Осколки стереотипов 238

Mayberry_ автор
Daidai Hato бета
Реклама:
Гет — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчиной и женщиной
Описание:
У каждой медали две стороны. Так было, так есть, так всегда и будет:
Монархическая власть разделяет могущественное государство на Двенадцать Королевств.
Люди наивно верят, что цель войны - мир.
Наследные принцы из поколения в поколение берут в жены простых девушек, пока другие оказываются помолвлены ещё до рождения.
Алчность, жадность и зависть затмевают людям разум и развязывают войны, пока любовь вдребезги разбивает стереотипы, оставляя после них лишь осколки, а мы глупо отрицаем её силу.

Посвящение:
СССР, истории и всем-всем-всем :)

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
«Одни сказки пишут, а другие в них живут»
Макс Фрай.

В общем, что я хочу сказать:
• Как вы поняли, идея пришла очень спонтанно, но она меня почему-то очень зацепила.
• Двенадцать Королевств - двенадцать Богов-олимийцев, да-да.
• Это обещает быть довольно-таки длинным потому, что идеи буквально бьются о мою бедную черепную коробку, желая быть перенесеными на бумагу (на её электронный вариант)

P.S. Почему на аннотацию оставили всего пятьсот символов? Я не смогла добавить бо́льшую часть того, что хотела. =(

P.P.S Спасибо тем, кто дочитал этот мой «комментарий», я ценю это терпение. Надеюсь, что не разочаруетесь =)

Начат: 01.11.17

• №50 в «Гет по жанру Философия»

14. Дрю в квадрате

3 марта 2018, 11:59
Примечания:
С весной вас, дорогие мои!

Аннабет.

— Где, ты думаешь, я работаю? — на удивление спокойно, спрашивает парень, вздернув бровь. — Я найду тебя в любом месте на территории этого дворца, если захочу. — Уж не знаю, где ты работаешь, но могу точно сказать, где окажешься, если сейчас же не пропустишь меня! — упёрто повторяет Дрю, складывая руки на груди. Такая, мечущая одним только взглядом молнии и удивительно острая на язычок, она напоминала мне Клариссу в те моменты, когда та спорит с Крисом. Благо, этих двоих сейчас нет поблизости, потому что они, будучи буквально асами по части ссор, могли бы лишь подлить масла в огонь, едва задавшись вопросом, кто же из спорящих прав. И добром бы это, чего скрывать, точно не кончилось бы. Запахиваю тёплую куртку и ёрзаю на холодной скамейке, оглядываясь по сторонам. Честно говоря, наблюдая за этой стычкой издалека уже больше десяти минут, я несколько раз успела пожалеть о том, что решила выйти на улицу в одиночку со своей-то везучестью. И о том, что сейчас всё ещё не стемнело, из-за чего я не имею возможности пройти ко входу в Восточное крыло, оставшись незамеченной парнем и девушкой. Хотя, думаю, даже если бы было темно, то с моей неуклюжестью и стуком о землю, без которого я, оказывается, не могу нормально перемещаться на костылях, легче не стало бы. Поэтому лишь тихонько радуюсь, что деревья и неприметная куртка позволяют мне скрываться, при этом давая возможность всё видеть. Не то чтобы мне было очень интересно, но природного женского любопытства ни у кого не отнять. Пусть я и чувствовала себя отвратительно, но знала, что, попробуй сейчас встать, мои уже прилично замерзшие конечности сделают все сами за себя, и я упаду. С грохотом и громким воплем. — Я никуда не уйду, пока ты не вернёшь то, что взяла, — Эндрю складывает руки на груди, всем своим видом показывая, что действительно не сдвинется с места. Невольно усмехаюсь. Что, интересно, такого особенного могло понадобится принцессе Маклин от обычного парня из охраны короля? — Я ничего у тебя не брала, идиот, — сквозь зубы шипит ругательство девушка, кажется, совсем отчаявшись что-то ему доказать. — Пойди, ещё раз проверь тот коридор, если не хочешь мне поверить! — Мне не нужно ничего проверять, — говорит он и, взяв руку девушки, стягивает с нее модную кожаную перчатку и указывает на её палец, блеск кольца на котором я вижу даже без особых усилий. Солнце, конечно, уже практически не греет, зато светит так же хорошо. — Всё и так понятно. — Что тебе понятно? — визгливо восклицает Дрю, резко одергивая руку. — Это мое кольцо! — Старая дешёвая бижутерия? Твоя? — холодно басит Эндрю, при этом хмыкнув. — Маклин, ты совсем за дурака меня принимаешь? — Веришь или нет, но мне даже не приходится, ты сам с этим отлично справляешься! — Дрю стоит ко мне лицом, поэтому я вижу, как она расплывается в издевательской улыбке. И, выхватив у парня перчатку, добавляет: — Это моё кольцо, и не смей сомневаться в этом, ясно? — Подслушиваешь, Чейз? — чуть не подпрыгиваю на месте, услышав знакомый низкий голос. Успеваю зажать рот рукой, чтобы не вскрикнуть и не быть так позорно замеченной. Нико только тихо смеётся в ответ на мою реакцию и заглядывает поверх моей головы, а потом, хмыкнув, хлопает себя по краманам куртки. Мне даже не нужно гадать, что он ищет, ведь я практически уверена — пачку сигарет. Порой я мечтаю, чтобы все компании, их производящие, разорились, лишь бы мой друг перестал губить своё здоровье подобным образом. Но ничьё осуждение, кроме, кажется, своего собственного, не могло заставить Нико прекратить. — Ты же не собираешься курить рядом со мной? — язвительно и с практически незаметной злобы в голосе, спрашиваю я. — Закашляюсь, и тогда нас заметят. — Думаешь, им есть дело до нас? — парень с ухмылкой кивает на по-прежнему, правда уже тише, о чём-то споривших Эндрю и Дрю. — И правда считаешь, что мне есть дело до того, что Маклин взъестся на меня? — Это грубо, — фыркаю я. — В конце концов, Эндрю лезет к ней без повода. — Он думает, что она, случайно или не совсем, подобрала кольцо его матери, когда они столкнулись в коридоре вчера, — закатывает глаза и пожимает плечами, с зажатой между зубов сигаретой все ещё исследуя свои карманы, видимо, в поисках зажигалки. Я вздыхаю, вспоминая, что это кольцо значит для парня. Любимое украшение его матери, подаренное отцом, когда они ещё были подростками. Старая и потёртая бижутерия, которой очень дорожил Эндрю, как памятью о своей умершей маме. И везде носил его с собой — в нагрудном кармане, на цепочке на шее. Везде и всегда. Наверное, именно потеря, пережитая ими обоими, сблизила Эндрю и Нико пару лет назад. Кажется, в то время только Бьянка и до этого незамеченный нами парень могли понять его. Если бы не Крис и Кларисса, как-то вскользь упоминувшие о нём, и моя инициатива знакомства, то мы бы до сих пор только кивали друг другу, заметив в конце коридора. — Чёрт, — выругивается он, когда зажигалка выскальзывает из рук и падает на холодную землю. Привстает и присаживается на корточки буквально в двух метрах от меня, потянувшись за вещицей, затерявшейся где-то под деревом. — Что у тебя с бровью? — хмурюсь, заметив криво заклеенную пластырем и с неуклюже обработанными кровоподтеками, бровь. Нико на секунду замирает и, наконец подняв зажигалку, прикуривает. Кажется, в небольшой растерянности, он смотрит на широкий ствол дуба немигающим взглядом. Словно пытается придумать оправдание. Ужасная догадка, что это дело рук Перси, пронзает меня неожиданно и резко, будто тысячи острых игл. Я пытаюсь сохранять самообладание, стараюсь сдерживаться, чтобы не устроить другу допрос с пристрастием, скорее всего, перетекающий в ссору. Я очень стараюсь, честно. Но у меня не получается. — Ответь мне, — прошу я, ногтями впиваясь в ладони. — С кем ты подрался? С Перси? — С Перси? — повторяет он, кажется, наконец, прийдя в себя и поднявшись. — Когда это он стал для тебя Перси? Я резко замолкаю, и теперь Нико смотрит на меня как-то подозрительно ехидно прищурившись. Отлично. Не хватало, чтобы Ди Анджело оказался настроен против принца Перси ещё сильнее, чем сейчас, к моменту, когда я всё-таки объявляю ему о пари. А ведь пятница уже завтра! Я оттягивала этот разговор до последнего и, кажется, опомнилась совсем поздно. А, если быть точнее, то только час назад. Я ерзала на кровати, пыталась читать «Повелителя мух», пару раз наведывалась на кухню и всё сильнее ненавидела себя за трусость. Ведь, в конце концов, я взрослый, практически самодостаточный человек! Почему меня так сильно заботит чьё-то мнение? Потому что Нико мне как брат. И его мнение для меня важно. Я вышла на улицу, чтобы собраться с мыслями перед тем, как отправлюсь к другу в комнату. А ещё, чтобы дождаться Криса или Клариссу с их выездной тренировки, ведь без чьей-либо помощи по лестнице мне не подняться. — Оговорилась, — кратко и, надеюсь, с нечитаемым выражением лица отвечаю я, уставившись в одну точку. — Ох, Бет, мне-то хотя бы не ври, — закатывает глаза и даже усмехается, присаживаясь рядом и выдыхая сизый дым в воздух. — Я знаю о вашем глупом споре, между прочим. Вновь широко распахиваю глаза, глядя на Нико с нескрываемым удивлением. Что, чёрт возьми, он знает? — Рейчел бывает очень болтлива, когда выпивает пару бокалов шампанского, — подмигивает мне и ухмыляется. Ни по его словам, ни по взгляду, я не могу понять, как он к этому относится. Желание накинуться на Рейчел и заехать по её лицу гипсом даже как-то отходит на второй план. Его затмевает другое, более сильное — задать вопрос, на который я все никак не решаюсь. Вопрос, который, видимо, читается в моем взгляде. — Я не могу тебе ничего запретить, — пожимает плечами Нико, выдыхая дым. — Но в этот раз с вами не поеду. Тем более, если там буду я, то победить тебе будет сложнее, учитывая наши с Джексоном разногласия, — снова ухмыляется и пальцем указывает на рассечённую бровь. — Так это всё-таки был он, — выдавливаю из себя я, сложив руки на груди, и хмурюсь. — Я заслужил, если честно, — виновато улыбается Нико. И тут всё резко становится на свои места. Плачущая Талия. Драка Нико и Перси. Чёрт, все же было так очевидно! Не думаю, что Перси прошёл бы мимо обидчика своей девушки, оставив его безнаказанным. Становится неважно, чем Нико так сильно её обидел и почему на лице Перси нет следов их «разговора». Во мне вспыхивает какая-то глупая гордость и неоправданное уважение к Персею Джексону, который оказался способен постоять за того, кто ему дорог. И я была рада этому. Даже слишком рада. *** — Аннабет! Всё не совсем так, как ты думаешь, — лепечет Рейчел, теребя край своей бежевой блузки. — Октавиан заявился сюда с шампанским, ведь, видите ли, через два дня приезжает его мама! Он пытался меня задобрить, ведь знает, что его мама больше всего на свете любит две вещи — готовить и придираться ко мне. Мы выпили. А потом пришёл Нико. Ты же помнишь, что достаточно пары бокалов, чтобы развязать мне язык! — Боги, Рейч, всё в порядке, не нервничай. Но всё-таки почему ты ничего мне не сказала? — вопросительно изгибаю бровь, наливая сок в свой стакан. — Было неудобно, — поджимает губы девушка. — Тем более, ты же сама собиралась ему сказать. Киваю и делаю глоток из стакана, стараясь всем своим видом показать, что всё в порядке, и я совсем не злюсь на Дэр. В конце концов, алкоголь всегда действовал на неё слишком быстро, поэтому я не могла осуждать особенности её организма, как бы сильно мне этого ни хотелось. Тем более, Нико действительно отнёсся к этому совсем не так, как я представляла. И у нас даже завязался разговор на отстраненную тему, пока мы ждали, когда Эндрю закончит допрос принцессы, освободив ей путь и уйдя сам. Из раздумий меня выводит громкий смех и, в буквальном смысле, ввалившиеся на кухню Кларисса и Эндрю. Они оглядывают нас веселыми взглядами и громко приветствуют. А после расходятся по разным углам комнаты: парень — к холодильнику, а Кларисса — к нам. Девушка вопросительно оглядывает меня и Рейчел, словно задавая немой вопрос о том, как всё прошло. Удивительно, но Ла Ру тоже очень спокойно отреагировала на моё заявление о том, что Перси поедет с нами. Я ещё тогда что-то заподозрила, но лишь сейчас убедилась в том, что Кларисса не собирается подолгу засиживаться с нами, а будет продолжать свой еженедельный пятничный марафон как-вывести-Криса-из-себя-за-полчаса. Как, впринципе, и сам Родригес. Словно малые дети, они продолжают доводить друг друга, будто бы таким образом что-то в их отношениях действительно сдвинется с мёртвой точки. — Это у вас такое телепатическое общение? — фыркает Эндрю, облокотившись о закрытую дверцу холодильника с зажатой в руке банкой газировки. — Если дамы собираются посекретничать, то я могу и уйти. — Молчал бы, — улыбнувшись, закатывает глаза Кларисса и переводит взгляд на парня. — Как будто у самого секретов меньше. — Зато бо́льшая часть из вас наблюдала их воочию, — ухмыляется он, вдруг посмотрев на меня. — Да, Бет? Я кривлю рот в невинной улыбке, чувствуя, как заливаюсь краской. Кажется, мой план оставаться в тени не только провалился, но ещё и вышел мне боком. Кто знает, что может подумать или уже подумал обо мне Дрю. В конце концов, я не хочу прослыть сплетницей, готовой опуститься до подглядывания за кем-то. Как бы я ни пыталась не обращать внимания на чужое мнение, всё-таки не в том обществе и не в то время я появилась на свет, чтобы позволить себе подобное. Особенно, если учитывать отвратительные надуманные слухи обо мне и Нико. — Во-первых, я не наблюдала, — я всё же нахожу в себе силы ответить, ткнув пальцем на свой гипс, — и, во-вторых, давно бы оттуда ушла, если бы была возможность. — Это не было обвинением, Чейз, — мягко улыбается он, усаживаясь на стул рядом с Клариссой, то есть прямо напротив меня. — Я просто констатировал факт и напомнил, что у меня нет секретов. — То есть, Дрю Маклин можно исключить из списка твоих возможных тайн? — поиграв бровями, спрашивает Ла Ру, пока Рейчел молча прожигает меня взглядом, абсолютно не понимая, о чём мы говорим. При этих упоминаниях о принцессе Дрю, у девушки чуть ли на лоб глаза не полезли. Удивительно, что она до сих пор молчит, не задав, я уверена, теперь очень волнующего вопроса. — Её даже не следовало в него включать, — распознав явный намёк, отвечает Эндрю, сделав глоток из банки. — Принцессы, определённо, не в моем вкусе. — Только посмотрите на него, он ещё и выбирает, — не сдержавшись, колко отвечаю я и откидываюсь на спинку стула. — Имею право, — кивает парень и как-то странно ухмыляется, устремив взгляд своих ярко-карих глаз на меня. — Хотя, кажется, твои вкусы кардинально отличаются от моих, не так ли? Не уловив в интонации Эндрю ни капельки сарказма, я хмурюсь и исподлобья гляжу на девочек, благодаря всё на свете за то, что Рейчел все-таки спросила у Ла Ру, что, собственно, происходит. Теперь вопрос, подобный этому, вертелся и у меня на языке, а задать его Эндрю не представлялось возможным, хотя бы потому, что я не имела понятия, о чем он говорил. Может быть, неудачная шутка, стёб в адрес слухов обо мне и Нико? Всё-таки, ни с кем из принцев, кроме него и Перси, я не общалась. А Перси, скорее всего, можно сразу исключить. Ведь, в конце концов, этот парень точно не мог знать, что пару раз за эту неделю я имела возможность лицезреть принца Джексона и даже общаться с ним. Стоило мне подумать об этом, как к щекам, по неизвестной мне причине, начала мгновенно приливать кровь. Удивительно, но, подняв в этот момент глаза на Дрю, я вижу, что его ухмылка становится ещё шире. И понимаю, что, возможно, не стоит списывать парня со счетов на роль вездесущего. Пусть и предпочитаю придерживаться того, что Перси Джексон ничего для меня не значит.
Реклама: