Тайны и хроники Жёлтого дворца 14

Гет — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчиной и женщиной
Сухинов С.С. «Изумрудный город»

Пэйринг и персонажи:
Аларм/Энни, Виллина, Элли, слуги Виллины, живые растения, НЖП, НМП
Рейтинг:
PG-13
Жанры:
Романтика, Ангст, Фэнтези, Психология, Философия, Повседневность, AU
Предупреждения:
OOC, ОМП, ОЖП
Размер:
Макси, 573 страницы, 54 части
Статус:
закончен

Награды от читателей:
 
Пока нет
Описание:
После окончания войны с Пакиром Аларм возвращается в Жёлтый дворец - потому что он так и не добился взаимности от Элли. Но Энни, её младшая сестрёнка, внезапно сама увязалась вслед за рыцарем. А потом она становится Наследницей Жёлтой страны. Жёлтая страна полна тайн, а новые подданные полны сюрпризов. И в Жёлтом дворце жизнь медленно, но неуклонно начинает меняться - так же как и взаимоотношения между Алармом и Энни.

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
Предупреждение: здесь не только ООС, но и сентиментализм, и много диалогов, и вообще текст, как видите, ОЧЕНЬ длинный и может показаться занудным.
Персонажи от канонных характеров довольно далеки. Даже от личного фанонного взгляда автора персонажи здесь несколько отличаются, так что AU тут во многих смыслах.
Первые главы повести публиковались на дайри, в дневнике автора, под названием "Второй лишний".

37. Дела семейные

25 декабря 2017, 19:40
Ребёнок Инны и Клеро родился восьмого апреля (по календарю Энни). Инне помогали нервничающая Юфина, Адалла и даже сама Энни, чего никто не ожидал (всё-таки принцесса!), и её пытались отстранить, но она настояла – аргументируя тем, что может применить кое-какие знания из Большого мира (и как-никак она сама родила троих). В соседней комнате изнывал Клеро и мрачнее тучи сидел Анторио. Ну а вокруг дома толпились, наверное, больше половины остальных жителей.
Несмотря на суету и до определённой степени неопытность всех задействованных в процессе, всё прошло вполне нормально – как согласились между собой Энни и Юфина, «средне». Мальчик был тоже «средним» - не здоровяком, но и не хилым. Когда Энни вынесла его на руках, чтобы показать новоиспечённым отцу и деду, те пришли в восторг.
- Первый коренной житель нашей страны! – торжественно и весело объявила Энни. – Уже придумали, как назовёте?
- Пусть Инна решает, - с робкой радостью предложил Клеро. Анторио согласился.
Но Инне было всё равно. Когда чуть позже её спросили о том же, она только беспомощно смотрела на Энни.
- Тогда придумывайте пока сообща, - Энни не удержалась и дружески подмигнула. – А завтра мы ещё поговорим.
Назавтра в дом Инны шёл непрекращающийся поток гостей, всем хотелось посмотреть на малыша и поздравить мать, пока Юфина, ночевавшая, кстати, тут же, не закрыла решительно дверь перед самым носом очередного посетителя. Дарио вызвался посторожить, чтоб никто не ломился насильно. И только под вечер, когда Аларм и Энни вместе пришли навестить семью своих первых подданных, Юфина смилостивилась. Отказать рыцарю и принцессе ни она сама не могла, ни Инна не хотела.
Инна полулежала на кровати в подушках (их притащили сюда штук десять) и особо трогательным взглядом, который бывает только у любящих молодых матерей, смотрела на своего ребёнка, а остальные (Юфина, Клеро, Анторио, Дарио, Аларм и Энни) сидели в той же комнате, кто где. Здесь же были разложены подарки – те, которые пока ещё не были пущены в дело. Подарков был целый воз, в том числе волшебных – от Виллины и от Элли, которая тоже прониклась событием (ещё бы не проникнуться, Энни ей протрещала об этом все уши задолго до того, как ребёнок родился), хотя и не смогла пока что прилететь в гости лично. Были подарки нужные – вещи для малыша (в том числе одежда на вырост и игрушки), для Инны, вообще для дома, - и не очень нужные, и просто всякие милые безделицы, но им радовались не меньше. Было и то, что поселенцы ради такого случая смастерили своими руками, без помощи старожилов Жёлтого дворца и даже не пользуясь всякими хитрыми машинками Салара.
- Выбрали, как назовёте? – спросила Энни у Клеро. Но тот только головой покачал, не сводя глаз с жены и маленького сына. Анторио со смешком сказал:
- Весь день как-то на радостях не до того было… Всё «малыш, малыш».
- Принцесса, может, вы? – робко попросила с кровати Инна в своей обычной немногословной манере. Энни улыбнулась, а Аларм внезапно поддержал Инну:
- А что? Станешь этакой феей-крёстной.
- Мне кажется, давать имя ребёнку должны родители, - осторожно возразила Энни. Но Клеро уже смотрел на неё с восхищением в глазах:
- Пожалуйста!
- Ну… - Энни растерялась, и Аларм взял инициативу:
- Давайте вместе подумаем. Может быть, вы хотите назвать ребёнка в честь кого-нибудь?
- Если была девочка, мы бы хотели назвать в честь принцессы Энни, если бы нам разрешили, - сказал Анторио с такой невероятной робостью, которая была совершенно не в его характере. Энни покраснела.
- Не надо называть в мою честь.
Такое почитание со стороны подданных ей казалось неоправданно чрезмерным. Ещё и детей в её честь называть – это слишком. Ничего она такого выдающегося пока не сделала, а даже если бы и сделала… ну, в общем, ей это не нравилось.
- Мальчика мы можем назвать в честь нашего рыцаря - Алармом! – внезапно «осенило» Клеро, и Анторио с Инной радостно закивали, а Аларм чуть со стула не упал – видимо, испытав то же чувство, что и Энни только что.
- Нет, пожалуйста, не надо!
Энни фыркнула.
- Ну хорошо, - сдалась она. – Давайте выбирать. Я предлагаю: имя должно быть со значением. Возможно, символичным. Всё-таки это не только ваш первенец, но и первый ребёнок, который родился у вас после переселения наверх, здесь, в нашей стране. И в вашей жизни были большие перемены, и для страны тоже. А если называть в честь кого-то, то либо в честь члена семьи, либо такого человека, который в далёком прошлом прославил своё имя великими делами. И то и другое будет хорошо.
Комната погрузилась в тишину, нарушаемую лишь теми невнятными звуками, которые время от времени произносил младенец на руках у Инны. Юфина в дело наименования ребёнка вообще не вмешивалась, но она сидела рядом с Инной на кровати, чтобы было удобнее вовремя что-то подать, подправить и подержать.
Члены семьи нерешительно переглядывались между собой, а Энни начала терять терпение.
- Ну что, неужели ни у кого нет никаких идей? – наконец спросила она. Но все пожали плечами.
- У меня, - шёпотом заметил Аларм. И все снова радостно повернулись к нему. Он неуверенно пожал плечами.
- Конечно, выбирать вам… Но я вспомнил принца Бофаро. Он первым привёл народ рудокопов в Пещеру и стал первым для них королём…
- По-моему, не слишком удачный пример, - тихонько возразила Энни почти что ему на ухо. – Бофаро не сам ушёл в Пещеру, а был изгнан вместе со своими сторонниками своим отцом за то, что поднял против него мятеж…
Но Анторио, Клеро и Инна уже обрадовались.
- В самом деле! Бофаро – первый король Пещеры!
- Ну предложи что-нибудь другое, - шепнул Аларм Энни. – А по-моему, символично. Для рудокопов Бофаро – герой, какова бы ни была причина переселения.
- Смута с семью королями тоже не сама возникла, - не сдавалась Энни. – А из-за того, что Бофаро с наследником никак не мог определиться и намудрил с завещанием. Можно назвать Ружеро, как того Хранителя времени, при котором рудокопы вышли наверх.
Но её уже не услышали. Всем понравилось предложение Аларма, и малыша подавляющим большинством голосов (то есть, всеми, кроме принцессы) решили назвать Бофаро. И Энни не стала спорить. Следующим же днём маленький Бофаро был вполне торжественно – в кабинете Виллины, в присутствии Аларма, Энни, Рохана, Логона, ну и, конечно, Анторио и Клеро, – внесён в общий официальный список жителей Жёлтой страны, с особой пометкой, что он родился именно здесь.
- Ждём следующих местных новорожденных, - Энни лукаво покосилась на Логона. Но тот взгляда не заметил. В конце концов, никто не был виноват, что новых младенцев пока не предвиделось. Но то, что при таком небольшом количестве населения всего за год уже состоялась одна свадьба, и родился один ребёнок, уже радовало.
А тем же вечером, с ещё одним радостным сюрпризом, к Энни пришли Греан и Юфина.
За всё то время, что прошло с возвращения юной медсестры из Розовой страны, Греан и Юфина только и делали, что ссорились. По любому поводу.
Буквально на днях жители дворца имели сомнительное «счастье» наблюдать, как Юфина отчитывает сразу и Греана, и Скаро, которые опять распетушились:
- Я ни с кем из вас ещё не обвенчана, и не помолвлена, и вообще никому никаких обещаний не давала и в любви не признавалась! Ах, прогулки? А с чего вы решили, что совместные прогулки к чему-то обязывают? Я ни с кем из вас даже не обнималась! Так что прекратите! Оба! – на окончании каждой фразы Юфина, метая глазами молнии, указывала пальцем то на одного, то на другого незадачливого кавалера. – Ещё раз подерётесь – и ни с кем из вас я больше никуда не пойду!
Зрители, вольные и невольные, хихикали и делали ставки, пока не пришёл Рохан и не разогнал всех. Энни потом зашла к Юфине, но та вежливо уклонилась от обсуждения инцидента, и принцесса не стала настаивать.
Но, по-видимому, именно ссоры и способствовали укреплению взаимопонимания, потому что Греан наконец «созрел» и в очередной ссоре, едва не получив по лбу увесистой фарфоровой чашкой из «медкабинета» (Юфина вконец разозлилась), сделал несколько экстравагантное, но внятное и прямолинейное предложение руки и сердца. И вообще-то, звучало это так. Греан пришёл в «медкабинет» после того, как Юфина в очередной раз мило улыбнулась Скаро и побеседовала с Глентом, и начал возмущаться, распаляясь всё сильнее, а Юфина отвечала тем же, с переходом на личности, вопли и размахивание чем под руку попадётся.
- Хватит с кем попало гулять, меня это уже раздражает!
- А кто ты такой, чтобы указывать мне, с кем гулять? – не менее взбешённо огрызнулась Юфина, швырнув ту самую чашку. – Раздражает его, подумаешь!
- А ты выйди за меня замуж и сразу поймёшь, кто тебе я, - ляпнул Греан, увернувшись. На что Юфина закричала в ответ, расстроившись от собственного порыва:
- Ну вот, из-за твоих глупостей я посуду разбила! Скажите, какой ревнивый нашёлся!
- Да, нашёлся! В конце концов, это я тебя в Жёлтую страну пригласил!
- И что, из-за того, что ты меня пригласил, я теперь должна выходить за тебя замуж?!
- Нет! Просто я так хочу!!! Чтобы ты вышла за меня замуж! – раздражённо кричал Греан, эмоционально размахивая руками.
- А меня ты спросить забыл?!
- А сейчас я что делаю?!
- Так, выйди немедленно из моего кабинета! – Юфина указала на дверь.
- А ты выйдешь за меня замуж?
- Выйду! – рявкнула Юфина. – Только выйди из кабинета! Ты мне мешаешь.
Греан показал ей язык и убежал. А через пять минут прибежал опять, приоткрыл дверь, только чтобы просунуть голову, и мирным тоном сообщил:
- Так пойдём хоть принцессе Энни скажем, что хотим пожениться.
- Ага, ну подожди, я сейчас, - спокойно отозвалась Юфина. После чего они, собственно, к Энни и пошли.
- Ой, как замечательно, - обрадовалась Энни, когда они ей сообщили своё решение. – Это же так здорово! Поздравляю вас!
- Спасибо, - смущённо кивнули оба. Энни немедленно бросилась сообщить новость Аларму, а в это время заявилась Леллета, обрадовалась, увидев Юфину, сообщила, что Васса опять отравилась (Твигл испёк в честь рождения ребёнка Инны огромный торт, и Васса съела его слишком много), и убежала. А Юфина побежала за ней, поругивая про себя эту вечно травящуюся Вассу. Поэтому все дальнейшие поздравления по поводу помолвки Греан принимал уже один. А потом пришли его отец и дед, и они были недовольны.
- Ты ещё молод, - возмущались они прямо в присутствии Энни. – Какая женитьба, ты что? Нам ещё жизнь налаживать, дом только достраиваем!
- Ну, вообще-то, в двадцать лет жениться уже можно, - деликатно заметила Энни (Греану было девятнадцать, когда он и остальные члены его семьи попали сюда, но с тех пор у него уже состоялся день рождения). – Да и Юфина взрослая…
- Можно, - согласился Аркер. – Но должен быть здравый смысл. Ваше высочество, ну сами подумайте! Нет, я не могу одобрить этот брак, - сурово закончил он. И Деондо присоединился:
- Я тоже не могу. Тем более с такой вертихвосткой…
- Юфина – вертихвостка? – с негодованием изумилась Энни.
- Она не вертихвостка! – одновременно вспылил и Греан. – Не смейте о ней так говорить!
- А то! Вскружила голову сразу трём мальчикам, да и профессия у неё… Такие девушки хорошими жёнами не бывают, - отрезал старик.
- Жена должна быть скромной, хозяйственной, и главное – нравственной, - наставительно поднял палец Аркер. – Юфина уже испорчена своей профессией…
- Что?! – Энни до сих пор сидела за столом, но теперь даже вскочила.
- И к тому же она ведь поссорилась со своей семьёй. Она не ужилась дома и в своём городе, - продолжал гнуть своё Аркер. – Я не позволю такой девушке войти в нашу семью.
- Знаете что, - напряжённо сказала Энни, - вы ведь тоже не от хорошей жизни сюда переехали, вам не нравилось там, где вы жили раньше. Так же и Юфина. Да, она хочет стать врачом, и я считаю, что это достойное желание. Жильём молодую семью мы обеспечить можем, работой тоже. Без крова и пищи у нас никто не остаётся. Я одобряю этот брак, - твёрдо закончила она.
Оба мужчины воззрились на неё так, словно она одобрила хождение вверх ногами. Или превратилась в принцессу Лангу. Энни видела их затруднительное положение: возразить ей они не решались (хотя могли, и она, в общем-то, этого даже ждала), а согласиться не хотели.
- Ну чего вы опасаетесь? – Энни постаралась как можно веселее улыбнуться, но мужчины на улыбку не отреагировали, продолжая хмуриться. – Поверьте мне, я хорошо успела узнать и Юфину, и Греана. Они хорошая пара. Вы зря беспокоитесь.
Аркер вздохнул.
- Вам виднее, ваше высочество, - пробурчал он. Но Энни видела, что он не согласен. Просто боится возразить. Одно дело – просто высказывать своё мнение относительно будущего Греана, другое – прямо возразить воле принцессы.
- Аркер, ну правда же, вам нечего бояться, - меньше всего Энни хотела давить авторитетом и титулом. Просто приказать – легко, её послушаются. Но стать в глазах подданных копией принцессы Ланги совершенно не хотелось. А что делать? Как быть буфером между одними подданными и другими? Вечный конфликт отцов и детей, но, Господи, почему это опять валится на неё? Казалось бы, такая мелочь, но…
- Я… нет, я не боюсь. Пусть, конечно. Вам виднее, - бормотал Аркер, пятясь к двери. Деондо с мрачным видом поклонился и пошёл за ним. – До свидания, простите за беспокойство.
Греан растерянно остался стоять посреди гостиной, где происходил разговор.
Энни вздохнула.
- Так, Греан, пойдём к Виллине. Может, она что подскажет.
Виллина тоже была на стороне Греана и Юфины, но единственный совет, который она дала – это подождать.
- Сейчас твой отец и дед рассердились большей частью от неожиданности, чем из-за того, что им в самом деле претит эта идея, - спокойно сказала она Греану. – Ну и к тому же, отсрочка будет для них поводом присмотреться к Юфине и понять, что она хорошая девушка. Хотя предрассудки в людях сильны, - печально добавила волшебница. – Трудно рушить предубеждения. Только когда действительно докажешь, что ты чего-то стоишь, предубеждение против тебя может ослабеть.
- Как будто «не ужился в своём городе» - сразу показатель какого-то негатива, - сердито добавила Энни. – А мы с Элли вообще во всём своём мире не ужились, и что теперь? А Аларм?
- А я? – с улыбкой подхватила Виллина.
- Вот именно, - с досадой кивнула Энни. – И как им объяснить?
- Просто спокойно делать своё дело, - ответила Виллина.
Греан получил разрешение уйти, но недалеко; а Энни Виллина ненадолго задержала.
- Сейчас главное – не идти на конфликт, - посоветовала она девочке. – Ты молодец, ты выбрала правильную позицию. Никаких приказов. Только доброжелательное убеждение. Может быть, не сразу получится. Предложи ребятам несколько месяцев отсрочки, может, даже год. Они ведь и знакомы не так давно. Всего три месяца, из них один Юфина отсутствовала.
- Да, я понимаю, - кивнула Энни. – Хотя всё равно неприятно получилось.
- Неприятно, - согласилась Виллина. – С одной стороны, наше будущее – именно за молодёжью, за такими, как Греан и Юфина. Вроде бы мелочь – личные отношения двух обычных людей, но для нас это важно, мы сейчас закладываем основы будущей страны, а ты, как правительница – основы взаимоотношений со всеми подданными. Поэтому, с другой стороны, мнение каждого подданного может повлиять на отношение к тебе в целом. И мнение Аркера, и мнение Деондо – тоже. Потому что для своих, для сородичей, для переселенцев – они сейчас авторитет в большей степени, чем ты или даже я. Они доверяют своим, но не привыкли доверять волшебницам и принцессам.
- Я понимаю, - вздохнула Энни.

У семьи Греана вот-вот должно было состояться новоселье, их дом был почти закончен, - но все члены семьи, включая Рена (младший брат занял сторону старшего), ходили мрачнее тучи. Юфина тоже была в плохом настроении, хотя старалась этого не показывать. Греан никак не мог понять, почему принцесса Энни просто не прикажет его родителям послушаться, а Энни не могла ему этого объяснить. А старшие явно потеряли доверие к принцессе. Энни же ничего не оставалось делать, как просто выжидать.
Аларм ей в этом помочь не мог. Он пытался поговорить со всеми заинтересованными, но старшие члены семьи отвечали туманно, уклончиво и с большой неохотой, а младшие опять-таки не могли понять, почему нельзя просто воздействовать приказом. Более того, узнав о сложившейся ситуации, и остальные переселенцы потихоньку начали выражать своё к ней отношение, и там тоже мнения разделились. Не все люди старшего поколения были на стороне Аркера и Деондо, не вся молодёжь на стороне Греана и Юфины. И внезапно оказалось, что такое, в общем-то, довольно обыденное дело стало предметом жарких споров и обсуждений везде, где только можно. Таиса и Юфина поссорились очень громко и яростно, Адалла напрочь отказалась разговаривать с Аркером, и одной только Инне ни до чего не было дела – ей хватало собственных радостей и проблем.
- Ну вот что тут такого? – в отчаянии воскликнула Энни, когда узнала обо всех этих обсуждениях и ссорах. – Почему у нас всё не как у людей? Почему личные взаимоотношения двух человек – причём вполне рядовых граждан, а не каких-нибудь глав государства! – не только становятся общественным достоянием, но и служат поводом чуть ли не к гражданской войне?
- Меня это тоже удивляет, - ответил Аларм. – Хотя, больше меня удивляет другое.
- Что? – спросила Энни.
- Понимаешь, насколько я видел, рудокопы обычно стараются не вмешиваться в дела других семей. Даже если они близкие родственники, то всё равно каждая семья, если она живёт отдельно, самостоятельна. А тут такие обсуждения совершенно чужих – формально – людей. Может, переселение наверх их так сплотило, я не знаю. Может, дело в том, что не все они из Пещеры – бывшие жители острова Рыбаков, например, более дружные.
- А почему так? – заинтересовалась Энни. Аларм пожал плечами.
- Когда Тогнар начал нагнетать обстановку, то становилось опасным поддерживать связь с… да с кем угодно. Обвинят твоего родственника в государственной измене, и тебя заодно, как сообщника. Как члена семьи. Поэтому и дети очень рано начинали считаться взрослыми. В двенадцать лет уже совершеннолетний, и не от хорошей жизни. С двенадцати ты сам несёшь всю ответственность перед законом. Ну, и работать тоже идёшь. Правда, даже если ты совершеннолетний и что-то натворил – сам, один, это не гарантия того, что пострадаешь тоже ты один, а не вся твоя семья и друзья.
- Ясно, - кивнула Энни, впечатлённая этой мрачной картиной. Аларм как ни в чём не бывало продолжал:
- Ну, конечно, тут были две крайности. Кто-то вообще предпочитал изолироваться от друзей, соседей и родных, кто-то – наоборот, стремился налаживать тайком дружеские связи, чтобы, в случае чего, ему или его семье помогли. Но так было у нас, в Пещере, это то, что я запомнил из детства – ну и отец позже вспоминал. А как было на островах и побережье моря Пакира, я не знаю. Там люди по-другому жили. Наверное, у них были более сплочённые коллективы, так и сюда это перешло. Особняком-то у нас одна только семья Таисы стоит, да и то больше из-за их прежнего положения.
- Понятно, - снова кивнула Энни. – А с какого возраста молодой человек мог жить отдельно от родителей и сам решать, на ком ему жениться?
Аларм коротко рассмеялся.
- Да по-разному, тут уж как получалось. Но даже не в законах дело, - он посерьёзнел. – Если молодой человек приводит в дом невесту против воли родителей, пусть даже он с точки зрения закона прав – представляешь, каково ей там будет жить?
- Ну, это да, - мрачно согласилась Энни.
- А у нас ситуация осложняется, - добавил Аларм. – Мы, конечно, легко можем дать возможность им жить отдельно, но у нас всё равно слишком тесная компания. Подождём, пока буря отбушует, все эти сплетни и скандалы у нас долго не длятся.

Энни тоже надеялась, что жаркие споры и ссоры закончатся через несколько дней, максимум – через неделю. Но через неделю возникла новая проблема на той же почве. Греан после непрерывных скандалов с отцом и дедом категорически отказался жить вместе с ними, в почти готовом доме. Аргументировав это тем, что, раз они Юфину не принимают, то и ему там делать нечего. Вся семейка опять пришла к Энни, и теперь уже Аркер и Деондо просили повлиять на Греана (иными словами, приказать ему), чтобы он перестал выкидывать коники и не срывал торжество новоселья, которое вот-вот должно было состояться.
- Я не могу приказами решать судьбу чужой семьи, - твёрдо заявила Энни. – Пока это не касается благополучия государства. А в данном случае оно не касается.
Аркер и Деондо не понимали и продолжали настаивать. Разговор длился больше часа, но заключался в том, что все так и топтались на своих позициях, доказывая в различных формулировках своё мнение. Ни к какому решению так и не пришли.
- Нет, вы что, хотите, чтобы Греан вечно жил с вами? – спросила Энни. – Рано или поздно, но дети обзаводятся своими семьями и живут отдельно от родителей. Это нормально. Сейчас с вами всё равно будет жить Рен. И в любом случае, у нас всё равно один посёлок. И не такое уж большое расстояние до дворца, если Греан захочет остаться тут. Вы будете видеться каждый день.
- Он старший сын и должен остаться с нами, - упрямился Аркер. – Вот Рен, когда повзрослеет, сможет жить отдельно.
- А что им мешает поменяться? – Энни даже удивилась.
- Но так не полагается, - упирался Аркер.
- Мы уже делаем многое из того, что «не полагается»! – потрясла Энни руками в воздухе, начиная раздражаться. – И никто ещё не умер от этого!
- Ну, если вы приказываете… - сгорбился Аркер. Энни так и рявкнула:
- Нет! Я не приказываю! – чуть выпустив пар, она объяснила уже более спокойно: - Семейные взаимоотношения не решаются приказами. Веления сердца тем более. Я не могу приказать Греану не любить Юфину, а вам не могу приказать её любить. Да, я считаю, что Греан может жениться на Юфине и жить отдельно от вас. Но приказывать я не буду. Представьте, что подобная ситуация произошла не у нас, а там, где вы жили раньше. Вы же не пошли бы к принцессе Ланге затем, чтобы она кому-то что-то приказала, с кем жить и на ком жениться? Или к королю Тогнару?
Аркер и Деондо уныло ушли, но, похоже, они снова так и не согласились с доводами Энни. Аларм, опоздавший на эту разборку, застал их уход, и когда закрылась дверь, Энни стукнула по столу обеими ладонями с кратким несдержанным возгласом:
- Вот чёрт! – лицо у неё при этом было совершенно искажённым от гнева.
- Чего? – не понял Аларм. – Что такое «чёрт»?
- Нечисть, - мрачно выдохнула Энни и объяснила уже мирно: – В одной из распространённых религий Большого мира так обозначаются злые духи, которые намереваются совратить людей с пути истинного. Искушают, подсказывают плохие мысли и так далее.
- А почему ты их вспомнила?
- Иногда их название – просто ругательство, - скривилась Энни, недовольная собой. – Вообще-то нехорошо его употреблять, но я не сдержалась. Мне опять предлагают кому-то что-то приказать!
Она пересказала Аларму весь разговор. В лицах и с эмоциями. Аларм выслушал и задумался.
- Надо с этим что-то делать.
- Бред какой-то, - негодовала Энни. – Ну почему они сами не могут разобраться? И почему это старшее поколение такое упёртое? Положено, не положено! Вечно какие-то предрассудки!
- А когда ты своих детей и внуков воспитывала, ты никогда не упиралась? – хмыкнул Аларм. Энни яростно мотнула головой.
- Нет. Я предпочитала другие методы. И к тому же старалась более-менее понимать современность, а не консервироваться в прошлом. Ключевое слово – понимать, - подчеркнула она. – Необязательно самой следовать всем веяниям нового времени, но хотя бы детей понимать, и добиваться взаимодоверия. Ну, конечно, всегда есть что-то, что всё же надо запретить, даже если молодое поколение возмущается запретами. Но тут уже включается здравый смысл в каждом конкретном случае. И действовать приказами – это последнее средство! – Энни снова перешла на эмоциональные восклицания. – И в данном случае у Аркера и Деондо здравого смысла я точно не наблюдаю! Я могу их понять, я отлично их понимаю! Но не могу я с ними согласиться! И приказывать кому бы то ни было тоже не могу. Вообще, абсурдная ситуация какая-то. Ну вот кто, при возникновении личных проблем в узком кругу семьи, идёт к правителю страны и просит «а вы им прикажите»?
- Хорошо, - остановил её выплеск эмоций Аларм. – Давай подумаем, что тут можно сделать. Хочешь, пойдём к Виллине посоветоваться?
- Нет, - Энни добавила к отказу выразительный широкий жест и не менее выразительную мимику. – Пойду сама подумаю, что тут можно сделать. Запишу, проанализирую и подумаю.
Это был один из способов решения проблем, к которому она прибегала довольно редко, но почти всегда – результативно. Когда запишешь внятно и чётко все исходные данные и так же внятно продумаешь все возможные варианты решения, то ситуация становится более ясной. Но даже если решения так и не находится, хотя бы голова взрываться перестаёт от переизбытка эмоций и мыслей по этому поводу.
Уже почти выйдя из гостиной, где происходила вся сцена, Энни обернулась к Аларму и произнесла:
- Придумала. Уйдём в поход, и пусть они тут хоть все перегавкаются.
- Что? – чрезвычайно изумился Аларм столь экспрессивной фразе в устах подруги.
- Нехорошо, конечно, так говорить, - с горечью сказала Энни, - и нехорошо принцессе сбегать от своих подданных, но иногда полезно дать им возможность самим разобраться. Они не маленькие дети. Как ты думаешь?
Аларм только плечами пожал. То, что не маленькие – с этим он был согласен, а вот насчёт «самим разобраться»… Конечно, не всегда это допустимо. Только по ситуации. Но в данной ситуации, возможно, Энни и права.
Ну не бегают подданные к правителю по поводу каждой личной семейной неурядицы. Это ненормально.
Хотя, у них много чего нестандартного в жизни происходит, что не всегда попадает под общепринятые «нормы», в смысле – в те рамки, в каких обычно течёт жизнь всех людей. И ничего страшного.

Аларм ещё раз зашёл к Энни вечером, и застал её задумчиво сидящей над тетрадью.
- Как дела? – он подошёл сзади и легко коснулся её плеч, но в записи не заглядывал – если Энни захочет, сама покажет, а лезть в чужие размышления без спросу нехорошо.
Энни подняла голову, лицо её было мрачным.
- Да никак. Мне не нравится эта ситуация, но из неё выход всё равно будет только один, учитывая все данные. И будет, скорее всего, так: Греан остаётся во дворце, женится на Юфине, и они живут тут, а его отец, дед и Рен – в посёлке. Потому что Греан упрям, Юфина тоже, а мы симпатизируем больше их желаниям, чем желаниям старших, и пойдём навстречу тоже им, в смысле Греану и Юфине. И кроме того, такой выход диктуется здравым смыслом, потому что Юфине всё равно нечего делать в доме, где ей не рады, а Греан взрослый человек и имеет право выбирать, на ком ему жениться, тем более со стороны старших неприятие Юфины продиктовано предрассудками, а вовсе не здравым смыслом. В общем, в этой конкретной ситуации мне всё ясно, остаётся только ждать, когда всё разложится по полочкам. Мне не нравится всё остальное.
- А именно? – подтолкнул её Аларм вопросом, когда Энни замолчала, переводя дыхание.
- Мне не нравится, что в эту ситуацию втянули меня, и вынуждали меня кому-то приказывать – но это я уже говорила… Мне не нравится, что я становлюсь такой несдержанной и раздражительной, - призналась Энни.
- Это временное явление и оно скоро пройдёт, - хмыкнул Аларм, стараясь, чтобы фраза прозвучала шуткой. – На твоём месте любой бы раздражался.
Энни покачала головой. Аларм чуть приобнял её – по-дружески.
- Всё нормально, Энни. Ты справишься, я тебе помогу.
- Спасибо, - вздохнула Энни. Аларм отошёл и сел на диван.
- Я поговорил с Роханом, он пообещал поговорить с Аркером и Деондо, и ещё я попытался поговорить с родителями Таисы, чтоб они немного контролировали выходки дочери, потому что она – представь только – пробралась в наш «медицинский кабинет», пока Юфины там не было, и когда её, Таису, там застали, не созналась, что хотела сделать. И ещё, мне кажется, можно потихоньку устранять Таису от стенгазеты. С этим Глент намного лучше справляется.
- А, наш профессиональный поэт и писатель из Розовой страны, - хмыкнула Энни. – Но не стоит передавать всё ему только потому, что он профессионал.
- Не потому. У него в самом деле более здравый взгляд на вещи. Таиса пишет предвзято, а он старается осветить проблему со всех сторон. Как ты догадываешься, в ближайшем номере нам будет ярко освещена проблема взаимоотношений Греана, его семьи и Юфины.
- Догадываюсь, - кивнула Энни.
- Не такая уж плохая идея была с этой стенгазетой, - продолжал Аларм, вновь признавая то, что признал уже давно, - но у неё есть и минусы. Если бы мы её не редактировали, там неизвестно что понаписали бы. Вообще, впечатление такое, что истории личного характера Таису волнуют больше всего. Вернее, это даже единственное, что её по-настоящему волнует. И ещё одна, не самая приятная новость, - Аларм, поморщившись, сделал паузу.
- Давай, говори, - поторопила его Энни.
- Таиса считает, что, если бы правителем и в самом деле стал я, а не ты, то проблема Греана и его семьи решилась бы легче. Она поддерживает теорию о пользе приказов, правда, при этом она противница Юфины и сама приказам явно не подчинилась бы… в общем, тут запутано. Но кое-кто с её доводами согласен. Правда, другие говорят, что это из-за той давней ситуации, когда сначала она распускала сплетни о нас с тобой, а потом распускали сплетни о ней, и она не забыла и таким образом как бы мстит. А третьи и вовсе вспомнили те самые сплетни и говорят, что это она строит тебе козни в расчёте на то, что я стану правителем и тогда женюсь на ней, как на самой верной своей стороннице. Вот, - Аларм заканчивал рассказ с нервным смехом.
Хихикала и Энни – от абсурда ситуации.
- Правда, Таиса упускает то, что я тоже не стал бы действовать методом приказов, - добавил Аларм. И Энни засмеялась громче, всплеснув руками:
- Нет, это удивительно! Ну откуда берутся все эти теории заговоров? Как в голову могут прийти такие завиральные идеи?
- Я не знаю, - со смехом развёл руками Аларм.
Энни перестала смеяться, наклонилась чуть вперёд и взглянула ему прямо в лицо.
- Как у тебя получается собирать все эти домыслы?
- Греан рассказал, - ответил Аларм.
- Надо его как-то поощрить, - задумалась Энни, всё ещё в приподнятом настроении. – Или наградить… В общем, сделать ему что-то хорошее. За содействие… и как это ещё назвать… сочувствие правительству? За лояльность действующей власти?
- Дадим почётную должность, - с энтузиазмом поддержал Аларм. – Тем более если он останется во дворце, ему оно будет кстати. Только кем назначим? Что ему нравится?
- Послом, - внезапно выдала Энни неожиданно пришедшую в голову мысль, и эта идея ей тоже показалась смешной.
- Зачем? – удивился Аларм. – Куда нам его посылать?
- Пока никуда, но это будет почётной должностью. С правом уезжать в другие страны и искать там новых жителей для нас. Или это уже не посол? А как тогда - вербовщик? – Энни неудержимо тянуло на хихиканье. То ли отпускало напряжение за день, то ли действительно забавно получилось…
- Что-то вроде того, - Аларм, похоже, тоже едва сдерживался, чтоб не смеяться. – Нет, надо что-то более… нормальное. Хотя, наверное, Греану твоя идея понравилась бы. Юфину он к нам удачно привёл.
- Дипломат, вот, - сделала ещё одно предположение Энни. – Правда, пока что я и сама удачно со всеми договариваюсь…
- Это пока, - поднял палец Аларм. Энни махнула рукой:
- У нас всегда так было и будет. Если Элли надо поговорить со Стеллой, она же к ней дипломатическое посольство не шлёт. Или к Дровосеку. Это было бы попросту смешно!
- Пошутили, и будет, - сказал Аларм серьёзно. – Выделять кого-то только за то, что он сплетнями делится, как-то неправильно. Тебе не кажется?
- Ты прав, - Энни не могла с этим не согласиться. – Хотя, знаешь, нередко правящие особы поступали примерно так. Получить звание, титул или почётную должность за вовремя пересказанную сплетню – в этом не было ничего удивительного.
- Но у нас-то не так, - нахмурился Аларм.
- У нас не так, - подтвердила Энни. И уточнила: - У нас, у Элли, у Стеллы и у Дровосека. А, ну и ещё, возможно, у рудокопов сейчас. Но за Корину и Лангу не ручаюсь. А уж если вспомнить рассказы той же Ланги о том, что творилось у Пакира при дворе, то ещё и не такое услышишь, там одно слово, сказанное к месту или не к месту, могло судьбу решить.
- В общем, титулы пока не раздаём, - заметил Аларм и улыбнулся. Энни снова хихикнула.
- Да, подождём до лучших времён. На самом деле, мы ведь сейчас не нуждаемся в каком-то пышном дворе и большом количестве помощников, то есть государственных деятелей. Хотя, как только появится необходимость, можно многих привлекать – и Греана, и Шетти, и… кого ещё. Адалла тоже неплохой человек.
- Карото и Скаро нормальные ребята, - добавил Аларм. – Активные, дружелюбные. Глент, хоть и Болтун, но в общую компанию хорошо впишется.
- Подбираем кадры, - усмехнулась Энни. Аларм кивнул.
- Ну а почему нет. У нас становление государства.
- С жутко неопытными правителями и разбродом в обществе по самым мелочным вопросам, - добавила Энни. Аларм встал, шагнул к ней и дружески сжал локоть.
- Да не переживай ты. Справимся.
- Может, нам не ходить в путешествие? – Энни с сомнением взглянула ему в лицо. – Подумаешь, поход, чего мы там не видели. Хватит, нагулялись.
- Ну, во-первых, в ту сторону мы всё-таки не ходили, - возразил Аларм. – Во-вторых, мы ненадолго, а в-третьих, я не думаю, что кто-то будет возражать. Пока есть возможность, никто не мешает сходить.