр, то Энни предпочитала широкий размах, беря дистанцию метров в сто и бегая челноком через тропинку туда-сюда. Сто метров влево – сто вправо, зигзагами двигаться вперёд, и при этом не забывать звать Аларма во весь голос, вдруг откликнется. Убежав достаточно далеко, она решила вернуться обратно, снова вспомнив, что надо было бы делать зарубки, но снова с опозданием (нет, она поначалу их делала, а потом в рассеянности забыла). Уже сгущались сумерки, становилось холодно.
Наконец Энни махнула рукой и решила сделать привал. У неё устали ноги, она стала мёрзнуть даже в тёплой одежде, проголодалась, ухудшилось настроение, и ещё она хотела пить, а воды что-то не попадалось. Энни прислушивалась уже не к возможным откликам Аларма (которых так и не было), а к возможному журчанию ручья. И пошла именно туда, где услышала это самое журчание. На берегу крошечного ручейка, который можно было бы перешагнуть одним шагом, она и устроила себе ночлег – расставила палатку, погрызла сухарики с родниковой водой, закусила изюмом и, уговаривая себя не падать духом, легла спать. Правда, долго не могла заснуть, несмотря на усталость. Вдруг с Алармом тоже что-то случилось?
У Энни, несмотря на то, что она была немного менее опытным путешественником, чем Аларм, было такое интересное качество – когда она попадала в лес, то ей казалось, что она ориентируется тут лучше всех. Это продолжалось ровно до того момента, когда она начинала плутать, и тогда она готова была признать свою некомпетентность в качестве предводителя отряда – но только до тех пор, пока снова не находила нужный ориентир. Тогда, воспрянув духом, она опять «задирала нос» и считала себя лучшим путешественником в мире со всеми прилагающимися знаниями и умениями, хотя в уме и понимала, что это не так. Просто ей хотелось себя так чувствовать.
А теперь она боялась, что Аларм без неё заблудится. Он будет ходить по одному и тому же месту. Наверное, завтра надо возвратиться немного назад и попытаться найти его там, где они виделись последний раз. С этой мыслью, немного приободрившись вновь поставленной целью, Энни и заснула.
Проснулась она среди ночи и так и не заснула снова до самого утра. Причём она даже не могла узнать, сколько времени, потому что не взяла с собой в этот раз механические часы. Вот и лежала, досадуя на бессонницу и всё прокручивая в голове разные идеи о том, что теперь делать. Но решения не находилось. К тому же Энни пугалась каждого ночного шороха: теоретически лес и безопасный, а на самом деле кто его знает, что тут водится. В палатке было лежать страшно, а выбираться наружу не хотелось – холодно, и выбирая, от чего дрожать, Энни предпочла – от страха.
Поэтому с восходом солнца она уже продолжала путь, вернее – возвращалась назад. Но возвращалась как-то неудачно, снова свернув куда-то не туда. Это она поняла, очутившись на берегу довольно широкого ручья, которого вчера не помнила.
- А может, это снова Большая река? – вслух пробормотала Энни – ей ужасно хотелось с кем-нибудь поговорить, но никого не было. – Ну, теперь она уже совсем не большая…
И что делать? Блуждания по лесу приобретали всё более неприятный характер. Вчера она потеряла Аларма, а сегодня даже не может найти то место, где она его потеряла. Итак, вот он, тот самый крайний случай: спускаться по течению реки и возвращаться к Жёлтому дворцу. И надеяться, что Аларм додумается до того же самого.
Энни немного посидела на берегу, опустив босые ноги в воду, и уже хотела вставать, как услышала за спиной подозрительный шум. Она вскочила и обернулась, и тут же с визгом полетела прямо в воду, когда что-то крупное и мохнатое с громким лаем прыгнуло на неё и толкнуло лапами в плечи.
Речка в этом месте была неглубока, однако воды было достаточно для того, чтобы слегка смягчить падение (и даже чуть-чуть захлебнуться – при желании, но у Энни такого желания не было). Поэтому Энни не ушиблась, а только промокла с ног до головы, целиком погрузившись в воду. Нечто крупное и мохнатое уже отпустило её и прыгало рядом, виляя хвостом. Энни поднялась на ноги, протёрла лицо (вода с волос текла ручьём) и ошеломлённо уставилась на крупную собаку неопределённой породы. Пёс же был на седьмом небе от счастья. Он прыгал по воде, поднимал тучу брызг, потом выскочил на берег, отряхнулся и снова запрыгал с подвизгиваниями, которые вроде бы и складывались в человеческие слова, но из-за выражаемых буйных эмоций были не слишком внятными.
- Ты кто такой? – возмутилась Энни. Однако она начинала смутно догадываться. Собак в Волшебной стране могло быть только двое: Тотошка – но его Энни знала слишком хорошо – и Полкан, товарищ коня Джердана, давным-давно оставленный в Невидимой земле.
Пёс, однако, не унимался. Он прыгал, визжал, вилял хвостом, и Энни могла только разобрать «Как я счастлив, как я рад, наконец-то, я столько времени ждал, искал, ну хоть кого-то встретил!».
- Сидеть! – грозно воскликнула Энни. Пёс тут же сел и умолк. Однако, отличная дрессировка… – Вот теперь говори по порядку, как тебя зовут и откуда ты тут взялся, - строго приказала Энни.
- Я Полкан, - восторженно протявкал пёс, и Энни кивнула, обрадовавшись подтверждению своих догадок. – А ты кто? – тут же с недоумением спросил он.
- Меня зовут Энни. Энни Смит, сестра феи Элли…
Полкан даже подпрыгнул из положения «сидя», и едва не затанцевал на задних лапах.
- Как я рад! Я ужасно рад, что наконец-то встретил хоть кого-нибудь! А ты сестра Элли? А ты тоже живёшь в Волшебной стране? А где? А можно, я пойду с тобой? Я так долго бродил тут один, - с тоской принялся тараторить он. – Я совершенно не люблю одиночество! Я не хочу больше жить в лесу! Я так долго не видел людей! Живых, - уточнил он. – С призраками Невидимой земли мне уже надоело водиться.
- И как долго ты уже тут бродишь? – поинтересовалась Энни.
- Не знаю. Может, неделю или две. Может, больше. Понимаешь, в Невидимой земле со мной познакомилась одна девочка, Лили, и уговорила тамошних чародеев отпустить меня наконец. А то я уже там с тоски бы умер! У-у! Но отпустить-то меня отпустили, да только вернуться назад той же дорогой я почему-то не смог…
- А, через Гору Гудвина, - сообразила Энни. – Там теперь нет прохода.
- Вот-вот, значит, нет прохода. Я и вернулся назад, но в ту же деревню, где меня оставили, не попал. Потом уже вспомнил, что она вроде бы не каждый день открывается. Я просто бежал, бежал по Жёлтой дороге… А потом она кончилась. И я побежал дальше, вдоль берега моря. Я очень, очень долго бежал! Наверное, целый месяц. Но наконец-то я выбрался оттуда и встретил человека! Как я рад!
Полкан снова хотел прыгнуть на Энни, но она мягко отступила назад.
- Я тоже очень рада, - вежливо сказала она.
- Ты возьмёшь меня с собой? Пожалуйста, пожалуйста, не бросай меня здесь! Но ты же добрая, ты меня не бросишь!
- Конечно, не брошу, - успокоила пса Энни. Она даже хотела погладить его по голове, но он так прыгал, что всё время уворачивался из-под её руки.
- Спасибо! Спасибо тебе большое! Я буду помогать тебе в пути, - тут же заявил пёс. – Я могу держать след, отлично ориентируюсь в лесу, я могу…
- А ты можешь мне помочь найти одного моего друга? – тут же перебила его Энни.
- Могу! Только скажи, кого! И где его будем искать? – Полкан аж язык высунул от усердия.
- Искать будем в этом лесу, - Энни сделала широкий жест рукой. Потом огорчённо вздохнула и подробно рассказала Полкану о том, как они с Алармом потерялись.
Пёс выслушал с сочувствием. Аларма он знал плохо, виделись они всего пару раз – после боя на Красном озере, когда весь Тёмный отряд разбежался, а Полкан решил примкнуть к Светлому отряду, где был его давний знакомый плюшевый медвежонок Том, - ну и потом в Изумрудном городе, до битвы в Подземной стране. Но, конечно же, Полкан с энтузиазмом согласился помочь Энни, хотя задача стояла трудная.
- Будем искать его следы, - оптимистично заявил Полкан. – Он не мог уйти далеко.
- Да, но мы не знаем даже, в каком направлении он ушёл, - с сомнением сказала Энни.
- Это не страшно. Давай подумаем как люди. Он либо пошёл назад, в ваш Жёлтый дворец, либо вперёд, вдоль какого-нибудь хорошего ориентира. То есть, по Большой реке, как вы и хотели.
- А ещё он мог пойти искать меня, - возразила Энни.
- И это тоже, - согласился Полкан. – Но чтобы он не заблудился сам, ему надо придерживаться какого-нибудь ориентира. К тому же ему, как и всем, нужна вода. Все ручьи с этого участка гор сбегаются к Большой реке. Значит, мы пойдём вверх по течению и рано или поздно найдём твоего Аларма.
- А если он не пошёл вверх по течению? – эмоционально всплеснула руками Энни. – Если он пошёл в совсем другую сторону? Нашёл другой ручей? Ну, и другой ориентир?
- Не отчаивайся, - бодро ответил Полкан. – Подумай сама: какая у вас была цель путешествия? Ну, скажи, какая?
- Дойти до истоков Большой реки, - неуверенно ответила Энни.
- Ну вот! И что вам мешает достичь этой цели поодиночке?
- Да, но он наверняка думает, что со мной что-нибудь случилось! – воскликнула Энни. – А я тоже боюсь, как бы с ним чего-нибудь не случилось!
- И очень зря, - невозмутимо возразил Полкан. – Насколько я успел понять, этот Аларм – храбрый человек и умелый воин.
- Да. Но и он может попасть в неприятность. Особенно если будет волноваться за меня! Он может пойти меня спасать, и не подумает о том, чтобы идти к истокам Большой реки в одиночку. А если я пойду туда одна, без Аларма, то что это получится? Я тут гуляю со спокойной душой, а Аларм там где-то переживает? Так ты предлагаешь?
- Я всего лишь пытаюсь рассуждать, как люди, - обиделся пёс.
- У тебя это плохо получается, - буркнула Энни. – Может, потому, что в твоей жизни были не самые подходящие примеры людей.
Пёс грустно молчал. Энни наконец выбралась на берег, отжала подол платья, волосы, села сушиться на солнышке. День обещал быть жарким, но пока ещё было прохладно.
- Слушай, а почему Лили с тобой не пошла? – наконец спросила Энни, чтобы как-то нарушить натянутое молчание.
- Она не захотела, - тут же отозвался пёс. – Сказала, что ещё заглянет к вам попозже. Через полгодика.
- Ага, ну будем ждать, - протянула Энни. Поступок Лили не был чем-то удивительным. Небось увлеклась какой-нибудь очередной исторической загадкой, или просто заслушалась легендами на острове Атлантида. А там не чувствуешь течения времени. Видимо, зная, что может застрять там надолго, Лили и сказала про «полгодика».
Солнышко пригревало, но Энни не чувствовала себя суше и теплее. Помёрзнув ещё немного, она встала.
- Ладно, - хмуро произнесла она. – Пойдём.
- Куда? – с готовностью вскочил Полкан.
- Куда… наверх, как ты предложил. Будем ждать, может, Аларм тоже догадается пойти к истоку один. Но уговор! – она даже погрозила Полкану пальцем. – Я иду по реке, а ты бегаешь по окрестностям, и если почуешь следы Аларма, сразу докладывай мне, и мы пойдём по ним!
- Да! Да, конечно! А как я узнаю, что это следы именно Аларма? Я ведь не помню, как он пахнет, - засомневался пёс. Энни даже фыркнула.
- Подумаешь. Тут просто, кроме Аларма, больше никого не может быть. И главное, пока будешь искать Аларма, не потеряй меня!