Экстравагантное предложение. 130

Sandra72 автор
savonry бета
Гет — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчиной и женщиной
Описание:
- Что ты делаешь завтра?
- Дай-ка подумать... Работаю, работаю и... работаю...
- А после работы?
- После работы я просто падаю, чтобы утром снова работать.
- Надо как-то объяснить твоему боссу, что иногда полезно отвлекаться. Может, затащим его в бар, снимем девочек...
- Это интересное предложение, но оно невыполнимо.
- Почему?
- Мой босс - неугомонная стерва.

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
По заявке "Предложение по..". Мне она показалась интересной. Не знаю, справлюсь ли, но буду пытаться. Сюжет фильма взят за основу, поэтому на оригинальность не претендую.
Трейлер к фанфику. Правда. Он есть! https://youtu.be/H3mm8J4MAvM
И второй... https://youtu.be/urm6yt49ew8

2. Чрезвычайные обстоятельства.

30 ноября 2017, 21:41
Елена привыкла надеяться только на себя. Всегда и во всем. Надо брать обстоятельства в свои руки или обстоятельства возьмут тебя — это было практически ее девизом. С самого детства она привыкла пробиваться. Когда ей исполнилось пять, ее семья в поисках лучшей жизни перебралась из родной Черногории в Канаду. Здесь, в маленьком городке близ Галифакса, они стали стараться жить по-новому. Но, видимо, сменить место жительства — это только полдела. Главное, поменять что-то в себе, а к этому глава семейства оказался не готов. Никакие красоты Канады не могли изменить одного: ее отец не умел и не хотел работать. Поэтому зарабатывать деньги для семьи пришлось Елене. Когда красивые и ухоженные девочки уже гуляли с мальчиками, она бегала после уроков подрабатывать в соседний магазин на расфасовку товара. Потом, уже в старшей школе, она работала в этом же магазине продавцом. Отец сильно пил, а потом и вовсе умер, оставив их вдвоем с вечно болеющей матерью. Через пару лет умерла и она, и Елена, к тому времени уже поступившая в колледж, продав маленькую квартирку, навсегда покинула городок, в котором выросла, чтобы никогда больше туда не возвращаться. После колледжа девушка начала свой трудный и долгий путь наверх по карьерной лестнице. Работая по четырнадцать часов в день, она выполняла самую нудную работу за самую маленькую зарплату. Наконец, ее заметил директор агентства и дал ей должность дизайнера. Она показала себя отличным работником с живым, нестандартным мышлением, и скоро она уже поднялась до PR-менеджера агентства. В Америку Елена приехала уже с хорошим багажом за спиной и в должности менеджера по стратегическому планированию канадской рекламной компании. Она покорила предшественника Майклсона, и к тому времени, как Элайджа занял пост директора рекламного агентства, она уже была креативным директором компании. В личной жизни у нее было все чудесно — ее просто не было. После первого раза, случившегося ещё в Канаде с одним хоккеистом из сборной колледжа, продолжительных романов у нее не было. Нет, пару раз она пыталась начинать отношения, но кому нужна вечно работающая девушка, приходящая ночью и падающая без сознания? Иногда у нее случались срывы, когда, празднуя очередную успешную рекламную акцию, она напивалась дома одна и, разглядывая в зеркало свое красивое лицо, не могла понять, что этим козлам надо? Все было при ней: и точёная фигурка, и роскошные длинные каштановые волосы, и красивое, словно нарисованное личико с огромными выразительными карими глазами. Ну да, она немного высокомерна, но ведь это лишь щит, который она поднимает, чтобы спрятаться от ненужного внимания. Неужели никто так и не осмелится прорваться сквозь эту железную завесу? Когда на работу пришел Сальваторе, она просто ошалела от такого воплощения истинной мужественности, смешанной с невероятной красотой. У этого мужчины был тот самый вид, от которого у девушек сносит крышу, и хочется только поскорее сорвать с него рубашку, да так, чтобы пуговицы покатились по полу. А его мягкий, с лёгкой хрипотцой голос, навевал мысли о сумасшедшем сексе. Ей до сих пор было стыдно за то, как она неприкрыто разглядывала его в первые дни, непроизвольно покусывая губу. Когда он внезапно поднял голову и встретился с ней взглядом, в его глазах сначала промелькнуло явное удивление, а потом они заискрились, словно он, пройдя курс у Тайры Бэнкс, улыбался глазами. А их первый и последний новогодний корпоратив она, видимо, не забудет никогда! Выпив пару бутылок шампанского, она решила пофлиртовать с новым ассистентом, пригласила его на танец и беззастенчиво терлась о его бедра. В конце концов, он отстранился от нее, заглянул в шоколадные глаза и спокойным, чуть хриплым голосом заявил, что планирует продвигаться по карьерной лестнице, минуя постель босса. Но если Елена уверена, что завтра она не убьет его, проснувшись с ним в одной кровати и испытывая жуткое чувство вины, то он готов продолжить их игры без каких-либо обязательств. При этом его горящий взгляд буквально раздевал Гилберт, а пальцы рисовали на ее плечах какие-то одному ему известные узоры. Она одобряюще похлопала мужчину по плечу и ретировалась с вечеринки так быстро, что никто даже не заметил. Так что наутро она мучилась только жуткой головной болью, но была благодарна Деймону за вчерашнюю прямолинейность. После этого она прониклась к нему уважением, но стала безжалостно эксплуатировать его, давая все больше и больше заданий, которые он с завидным упорством выполнял. Она вообще не могла понять, как с такими данными он до сих пор не занимает какую-то руководящую должность. Ведь они были ровесниками, да и в этом мужском мире представителям сильной половины человечества гораздо легче двигаться вперёд. То, что он хотел и умел работать, Елена прекрасно видела, как и то, что он несколько раз пытался протащить в мозговых атаках свои разработки. Многие из них были очень интересными, но леди-босс упорно не давала им хода. Может, хотела закалить в борьбе, а может, мстила за незаконченный вечер, кто знает? Но с того самого корпоратива служба Деймона стала похожа на ад. Десятки поручений сыпались на него каждый день, он должен был знать все: на какой стадии разработки находится тот или иной проект, кто занят на выездных рекламных акциях, имена промоутеров и результаты промо-акций, тенденции растущего спроса на тот или иной товар, словом все, что должна была знать Елена. В любой момент она могла запросить любую интересующую ее акцию, а он обязан был отчитаться о ходе ее выполнения. Елена выстраивала деятельность своего отдела по кирпичику, трудилась не покладая рук и требовала того же от своих сотрудников. И она добилась в своём деле заметных успехов, признаваемых даже руководством. Но сегодня все практически рухнуло. Элайджа вызвал ее к себе и с лёгкой улыбкой сообщил, что ему придется ее уволить, поскольку она не продлила свою рабочую визу. — Я всегда считал тебя ответственным работником, поэтому немного разочарован твоим отношением с иммиграционной службой. — Он смотрел на нее, постукивая пальцами по крышке стола. — Они заверили меня, что неоднократно пытались напомнить тебе о необходимости продления визы, но ты упорно отказывалась отвечать на их звонки. Что это, Елена? Ты настолько не уважаешь законы страны, в которой живёшь и работаешь? — Нет, конечно же, нет! — Она замотала головой. — Я просто так заработалась, что совсем забыла об этой визе. Да и к тому же, я — гражданка Канады и для нас предусмотрены определенные… — Льготы? Ты их получила, когда на основе Нафта на границе тебе выдали TN-1. И ты благополучно продлевала ее в нужные сроки. Но теперь тебе придется выехать из нашей страны… — И въехать через пару-тройку дней. Хорошо, я так и сделаю. Пока меня не будет, со всеми делами управится Сальваторе… — Елена, улыбнувшись, пожала плечами. — Я действительно замоталась и напрочь забыла по визу. Но ведь это поправимо. — Все не так просто, Елена. — Майклсон потер своей холеной рукой подбородок. — Из-за того, что ты просрочила визу и прилично просрочила, тебе придется уехать, и вернуться сюда ты сможешь только через год. Так что извини, сдавай дела Локвуду… — Локвуду? Да он завалит половину разработок! Ты не можешь так поступить… — Она в смятении сцепила руки. — Пожалуйста, дай мне время! Может быть, есть какой-то выход… В это время в кабинет вошел Деймон с якобы напоминанием о переговорах. На самом деле она просила зайти за ней, чтобы он спас ее от долгого разговора с Элайджей, которые он обычно имел привычку вести. Но в этот раз, взглянув на ассистента, она поняла, что он действительно является ее спасителем. Решение пришло моментально, словно в голове что-то ярко вспыхнуло. И вот она уже прижимается к Деймону, изображая влюбленную дурочку. Надо отдать должное Сальваторе, он быстро подхватил идею, правда, совсем не понимая, для чего это нужно. В итоге, затуманив мозги директору, они выплыли из его кабинета и остановились у лифта, все еще прижимаясь друг к другу, словно боясь, что он будет за ними следить. Едва за ними закрылась дверь лифта, они отпрянули в разные стороны кабинки. Елена нахмурила брови и о чем-то серьезно задумалась, а Деймон бросал на нее сердитые взгляды, покусывая уголок губ. Оказавшись в кабинете Гилберт, Деймон плотно притворил дверь, повернулся к боссу и уставился на нее своими синими глазами. Елена, раскладывающая на столе остывший обед, подняла голову и приподняла брови. — Что? — спросила она, словно ничего не произошло. — Что это сейчас, на хрен, было? — сквозь зубы прошипел он. — Если это такой розыгрыш, то у тебя фиговое чувство юмора. — Ты уже перешел на более свободное обращение? Отлично! — Она слегка кивнула и присела в кресло. — Так будет легче осуществить мой план. Деймон за пару шагов преодолел расстояние от двери до стола и, схватив Елену за запястье, развернул кресло к себе. — Какой план? Совсем успехом мозг отшибло? — мужчина скрипнул зубами. — Деймон, отпусти мою руку, мне больно, — не скрывая гримасу боли, Елена попыталась разжать его пальцы. Он отпустил ее и отошел к окну. — Я просрочила визу и меня должны выслать из страны. Я не придумала ничего лучше, чем сказать, что у нас с тобой скоро намечается свадьба. — А меня ты предупредить не забыла? — Извини, как-то не было времени, пришлось импровизировать, — ядовитым тоном проговорила Гилберт. — А что тебя так тревожит? Поженимся, годик подурим всем головы, потом разругаемся и разведемся. Вуаля! Тебя это ни к чему не обязывает, а мне очень даже поможет. — А с чего я должен тебе помогать? — прищурился он. — Ну, я была хорошим боссом, не притесняла тебя, сексуально не домогалась, — Деймон приподнял одну бровь. — Ну, хорошо, было, один раз. Пьяное помешательство, ты же понимаешь… — Я пока так и не услышал, почему я должен тебе помогать. — Он засунул руки в карманы брюк и бесстрастно смотрел в глаза. — Элайджа хотел назначить на мое место Ричарда! — Не довод, — отмахнулся он. — Это как посмотреть! — Она откинулась на спинку. — Едва Ричард займет мое место, ты останешься без работы. Сильнее тебя он ненавидит только меня, улавливаешь? Все наши труды пойдут насмарку. Ты этого хочешь? — Я не собирался жениться! — Деймон, пожалуйста, — она подошла к нему и положила руку на плечо. — Это очень меня выручит. Правда. — Сальваторе, не отрываясь, смотрел в ее карие глаза. — Обещай хотя бы подумать. — Хорошо, я подумаю… — Отлично! — Она снова отошла к столу. — Завтра с утра идем в иммиграционную службу. Надо подать заявление. — Значит, вы решили пожениться, — неприятный нудный работник иммиграционной службы, представившийся как мистер Гилбертсон, уже который раз задавал этот вопрос. — Ну, мы любим друг друга, и это естественно. — Елена крепко держала Сальваторе за руку и улыбалась представителю власти. — Сказать по правде, он у меня такой красавчик, боюсь, уведут. — И вас не смущает, что у вашей невесты нет грин-карты? — обратился он к Деймону. — О, мы надеялись подать заявление позже, — начала Елена. — Да куда уж позже! — воскликнул Гилбертсон. — Ждали, когда вас депортируют? — Нет-нет, мы уже собирались, вот, пришли подавать заявление на брачную визу… — Послушайте, мистер Сальваторе, — работник обратился к мужчине. — Вас не смущает, что этот явно фиктивный брак может отрицательно сказаться на вашем послужном списке? Да и списка может уже не быть! Вы просто сядете в тюрьму на пять лет… А ее просто депортируют, без права когда-либо вернуться. — Я не понимаю, почему вы считаете наш пока несостоявшийся брак фиктивным, — спокойным голосом произнес Деймон. — Разве двое талантливых красивых молодых людей не могут полюбить друг друга? — Но вы, если я не ошибаюсь, босс и подчиненный… — А что, в нашей стране мы первая пара, в которой босс крутит любовь с секретарем? — ответил он вопросом на вопрос. — А как же пресловутое синее платье… — Послушайте, это вам не шутки! — стукнул по столу Гилбертсон. — Отпираетесь? Отлично! Вас ждут личные собеседования, отдельные друг от друга. Там вас, со всей присущей нашей службе скрупулезностью, допросят о самых интимных сторонах вашей жизни. Потом мы опросим соседей и сослуживцев, друзей и родных… Вы этого хотите? — С сослуживцами может возникнуть проблема, — покачал головой Деймон. Увидев загоревшиеся глаза Гилбертсона, он пояснил. — Видите ли, мы не хотели афишировать наши отношения из-за моего грядущего повышения. — Елена вскинула брови. — Дело в том, что скоро… Недели через две? — Он вопросительно взглянул на удивленную Елену, — мне предстоит занять пост арт-директора, да, дорогая? Гилберт судорожно сглотнула и медленно кивнула. Она понимала, что он сейчас открыто шантажирует ее, и деваться ей абсолютно некуда. — А что до всего остального, что ж, это ваша работа, — спокойно ответил Деймон. — Если это необходимо, мы пройдем через все ваши круги ада, только чтобы вы позволили нам пожениться. А сейчас, извините, если у вас больше нет вопросов, мы хотели бы отправиться на работу. Нам нужно сделать еще очень много до следующего уикенда. — А что вы запланировали на него? — Поездку к моим родным. Надо обрадовать отца… — Это ты здорово придумал с поездкой! И с повышением. — Елена на высоких каблуках еле поспевала за Сальваторе, который размашистым шагом продвигался по улице. — Я был абсолютно серьезен. Ты сделаешь меня арт-директором. Я уж точно более достоин занимать эту должность, чем Локвуд. Он только и умеет, что приставать к молоденьким девушкам и изменять своей жене направо и налево. В последнее время он не предложил ни одного приличного проекта. — Деймон бросал фразы через плечо, как уже свершившийся факт. — А поездка действительно состоится, и за это время нам предстоит многое узнать друг о друге. Нам дали целый талмуд вопросов, не все из которых приличные. — Он просто летел, чудом не задевая прохожих. — Зачем, скажи на милость, все это надо? — пробубнила Гилберт и вдруг со всего размаху влетела в спину замершего мужчины. — Зачем это надо? — практически прокричал он. — Ты заварила эту кашу, Елена, так что теперь будь добра — играй до конца! Мне грозит реальный тюремный срок, а тебе все шутки? — он смерил ее взглядом с головы до ног и снова твердо посмотрел в глаза. — Значит так! Мы летим в Ричмонд, а оттуда едем в Мистик-Фоллс… — В Мистик-Фоллс? — Да, представь себе, Мистик-Фоллс! Я там живу, точнее, моя семья. — Он перевел дух и продолжил. — Там мы изображаем самую невозможную неземную любовь, какую только можно представить. — Но, Деймон, послушай! — Нет, это ты меня послушай! Если моя мать или, упаси Бог, мой отец заподозрят подставу, то я не позавидую нам обоим. Поэтому ты будешь милой и влюбленной. — Хорошо, как скажешь, — пробормотала Елена. Она в первый раз видела Деймона таким волевым и уверенным в себе. Молодая женщина невольно залюбовалась его видом, излучающим непонятный магнетизм. Ее просто тянуло к нему. — Кстати, я сегодня жду от тебя официального предложения, — усмехнулся он, разряжая обстановку. — Что? Предложения? От меня? — Елена округлила глаза. — Ну, это ведь ты предложила выйти за тебя, а не наоборот… Так что романтический ужин, свечи, кольцо в бокале… Хотя обойдемся без кольца, это лишнее. И оденься посексуальнее, мне это нравится. — Он приподнял уголок губ в ироничной улыбке. — До встречи, дорогая!
Примечания:
Отбечено.
Отношение автора к критике:
Приветствую критику только в мягкой форме, вы можете указывать на недостатки, но повежливее.