Экстравагантное предложение. 130

Sandra72 автор
savonry бета
Гет — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчиной и женщиной
Описание:
- Что ты делаешь завтра?
- Дай-ка подумать... Работаю, работаю и... работаю...
- А после работы?
- После работы я просто падаю, чтобы утром снова работать.
- Надо как-то объяснить твоему боссу, что иногда полезно отвлекаться. Может, затащим его в бар, снимем девочек...
- Это интересное предложение, но оно невыполнимо.
- Почему?
- Мой босс - неугомонная стерва.

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
По заявке "Предложение по..". Мне она показалась интересной. Не знаю, справлюсь ли, но буду пытаться. Сюжет фильма взят за основу, поэтому на оригинальность не претендую.
Трейлер к фанфику. Правда. Он есть! https://youtu.be/H3mm8J4MAvM
И второй... https://youtu.be/urm6yt49ew8

22. Судьба играет с человеком.

28 февраля 2018, 13:19
Примечания:
НЦ-а! Что-то меня понесло... Точнее их. Прямо совсем стыд потеряли. А я что? Я только писать успеваю...
John Legend – All of Me
Пикник и В. Самойлов – Сердце бьется на три четверти.
Не бечено, не вычитано.
Три дня пронеслись, словно их и не было. Деймон и Елена мотались между домом и больницей, сменяя друг друга, каждый раз придумывая новые и новые развлечения для Мэри-Джейн, чтобы она не скучала в больнице. К игрушкам, шарикам и портативному кукольному театру врачи клиники относились со снисхождением, но вот от визита перепуганного Грея Елене пришлось отказаться. Строгая старшая сестра напрочь отказалась пускать в отделение котенка, несмотря на все сделанные ему прививки. Не помогли ни уговоры, ни задабривания, ни невероятное обаяние Деймона. Сестра сказала свое твердое: «нет», и переноска с котенком отправилась домой. Радостный голосок Эм Джей раздавался далеко за пределами палаты, и поначалу медики просили семью Сальваторе сильно не шуметь. Но потом пациенты стали заходить в гости к веселой девочке, и вскоре она стала всеобщей любимицей. Они несли ей фрукты и сладости, интересные рассказы, а один парень с травмой голеностопа даже исполнил для нее битбокс, чем привел девчушку в нереальный восторг. Она тут же потребовала, чтобы он научил ее делать также, но бдительные врачи не разрешили продолжать «это безобразие». Все это время Деймон и Елена, словно сговорившись, никому не давали дежурить с девочкой. Они напоминали орла и орлицу, которые кружат над своим гнездом и ревностно оберегают его от не прошеных гостей. Иногда, когда довольная уставшая от впечатлений девочка засыпала, они садились на раскладную кровать и сидели молча, обнявшись, переплетя пальцы рук. Для Елены не было ничего дороже этих молчаливых минут, когда она, откинувшись спиной на грудь Деймона и чуть прикрыв глаза, сплетала его руки со своими. Он нежно касался губами ее волос, и они замирали в немом упоении. На четвертый день лечащий врач сообщил, что необходимости в дальнейшей госпитализации нет, все необходимые исследования и процедуры проведены, и налицо явное улучшение состояние пациентки. Мэри-Джейн торжественно провожала вся больница. Врачи, медсестры и пациенты радостно обнимали и целовали девочку, а она с серьезным видом обещала всем вернуться. Деймон и Елена посмотрели друг на друга и одновременно произнесли: — Не дай Бог!.. — после чего последовал дружный смех всех, находившихся в отделении. Взятый Гилберт недельный отпуск подходил к концу. Через день ей предстояло вернуться на работу, в Нью-Йорк. Деймон не оговаривал временные рамки своего отпуска, поэтому он решил остаться еще на пару дней, чтобы окончательно убедиться в том, что дочка идет на поправку. Было решено, что Елена полетит первой и объяснит Элайдже причину задержки Деймона. Поздним вечером, когда Елена принимала душ после очередного занятия рисованием с Эм Джей, она почувствовала легкое колебание воздуха в кабинке. Через мгновение горячие губы прикоснулись к ее плечу и медленно стали чертить дорожку вдоль ключицы, поднимаясь к шее. Сильные мужские руки беззастенчиво блуждали по ее телу, поглаживая, растягивая, надавливая, и каждое прикосновение несло с собой сладость желания. Волны удовольствия разбежались по всему телу Елены, ноги предательски задрожали. Она закинула руку назад, находя непокорные вихры и зарываясь в них пальцами. — Я безумно скучал, — услышала она тихий шепот возле ее ушка, за ним последовал легкий укус у основания шеи, там, где билась голубая жилка, и ее словно пронзил разряд тока. — Деймон, — задохнулась она, поворачивая голову и находя губами его губы. Девушка прижалась спиной к его мускулистой груди и отдалась во власть его нежных рук. Они нашли ее пышную грудь, сминали и массировали ее, задевая возбужденные соски. Елена невольно зашипела, когда Деймон в очередной раз задел их костяшками пальцев. — Что случилось, — промурлыкал он, выцеловывая ее спину. — Не знаю, — она чуть пожала плечами. — Просто ты сильно надавливаешь. Он плавно развернул ее к себе и залюбовался открывшимся видом. — Елена, ты так прекрасна, — он охватил взглядом каждый изгиб тела и потянулся к груди. — Ты вся дышишь желанием. Твои соски стали темнее. Или мне показалось? — он нежно обнял один губами, и его язык начал танец вокруг него. Деймон слегка сжал его зубами, и на Елену нахлынуло возбуждение, чувства обострились, каждое касание отдавалось тянущей болью внизу живота. А Деймон словно отпустил себя. Прижав девушку к теплому кафелю, он терзал поцелуями и покусываниями ее грудь, словно маленький ребенок, жадный до материнского молока. Его руки впечатались в ее бедра, массируя и разминая оливковую кожу, проскальзывая между разгоряченными телами и заставляя Елену устремляться навстречу, задыхаясь от любовной горячки. Он чуть приподнял девушку над полом и закинул ее ноги на свои бедра, и она бесстыже стала ерзать и тереться о его пах, хныча и умоляя не останавливаться. — Деймон, пожалуйста, — простонала она, вцепившись в его плечи. — Потерпи, моя девочка, — прошептал он, уткнувшись носом во впадинку груди. — Я еще не насладился тобой, твоим вкусом, твоим ароматом. Ты одуряюще волнительно пахнешь, — придерживая ее за ягодицы, он вынес из душа. Опустив ее на пол возле кровати, он взял в руки полотенце и стал нежно промакивать ее кожу, разбавляя прикосновение ткани жаркими поцелуями, каждый был словно метка: «Моя! Моя!» — А еще ты удивительно вкусна, словно самая желанная сладость на свете. Он слегка подтолкнул девушку назад, и она упала бы на постель, если бы ее не подхватили его сильные руки. — Я не дам тебе упасть, — прошептал он, мягко опуская ее на кровать и продолжая покрывать тело поцелуями. Его рука спустилась ниже, туда, где уже до боли горячо, и Елена раскрылась навстречу его необузданным ласкам, дрожа под его губами, раскинувшись на ставшей горячей простыне. Ее руки потянулись к его плечам, ноготки пробежали по накачанным мускулам, вызывая в нем трепет. — Деймон, — только и могла простонать она, в очередной раз, вздрагивая под его рукой. — Да, моя любимая, — его хриплый голос выдавал возбуждение. — Я уже здесь, — он навис над ней, уперевшись одной рукой, и она ухнула в омут его темнеющих от страсти глаз. Он, не отрываясь, смотрел на нее, пока не заполнил ее всю, без остатка, купаясь в ощущениях тепла и мягкости, податливости ее хрупкого тела, начал двигаться, придерживая ее за бедра. И еще, и снова, накрывая губами ее искусанные губы, стоная в ее рот и шепча глупости. — Господи, как хорошо!.. — слетел с его губ громкий стон. Подняв свободную руку, он провел ею по губам Елены, и она вдруг обхватила его палец губами, втягивая, облизывая, дразня. — Твою мать! — грязно выругался он от неожиданности, чувствуя, что приближается к финалу. — Что ты творишь! — Давай, мой хороший, — прошептала она, сильнее приподнимая бедра, ловя его усилившиеся толчки. — Давай же! И реальность обрушилась, разбившись на мелкие осколки с ярким сиянием. Только хриплые стоны пронеслись в сгустившейся темноте. Легкий ветерок колыхал занавески на приоткрытом окне. Елена открыла один глаз и осмотрела комнату. Смятая постель напомнила ей о прошедшей ночи, и она улыбнулась, прикусив губу. Она в который раз удивилась, каким разным может быть Деймон. То он до безумия нежен, то горит огнем страсти, зажигая и свою партнершу. Девушка провела пальцами по груди и невольно застонала, дотронувшись до искусанных сосков. Что там говорил вчера Деймон? Елена встала, прошла в ванную и, быстро ополоснувшись под душем, подошла к зеркалу. Накинув полотенце, она всмотрелась в отражение и невольно охнула. Соски и ореол вокруг действительно потемнели и были очень чувствительными, видимо после вчерашних игр Деймона с ними. В районе углубления ключицы красовался уже порядком потемневший засос. Губы припухли и были красно-бордовыми. Да уж! Красота, ничего не скажешь. И если две первых «печати» можно было скрыть, то, что было делать с губами — непонятно. А завтра на работу… От раздумий ее оторвал легкий скрип двери. Через секунду Деймон обнял ее сзади и поцеловал в щеку. — Доброе утро, любимая! — он поймал в отражении ее взгляд. — Я думал, что ты еще спишь, хотел сделать сюрприз. — У тебя получилось, — хмыкнула она, показывая на оставленные им «зарубки». — Ну, и что прикажешь с этим делать? Он уткнулся подбородком в ее плечо и сделал виноватое лицо. — Прости, я несколько увлекся вчера, — он взмахнул густыми ресницами. — Но ты сама виновата. Разве можно быть такой… — Какой? — она удивленно приподняла бровь. — Аппетитной, — он легко поцеловал ее ключицу, — обворожительной, — его губы прижались к ее шее, — сексуальной, — он слегка прихватил зубами кожу чуть ниже ушка. Девушка затрепетала в его руках. — И такой податливой. Боже, Елена! Я просто схожу с ума рядом с тобой. Я не могу ни о чем думать, только о твоих манящих губах, твоем нежном теле, гладкой коже, — начал покрывать поцелуями ее шею и плечи. — Скажи, чтобы я остановился, умоляю. — Не останавливайся, — прошептала она. — А как же сюрприз? — неуверенно пробормотал он, уткнувшись носом в позвонки на ее шее и чуть прикусывая кожу. — Я старался… — Ну, давай уже свой сюрприз, — вяло отстранилась она. — И перестань уже меня кусать! — Он посмотрела в зеркало и провела пальцами по очередному краснеющему пятну на шее. — Господи! Чем я все это замаскирую! — Не стоит, — фыркнул он. — Пусть знают, что ты у меня горячая штучка. Идем, — он потянул ее к двери. В комнате стоял одуряющий запах кофе и еще чего-то, явно вкусного. Елена нашла глазами поднос, на котором стояли кофейник, чашки и тарелка, накрытая куполом. В животе заурчало, и она потянулась рукой к завтраку. Деймон опередил ее, поднимая крышку. — Как ты относишься к панкейкам с шоколадом? — он вопросительно посмотрел на нее. — Обожаю панкейки, — облизнулась она, — особенно с шоколадом. — Я вообще-то думал о кленовом сиропе, — он многозначительно подергал бровями, — но шоколад все же лучше. Он разлил кофе по чашкам и подал одну Елене. Сделав глоток, она закрыла от наслаждения глаза. — У тебя божественный кофе! Почему ты никогда не готовил мне его? — она смешно надула губы. — Только попроси, и я буду готовить его для тебя каждое утро, — он нежно посмотрел ей в глаза. Она сделала еще один глоток и взглянула на него из-за кружки, невольно улыбаясь. Елена прекрасно поняла его завуалированное предложение жить вместе, и оно ей очень понравилось. Мысль, что она будет засыпать и просыпаться рядом с Деймоном, ласково согрела душу. А он, тем временем, взял в руки теплый оладушек, обмакнул его в растопленный шоколад и поднес к ее рту, приглашая попробовать. Она откусила кусочек и в изумлении открыла глаза. — Деймон, это невообразимо вкусно! — она прищурилась. — Еще! Он улыбнулся, словно довольный кот и продолжил кормить ее из рук. Когда панкейки закончились, он облизнул сладкие пальцы, вглядываясь в лицо девушки, забрал чашку с кофе и, приблизившись к ее губам, стал не спеша слизывать пятнышки шоколада, оставшиеся на них, постепенно переходя в сладкий поцелуй. Елена притянула его голову ближе и их языки сплелись в дикий безудержный танец. Они целовались до одури, пока не начали задыхаться от захлестнувшей страсти, пока его руки не начали срывать с нее ненужное полотенце, а она просто вытряхнула его из потертых джинс. Их завело с пол-оборота, и они вновь не могли насладиться друг другом, отдаваясь снова и снова, меняя позы и выкрикивая в горячке имена. — Мне пора собираться, — грустно вздохнула Елена, поводя ноготками по груди лежащего рядом мужчины. — Рейс поздним вечером, а нам надо еще доехать до аэропорта. А еще мне нужно попрощаться с Эм Джей. — Не стоит, — улыбаясь, проговорил Деймон. — Она уговорила Лили, и они скоро прилетят к нам в гости. Да, и потом, ее все-равно нет. Стефан повез ее в Ричмонд: то ли в зверинец, то ли в парк, точно не скажу. — Ну вот! Не дали в последний день побыть с ребенком! — воскликнула Елена. — Тебе не надоело с ней возиться? — спросил хитро ухмыляющийся Деймон. — Разве это может надоесть? Она такая открытая, такая увлекающаяся, такая добрая, такая… — Своя? — тихо проговорил он, и в его глазах заблестели искорки. — Ты против? — она украдкой посмотрела на его лицо. — Совсем нет. Тем более что она, похоже, тоже сильно к тебе привязалась, — в его взгляде было море нежности. — Деймон, я… — Я слышал, — также тихо продолжил он. — Слышал что? — она нервно сглотнула. — Как она назвала тебя мамой, там, в больнице. — Послушай, я совсем не претендую, — начала она, пытаясь встать, но он мягко придержал ее, прижимая к груди и поглаживая по плечу. — Я вижу, что она не безразлична тебе, — вкрадчиво произнес он, — и это абсолютно искреннее чувство. Ты не играешь, Елена. Не пытаешься показать мне, что она дорога тебе. Ты действительно любишь ее, — он взволнованно прижался к ее волосам губами. — Это действительно так, — подтвердила она дрожащим голосом. — Но, я хочу, чтобы ты знал: я не пытаюсь занять место ее матери. — Я тебя умоляю! — выкрикнул он, садясь. — Упаси бог тебя занять ее место! Рейне всегда было наплевать на свою дочь. Она не знала, как поскорее спихнуть ее с себя. Уехав, она ни разу не позвонила тете, чтобы узнать, как та справляется с малышкой. — Ни разу? — ужаснулась Елена, приподнимаясь. — Ни одного гребаного звонка! — он закусил в отчаянии губу. — А ты говоришь, что-то про ее место. Да будь она жива, ей было бы плевать на то, кто воспитывает ее дочь! — Ты не можешь этого знать, Деймон, — она печально покачала головой. — Может, со временем, она бы поняла и вернулась, чтобы быть с вами, с тобой… — На ее глаза навернулись слезы. — Ты бы согласился создать с ней семью, если бы все так обернулось? — Елена, я люблю тебя, — начал он, оборачиваясь к ней. — Я говорю о том, что было бы до всего этого, — она обвела рукой пространство, намекая на происходящее здесь и сейчас. — Не знаю, — откликнулся он, немного помолчав. — Возможно, да. Тогда я любил. Думал, что люблю, — он отвернулся и потер виски. — Это трудный разговор, Елена. Зачем рассуждать о том, чего не было и уже никогда не будет? — Я хочу быть уверена, что однажды в твоей жизни не всплывет еще какая-то девушка, к которой ты некогда пылал нежными чувствами, и не предъявит на тебя свои права, — хитро ухмыльнулась она. — А ты просто так отдашь меня ей? — также хитро прищурился Деймон. — А вот не дождется, — она, смеясь, опрокидывая его назад и впиваясь поцелуем в губы. Они спустились в столовую, где вкусно пахло обедом, и где их ждали Надя и Лили. Они загадочно улыбались, посматривая на счастливую парочку. Деймон вопросительно посмотрел сначала на одну, потом на другую женщину и смущенно спросил: — Что? — Ничего, — хмыкнула Надя. — Но в следующий раз вы не могли бы заниматься любовью чуть… по-тише. Эйприл убежала из дома вся красная, как рак. — Черт, я совсем забыл, что наши с ней комнаты рядом, — покачал головой Деймон. — Надо будет сегодня вечером извиниться. Елена прятала глаза, стыдясь посмотреть на Лили. Невозможно было представить, что они о ней подумали. — Елена, — услышала девушка ее голос и медленно подняла глаза. Во взгляде Лили плясали чертики, совсем как у Деймона. — Не надо стыдиться проявления своих чувств. Мы тоже были молодыми и вытворяли такое… — Мама! — с укором воскликнул сын. — Уволь нас от таких рассказов. Нам и так неловко, — он свернул голубыми глазами. — Лучше покорми Елену, а я пока отнесу вещи в машину, нам уже скоро пора выезжать. — И он отправился наверх за сумкой. Лили стала накладывать в тарелку овощи и тушеное мясо с густым соусом. Посмотрев на это, Елена почувствовала, как живот скрутило узлом. Она слегка поежилась, но вскоре почувствовала, как к горлу подступает тошнота. Извинившись, она быстро встала из-за стола и поспешила в туалетную комнату. Уходя, она не видела, с каким интересом смотрит ей вслед Надя. Она провела в туалете несколько неприятных минут, не понимая, что происходит. Неужели она переела шоколада? Такого с ней никогда не было. Списав произошедшее на волнение, она вернулась в столовую. Ее встретили две пары внимательных глаз. — Как ты себя чувствуешь? — вкрадчиво поинтересовалась Надя. — Спасибо, хорошо, — она присела за стол и взяла в руки вилку. — Просто сегодня утром съела много шоколада. — Ну, да, — проговорила Надя. — Шоколад — он такой. Чуть переешь, и все… — Я не понимаю, что-то не так? — удивленно спросила Елена. — Нет-нет, все хорошо, — отстраненно ответила Надя. — Ты обедай, а то скоро уезжать. Деймон присоединился к ним минутой позже. Он с аппетитом поел и ждал, когда Елена закончит свой обед. Но у девушки сегодня явно не клеилось с едой. Сочное мясо казалось ей чем-то безвкусным и странным на вид. Желудок явно вступил в конфронтацию с пищей и принимал каждый кусок с большой неохотой. Косые взгляды Нади не добавляли ей желания что-либо есть и, в конце концов, она встала из-за стола, съев от силы три ложки. — Спасибо, было очень вкусно, — пролепетала она. — Но ты почти ничего не съела, — возразила Лили. — Все хорошо, я не голодна, — она улыбнулась и повернулась к Деймону. — Едем? — Дорогая, ты уверена? — он с тревогой посмотрел на нее. — Ты действительно ничего не поела, а тебе предстоит неблизкий путь. — Конечно, уверена, — она ободряюще улыбнулась ему. — Лили, я оставила свой номер телефона Наде, чтобы нам больше не теряться. Когда вы собираетесь к нам в гости? — Зависит от того, как себя будет чувствовать Эм Джей, — покачала головой миссис Сальваторе. — Но, думаю, что долго она не выдержит. — Хорошо, буду с нетерпением вас ждать, — девушка тепло улыбнулась и обняла Лили. — А не возьмете меня с собой? — вдруг спросила Надя. Деймон с удивлением посмотрел на нее. — Что? У меня есть дела в Ричмонде, да и Стефан там. — Хорошо, собирайся, только быстро, — он пожал плечами и подошел к Елене, обнимая ее за талию. — Мы не против, правда, дорогая? Елена только слегка улыбнулась и молча кивнула. Надя собралась за пятнадцать минут, и они благополучно отправились в путь. Некоторое время в салоне автомобиля стояла тишина, нарушаемая только тихой музыкой, лившейся из динамиков. Елена смотрела в окно на пролетающий пейзаж и думала о чем-то своем. — Ну, и когда вы собираетесь открыть всю правду? — полюбопытствовала вдруг Надя. — Какую правду? О чем это ты? — Деймон посмотрел в зеркало заднего вида, встречаясь с ней глазами. — О том, что вся ваша история со свадьбой была фарсом? — ответила Надя. — Елена мне все рассказала. Деймон искоса посмотрел на сидящую рядом и замершую Елену. Потом снова взглянул на невестку. — Это было только в самом начале. Теперь у нас все по настоящему: и чувства, и свадьба. Или после сегодняшней ночи есть какие-то вопросы, — он задорно подмигнул Наде. Елена смущенно покраснела, что не укрылось от глаз Деймона. — Нет, меня это умиляет. Эта девушка все еще краснеет, когда речь заходит о сексе! — Деймон, — пробормотала она, закрывая лицо руками. — Мне и так не по себе, что мы не дали твоей сестре спать. — Моя сестра уже большая девочка, и я уверен, что она прекрасно осведомлена о том, что происходит между мужчиной и женщиной в постели, — категорично высказался он. Потом добавил уже мягче: — Ну, да, мы вели себя немного… шумно. Но, думаю, она это переживет. — Не уходи от темы, — вклинилась в их разговор Надя. — Я считаю, что семья имеет право знать, что на самом деле произошло. — Зачем? — Деймон уже начинал злиться. — Чтобы выставить Елену расчетливой стервой? — Но ведь, — начала Надя. — Если бы это продолжалось, то имело бы смысл рассказать, — он резко вывернул руль и припарковался на заправке. Потом он развернулся и вперил в невестку прищуренный взгляд. — Чего ты хочешь? Чтобы все в семье возненавидели Елену? Ты знаешь, как к этому отнесется отец. — Ты не понимаешь, — она покачала головой. — Нельзя начинать жизнь с обмана. — А если от правды всем будет только хуже? — выкрикнул он так громко, что Елена вздрогнула. Она положила руку на его предплечье и чуть сжала. — Послушай, я понимаю, о чем говорит Надя, — та удовлетворенно кивнула. — И она в чем-то права, — девушка перевела взгляд на молодую миссис Сальваторе. — Мы обязательно расскажем обо всем, но чуть позже. Возможно, когда Лили приедет в гости. Надо хорошенько продумать, чтобы не вываливать ей на голову эту историю, как получилось с тобой. Ведь даже ты до сих пор воспринимаешь все неоднозначно, хотя ты и на нашей стороне. — Просто я видела тебя тогда и поняла, что ты действительно его любишь, — Надя тепло улыбнулась. — Тебе не надо было убеждать меня, мне стоило только посмотреть на твое лицо. В нем было столько… — она не договорила, качнув головой. — Я вообще очень многое замечаю, — неопределенно закончила она, ни к кому не обращаясь. — Вот и отлично, — Деймон снова взялся за руль. — Я рад, что мы все выяснили. Поехали, а то, как бы нам не опоздать. В терминале было не очень много народа. Рейсы прибывали и улетали, а Деймон все стоял, прижимая Елену к себе. Он нежно поглаживал ее спину, пропускал сквозь пальцы ее шелковые волосы и купался в ее запахе. — Деймон, мне пора идти, — она подняла голову от его широкой груди и заглянула в глаза. — Уже объявили посадку. — Да-да, сейчас, — он наклонился и коснулся губами ее губ. — Через два дня мы снова увидимся, — прошептал он в ее губы, — не скучай там без меня. — Я постараюсь, — также тихо прошептала она. Елена отстранилась от Деймона и взяла в руки сумку. — До свидания. Она уже направилась к гейту, когда услышала за спиной удивленный возглас Нади. — А она что тут делает? Елена обернулась и проследила глазами за взглядами Деймона и Нади. Среди встречающих прилетевший рейс она увидела светлые кудри Лив. Уже отдавая талон, она увидела, кого встречала Лив и ее сердце, ухнув, упало. Темные блестящие волосы, оливковая кожа, черные, чуть вздернутые брови, стройное натренированное тело. Она уже видела однажды эту девушку. И она не могла ошибиться. Но это казалось невозможным, пока она не услышала взволнованный вскрик Деймона. — Боже мой, Рейна! Ты жива?
Отношение автора к критике:
Приветствую критику только в мягкой форме, вы можете указывать на недостатки, но повежливее.