Поттер, одолжи фамилию? +519

Слэш — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчинами
Роулинг Джоан «Гарри Поттер»

Основные персонажи:
Гарри Поттер (Мальчик-Который-Выжил), Драко Малфой
Пэйринг:
ГП/ДМ
Рейтинг:
NC-17
Жанры:
Романтика, Драма, POV, Мифические существа, Омегаверс, Первый раз, Любовь/Ненависть
Предупреждения:
OOC, Насилие, Нецензурная лексика, ОМП, Мужская беременность, Смерть второстепенного персонажа
Размер:
Макси, 110 страниц, 26 частей
Статус:
закончен

Награды от читателей:
 
«Восхитительная работа!» от Гарри П
«Слишком прекрасно!» от Спойлерная_Подруга
Описание:
После окончания войны Драко Малфой оказывается на скамье подсудимых. Однако, у него появляется шанс на условно-досрочное освобождение при выполнении несколько условий визенгамота...

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
Заранее прошу прощения за все косяки, опечатки, нестыковки и тому подобное... В общем, вы поняли ^_<

Глава 17. Морской узел

21 октября 2017, 10:06

* * *



      Давно не пользовался порт-ключами. После перемещения мутило ужасно. Предварительно убедив Уизли с Грейнджер, что все в порядке, я решил просто отлежаться в номере. Так что в первый день прибытия увидеть море мне не удалось. Зато я с лихвой наверстал упущенное на следующий день, да так, что на радостях банально обгорел и к вечеру к покрасневшей коже было не притронуться. Впрочем, с этим помогла справиться Гермиона с заживляющей мазью. Краснота спала и вскоре у меня появился приятный золотистый загар.

      Месяц отпуска плавно подобрался к середине. С Поттером я связывался каждый день через камин. Он лично взялся за расследование дела о «мстителе». В Министерстве были откровенно не довольны тем, что аврорат вышел из-под их контроля и сейчас имел куда большее влияние в магическом мире, нежели сами управленцы. Также в ближайшее время в суде должно было состояться слушание по поводу палочки Поттера. Но это, думаю, было уже делом принципа, поскольку Гарри без труда контролировал стихийную магию.

      Я же в свою очередь оказался чересчур эмоциональным. Сам не знаю, что на меня нашло, но восхищался я всем подряд: морем, погодой, пальмами и даже нарядами Грейнджер, на что получал теплую улыбку Гарри в ответ. Единственное, о чем я умолчал, так это о собственном самочувствии, которое периодически ухудшалось с тех пор, как мы прибыли. Я списал это на смену климата и нестабильность магии, вызванную лишением палочки. Да, и порт-ключ в таких случаях сильно выматывал.

      Теплыми вечерами я зачастую был предоставлен сам себе. Впрочем, меня это более, чем устраивало. Не хотелось быть третьим лишним. Сегодня один из таких вечеров. Уизли утащил Грейнджер в кино, а я отправился прогуляться по набережной. Большая жара спала и сейчас воздух приятно освежал прохладой морского бриза. Я разулся и зашел в воду по щиколотку, наслаждаясь ощущением накатывающих волн.

— Далековато он тебя заслал.

      Знакомый голос, неожиданно прозвучавший рядом, заставил напрячься.

— Недостаточно, раз ты меня нашел, — размерено парировал я, обернувшись к Хопсу. — Держись от меня подальше, — предупредил я и двинулся вдоль берега.

— Я хотел просто поговорить, — нагнал меня Джастин.

      Я бросил на него недоверчивый взгляд, после которого парень поднял руки вверх и добавил:

— Не трону. — заверил он. — Поттер умеет убеждать.

— Я очень надеюсь, на твою доходчивость, — не удержался я от язвительного комментария.

— С его методами только до самоубийцы не дойдет, — невесело усмехнулся Хопс. — Ну, я то хоть жив…

      Я скосил взгляд на бредущего рядом альфу, ожидая дальнейших слов или действий.

— Твоему отцу повезло куда меньше, — слова впились в слух и заставили остановиться прежде, чем их смысл дошел до сознания.

      «Этого не может быть» — исступлённо билось в голове загнанным зверьком. Поттер не мог так поступить. Даже, если отец заслужил это. Поттер не убийца.

— Ты не знал? — заметив мой ступор, спросил Хопс.

— Нет, — с трудом выдавил я, стараясь вспомнить, как дышать.

— Пойдем, где-нибудь присядем, — указал Джастин на одно из уличных кафе, расположенных вдоль набережной.

      Дошли мы молча. Устроились, заказали чай и только после этого Хопс вытащил из кармана уменьшенный выпуск пророка, вернул его до обычных размеров и протянул мне. «Мститель — герой или безумец» — гласил заголовок. «На этот раз новой жертвой „мстителя“ стал Люциус Малфой, освобождение которого тщательно скрывалось от общественности в связи с участившимися убийствами представителей бывших Пожирателей» — пробежался я взглядом по мелким строчкам.

— Это не Гарри, — образовавшийся ком в горле мешал говорить нормально. — Он не мог, — упрямо мотнул я головой и поднял неверящий взгляд на Хопса.

      Альфа молчал, всем своим видом выражая сочувствие и жалость. Хопс жалеет? Меня? Да что происходит, черт возьми?!

— В Парижском отделении аврората тоже заинтересовались этой историей с неизвестным мстителем, — внезапно поделился Хопс. — Меня отправили провести собственное расследование. И еще совсем недавно я бы тоже оставил Поттера вне подозрений…

      Джастин говорил с расстановкой, давая мне время принять и оценить полученную информацию. А я в свою очередь чувствовал как внутри поднимается мерзкая, липкая волна тревоги.

— Если бы не один нюанс, засекреченный от широкой публики, — продолжал Хопс, — все убийства были совершены зверем.

Я шумно выдохнул и вновь замотал головой, отрицая услышанное.

— У Поттера прекрасное алиби, — отметил Джастин. — Затворник, из дома не выходит, нигде не светится; палочки, а следовательно и магии, лишен.

      Я поджал губы, оставив предположения альфы без ответа.

— Драко, пожалуйста, — мягко обратился Хопс, склонившись ко мне через столик, — Волк, которого мы видели… Это был он, да? Поттер — анимаг?

— Я не знаю, — без каких-либо эмоций ответил я.

      Официант принес большой дутый чайник с чашками и удалился. Я остановил затравленный взгляд на крупных чаинках, танцующих за прозрачным стеклом.

— Драко, — Хопс пытался добиться от меня хоть какой-то реакции, — я не просто так пытался подобраться к тебе… В Парижском аврорате считали, что ты возможно тоже причастен к этим смертям. Нам нужна твоя помощь. Дочитай статью до конца.

      Я мельком пробежал по странице и охнул, дойдя до строчки: «Нарцисса Малфой считается без вести пропавшей…»

— Она жива? — срывающимся голосом спросил я, с надеждой уставившись на Хопса.

— Была, — уклончиво ответил Джастин. — На нее было совершено покушение и мы были вынуждены тайно вывезти ее из страны…

— И где она теперь? — внутренняя тревога разрасталась все больше, сжимая сердце своими холодными щупальцами.

— Мы не знаем, — виновато опустил взгляд Хопс. — Ее похитили из охраняемого дома в пригороде Парижа пару дней назад.

      Сердце пропустило удар. Я проводил отрешенным взглядом затейливую извилину на скатерти, пытаясь собраться с мыслями после услышанной информации.

— И чем же я могу помочь? — в конце концов спросил я.

— Если Поттер действительно виноват, то представляет опасность даже для тебя, — обдумывая каждое слово начал Джастин.

— Допустим… — тихо вздохнул я.

— Ты должен ненадолго исчезнуть.

      Я скептически изогнул бровь на подобное предложение.

— Тогда Поттер начнет действовать, а мы проследим, — пояснил Хопс.

      Поверить Джастину было сложно, но пока, все что он говорил вполне походило на правду. У Поттера действительно был и мотив и возможность избавить магический мир от тех, кому удалось избежать заслуженного наказания. Он ведь не сказал, как именно решил вопрос с моим отцом. Может кардинально? «Вырезать корень проблемы» — так он говорил? А если это так, что тогда он сделал с мамой? Эта чертова мысль пойманной бабочкой билась у меня в голове.

— Драко, прошу, — вновь подал голос Хопс, — пойдем со мной. Уверяю, тебе ничего не грозит. Уйти сможешь в любой момент, — уверил он меня, — но лучше дождаться закрытия дела.

— Мне нужно забрать вещи, — с большим усилием мне удалось сдержать дрожь в голосе. От нервов я успел в кровь искусать губы.

— Ты согласен? — осторожно уточнил Хопс.

Конец POV Драко

Отношение автора к критике:
Приветствую критику только в мягкой форме, вы можете указывать на недостатки, но повежливее.