ID работы: 6066199

Катализатор: Крылья

Джен
NC-17
Заморожен
1159
автор
Нефал бета
Пэйринг и персонажи:
Размер:
97 страниц, 9 частей
Описание:
Примечания:
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Поделиться:
Награды от читателей:
1159 Нравится 460 Отзывы 410 В сборник Скачать

Глава шестая: Иллюзии разума

Настройки текста
      Я позволил себе довольную улыбку лишь тогда, когда моя нога шагнула за пределы территории Кастер. Впрочем, несмотря на столь скупое проявление чувств, мои ноги были готовы пуститься в пляс! Всё прошло почти идеально! Впрочем, настоящие серьёзные переговоры именно так и проходят: стороны сначала кружат друг вокруг друга, выясняя подробности, затем ищут слабые точки оппонента, и, только проведя все эти нудные, но нужные предварительные ласки, заключают договоры. К моменту, собственно, заключения, требуется лишь, играя имеющимися фактами, перетянуть на себя как можно большую часть куска пирога прибыли.       С последним у Тосаки проблем не было. Сразу видно, пусть и разбавленную, но кровь Эдельфельт. Этих «самых элегантных гиен» магического сообщества не зря презирают настолько же, насколько и уважают. Впрочем, жизнь в постоянном денежном дефиците сбрасывать тоже не стоит. В этом плане её опекун, на мой взгляд, оказал ей неоценимый жизненный урок.       Мда, ловко Мастер выторговала нам множество мелких и крупных преференций. Я даже зауважал её не только, как мага, но и личность с коммерческой жилкой. Не зацикливайся она на магии, и этот мир увидел бы одну из самых страшных акул океана, под названием рынок.       Кастер должна была провести усиление и оптимизацию магических защитных систем поместья и заняться производством "расходников", которые будут использованы Мастером для увеличения её боеспособности. Боевая девчонка не любит отсиживаться за чужими спинами. Нет бы не лезть лишний раз на рожон… Эх, парня ей что ли найти? А то всё на подвиги тянет. Хотя, пронаблюдать моими глазами первую битву Слуг из подвала у неё благоразумия хватило. Только, боюсь, этого благоразумия осталось не так уж много.       Впрочем, не могу сказать, что мне подобная черта характера противна или даже просто не нравится. Будь Мастер обычной девушкой, я бы всеми силами старался уберечь её от участия в боестолкновениях. Но. Тосака Рин — маг, а маги у меня в моральном плане котируются совершенно по иным стандартам. Просто для примера: будь магом младенец, я убью его без малейших угрызений совести. Рука не дрогнет.       Нет, всё же, как удачно прошли переговоры! Особенно порадовало то, что Кузуки Соичиро, Кастер и моя Мастер подписали трёхсторонний контракт о взаимном непричинении вреда. И я не забыл о возможности наличия у Кастер кинжальчика способного разрывать любые магические контракты. Ход с бумажкой был нужен, чтобы у Медеи возникла уверенность в защищённости с нашего фронта, а у нас — сигналка на случай возможного предательства. Не зря одним из пунктов контракта было «перед возможным разрывом договора требуется официально и лично уведомить вторую сторону с подробным разъяснением причин». Это не панацея, но, откровенно говоря, я и не думал перехитрить живущую хрен знает сколько и заключившую не меньше магических контрактов Медею. Я не считаю себя самым умным или мудрым, и никогда не считал. Поэтому до сих пор и жив.       — О чём так одухотворённо задумался? — пихнув меня кулачком в бок, спросила Тосака.       — О перспективах. Ты можешь этого не понимать, но для меня овладение магией, как для остальных чародеев…       Приостанавливаю шаг, чтобы посмотреть на ночное небо и увидеть в нём нужное сравнение. Пусть световое загрязнение немного мешает, но за городом оно не так сильно, позволяя наблюдать звёздный ковёр. Благодаря расширенному ПР восприятию, я вижу не однотонно-белые искры звёзд, а многоцветный, будто усеянный драгоценными каменьями узор Бытия. Обожаю смотреть на него.       — Примерно, как для тебя стать Волшебницей, — наконец подбираю сравнение.       — Действительно?       — Ага. Я знаю только двух эсперов, которые могут пользоваться магией. Первый является бессмертным и постоянно превозмогает получаемые от собственной волшбы ранения, а вторая… Даже не знаю, возможно ли её отнести к человеческому роду. Она является, скорее разновидностью духа земли, чем материальным существом. Вы называете таких элементалями.       — Теперь понятно, почему ты так ухватился за возможность обучиться чародейскому ремеслу. — улыбнувшись, тоже посмотрела вверх девушка. — Зябко мне. Пойдём?       Неужели климат-контроль у боевого облачения забарахлил? А, нет, судя по эмоциям, это просто отмазка, чтобы побыстрее добраться до душа и мягкой постельки. Мастер так и предвкушает, как будет завтра отсыпаться до самого полудня. Помниться, я тоже ценил это трепещущее на нервах чувство того, что завтра будет выходной.       — Рубин, ты ведь предоставляешь своему владельцу возможность летать? — спрашиваю, глядя на навершие в виде звезды.       — Конечно! За кого ты меня принимаешь? Я — самый настоящий жезл девочки-волшебницы, а не какая-то указка! — казалось, мой вопрос возмутил калейдожезл до глубины души. А может, так и было. У странных, почти не поддающихся изучению артефактов я гормонов или их заменителей не обнаружил.       — Не хочешь продемонстрировать это? — с усмешкой подыгрываю.       — Арчер, ты предлагаешь?.. — у девушки загорелись глаза. Похоже, она тоже хочет выпустить пар.       — Наперегонки. Последний моет посуду! — хлопнув Мастера по плечику, делаю расчёты, и на моём месте оказывается распадающийся воздушный вихрь.       

***

      Приняв и осознав ментальный образ правил гонки, Рин активировала магические цепи и взмыла в небеса. Правила были довольно просты и заключались в «осаль противника, не дай осалить себя и дотронься до двери поместья». Всё просто.       …Или так только кажется. Как только чародейка попыталась было догнать своего Слугу, она осознала, что в опыте полётов серьёзно отстаёт от своего соперника. Только Арчер, несмотря на то, что явно сдерживался, придерживаясь её скоростей, оставался всё так же далёк.       Фуюки был относительно тихим и даже провинциальным городом. Однако, за последние годы индустриализация с урбанизацией добрались и до него. Двадцатиэтажные высотки и остовы ещё строящихся зданий позволяли Арчеру, удерживаемому двумя идущими из спины вихрями, просто головокружительно маневрировать! Иногда Рин казалось, что Слуга является не человеком, а маленькой и юркой коралловой рыбкой. На себя же она производила впечатление неповоротливого и голодающего хищника.       …И это бесило!       Стоило только приблизиться Рин на повороте, как Арчер тут же ускользал! Но обиднее всего было не это. Проигрывать достойному противнику Рин было не зазорно. Особенно, если она осознавала, что выложилась на полную. Обида начинала душить от того, что демонстрируемые возможности как раз не были её пределом. Юная чародейка могла бы догнать и дотронуться до Слуги, тренируйся она с калейдожезлом хоть изредка. Хоть раз в месяц! Да что говорить… Рин многократно улучшила свои навыки за какие-то жалкие пару минут игры!       Тем не менее, как бы происходящее не было для неё разочаровывающе, Рин незаметно для себя отпускала накопившейся за последние дни стресс. Обдувавший её встречный ветер забирал у неё напряжение и разочарование в собственной компетентности подобно тому, как осенние циклоны срывают более ненужные деревьям листья. В этот момент её перестали волновать допущенные с Арчером и Эмией ошибки. На место тихого самокопания на тему «как же я не распознала их навыки в магии?» пришло принятие нового опыта. Ну и что с того, что Рин не смогла определить в Эмии мага, а в Катализаторе — волшебника? Отныне она будет смотреть не только на наличие развитых магических цепей, но и на другие факторы. А также обязательно возьмёт пару уроков духовной хирургии у Котомине. Пусть у Арчера в физиологии без препарирования мало что понятно, но не заметить у него наличия неактивных магических цепей… Для Рин подобное было предметом стыда и излишней самоуверенности. Вот с чего она взяла, что у Слуг, если и есть магические цепи, то они обязательно должны быть развиты? С другой стороны, неразвитых она бы в том поле эфирных помех даже и не заметила бы. А опыт с поведением праны при активации классового магического сопротивления лишь уверил её в своих выводах.       Девушка так сильно погрузилась в свои эмоции, что чуть не пропустила тихий, идущий откуда-то из затылка писк. Знакомый писк оповещения о сработавшем амулете! Сосредоточившись на ощущении, чародейка определила направление.       — Арчер! — ментально воскликнула Рин, передавая беспокойство, подкреплённое разыгравшейся в ней бурей чувств. — К дому Эмии, живо!       — Что-то стряслось? — раздался в голове чародейки привычный, приятно мурлыкнувший бас. Впрочем, Слуга последовал указу и сменил направление движения.       — Эмия активировал сигнальный амулет. А зная этого идиота, он бы никогда не сделал бы так, угрожай ему или окружающим действительно серьёзная опасность.       — Действительно. Пацан ни за что бы так не поступил. Даже угрожай что-то его жизни, — осуждающе подтвердил мысли Рин мужчина.       — Не пояснишь? — сравнявшись в траекториях полёта, повернула в сторону Слуги голову чародейка.       — А, это? Я просто выпотрошил мозги парня и досконально изучил его реакции. — как ни в чём не бывало признался Арчер.       — Ты сделал что?! — чуть не врезалась в очередное препятствие Рин. Она разминулась с проводом между зданиями в самый последний момент.       — Провёл взлом разума и составил насколько возможно полный портрет лично потенциального Мастера. Тебя что-то не устраивает? — пришёл сухой ответ. Рин просто задохнулась в возмущении. — Мы вообще-то на Войне, а не в песочнице играем. Тут убивают. И если мне удастся снизить угрозу твоей безопасности подобными методами, я на это пойду.       — Но всё равно, как-то это… — не нашла что ответить девушка. С одной стороны, произошедшее ужасно, а с другой… ей было приятно, что о ней заботятся.       — Ты не думай, что мне нравится лазить по чужим мозгам. Скажу прямо, я лучше в ванне с блевотиной искупаюсь, чем совершу подобное хоть ещё один раз, — доверительно, сдобрив слова эмоцией крайнего отвращения, поделился Арчер. — Поверь, иногда о человеке многого лучше не знать. Когда знаешь истинное лицо кого-то…       — Всё настолько плохо? — с грустью спросила девушка. Пусть она и не говорила об этом кому-то, но Эмия-кун ей нравился.       — Скажу так. Дерьмо есть в каждом. Просто не каждый признаётся в его наличии у себя. Далеко не каждый. И если его в себе не признавать, то дерьмо начинает гнить, — с грустью, ментально произнёс Слуга. Причём, эмоции сопровождающие ментальную составляющую были так тонки, что у чародейки потяжелело на сердце. Рин сразу поняла, что эта способность серьёзно повлияла на веру Арчера в дорогих ему людей и просто в человечество. — А Эмия — самый худший экземпляр подобных лицемеров. Пусть у него этого дерьма намного меньше, чем у многих.       Рин это никак не прокомментировала. Да и что она могла сказать? Как-то поддержать? Так Арчер, видимо, с данной проблемой уже давно справился. Лишнее сочувствие только разбередит уже зарубцевавшуюся рану. Впрочем, теперь Рин хотя-бы понимала, почему её Слуга так резко сменил своё отношение к парню с нейтрально-благожелательного на резко отрицательное. И обсуждать подобное ей не слишком-то хотелось. Пусть маги и стремятся к Истоку, но даже они понимают, что есть то, к чему лучше не лезть.       — Не стоит меня жалеть, — неожиданно продолжил свой монолог Арчер, когда Рин показалось, что тема уже закрыта. — Я — человек, а люди, если не сломаются сразу, могут приспособиться к чему угодно. К тому-же, существование пацана мне отвратительно не из-за этого. Просто его отношение к собственному существованию, его концепция отрицание своего бытия противоречит моей сути эспера, — он прервался давая обдумать услышанное. — Можно сказать, что мы — абсолютные противоположности. Если я — эгоизм и эгоцентризм, то он — альтруизм и эскапизм. Я — имею всё, а Эмия — не имеет ничего, кроме вины за то, что жив. Даже его ценности и идеалы являются заёмными и надеты на его извивающуюся в агонии сущность подобно маске. Идеальный лицемер, прячущийся от самого себя за чужими лицами.       — Не верится, что его личность — фальшивка, — непроизвольно «озвучила» свою мысль девушка. От Арчера пришла волна раздражения, а в следующее мгновенье её затопил Образ.       Боль. Ненависть. Презрение. При взгляде в своё отражение, разглядывая каждую чёрточку такого знакомого лица испытываешь лишь их. Их и бесконечную вину перед теми, кому отказал в помощи. Теми, кто на твоих глазах сгорал а Аду на земле. А ведь ты, ничтожество, было спасено. Ты, а не Они!        — Хватит!!! — еле выровняв полёт, выкрикнула Рин.       — Тот, кого ты знаешь — пародия на человека по имени Эмия Кирицугу, приёмного отца пацана. Очень точная, подробная и приросшая к лицу, но лишь очередная маска. Эмия давно потерял человечность и право зваться человеком. Он сам отказался от себя и своей индивидуальности.        — Хватит... — почти умоляла его Рин. Слуга внял просьбе.       Небольшой остаток пути до дома Эмии ночные летуны провели в молчании. Рин приходила в себя, раз за разом пропуская через себя этот разговор и пыталась понять свою реакцию на него. А Арчер… Чародейка даже не пыталась предполагать, о чём тот думал. Это могли быть, как размышления о заказе пиццы, так и думы о возможности слетать на Луну. Или к соседним планетам. Рин было видно, что, пусть Арчер и цепляется за свою человечность, но вместе с тем от человеческих норм он дальше любого известного ей чародея.       «Хотя, Арчер же не чародей. Он — Волшебник.» — пришло Рин озарение, заставившее пересмотреть своё отношение к данному существу. Подобное просветление приходит, когда знание становится пониманием. Так и Рин просто поняла и приняла, что Катализатор — это Волшебник, сущность вне понимания обычных людей и большинства чародеев. Его не нужно пытаться понять, только принять его существование, как данность. Как стихию. Ещё один паззл занял своё место в мировоззрении молодой Тосака.       

***

      Пусть я и рассчитывал использовать наше соревнование, как тренировку, играть с Рин оказалось весело. Даже сам не ожидал. Тем неприятнее для меня стало то, что нам пришлось прерваться и отправиться к тому рыжему пацану и вспоминать о рытье в чужих мозгах. Я ведь не лгал, что данный процесс для меня крайне неприятен. Причём, настолько, что разработав его механизм и переведя теорию на практику, данный навык был спрятан на самых пыльных антресолях разума после первого же удачного опыта на человеке. Если животный разум с его «удовлетворением потребностей» ещё ничего, то человеческий… У человека есть такая вещь, как «стремление к удовольствию». Когда разум бездумно поддаётся инстинктам... Правы были испанцы: «Сон разума порождает чудовищ».*       //*El sueño de la razón produce monstruos — испанская пословица, фабула известного одноименного офорта Франсиско Гойи из цикла «Капричос».       Когда мы прибыли, всё было уже кончено. Говоря конкретнее, прилетев на всех порах к поместью Эмии, мы застали лишь взрыхлённую во внутреннем дворе землю, растрёпанного, имеющего пару резаных ран рыжика и наставившую на нас невидимый дрын блондинку. Блондиночка меня как раз и заинтересовала. Ведь она также имела вполне себе материальное тело. Закинув на плечо, закутанное в одно из сокровищ Тосака копьё, я прекрасно это понял. Благо, нас разделяло всего шесть с хвостиком метров. "Прощупать" её на квантовом уровне труда не составило.       Коротко подстриженная блондинка с гордой осанкой твёрдо и решительно смотрела на меня своими изумрудными глазами. Стройная фигура, упругие «пэрси» и аккуратная грудь… Хм, что-то меня на пошлости потянуло. А всего-то стоило попасться в этой стране узкоглазых брюнеток девушке моего вкуса. Хотя, ничего удивительного. Я уже маленькую вечность целибат храню. Тут удовлетворение либидо — уже чисто психологическая потребность, от которой даже гормональный контроль до конца не спасает. Приходиться подавлять инстинкт размножения одной волей. Не то, чтобы это было так уж сложно. Но неприятно.       «Не видел бы своими глазами, ни за что бы не поверил» — подумал я с сомнением пройдясь взглядом по клинку скрытому атмосферным искажением. Данный артефакт, даже для моих относительно куцых возможностей анализа магической угрозы, является аномалией. Сама структура его материи… Как бы помягче выразиться?.. Мозговыносящая. Ведь клинок состоял из сплава, структура которого выходит за привычные три измерения.       Удивительно? Шокирующе? Нет, чего-то подобного я от Небесного Фантазма и ожидал. Тот же Гаэ Болг, как это ни странно, выполнен из вполне живой органики, которая потребляет в пищу кровь. Удивило бы меня обратное. Однако, открывшееся мне дало серьёзную почву для размышлений и эволюции персональной реальности. Одно дело — иметь информацию по феномену, и совсем другое — наблюдать его воочию. Особенно, когда ты вдруг осознаёшь, что тебя могут атаковать из пространства, которое будет «вне зоны зрения».       Эх, почему я не могу достраивать многомерные математические модели? Впрочем, ответ очевиден: персональная реальность не имеет в себе подходящих механизмов для анализа пространства вне трёх измерений.       Я на мгновенье сбился с мысли. Моя персональная реальность не имеет этой способности. НО! Что мешает мне научить её этому? Вон, чисто материальный предмет существующий более чем в трёх измерениях есть, и я его осознаю. Значит, мой разум способен осознать и остальные, скрытые от меня в более высоком измерении части. А то, что у ПР нет нужных «механизмов» для этого… Она — отражение моего Я. Значит, мне надо просто достроить свою парадигму мышления. Что мне мешает воспользоваться этим подарком судьбы?       Я всё больше и больше влюбляюсь в Войну Святого Грааля.       — Рад встрече, — делаю символический кивок, не отпуская взгляда от глаз напряжённой подобно струне противницы. — Позвольте представиться, Арчер. А это — мой Мастер, Тосака Рин.       — Сейбер, — зеркально, но, тем не менее, буквально полыхая величественностью кивнула Слуга и скептически осмотрела завёрнутое в полотно копьё. Также она мельком, но очень пристально осмотрела пристроившуюся на левом бедре Клешню.       — Просто, чтобы не было недопонимания… На данный момент мы врагами не являемся, — сделав паузу, хмыкаю. — Пусть меня и бесит один мелкий засранец. Клянусь именем Арчера.       — Именно, — чуть брюзгливо подтвердила Тосака. Вдохнув, она выкрикнула: — Эмия!       — А-та-та-та, — тихонько выразил своё состояние покрытый десятком мелких ран и одетый в рубище пацан. Впрочем, пусть крови натекло много, но даже на первый взгляд было видно, что серьёзных ран нанесено не было. — Сейбер, не нападай на них!       -…Да будет так. — полу-прикрыв глаза, немного расслабилась воительница и отошла чуть в сторону. Как раз за границу сферы моего AIM-поля. Неужели чувствует его? Хотя, о чём это я? Его способны чувствовать даже обычные, специально тренированные люди. Что уж говорить о Слуге.       — Тосака… — сан? — удивлённо вытаращился на Мастера Эмия. Мда, а ведь я не верил, что азиаты могут сделать «анимешные глаза». Чисто по физиологическим причинам. Так вот, Эмия смог. — Ты во что...       — Ни слова про мой наряд. — сладко улыбнувшись, угрожающе протянула Тосака. — Услышал?       — Да! — болванчиком закивал парень.       Повернувшись ко мне, Сейбер тихонько, на гране моей слышимости уточнила:       — Что не так с одеждой твоего Мастера? Это же традиционные одеяния мага?       — Культурные особенности этой страны. Можешь потом спросить у мальца, — также тихо отвечаю, пытаясь сдержать смех. Пока получается. — Просто прими, как факт, что для уважающего себя мага, коим считает себя моя Мастер, она одета... не слишком по-взрослому.       — Угу, — кивнула Сейбер, напряжённо наблюдая, как Тосака подходит к Эмии и начинает осматривать его раны. Хотя, чего там осматривать? Царапины. Но переволновавшейся за возлюбленного девушке-подросту подобное так просто не объяснишь. Даже шоковая терапия не помогла, дав строго обратный эффект.       Женщины...       — Мастер, — окликаю Тосаку. — Думаю, пацану будет полезнее оказаться на кровати или диване, а не на холодной и жёсткой земле. Да и прояснить ситуацию ему будет намного приятнее в доме.       — Согласна, — чародейка повернулась в сторону Сейбер. — Не поможешь? Мой Слуга пока постоит на заборе и присмотрит за окрестностями.       Поняв довольно прозрачный намёк, я молча обернулся и, оттолкнувшись ступнёй, запрыгнул на основательную, выполненную в традиционном японском стиле, каменную стену. Хорошо Мастер придумала: и демонстрация благожелательных намерений, и выставление постовых и возможность обработать раны Эмии с помощью магии. Не думаю, что Сейбер бы позволила последнее, не останься Мастер относительно беззащитной перед самым устойчивым к магии классом.       — Можешь ментально дублировать то, что вы будете обсуждать? — интересуюсь.       — Будто ты не сможешь подслушать разговор своей способностью, — иронично ответила Тосака.       — Я буду выполнять порученную задачу, — веско отвечаю. Но затем добавляю более мягко: — Мне будет просто не хватать внимания на подслушивание и отслеживание окружения одновременно. Я, пусть и Слуга, но всё ещё человек.       — Тогда я, так уж и быть, сделаю это, — более бодро завершила наш разговор чародейка.       Интересно, что её так развеселило: моё признание в ограниченности своих сил или что-то ещё? Всё же я не мог не подметить, как задевает её гордость мага то, что не-маг смог добиться возможностей подобных моим. Ох, уж эти подростки с их максимализмом и желанием самоутверждения.       — Хах, будто я сам не такой, — произношу с самоиронией.       Под перекрёстным допросом Тосаки и Сейбер, Эмия выдал следующее:       а) на него напал Слуга, желающий съесть его сердце;       б) Эмия кроме этого ничего о Слуге не помнит, внешность, класс, способности — по нулям;       в) Сейбер была призвана совершенно случайно, благодаря старому магическому кругу в сарае;       г) Слуга отступил, как только был совершён Призыв;       д) ни в какой Войне за Грааль Эмия участвовать не собирается, убивать других ему нафиг не сдалось.       У меня реакция на подобные новости была менее бурной, чем у Мастера, которая была в полнейшем… политкорректно назовём это состояние, глубоким дзеном. Впрочем, лицо она своё удержала. Только заходившие желваки и пару раз дёрнувшаяся в нервном тике бровь выдали всю её бурю чувств.       Кого мне в этой ситуации было действительно жалко, так это Сейбер. Представьте, вы на грани отчаяния, и вам дают шанс изменить ситуацию. Для этого всего-то и надо, что пройти королевскую игру на выбывание и возможностью того, что твой Мастер может отдать тебе три любых приказа. Вы эту игру прошли, попутно потеряв новую подругу и собственноручно убив старого и возможно, лучшего друга. Вот, перед тобой, только руку протяни, твоя цель…       …И твой Мастер приказывает уничтожить Грааль.       Ты своими руками против воли используешь сильнейшую атаку и собственноручно(!) уничтожаешь шанс на исполнение желания. Отчаялся ли ты? Нет, Король рыцарей надломилась, но не сломалась. Сейбер на смертном одре вновь отвечает на зов Грааля. И получает Мастера, который ни в какую Войну вступать не желает. Да и вообще, призвал тебя по ошибке.       Пережив всё это, Сейбер остаётся спокойна и непоколебима. Да у неё просто цельнометаллические… Блин, она же девушка! Пофиг, Сейбер — настоящая Железная Леди. Уважаю. Просто уважаю.       Хм, а вырисовывается довольно интересная ситуация. Если Эмия, этот нуб в плане магии, будет участвовать в Войне, Сейбер, как Слуга не способная восстановить прану от Мастера, будет слабеть с каждым днём. Конечно, как обладательница материального воплощения, траты Слуги на своё существование будут совсем ничтожны... Но это только при условии того, что Сейбер не будет ввязываться в битвы. А она это делать будет. Ради той же защиты Мастера. Осталось только устроить Эмии неприятности.       — Мастер, предлагаю отправиться к Наблюдателю, — начал я реализовывать свой план игры на чужих кнопочках. — Он пояснит Эмии ситуацию более подробно. А если тот останется при своём мнении, то ты попросишь его передать тебе командные заклинания. Я же предложу Сейбер поединок. Победитель станет твоим Слугой.       — А как же договор с Кастер? — настороженно поинтересовалась Рин.       — А что не так? Я почти завершил систему удержания Слуг. Точнее, я её уже завершил, но там надо продублировать пару узлов. Мне только и осталось, что дать Кастер полноценное физическое воплощение. Нагрузка на тебя снизится до минимума, а Кастер в Фуюки будут удерживать только обязанности по контракту. Желание к Граалю останется невостребованным, — я кратко описал ситуацию, попутно пытаясь обнаружить недостающий на моём «внутреннем радаре» источник возмущения от неизвестного Слуги. И, самое хреновое, безуспешно. Похоже, что Эмия повстречался с Ассасином.       — …Интересное решение, — спустя несколько томительных секунд признала Мастер. — Я подумаю над ним, когда дойдём до церкви Котомине.       

***

      День назад       Под сводами католического храма, который должен был выполнять роль места для отдыха души, подобно пауку притаился холодный сумрак. Сумрак и блевотно-сладковатый аромат тлена. Никто из посетителей этого места не любил его посещать и старался побыстрее покинуть сие негостеприимное место. Никто, кроме его постоянного обитателя.       Высокий для этой страны человек в рясе священника соответствовал этому месту, как никто другой. От одного его присутствия что-то тёмное начинало червяком извиваться изнутри твоей души. Мощный, отбрасывающий блики луны крест, как это ни странно, добавлял его образу ещё больше колорита. Этакой гаденькой порочной насмешки. Что и говорить, если Котомине Кирей был признан "интересным человеком" самим Золотым Королём, что изведал в этом мире Всё?       Священник сложил свои руки в молитвенном жесте и тихо сидел на ближайшей к алтарю лавке. Впрочем, за благопристойным образом на самом деле скрывалось одно из самых богопротивнейших действий в учении Христа. Котомине Кирей наблюдал через своего Слугу за его сражением и тихо, в самой глубине своей сгнившей души удивлялся происходящему.       Ведь согласно всем показателям, противник Лансера совершенно не выходил за параметры обычного человека. Характеристики Арчера не превышали ранга С, оставаясь в пределах человеческих возможностей. Максимально развитых, но в пределах. А магический резерв и вовсе был равен Е! То есть, среднестатистическому магу. Так почему же Лансер не только не одерживает верх, но и начинает постепенно уступать в их противостоянии?!       Священник заинтересовался подобным Слугой. Причём настолько, что не стал прерывать сражения до самого последнего момента. Но даже для него, бывшего профессионального Экзекутора оказалась сюрпризом резкая развязка данной схватки. Лансер был испепелён до того, как Котомине успел воспользоваться Командным заклинанием и вытащить Слугу из-под чудовищного удара.       Потеря Слуги должна бы оказаться для Мастера трагедией... ну, или хотя-бы неприятностью. Котомине же лишь улыбнулся. Его не слишком заботила судьба Слуги. Причиной же улыбки послужило осознание того, что развязка Войны стала на шаг ближе.        — Веселишься, Шут? — властно констатировал, с флёром намёка на вопрос манифестация Величия. Одно присутствие Златого Короля преобразило это место, покрыв его тьму налётом готической торжественности.        — Меня заинтересовал необычный Небесный фантазм Арчера этой Войны. Небесный фантазм из будущего. — не изменившись в лице, поведал священник. — Дозволено ли мне будет спросить, что он собой представляет? — Король бросил на священника раздражённый взгляд, но решил милостиво удовлетворить любопытство развлекавшего его последнее десятилетие, шута. Десяток лет верной службы стоили этой награды.       Голова Короля повернулась в сторону недавней битвы. Гордый, будто вобравший в себя идеал человеческой красоты профиль, стал озарён светом луны. Алые, видевшие и отразившие в себе древность, что для большинства смертных сравнима с Вечностью, прищурились. Воцарилось секундное молчание, кое не рискнул разорвать никто в Подлунном мире.       Тем не менее, тишина была нарушена. И никем иным, как самим Королём. Глубокий и звонкий, переливчатый и устрашающий — в этом смехе было собрано всё, что сейчас испытывал Король, который испытывал ни с чем не сравнимый восторг.       Отсмеявшись, Первый Король снизошёл до просьбы священника:        — У Арчера нет Небесного фантазма. Воля и вера. Лишь они и ничего более позволили ему одержать верх над тем псом. — Король продемонстрировал свою довольную улыбку. — Самый обычный человек...       Котомине позволил себе мысленно достроить фразу собеседника: "...который был удостоен Граалем роли Слуги".
По желанию автора, комментировать могут только зарегистрированные пользователи.
Права на все произведения, опубликованные на сайте, принадлежат авторам произведений. Администрация не несет ответственности за содержание работ.