Возвращение Дарта Плэгаса 1248

AlVers автор
Джен — в центре истории действие или сюжет, без упора на романтическую линию
Звездные Войны, Звездные войны: Войны клонов (кроссовер)

Пэйринг и персонажи:
Хёго Дамаск
Рейтинг:
R
Размер:
планируется Макси, написано 205 страниц, 28 частей
Статус:
в процессе
Метки: AU ОМП ООС Попаданчество Смена сущности Фантастика Философия

Награды от читателей:
 
Описание:
Дарт Плэгас после смерти оказывается в непонятном пространстве и пытается оттуда выбраться. В процессе исследований Плэгас узнаёт, что его ученик применил на нём новую технику, которая не позволяет ему вернуться в мир живых. Он находит способ снять барьер. Для этого ему необходимо объединить свою душу с чужой. Поскольку выбор у него небольшой, он идёт на это объединение. В результате он возвращается в Небесную Реку с целью вернуть себе то, что потерял. Ну и отомстить, конечно же.

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
Данная работа написана, под влиянием произведения Искусство Войны и описанием Дарта Плэгаса в Вукипедии.
P.S. Если кто согласиться стать бетой для этого произведения, то буду рад.
Выложил свой фик и на Самиздат, но там не так красиво получилось: честно говоря там интерфейс довольно мутный) http://samlib.ru/editors/j/jacenko_aleksandr_jurxewich/1.shtml

Работа написана по заявке:

Глава 15

16 апреля 2018, 13:33
      – И всё же, учитель, почему мы сразу не вернулись на Секот, а уже который день торчим на этой мелкой торговой станции? – Виктор, которому надоели постоянные тренировки и недомолвки Плэгаса, решил прояснить ситуацию. Ситх, с его точки зрения, действовал совершенно нелогично и непонятно, но при этом крайне эффективно. Признаться честно парень ему очень сильно завидовал: так легко и изящно решать, казалось бы, неразрешимые вопросы у него никогда не получалось. Виктор и сам хотел постичь науку плетения интриг, в которой Плэгас был мастером. Но пока его знания в этом искусстве находились на том же уровне, что и были в начале: учитель не баловал ученика объяснениями своих действий, похоже опасаясь повторного предательства. Из действий Сидиуса, ситх извлёк свой урок и теперь не раскрывал свои планы никому до самого конца.       – Что именно ты хочешь узнать ученик? – Плэгас отключил сейбер и присел на скамейку.       Находясь в иллюзорном мире, они могли в любой момент изменить обстановку. И теперь, картина боевой рубки БДК, резко превратилась в тихую ночную парковую улочку Подмосковья, в которой несколько раз гулял Виктор. Ну как гулял: с новой подружкой экстремалкой, любое действие, даже такое банальное, как свидание в парке, превращалось в рискованное приключение. Видимо Плэгас как-то увидел это воспоминание и обстановка чем-то его зацепила. Ситх вообще часто использовал Земные пейзажи при разговоре с ним, или при объяснении теории… Впрочем и практические занятия иногда проходили в очень необычной обстановке: взять хотя бы бой на сейберах на берегу бушующего моря…       – Учитель, я… я не понимаю ваших замыслов, – Виктор решил говорить прямо, так как опасался, что учитель его неправильно поймёт и выселит из их вместилища, – почему вы решили остаться здесь? Почему доверились Ибрису? Зачем начали операцию против пиратов? Я не понимаю, но хочу разобраться…       – Я понял тебя, – остановил его речь Плэгас, – что ж, приоткрою тебе немного мои планы. Как ты понимаешь, на Секоте всем управлял совет сенаторов, которые были каждый сам за себя. На стороне Республики их удерживали только взаимовыгодные соглашения и наш Легион. В остальном они были полностью автономны, а их состояние неуклонно росло, опираясь на пиратов, блокирующих торговый путь и на различные притоны из Нижнего города. Вот ты, например, знал, что на Секоте проходит самый крупный карточный турнир в этом секторе Галактики?       – Нет, учитель, – Виктор начал понимать причины такого радикального способа решения проблемы, реализованного ситхом.       – Крупнее только на Корусанте, – Плэгас, который во внутреннем мире ничем, кроме жёлтого цвета глаз, уже не отличался от Виктора, усмехнулся. – По выражению твоего лица я вижу, что ты уже догадался о смысле операции «Зачистка»?       – Да, учитель, – Виктор смиренно кивнул, – так вы поэтому настояли на том, чтобы организовать основную оборону на Секоте, а не на той же Триисте* например?       – Ты радуешь меня своей догадливостью, ученик, однако, как ты понял, я совершенно не рассчитывал на то, что пиратское гнездо окажется настолько крупным, – взгляд Плэгаса потяжелел. – Как ты понимаешь, сейчас нашего флота не хватит на нормальную оборону подступов к Камино, и если враги пойдут вперёд, то нам останется лишь надеяться на подкрепление.       – Неужели всё так плохо? – удивился Виктор, – я имею в виду, не состояние нашего флота и обороны, а саму ситуацию. До этого противник нас не беспокоил, заняв такую же, как и мы, оборонительную позицию. Рион Ганрей не из тех, кто пойдёт в атаку, если можно отсидеться в безопасности…       – Ты прав, ученик, – Плэгас снова улыбнулся. Подобные проявления эмоций вообще-то были необычными для мууна, но пробыв достаточно долгое время в теле человека и заметив странные взгляды окружающих на его «угрюмость», ситх решил сменить тактику и… Стал улыбаться всем: ученикам, деловым партнёрам, и другим, менее важным личностям. По крайней мере, Сидиус всегда всем улыбался, и это в определённо мере способствовало его политическому подъёму. Так что Ситх решил так же использовать этот довольно успешный приём своего бывшего ученика: улыбайся другу и врагу одинаково, и не важно, что первого ты просто подбадриваешь, а второго собираешься убить – пусть никто не знает, что последует за улыбкой. – Однако если ему придёт соответствующий приказ, ему придётся направить к нам флот, а это будет означать, что наше положение из плохого стало катастрофическим.       – Разве мы как-то можем повлиять на это, учитель? – удивился Виктор. – У вас же вроде бы не было знакомых ни в командовании КНС ни в лидерах Торговой Федерации.       – Верно, ученик, однако у меня появилась идея, как мы сможем исправить столь неудачное для нас положение. Да и свои связи в командовании КНС не помешают.       – Так мы не просто так торчим на этой планете? – дошло до Виктора, – мы ждём переговорщика.       – Ты почти угадал: мы ждём нашего будущего партнёра, – улыбка Плэгаса стала хищной, – когда мы договоримся, наши шансы на отмщение моему ученику возрастут на порядок. Впрочем, они пока крайне невелики: слишком плотную паутину успел сплести за годы моего отсутствия Сидиус и переиграть его будет непросто. Нам очень повезло, что мы вернулись до того, как он стал Императором: в этом случае у нас бы не осталось нормальных союзников.       – А как же повстанцы?       – Повстанцы? – Плэгас рассмеялся, – в эту чушь могут поверить только наивные юнцы. На самом деле в Империи шло противодействие четырёх сил.       – Четырёх, а разве не двух? Или…       – Именно, – Плэгас усмехнулся. – В том фильме, что ты смотрел, ясно видно, что одной стороной был Император с его жаждой безграничной власти. Второй были так называемые повстанцы, которые на самом деле были либо мечтателями, либо наёмниками. Другое дело их лидеры: они представляли собой элиту прошлой Республики, которые могли плевать на законы из-за того, что вся власть была сосредоточена в их руках. Когда Сидиус занял пост Императора, они оказались в невыгодном положении и готовы были пойти на любые траты, чтобы восстановить статус-кво. Что собственно они и делали, спонсируя различных «пострадавших от нового порядка» личностей и молодых мечтателей республиканцев, и снабжая их оружием и техникой.       – Ну, в этом нет ничего необычного. У нас на Земле, во время Революции, и после Перестройки всё было точно так же. А кто же остальные действующие стороны.       – Ну, здесь всё просто ученик: третьей стороной были имперские офицеры, которые с одной стороны всеми силами поддерживали Императора, который был гарантом их благополучия, а с другой пытались отхватить себе куш побольше. Из-за некоторых их приказов, империя получила урон значительно больший, чем от действий нескольких групп «повстанцев». Впрочем, «борцы за справедливость», пострадали от их рук не меньше, чем Империя, так что несмотря ни на что в государстве сохранялся паритет: Император пытался перекроить страну под себя, а его офицеры и противостоящие им «повстанцы» – под себя. В итоге все три силы уравновешивали друг друга. Пока не вмешалась четвёртая сторона, – Плэгас посмотрел на ученика, ожидая пока он сам догадается.       – Это были джедаи, учитель? – возбуждённо воскликнул Виктор, – это они подтолкнули Империю к краху?       – Они, конечно же, сыграли свою роль, – Плэгас задумчиво посмотрел на фонарь, – однако основной удар нанесли не они, а южань-вонги.       – Эм, а они тут при чём?       – Республика была сильной державой, – медленно, проговаривая каждое слово начал Плэгас, – пусть у неё не было своей армии, она была способна с лёгкостью создать её в кратчайшие сроки, что мы и видим на примере Войны Клонов. Соответственно уничтожить войска вторженцев, для неё не составило бы труда. Кроме того на её стороне был Орден джедаев, который сам по себе был силой. Из-за такого неравенства военной мощи, «чужакам издалека» нужно было придумывать какой-либо способ, чтобы избавиться от неё. И они нашли Сидиуса. Сыграв на его желании абсолютной власти, они помогли ему получить её, передавая разведданные и уничтожая неугодных.       – То есть он не сам провернул подобное? – удивился Виктор.       – Конечно же не сам: он воспользовался трудов многих Лордов Ситхов, что были до него, включая и мой скромный вклад. Однако без помощи южань-вонгов, Сидиусу пришлось бы приложить намного больше усилий, без надежды на столь скорый результат. По плану вторженцев, Палпатин должен был обескровить Республику, ввязав её в бесконечную гражданскую войну. Что он и сделал. Впрочем, Сидиус не был глупцом и не собирался играть под дудку кукловодов. Он пошёл своим путём и, когда сумел прийти к власти, попытался уничтожить своих недавних помощников.       – Именно поэтому он спонсировал исследование неизвестных регионов и строил большой флот? И инквизиторий тоже возник не только для борьбы с бывшими джедаями?       – Да, – Плэгас задумчиво посмотрел на ученика, как бы оценивая его со стороны, – он создал могучую силу, которую, впрочем, так и не смог применить. Что же до инквизитория, то он сыграл немалую роль в схватках с южань-вонгами, однако у него ничего не вышло: враг уже успел достаточно укрепиться в нашей галактике и обзавёлся обширными связями. Они просто исчезли из виду, при этом помогая исподтишка «повстанцам». И в нужный момент, они просто усилили воздействие, сломав Империю и уничтожив Сидиуса руками Скайокеров. Они с помощью непонятного вируса помутили разум Палпатина: иначе я просто не могу объяснить некоторые его приказы во время финального сражения. Его личное участие требовалось лишь на начальном этапе для создания приманки: после он мог бы улететь, и продолжить вербовку молодого Скайокера в более подходящем для этого месте. Но он поступил так как поступил, и умер. После чего Империя распалась на множество частей, как того и хотел враг. Впрочем, южань-вонгам это не помогло. Судя по тому, что ты смотрел и читал, их всё равно смогли победить. Однако, несмотря на поражение их воинов разведка у «чужаков издалека» находится на высшем уровне.       – И что же нам делать, учитель? Как перебороть всех врагов, причём сразу? Ведь как я понял, если хоть одна из сторон останется целой, она будет представлять смертельную опасность для нас.       – Ты прав, ученик, однако, у меня уже есть один план, как нам исправить наше положение и повысить шансы на победу. Нам остаётся только выждать нужного момента и тогда, мы нанесём свой удар. А пока, нам необходимо больше тренироваться!       Плэгас резко соскочил со скамейки, при этом рубанув Виктора сейбером. Парень охнул от боли и рухнул на асфальт.       – Плохо, ученик! Ты потерял концентрацию, перестал анализировать будущее, расслабился и пропустил нападение! Ну ничего, – слушая голос учителя, Виктор кряхтя и ругаясь поднялся и достал свой клинок, – я преподам тебе урок внимательности! – красный и синий мечи с громким звуком схлестнулись.

***

      Рион Ганрей молча стоял на мостике своего корабля и… не мог отдать приказ. Потому что не был уверен в том, что собирается поступить правильно. Сама эта история со сном была очень странной. И то, как он неожиданно принял решение отправиться на встречу с джедаем, который находился всего в пяти переходах от него, было несвойственно всегда осторожному Риону. Его план, с обеспечением собственной безопасности и в случае угрозы со стороны вражеского генерала – устранение джедая, при тщательном обдумывании, не выдержал никакой критики. Неймодианец был уверен, что на него воздействовали какой-то хитрой джедайской техникой, поэтому не знал как ему поступить: плюнуть на недостаточные меры безопасности и совершить микропрыжок к требуемой системе, или же развернуться и вернуться на свою базу.       Если бы не гордость, то он бы, пожалуй, выбрал бы второй вариант. В этом случае он ничем не рисковал. Но вот только если он так поступит, то это вызовет множество вопросов у подчинённых: всё же глава, резко срывающийся в путь к ничем не примечательной станции, а затем так и не долетев до неё поворачивающийся обратно выглядит странно. Нет, он бы конечно сумел объяснить свои действия, например: проверкой боеготовности, внезапными манёврами… да он может просто сказать, что ему так захотелось, и никто не сможет ему возразить. Вот только перешёптывания среди подчинённых пойдут в любом случае. Несколько неймодианцев видели, каким возбуждённым он был, когда приказал подготовить корабли. Они явно догадаются, что не всё так просто. И пойдут слухи, что их лидер не в себе… подобное может неблагоприятно сказаться на его репутации.       Репутация в обществе неймодианцев вообще была очень интересным феноменом. От неё зависело очень многое, и в то же время не зависело ничего. Чем выше положение занимал неймодианец, тем большее влияние играла репутация… но только не в случаях с вице-королём и прочими лидерами Торговой Федерации. Тот же Нут Ганрей в принципе поступал так как хотел и давно не интересовался, какую репутацию приносят ему те или иные действия. И это его ни капельки не волновало, впрочем, как и остальных высокопоставленных неймодианцев, которые порой, не раз и не два переступали грань. Так что благодаря своему положению, Рион тоже мог не сильно беспокоится о своей репутации, если бы не гордость… В этот момент, неймодианец решился: ему не нужен этот риск, он не пойдёт договариваться с этим джедаем. При том уровне внушения, что продемонстрировал этот человек, заключать какие либо договоры крайне опасно. Рион повернулся к стоящему рядом с ним неймодианцу:       – Капитан, – обратился Рион к командующему кораблём на своём родном языке. Подчинённый обернулся к нему, – я думаю, мы уже достаточно стояли на месте.       – Конечно, господин. Курс на станцию, – приказал он дроидам.       – Понял, понял, – ответил дроид навигатор.       «Вот же хаттова отрыжка», – выругался про себя Рион, понимая свою оплошность. – «Стоило сразу сказать, что мы идём назад. Видимо мои домыслы не пошли мне на пользу: я стал слишком задумчивым из-за чего и произошла ошибка. Да и капитан – идиот, причём не простой, а с инициативой. Мог ведь он подождать, пока я пункт назначения укажу, а не командовать. Теперь отвертеться от встречи с джедаем станет ещё труднее. Хотя… Станция огромная, точное время и место не оговаривалось, так что он может очень «тщательно» искать оппонента на борту своего корабля. Ну а потом, он может с чистой совестью вернуться обратно. Только следует дать подчинённым неправильные приметы джедая: пусть ищут, всё равно не найдут», – Рион Ганрей довольно улыбнулся.

***

      – Кажется, наш будущий союзник скоро появится на станции, – Плэгас поднялся из позы медитации, и их внутреннее пространство тут же изменилось, превратившись из большого зала одной из планет Звёздной Реки в ночную тишину московского парка.       – Учитель? – Виктор тоже прервал медитацию и встал на ноги, от чего коврик, который он мысленно создал для многочасового сидения, исчез.       Вообще, как бы странно это не звучало, но в их внутреннем мире тоже можно было устать, отсидеть ноги… в общем разное. Правда внутри ты не испытываешь чувства голода и других физиологических потребностей с ним связанных, однако создать еду, поесть и ощутить эстетическое наслаждение было вполне возможно. Для Виктора, как и для его учителя, этот мир был загадкой. В нём можно было создать любую вещь, правда при этом в реальном мире она никогда не появится. Можно было усвоить новые техники силы и применять их в реальности, однако эффекта от тренировок с сейбером практически не было, так как в них основную роль играла мышечная память, которую можно было наработать только в реальном мире.       Недавно учитель открыл новое преимущество их внутреннего мира: медитации и познание будущего. После того, как Плэгас ощутил в себе это ранее недоступное ему умение и убедился в его полезности, и возможности познавать будущие в их внутреннем мире, он практически не выходил из медитаций, предоставив почти полный контроль над телом ученику. Прерывался он только для тренировки Виктора и некоторых встреч и разговоров в реальном мире, которые по каким-то причинам, вызывали его интерес. Виктор понимал учителя, ведь обладая подобным преимуществом, было глупо им не пользоваться: из-за разницы во времени, в их внутреннем мире он мог медитировать намного дольше и при этом просмотреть гораздо большее число вариантов будущих событий и выбрать наиболее подходящий.       Виктор тоже пытался медитировать, но быстро понял, что это «не его». Нет, он быстро научился просматривать всевозможные варианты будущего, при этом пытаясь выбирать нужные, но… это оказалось жутко скучно. Долгие часы просматривая сотни видений, которые отличались друг от друга лишь одной произнесённой фразой, это как пятьсот раз подряд смотреть один и тот же фильм, в надежде что увидишь что-то новое и интересное. Нет, Виктор прекрасно понимал все преимущества подобного просмотра, однако в какие-то моменты просто не смог перебороть себя и почти перестал медитировать во внутреннем пространстве, уделяя внимание реальному миру и тренировкам с сейбером. Так что Виктор стал понимать, почему же джедаи, почти поголовно обладающие навыком медитации, достаточно редко прибегали к подобному умению, пожалуй, только такой фанат науки как Плэгас, мог целыми днями просматривать один и тот же эпизод, и при этом не терял интереса к происходящему.       – Да, я увидел прибытие наших гостей, – Плэгас посмотрел на ученика, – я всё рассчитал правильно, скоро Рион Ганрей, с охраной будет на станции. Правда, он не очень настроен на общение, но думаю, ему придётся с нами встретиться.       – Я не понимаю, учитель, как вы вообще узнали, кто именно нам противостоит и как смогли его выманить на эту забытую всеми станцию? Лично я бы ни за что не полетел непонятно куда, на встречу с неизвестно кем. Я бы заподозрил ловушку и просто послал бы небольшой кораблик для проверки.       – Связи, мой ученик, связи. Моя агентурная сеть, конечно, значительно проигрывает службе Палпатина, однако кое-что я сумел восстановить, к тому же я заручился поддержкой некоторых людей, у которых уже есть налаженная агентурная система. Боевой флот, строящий укрепление – это не лоханка контрабандиста, и не курьер сената, чтобы его не заметить. А узнать: кто именно стоит во главе, после того, как узнал где он находится, и с какими силами – не самая трудная задача. Убедить его прибыть сюда, было, конечно же, не просто. Пришлось даже применять небольшое внушение… Которое впрочем не слишком долго продержалось. К счастью я это предвидел, и успел пресечь его нежелание появляться здесь. Осталось только дождаться его прибытия и пробраться на корабль.       – Но зачем, учитель? Разве вы не собирались встречаться с ним где-то на станции?       – Я планировал нечто подобное, однако этот разумный оказался на редкость плохо внушаем. Видения говорят, что он не будет искать со мной встречи, а попытается отсидеться на корабле, сделав вид, что я не прибыл в установленное место. Так что придётся нам немного рискнуть. Впрочем, охраны Рион взял с собой не много, да и часть из них будет нас «искать», так что при неудовлетворительном результате переговоров, можно будет оставить КНС без лидера в этом регионе. А пока ему найдут замену… – Плэгас внезапно замер и прислушался к чему-то внутри себя. – Кажется, они уже прибыли. Что ж, выдвигаемся к верхним докам.

***

      Рион Ганрей отдыхал. Ну, а что ему ещё делать? Приказы подчинённым – раздал, отчёты по устройству обороны – прочитал и подписал, причём ещё до отлёта сюда. Вот и оставалось ему сидеть и ждать. Пусть подчинённые «поищут» пару дней джедая, безрезультатно, естественно, а он пока отдохнёт от всей этой армейской суеты. Рион отхлебнул из бокала свой коктейль и открыл на датападе новости из голонета: всё равно на этой мелкой станции ему делать нечего.       В голонете не было ничего интересного: какая-то певичка устроила очередной скандал. Ведущий республиканского центрального канала ругал КНС и их главу за противоправные действия к гражданам Республики. Центральный канал Торговой Федерации, впрочем, занимался тем же самым, но уже в сторону Сената и канцлера. Обстановка на фронтах – стабильная, резких скачков валюты не было. Редкие товары, не слишком сильно поднялись в цене, хотя война и набирала обороты, да и пиратов в последнее время развелось слишком много. На Татуине недавно прошли гонки, Рион, как оказалось, сумел выиграть на ставках несколько тысяч кредитов. Он не был азартен и ставил в основном для вида, чтобы не слишком сильно выделяться на фоне вице-короля, который крайне любил играть с букмекерами. К тому же у Риона была кое-какая информация по будущим гонкам, не слишком надёжная: он бы в этом случае вложился больше, но всё же значительно повысившая его шансы на выигрыш. В общем в галактике всё было как всегда: ничего нового и экстраординарного.       Рион отложил датапад и задумался: чем же ему заняться. С прилёта на станцию прошло уже почти три часа, которые пролетели за просмотром новостей. Риону наскучило лазить по голонету и он решил пойти перекусить. Вызвав по связи дроида и надиктовав ему заказ, Рион решил ещё раз изучить биржевые новости: вдруг всё же появится что-то новенькое, куда можно будет вложиться и получить прибыль. Как ни странно, одна из позиций заинтересовала неймодианца. Из-за блокады близлежащего торгового пути достаточно серьёзно подорожали местные деликатесы. Гурманом Рион никогда не был, но прекрасно знал: сколько некоторые сенаторы на Корусанте платят за свой обед. Поэтому если правильно вложиться и отправить караван по защищённому маршруту… Палец неймодианца потянулся к строчке покупки, когда голос за спиной заставил его вздрогнуть и отдёрнуть руку от датапада:       – Не советую.       Рион резко развернулся и увидел перед собой джедая. Того самого, что приходил к нему во сне. Неймодианец сглотнул, но не стал тянуться к левому подлокотнику, где у него лежал спрятанный бластер: не зачем. Если джедай сумел пробраться сюда, значит, он без труда сумеет его убить или загипнотизировать раньше, чем рука Риона коснётся оружия.       – Блокада торгового пути снята, – пояснил его собеседник, – скоро цены выровняются, и получить большую прибыль не получится.       – То есть, ви хотьите сказать, что переьепродажа будьет ньевыгодна.       – Я думаю, что прибыль получат те, кто уже отправил свои караваны. А так как таких предприимчивых немало, то это собьёт цену, а вы можете не только не выиграть, но и получить убытки.       – Спасьибо за совьет, – Рион отложил датапад в сторону, – говорьите зачьем ви хотьели менья видьеть?       – Мне нужен договор о ненападении, – Рион настолько сильно удивился подобным словам, что это даже отразилось на его мимике, впрочем, он быстро взял себя в руки. – Да, вы не ослышались: договор о ненападении, и если получится о дальнейшем сотрудничестве, –– заметив удивление собеседника, сказал джедай. – Вам не кажется странной эта война? Она началась без серьёзных поводов, при этом у обеих сторон оказались примерно равные силы: КНС выигрывает по числу дроидов, а Республика обладает просто огромным количеством ресурсов, что делает результат войны непредсказуемым.       Рион и сам не раз задумывался над сложившейся ситуацией. Всё же эта война… она была невыгодна, в первую очередь самой Федерации, которая её и развязала, начав наращивать военную силу на Джеонозисе и других планетах. Вступить в бой, не имея стопроцентной гарантии победы, потратить огромное количество ресурсов, прекратить большую часть торговых соглашений и всё ради каких-то там неясных перспектив? Для неймодианцев подобное было крайне странным. К тому же у них неожиданно появились единомышленники: те же мууны, которых не устраивала политика Республики. Поэтому его не удивило, что джедай тоже задался подобным вопросом. И похоже, что какой-то ответ у него был, иначе он не стал бы пробираться на корабль, с неявными перспективами.       В этот момент, в зал вошёл дроид, с пищей, заказанной недавно Рионом. Увидев чужака, дроид поднял тревогу, однако неймодианец связался со своей службой безопасности и тревогу отменил. Всё же, несмотря на сомнения, договор с этим джедаем был намного лучше, чем сидение на краю галактики и постоянный страх атаки. Поэтому, гостя следовало внимательно выслушать, и уже потом принимать решение: соглашаться ли на его предложение, или же приказать уничтожить.       – Ви будьете обьедать? – спросил он у собеседника, играя роль радушного хозяина, – мои дроиды, прекьрасно готьовят.       – Благодарю. Я буду жаркое из банты, и вино на ваш вкус.       Рион продублировал заказ для дроида и внимательно посмотрел на джедая.       – А тьеперь раскьазывайте, что за допольнительные согльашения вы мнье прьедлагьаете. * – Трииста – ничем не примечательная планета Внешнего Кольца. Введена просто для красоты выражения. В дальнейшем повествовании пока принимать участие не будет. Хотя пока печатал это отступление идейки кое-какие появились.)
Примечания:
уф, наконец-то закончилась эта морока с аттестацией. Дописал вам ещё одну главу. Было не просто, и в ней нет особого "экшена", скорее она больше созерцательная. Но мне показалось, что стоит немного приоткрыть планы Плэгаса.

С уважением, автор.