Выживая среди сильнейших

Смешанная
NC-17
В процессе
792
Пэйринг и персонажи:
Размер:
146 страниц, 29 частей
Описание:
Молодая женщина в результате смерти своего прежнего тела попадает в тело молоденькой девушки и берёт её жизнь в свои руки.
Примечания автора:
Мне надоело читать про 40 летних тетёнек (они сами себя так называют), которые попадают в тело 17-летнего подростка и тут же забывают про свою побитую и наполненную горьким опытом жизнь, чтобы упасть в холодные и твёрдый как мрамор объятия Эдварда (который так же является 17-летним подростком без царя в голове).
Этот бред, товарищи, меня настолько выбесил, что я села писать собственный взгляд на развитие каноных событий, если бы вместо Беллы попала подкованная на книгах (без фильмов, так как не смогла смотреть через кровавые слёзы) женщина, которая и жизнь почувствовала и с гормонами справляться умеет.
И да, всё это ради одного - обычный фанфик, где автор не будет всеми правдами и неправдами перинговать гг с придурковатым вампиром-подростком!
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
792 Нравится 207 Отзывы 364 В сборник Скачать

26. - Цель и жизнь.

Настройки текста
      — Мам, у тебя есть идеи, что приготовить на ужин?       Я обречённо открыла холодильник и пробежалась взглядом по полупустым полкам.       — Сомневаюсь, что папе будет нормально поужинать салатом, — ворчливо пробормотала я в трубку, под хихиканье матери на противоположном конце.       — Попробуй мексиканскую кухню! — воодушевлённо сказала мама Рене. — Мы с Филом побывали в очаровательном ресторанчике на берегу залива. Повар был смуглый и усатый, но вот хозяйка очень улыбчивая и говорливая. Мы заказали курицу с кукурузой. Было остро и пикантно, я даже выпросила у хозяйки рецепт!       Я улыбнулась и повернулась к полкам, чтобы послушно достать продиктованные мамой Рене продукты. По счастью было почти все необходимое. С трубкой у уха, под постоянный поток инструкций, которые перемежались только описанием интерьера ресторанчика, цветов на платье хозяйки и красотой заката на побережье, я приготовила ужин.       Звякнула входная дверь.       — С возвращением, папа! — я выглянула из кухни. Папа, грузно разуваясь, кивнул на приветствие. Видно настолько устал, что сил нет даже голос подать. Ну да я не из обидчивых. И так понятно, что он не в духе, поэтому, тактично улыбнувшись, вернулась на кухню. Выставила на стол тарелки, проверила готовность курицы в духовке. Где-то в недрах дома раздавались тяжёлые шаги папы Чарли.       Наконец, переодетый и посвежевший, он появился на кухне, подозрительно принюхиваясь к ядрёному запаху специй.       — Как дела на работе?       Папа Чарли неопределённо мотнул головой, усаживаясь за стол.       — Бумажек много, а так ничего особенного. Сегодня на ужин что-то новое?       — Да, — я улыбнулась, — мама посоветовала новый рецепт курицы по-мексикански, вот, будем пробовать.       — Ты уверенна, что это съедобно? — несколько обречённо спросил папа Чарли, но я лишь поставила перед ним тарелку, для верности чуть подтолкнув поближе к нему. Курица вышла очень ароматной, хотелось верить, что ещё и мягкой.       Курица не подвела, или точнее рецепт мамы Рене не подвёл. Было вкусно. Даже папа Чарли, непривычный к такому количеству незнакомых специй, съел свою порцию дочиста и, довольно крякнув, откинулся на стул, приняв благодушный и расслабленный вид.       — Как дела в школе, Изабелла? — папа Чарли смотрел на меня внимательным взглядом темных глаз. Таких же, как у Беллы. Почему-то мне было отрадно видеть свои карие глаза в человеке напротив. Это каким-то образом привязывало меня к реальности, говорило, что я действительна существую. С приезда в Форкс я почти перестала вздрагивать, ловя собственный взгляд, в отражении зеркала. Во многом благодаря сходству с папой Чарли.       — Всё по-старому, — настала моя очередь неопределённо пожимать плечами. — О, в зале стало легче. Я наконец начала обрастать мышцами, думаю скоро мне разрешат вернуться на физкультуру.       — Голова больше не кружится, координация не страдает? — тут же уточнил Чарли.       — Почти нет, ну, не так часто как раньше. А падать я уже давно перестала, папа, — чуть с укором добавила я. Меня саму ужасно бесила эта вынужденная неуклюжесть. Я самой себе казалась слабой и беспомощной, а находилась в окружении хищников, где слабость карается смертью. Я не была до конца честна с папой Чарли. Я все ещё спотыкалась, заплетаясь в собственных ногах, но действительно больше не падала.       Возможно ещё потому что в последнее время рядом всегда оказывалась Саманта, которая уже на автомате ловит меня за руку и ставит на ноги. Она полусерьёзно даже спросила, не нужно ли меня постоянно за ручку водить по улице, на что я вполне серьёзно ответила, что нужно и ещё как. Жаль, но подруга мне не поверила и только рассмеялась как на удачную шутку.       — А оценки как?       Я задумалась.       — Испанский это швах. Как хорошо, что в жизни он мне не пригодится. Английский всё ещё хромает, а от моих сочинений учительница каждый раз плачет и вопрошает: «Да кто же в наше время использует такие выражения?!». Но я не виновата! — тут же окрестилась, — я же не виновата, что высокий слог произведений Александра Дюма или сестёр Бронте нынче не ценится.       Папа Чарли озадаченно наклонил голову.       Я усмехнулась.       — Нормально всё в школе, папа. Табель успеваемости будет приличный. И в колледж я поступлю, обязательно, — успокаивая тревоги родителя, я заговорила устало и монотонно.       Чем ближе был мой выпускной класс, тем тревожней становились вопросы папы Чарли и мамы Рене. Особых аргументов у меня не было, поэтому приходилось повторять раз за разом одно и тоже. Да, я поступлю, да, я уже выбрала с десяток колледжей в которые отправлю свою заявку, да, я буду работать вовремя учёбы, нет, никаких льгот мне не полагается, потому что я не участвовала ни в какой внеклассной деятельности типа кружков.       Последнее обстоятельство изрядно злило. Если бы Белла в прошлом состояла хотя бы в клубе садоводов всю свою жизнь, моё резюме уже выглядело бы прилично. Но Белла состояла два года в клубе книголюбов, один год помогала в оргкомитете школы и год в кружке театрального мастерства. И все это в средней школе! А как же высшая? А в высшей у нас из необязательных предметов взят испанский язык. Кому вообще нужен испанский язык в Америке?!       Какое-то время хотелось плакать от открывшихся перспектив. На семнадцатилетних подростков навалили слишком много ответственности. Ну откуда мне знать какие предметы мне нужны будут в колледже? Или какой штат лучше для обучения? На что я должна обращать внимание при рассматривании колледжа или университета? Можно остаться на двенадцатый класс? Стоп, реально можно остаться на двенадцатый класс?!       Если бы я любила учёбу, может и поднажала бы на оценки и проучилась ещё два года в профильном классе. Но, я не люблю это. Школа из меня буквально все соки выжимает, если бы не общение с Самантой и остальными ребятами, то я бы вскоре волком завыла от необходимости снова проходить через этот ад.       Но планировать своё будущее было хоть и хлопотно, но очень воодушевляюще. Я всё ещё не уверена, что смогу благополучно закончить школу и уехать из Форкса не встретившись с вампиром. Я могу сколько угодно пинаться и брыкаться, но щелчок по носу, который я получила в Финиксе, заставил меня усомниться в своих силах.       Я правда могу распоряжаться своей жизнью? Это случайность, что Джун убили и ко мне пришли те люди, потребовав уйти из школы и уехать из Финикса? Точно ли это совпадение, что по времени это идеально совпадает с книжным приездом Беллы в Форкс?       Мне стало страшно. Нет не так, я живу в страхе все время со своего приезда. Я ужасно боюсь, так как никогда не боялась вампиров. Страх оказаться в руках тех людей переплёлся в моём сознании со страхом умереть и потерять семью. Уже не могу отличить одно от другого. И над всем этим довлеет страх несвободы. Я не могу выбирать? Я правда безвольна? Чтобы я не делала всё тщетно?       Но я не хочу! Всю жизнь у меня не было ничего принадлежащего лично мне, кроме одежды, которая была одета на моё тело. Но я могла выбирать куда идти, потом смогла выбрать что есть и когда ложится спать. Я смогла выбрать друзей и круг общения, работу и квартиру. Я сама смогла выбрать! Я всегда принадлежала сама себе.       Но теперь. Теперь меня грызут сомнения. Я не могу уехать из Форкса, я не могу проверить что произойдёт, если я не стану вампиром. Или не заговорю за всю свою жизнь ни разу с Эдвардом или любыми вампирами. Пока не могу проверить. И мне бы жить дальше, закрыть глаза на совпадение и жить дальше, отучиться и уехать в колледж, в другой штат. Жить просто веря в собственную свободу воли, но я не могу.       Страх не даёт мне забыть или закрыть глаза. Если есть хоть малейшая возможность, что моя жизнь следует каким-то сумасшедшим книжным правилам, которые будут убивать людей вокруг меня, лишь бы я следовала путём Беллы, если есть хоть шанс…       Тогда я должна смириться. Я должна воспользоваться своим преимуществом и выжить.       Мне осталось только выбрать цель. Цель своей жизни. Чего я хочу и как этого добиться? Хочу ли я как можно больше не становиться вампиром и приложить все усилия для избегания опасных моментов, связанных с ними? Или же я хочу быть достойной дочерью для своих родителей и обеспечить им безбедную старость? Тогда мне нужно стать вампиршей и желательно вступить в клан Калленов, чтобы получить доступ к их банковскому счёту. Хочу ли я всю жизнь прожить в Форксе, делая обереги для оборотней и нянчить маленьких волчат? Тогда я должна как можно скорее выйти замуж за местного индейца, желательно сразу после школы.       Такое количество вариантов на удивление успокоило меня. Планирование своего будущего всегда немножко волнует и успокаивает. Возвращает мне чувство контроля над собственной жизнью. Пусть все эти варианты спланированы с оглядкой на ограничение книги. Пусть. Главное, что мне стало легче дышать. ***       — В ближайшие дни погода улучшится. Дождь наконец закончится и можно будет съездить на пляж, — уверенно говорил Майк, пока мы стояли в очереди за едой. Джессика задумчиво окинула взглядом парня и слабо кивнула.       — Можно будет устроить пикник на пляже, — согласилась Джессика.       Я скучающе обвела взглядом столовую. Сегодня Саманта с нами не обедала, Сегодня отцу Тэйлору снимали гипс и она поехала вместе с ним в больницу, потому что мать Тейлор не смогла поменяться сменами с коллегой в ресторане.       Каленны всё так же в полном составе сидели на месте. Эдвард упорно отказывался уезжать, предпочитая буравить меня взглядом всё время обеда.       — Хорошая погода, это здорово, — заметила я, усаживаясь с ребятами за наш столик. — Надеюсь она продержится до весеннего балла.       — А что, — хитро сощурилась Джессика, — боишься, что платье намокнет и тебе не удастся потанцевать?       Анджела, наша всегда тихая свидетельница всех странных разговоров, улыбнулась на подколку подруги, но взгляд её оставался отрешенным.       Я усмехнулась.       — Как будто ты не знаешь, что для того чтобы танцевать нужны двое, а у меня с партнёрами напряг. Так что я просто беспокоюсь что моё платье определённо промокнет, если не из-за дождя, так из-за моей неуклюжести. С меня станет опрокинуть на себя стакан с соком на празднике.       — Да уж, твоя неуклюжесть уже стала достоянием школы, — фыркнула Джессика.       — Если тебе нужен был партнёр, — обиженно загундосил себе под нос Эрик, но я нетерпеливо прервала его взмахнув рукой.       — Не нужен, я просто шутила. Я не буду танцевать и до балла дойду сама, проводник не нужен, спасибо. Как и парень, кстати. — Чуть прикрыв глаза, припечатала парня.       Эрик обиженно насупился, уставившись в свою тарелку.       — Ну и славу богу, что не танцуешь, — воскликнула Джессика, — поверь, Эрик, тебе очень повезло сохранить свои ноги. Неуклюжесть Изабеллы уже стала достоянием школы.       — Джессика! — укорила подругу Анжела. — Ты же знаешь, что у Изабеллы нарушена координация из-за травмы головы, не стоит над этим шутить.       Я с нежностью посмотрела на добрую Анжелу. Джессика фыркнула, мотнула копной своих белокурых волос, чуть подумала и, глядя на меня исподлобья сказала:       — Прости Изабелла, я не то имела ввиду. Я просто пошутила.       — Да я поняла, без проблем, — я успокаивающе улыбнулась однокласснице, и она тут же улыбнулась в ответ. — Собственно, я хотела перед баллом съездить в Сиэтл, мне нужно закупиться, поэтому если погода будет хорошая, то видимость на дороге улучшится.       — О да, из-за дождя в низинах часто появляется туман, видимость сужается до двух метров и на крутых участках дороги учащаются аварии, — тут же выдала географическую справку Джессика, кивнув головой.       — Тебе всё равно следует ехать осторожно, — обеспокоенно добавила Анжела.       — Составить компанию? — тут же улыбнулся Эрик, заискивающе заглядывая мне в глаза.       — Обойдусь, — беззлобно огрызнулась я, лениво махнув в его сторону рукой.       — О, кстати, почему бы тебе не поехать с нами в Сиэтл? — спросила Джессика. — Мы будем выбираться платье с Анжелой, с нами ещё одна девушка поедет, Лорен, она нас повезёт, если мы скинемся на бензин.       — О, это было бы здорово, — вскинулась я. Пикап жрал бензин, словно ребёнок конфеты, статья расхода на поездку в Сиэтл, заранее ввергала меня в пучину депрессии.       — И в Ла Пуш! — очнулся Майк. — поехали с нами в Ла Пуш, там будет костёр.       Я чуть растерянно кивнула, и парень просиял. Холодный морской воздух хорошо бодрит.       Засобиравшись на урок, мы выкинули свои остатки и направляясь к выходу из столовой, я прошла мимо стола Калленов, когда почувствовала на своей руке осторожное касание.       — Изабелла, можно тебя на минуту? — Темные глаза Эдварда на бледном бескровном лице испытующе вглядывались в меня. От испуга я вздрогнула, что не осталось незамеченным моими друзьями.       — Изабелла, всё хорошо? Он не причинил тебе боли? — Майк сжал кулаки с неприязнью смотря на Эдварда.       — Я бы никогда не причинил ей боли простым касанием, — чуть скривившись ответил Эдвард, выпрямляясь. Его отрешённый взгляд, казалось смотрел мимо всех присутствующих.       — Всё в порядке, просто Эдвард забыл свою исследовательскую работу и хочет попросить Изабеллу об услуге, всего-то, — вмешалась Элис, звонко хлопнув в ладоши и привлекая внимание людей.       — Изабелла? — Джессика посмотрела на меня так словно одним взглядом хотела спросить пойду ли я дальше и настоятельно порекомендовать мне остаться и поболтать с красавчиком Эдвардом.       Я тяжело вздохнула и подавила желание потереть место, которого коснулись ледяные пальцы вампира.       — Я вас нагоню, ребята, — ответила я. — Но, если опоздаю, пожалуйста, предупредите мистера Баннера, скажите, что у меня живот прихватил, что ли.       Майкл с Анжелой кивнули, и вся компания ушла. Я повернулась к вампирам окидывая взглядом стол.       — Приветствую, — вежливо поздоровалась я, встретившись взглядом с остальными вампирами. Элис радостно улыбалась, Джаспер крепко держался рукой за Элис и старался не дышать, а Эммет с Розали вернули мне моё приветствие. — Так тебе что-то от меня нужно, Эдвард?       Почти тут же два пары вампиров встали из-за стола.       — Нам пора на урок, но ты не думай, что мы нарочно оставляем тебя с ним наедине, — подмигнув сообщила мне Элис. — Я бы ни за что не подвергла тебя такой пытке нарочно, ты же знаешь. Но мадам Рогсбег крайне щепетильно относится к опозданиям, даже к моим, а ведь я лучшая среди её учениц, можно сказать хожу в любимчиках. Можешь себе представить?       Я кивнула, с улыбкой провожая удаляющихся вампиров. Элис на прощание ещё раз мне помахала и погрозила пальцем Эдварду. Какая же она всё же милая.       — Пойдём выйдем на улицу. — отрывисто предложил Эдвард стремительно вставая из-за стола. Хоть его движения были и быстры, но я не могла не отметить некую неуверенность, словно ему было неловко или он враз стал неуклюжим. Может это из-за необходимости сдерживаться, он так себя ведёт?       Без возражений, я последовала за вампиром на внутренний двор школы. Уходить из-под навеса мы не собирались и то хорошо.       — я бы хотел извиниться, — начал Эдвард. — За то, что снова тебя беспокою и за то, что бесцеремонно схватил тебя за руку. Прости пожалуйста.       — Ничего, ты хотел поговорить? Я слушаю.       Эдвард отказывался смотреть мне в глаза, предпочитая отвернуться и изучать лужи на дорожке, соединяющей два учебных кампуса.       Его поведение было необычно, но в его самоконтроле я больше не сомневалась. Завидная выдержка, мне бы такую.       — Ты в последнее время должна была заметить, что я стал несколько груб, по отношению к тебе.       Я медленно кивнула. С того памятного свидания в столовой мы едва ли парой слов перекинулись на уроках. А уж с постепенно увеличивающимся Голодом и вовсе перестали разговаривать. Я лишний раз даже не смотрела в его сторону и разок пыталась втихаря уговорить мистера Баннера меня пересадить.       — Я только хочу сказать, что это не твоя вина. Ну, во всяком случае не совсем твоя вина, — Эдвард бросил на меня внимательный взгляд. — Не хочу, чтобы ты подумала, будто у меня раздвоение личности, раз я сначала приглашаю на обед, а потом тебя игнорирую.       Я хмыкнула, сдерживая появившуюся улыбку. Эдвард впился взглядом в мои губы и, через мгновение, слабо неуверенно улыбнулся в ответ. Это меня напугало. Я вдруг подумала, что Голод может затрагивать и сексуальный аспект. Мне стало неуютно.       Эдвард был слишком поглощён внутренней борьбой, чтобы заметить мой испуг, потому что он продолжил говорить:       — Я могу быть без эмоциональным и даже грубым, но это не постоянные свойства моей личности, можешь быть уверенна. И уж тем более ты не должна винить себя в моём отношении к тебе.       Я подняла руку, останавливая его.       — Постой, если ты считаешь, что на моё самочувствие может повлиять твоё поведение, то ты глубоко заблуждаешься. Мне давно уже не пять лет и пусть я всё ещё молода, — я горько усмехнулась на этой фразе, — но даже я понимаю, что на чужие мысли мнение мало чем могу повлиять, да и не хочу. Тем более я не стану расстраиваться из-за того, что себе надумали другие. Жизнь слишком коротка, ради подобных терзаний.       — А сколько тебе лет? — заинтересованно наклонился ко мне Эдвард, но тут же выпрямился, отодвигаясь.       — Семнадцать, — чуть сомневаясь медленно проговорила я, стараясь подсчитать собственные года. Пришлось потратить время на вспоминание выученной даты рождения, а потом ещё считать от текущего года. Математика никогда не была моим сильным предметом.       — Ещё так молода, — чуть слышно проговорил Эдвард с тоской в темных глазах.       — Не жалуюсь, — мрачно ответила я, на всякий случай незаметно отступая на шаг. Реального значения этот шаг не имел, но на невербальном уровне. Эдвард понял мою насторожённость и тут же стёр неуместное выражение с лица.       — Ты собираешься в Сиэтл на днях, я слышал, — полувопросительно вдруг сказал Эдвард. Тон его голоса стал нейтральным. Как и взгляд.       — Верно, а ещё в Ла Пуш, — не смогла удержаться от напоминания о запретной территории я.       — Ла Пуш красивое место, уверен тебе там понравится, — вежливо улыбнувшись проговорил Эдвард. — Но я мог бы отвезти тебя в Сиэтл, если хочешь. Точнее, это я хотел бы отвезти тебя в Сиэтл, если позволишь. Тем самым я смогу искупить свою вину хотя бы перед самим собой за своё поведение.       — Искупить вину? — я удивлённо вскинула брови. — Я ведь уже сказала, что твоя вина не имеет никакого отношения ко мне. Ты сам решил испытывать вину, я здесь ни причём.       — Знаю, — чуть кивнул Эдвард. — Поэтому я делаю это ради себя. Мои чувства, пусть и продиктованы таким пустяковым случаем, требуют, чтобы я предпринял меры, а иначе они меня попусту съедят. Ты даже не представляешь как опасно мне впадать в депрессию. Элис не даст соврать.       — В депрессию. Ты, — я скептично посмотрела на вампира.       — Именно, — веселясь подтвердил Эдвард. — Депрессия опасная штука сама по себе, но у меня она приобретает воистину опасные масштабы.       — Дай угадаю, — приняла я его шутливый тон, — в депрессии ты становишься неуправляемым монстром и разрушаешь всё и всех вокруг. Я права?       С издёвкой закончила, улыбаясь. Эдвард враз напрягся, замолкая.       — В любом случае, если ты закончил, нам пора на урок. Биология саму себя не выучит, знаешь ли, — я деланно посмотрела на наручные часы и решительно развернулась по направлению к кампусу.       — Я не иду на биологию, — ровно ответил Эдвард.       Это заставило меня с любопытством оглянуться, но останавливаться и спрашивать не стала. Не моё дело.       Идти пришлось бегом. На урок я таки опаздала, но мистер Баннер лишь махнул рукой. Его куда больше занимала маленькая коробка в руках.       — Сегодня у нас интересный день, — сказал Мистер Баннер, с ядовитой улыбкой. — Как только мисс Свон усядется на своё место, вы поближе ознакомитесь с содержимым этой коробки.       Учитель немного отдающим театральщиной жестом снял крышку и представил нам приборы. Маленькие медицинские побрякушки коротко звякнули.       — У каждого из вас лежит на парте карта-индикатор, — он указал на белую карточку. — Второй — аппликатор, — он достал из собственной коробки напоминающий гребень прибор. — И, наконец, третий — стерильный микроланцет.       Учитель помахал перед классом пакет.       — Что, кровь брать будете? — съехидничал кто-то из класса, плохо скрывая недовольство.       — Именно, мистер Стойн, — тут же отозвался учитель, заставляя парня притихнуть одним взглядом. — Скоро к нам приедет Красный Крест и многие смогут сдать кровь на благо ближнего своего, — ядовито проговорил мистер Баннер, откладывая свою коробочку и подходя к столу где сидел говорливый ученик. — Будет полезно узнать свою группу крови заранее, не так ли, мистер Стойн? Руку, — резко потребовал учитель и парень чуть дрожа протянул свою руку.       Мистер Баннер предварительно капнув некой жидкостью на квадратики сигнальной карты Стойна, наклонился и быстро схватил руку парня. Тот и моргнуть не успел как палец был безжалостно уколот.       — Будьте осторожны, не заляпайте кровью всё вокруг, — елейным голосом попросил учитель. — И капните на каждый зубец аппликатора по капле. Этого достаточно.       Отпустив моргающего покрасневшими глазами ученика, мистер Баннер выпрямился, окидывая взглядом класс.       — Затем останется только приложить аппликатор к карте. Приступайте.       Ученики принялись неохотно выполнять требование учителя.       — Я просил дождаться, пока я не пройдусь по классу и не смочу ваши карты, что не ясно в этих словах? — почти тут же взревел мистер Баннер над другим учеником. — Надеюсь у вас есть носовой платок, чтобы вытереть за собой кровь. Иначе пойдёте просить тряпку у уборщицы!       Я медлила, не спеша колоть себе руку и задумчиво вертела в руках иглу. Эдвард сказал, что сегодня не пойдёт на биологию. Но он не сказал, что пропустит все остальные уроки, значит, на физкультуру вампир вернётся и будет нехорошо, если он почует запах моей крови. А запах будет. Медный и солоноватый, как морской прибой.       Пока я размышляла, успела заметить как содрогнулся и покачнулся парень, сидящий передо мной. Я подскочила со своего места и бросилась к нему, как только он начал заваливаться в бок.       — Что случилось? — мистер Баннер широким шагом поспешил к нам.       Я держала в своих руках позеленевшего одноклассника. Он почти навалился на меня, хватаясь ослабевшими руками на мои плечи.       — Мистер Стивенсон, что с вами? — спросил учитель, присаживаясь рядом на корточки. Старые суставы протестующе хрустнули, и мистер Баннер поморщился. — Непереносимость вида крови. О таких вещах следует предупреждать заранее, а не падать в обмороки, пугая пожилых учителей.       Мистер Стивенсон, вы можете идти?       — Да, — едва слышно пролепетал парень.       — Хорошо, тогда вставайте, не смотрите на других учеников.       Парень начал вставать с моей помощью. Когда его рука скользнула по парте на столе остался яркий красным мазок. Ли Стивенсон, теперь я вспомнила его имя, мелко задрожал и колени его подогнулись. Я по шире расставила ноги, удерживая его от падения на пол.       — Вот жешь, ещё и палец проколоть успел, — едва слышно выругавшись себе под нос, мистер Баннер достал из собственного портфеля бумажные салфетки. Вернувшись к нам, он аккуратно замотал палец Ли и вытер кровь с парты. — Теперь идите в медпункт. Мисс Свон вас проведёт, хорошо?       Я кивнула и медленно повела заваливающегося парня прочь из кабинета.       Когда мы шли мимо кампуса, меня остановил обеспокоенный возглас.       — Изабелла, что случилось, ты в порядке? — Эдвард Каллен стремительно приблизился к нам.       — Я в полном порядке, а вот Стивенсону нездоровится, — ответила я. На свежем воздухе лицо парня просветлело и он стал меньше опираться на меня, всё больше шагая сам. Я только радовалась что он был низкого роста и хрупкого телосложения. Будь это парень размером с Майка, и маленькая бедная я просто согнулась бы под его тяжестью.       — Тебе же тяжело, давайте я проведу вас в медкабинет, — предложил Эдвард и тут же подставил своё плечо. Стивенсон не возражал. Только кивнул, всё ещё слишком зеленый, чтобы говорить.       В медпункте парня положили на кушетку и хлопотать о его благополучии стали медсестры, мы же с Калленом присели на скамейки под дверью. Ну, села я, а Каллен ошивался рядом за компанию. Он то и дело обеспокоенно заглядывал мне в лицо, но я молчала, пытаясь отдышаться.       — Ты точно не ранена, — утвердительно сказала Эдвард. — Повезло, что палец уколоть не успела.       — Повезло? — устало спросила я. — С чего бы это?       Очередной лживый ответ меня не интересовал, но поддерживать беседу стоило. Всё ради обычной человеческой реакции.       — Если бы ты уже уколола палец, тебя не отправили бы с ним в медпункт, и ты бы не встретилась со мной, — лукаво предложил Эдвард, тонко улыбаясь.       — И где тут моё везение? — возмутилась я.       — Как, разве ты не мечтала о принце на белом коне, который спасёт тебя от ужасного бремени чужого тела? — деланно удивился Эдвард. — Ха, я просто шучу, в любом случае был рад помочь, Изабелла.       — А, спасибо, — глядя на улыбку вампира, я чуть зависла. Сердцебиение вдруг участилось и в ушах застучала кровь. И явно не от страха.       — Как ты? — вдруг откинув шутливый тон, почти нежно спросил Эдвард.       — Жить буду, — твёрдо ответила я, решительно ставя ноги, готовясь встать. Но Эдвард поспешно вскинул руку, останавливая меня.       — Не спеши. Я вижу что ты устала, посиди ещё немного. А я составлю тебе компанию. Если ты не против, конечно, — смущённо улыбнулся вампир.       Я смотрела на него во все глаза. Очень хотелось прямо тут же ответить отказом, но меня настолько удивил этот невинный смущённый вид маленького обаятельного мальчика, что я не нашла слов. Да где он такие глазки научился строить?!       — Изабелла, я бы хотел снова попросить тебя о снисхождении и разрешить отвести тебя в Сиэтл, прошу, — начал вампир, твёрдо намеренный добиться желаемого. Я же попыталась собраться с мыслями, чтобы достойно ему ответить.
Примечания:
Благодарю за долгое ожидание, прошу, наслаждайтесь!
Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты