Экстравагантное предложение. 130

Sandra72 автор
savonry бета
Гет — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчиной и женщиной
Описание:
- Что ты делаешь завтра?
- Дай-ка подумать... Работаю, работаю и... работаю...
- А после работы?
- После работы я просто падаю, чтобы утром снова работать.
- Надо как-то объяснить твоему боссу, что иногда полезно отвлекаться. Может, затащим его в бар, снимем девочек...
- Это интересное предложение, но оно невыполнимо.
- Почему?
- Мой босс - неугомонная стерва.

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
По заявке "Предложение по..". Мне она показалась интересной. Не знаю, справлюсь ли, но буду пытаться. Сюжет фильма взят за основу, поэтому на оригинальность не претендую.
Трейлер к фанфику. Правда. Он есть! https://youtu.be/H3mm8J4MAvM
И второй... https://youtu.be/urm6yt49ew8

32. Давая обеты.

25 марта 2018, 01:21
Деймон в очередной раз поправил жаккардовый синий широкий галстук, прихваченный красивым серебристым зажимом, за что тут же получил по рукам от Лили. — Еще раз ты прикоснешься к нему, и твой «Элдридж», с которым я столько мучилась, придется перевязывать заново. Виновато посмотрев на мать, он одернул синюю жилетку со стильным фактурным узором и пробежал пальцами по гладким лацканам однотонного приталенного пиджака на два тона темнее жилетки. Дернув за манжеты белой рубашки и покрутив пальцем серебряные запонки, он глубоко вдохнул и поднял руку, собираясь по привычке запустить руку в свои непослушные волосы. — Деймон, — услышал он строгий голос Лили. — Ты ведешь себя как неуверенный первоклассник перед входом в школу. Перестань волноваться. Еще немного, и ты увидишь свою дорогую Елену. Старший сын сверкнул синевой глаз и улыбнулся краешком губ. Он и сам не мог объяснить, почему так нервничал, смотря, как рассаживаются приглашенные на торжество гости. Все его мысли были сейчас в гостевой комнате, где, как он знал, прихорашивалась сейчас Елена. Он надеялся, что перенесенный стресс уже прошел, и панические атаки перестали посещать ее. *** Первые дни после нападения он не отходил от нее ни на шаг. Он дежурил у ее кровати, пока она приходила в себя после терапии, успокаивал ее, как мог и внутренне клял себя всеми известными нецензурными словами. Было глупо подумать, что Лив оставит попытки вернуть его. Но такого ожидать не мог никто. Когда ополоумевшую девушку забрала полиция, Деймону, мерившему ногами коридор больницы, позвонила Рейна и попыталась извиниться. Он ответил резко, не стесняясь в выражениях, стараясь максимально точно указать место, в котором он очень желал видеть сейчас всю их семейку, и конкретизировал направление, в котором она должна двигаться. Нажав на отбой, он швырнул телефон на пол, и тот только чудом не разбился. Он молился, чтобы с Еленой и их неродившимся малышом все было хорошо. Они не заслужили этого. Никто из них. Никто не смеет отнимать у них с Еленой их завоеванное счастье. — Боже! Прошу тебя! Не наказывай нас, — шептал он побледневшими губами. — Ты знаешь, как я люблю ее. Дай нам шанс быть счастливыми. Обещаю, что больше не упущу его. Когда он увидел ее в палате, свою любимую девочку, бледную, с усталыми потухшими глазами, он схватил ее руку и стал бормотать какие-то слова утешения. Она только измученно улыбнулась и забылась спасительным сном. Деймон сидел рядом. Целуя ее запястье и гладя темные спутанные волосы. Он не заметил, как сам заснул под утро, положив голову на ее теплую ладонь. Он видел странный сон, где было много тепла и света, и где он видел идущую впереди него Елену. Она оглядывалась и, улыбаясь, звала его с собой. *** Елена приподняла подол платья и надела белые лодочки на небольшом каблуке. Отряхнув полупрозрачную ткань от несуществующих пылинок, она взглянула в большое стоячее зеркало. Нежные серьги с объемными цветами на мочках и спускающимися жемчужинами, были дополнением к платью, как и гребень для волос, поддерживающий двойную длинную фату с кружевным узором. Волосы были убраны в низкий объемный пучок, и лишь пара нарочитых прядок обрамляла лицо девушки. Легкий макияж подчеркивал природную красоту. Обе ноги чуть выше колена стягивали ажурные подвязки, которые принесла в комнату Ребекка и буквально заставила надеть на прозрачно-белые чулки. Синий сапфир на безымянном пальце правой руки переливался цветом любимых глаз. Елена погладила его пальцами и улыбнулась. Взглянув на одетых в одинаковые атласные платья кофейного цвета подружек, она слегка кивнула, показывая, что готова. Взяв в руки букет, она, с помощью Ребекки и Эйприл, стала спускаться по лестнице. *** Деймон стоял под сводами арки и вглядывался в начало белой дорожки, где переминалась с ноги на ногу Эм Джей, в красивом белом атласном платье и с корзинкой розовых и красных лепестков. Она оглядывалась назад и явно с кем-то переговаривалась, улыбаясь и кивая. Ее темные непокорные, как у отца, волосы были стянуты в два хвостика и завиты на концах. Деймон улыбнулся, вспоминая, как она крутилась перед зеркалом, рассматривая свой праздничный образ. — Папа, я сегодня такая красивая, — приговаривала она, разглаживая складки на юбочке. — Прямо, как мама! — Конечно, доченька, — он ласково положил ладонь на ее голову. — Но мама сегодня, все же будет красивее. — Ой, папочка! — воскликнула девочка. — Ты даже не представляешь, какая она будет красивая! Но я тебе не скажу. Я обещала, — твердо кивнула она и, заложив руки за спину, гордо удалилась. После того вечера Мэри-Джейн так и стала называть Елену мамой. Связь, которая завязалась между ними еще в первый день знакомства, переросла в крепкие узы взаимной любви, и они уже не могли долго находиться друг без друга. Елена успокаивалась рядом с обретенной дочкой и старалась дать ей материнскую любовь и нежность, которой была лишена сама в далеком детстве. Теперь они втроем проводили больше времени вместе, и Деймон по-новому узнавал свою дочь. Стефан вывел старшего брата из задумчивости, слегка коснувшись его плеча и показав глазами на движение у входа на лужайку. Зазвучала красивая мелодия, и по настилу, улыбаясь, шли Ребекка и Эйприл. Последняя загадочно повела бровью, смотря на братьев, стоящих сейчас у белоснежной арки, увитой цветами. Следом, медленно ступая, шла Эм Джей, бросая перед собой нежные лепестки роз. Глядя на ее восторженное лицо, Деймон почувствовал тепло, разливающееся в груди. Но через мгновение у него перехватило дыхание от идущей по дорожке девушки. Казалось, что она парит над землей, настолько грациозно и невесомо скользила она по настилу. Она шла, не поднимая глаз, словно боясь поверить в происходящее. Длинная кружевная фата слегка развивалась на ветру, еще больше придавая ее фигуре ощущение эфемерности. Чем ближе она подходила, тем яснее он мог рассмотреть ее. Его сердце замерло на секунду, а потом пустилось в такой пляс, что у него не хватало дыхания. От нахлынувшей любви и нежности его колотило, адреналин стучал в висках, отключая разум. Когда, дойдя до середины дорожки, она подняла, наконец, глаза и встретилась с его восхищенным взглядом, она слегка запнулась, словно наткнувшись на стену. Елена приоткрыла рот от восторга, когда увидела ждущего ее в конце дорожки Деймона. Неужели этот роковой красавец, стоящий там и смотрящий с таким желанием и обожанием, только ее? Она заставляла себя дышать и идти дальше, не отрывая взгляда от его мускулистой фигуры подчеркнутой темно-синим костюмом-тройкой так гармонировавшего с его неземными глазами. Эйприл что-то говорила о том, что кто-то кончит у алтаря? Похоже, что это будет она… Он окинул глазами ее платье, и они опасно блеснули, увидев полупрозрачное кружево, слегка прикрывающее ее пышную грудь. Выражение глаз немного изменилось, и они явно говорили: «Ты решила поиграть со мной, детка? Правда? Прямо здесь?» Он почувствовал, как им начало овладевать желание, и он заставлял себя успокоиться. Они уже давно не занимались сексом. С той самой ночи, когда он, обезумевший от отчаяния, отвез ее в местную больницу. Он словно боялся причинить ей боль. Каждый вечер он нежно обнимал ее, укутывая своим теплом, и ждал, когда она уснет крепким сном без кошмаров и сновидений. *** Последние метры дались Елене с большим трудом. Она хотела наплевать на все, просто рвануть вперед, и очутиться в его крепких объятиях. Она встала под аркой и повернулась к Деймону спиной, отдавая букет Эйприл. Когда девушка снова взглянула в его лицо, она увидела возбужденный блеск его глаз. Он лизнул нижнюю губу и приподнял одну бровь, показывая, что оценил всю красоту и соблазнительность ее наряда. — Я соскучился, — одним губами прошептал он и взял ее ладони в свои. — Люблю тебя… Она лишь кивнула, не в силах что-либо говорить. Мэр города начал церемонию, но двое влюбленных не могли оторвать друг от друга горящих взглядов. Как сквозь туман до них долетали слова брачной церемонии. — Берешь ли ты, Деймон, эту женщину в законные жены? — Беру… — Берешь ли ты, Елена, этого мужчину в законные мужья? — Беру… — Теперь жених и невеста принесут друг другу клятвы, — проговорил регистратор. — Елена. Она вздрогнула, услышав свое имя. Прикрыв глаза, что бы немного успокоится, она глубоко вздохнула и начала свою клятву, которую писала весь вчерашний день. — Деймон, я никогда не думала, что смогу быть настолько счастливой благодаря одному лишь человеку, что для счастья может быть нужно так мало и так много: чтобы любимый человек был рядом. Во время нашей первой встречи я даже не догадывалась, что наше знакомство принесет в мою жизнь самое большое и светлое счастье: счастье любить и быть любимой. — Она слегка склонила голову и еле заметно вздохнула. Ее голос дрожал, но она все же справилась с волнением и продолжила. — Не знаю, как я жила без тебя, да и жила ли вовсе. Теперь все поменялось. Ты мое солнце, мой кислород, мое счастье. Когда ты обнимаешь меня, я чувствую, что все проблемы отступают. Мне становиться легко и спокойно. С тобой я становлюсь единым целым, той, что и должна быть, и надеюсь, что ты испытываешь тоже, что и я. Каждая частичка моего сердца принадлежит только тебе. Ты делаешь меня безгранично счастливой. Ты самый нежный, самый заботливый, самый романтичный, самый-самый. Я безумно люблю тебя. Я клянусь, стать прекрасной матерью для наших детей и замечательной бабушкой нашим внукам, — в глазах Елены блеснули слезы, но он слегка сжал ее пальцы и улыбнулся. — Я клянусь всегда и во всем быть для тебя поддержкой. В этот день, перед всеми свидетелями, друзьями и родственниками, я клянусь заботиться о тебе и любить тебя. Любить, со всеми твоими недостатками и достоинствами, пока ты и я будем живы. Он вспоминал, как впервые увидел ее, холодную и неприступную, как они заигрывала с ним на корпоративе, и как он самый первый раз обнял эту неприступную красавицу ее квартире. Ее решительность, когда она сказала: «Женись на мне» и ее волнение в первый приезд в его родной дом. Их сумасшедшую ночь, когда они давали друг другу обещание, что это только секс и ничего больше, и их безумную поездку на мотоцикле. Ее бегство в Канаду и растерянный взгляд на тест в руках… — Деймон, — обратился мэр к жениху и подбадривающе кивнул. Он облизнул пересохшие губы и, сжимая в руках ее пальцы, заговорил. — Моя милая Елена! Мы так долго шли друг к другу, хотя все время были рядом. Теперь мы вместе и нет слов, чтобы передать всю теплоту и нежность, которую я испытываю к тебе. Ты делаешь меня счастливым каждое утро, ведь открывая глаза, я вижу тебя рядом, сладко спящую и такую хрупкую, что хочется уберечь тебя от всего мира. На работе ты становишься другой: бизнесвумен, обладающая непревзойденной деловой хваткой. Вечером, ты делаешься мягкой и домашней, и пусть ты еще так и не научилась готовить, — в его глазах блеснули смешинки, — ты приносишь в наш дом покой и уют. А ночью ты даришь мне такое море страсти, нежности и любви, что я каждый раз умираю и возрождаюсь заново. — Елена потупилась, и ее щек коснулся румянец.  — И ты все еще краснеешь, когда я говорю об этом, и я просто обожаю тебя в такие минуты! Нам никогда не бывает скучно, наша совместная работа — это ежедневный бой, а наши вечера и выходные — это бесконечная романтика. Зная, что в моем сердце ты всегда будешь моей единственной, и моей настоящей любовью, я обещаю тебе дать все лучшее, что есть у меня и просить у тебя не больше, чем ты можешь мне дать. Я обещаю принимать тебя такой, какая ты есть, ведь именно такой я тебя полюбил, — он нежно погладил большими пальцами ее запястья.  — Любимая. Я тот человек, который не сможет жить без тебя. Я обещаю, что сделаю все, чтобы ты была счастлива, я обещаю любить тебя в радости и печали, моя леди-босс, моя жизнь. В глазах у Елены блестели слезы. Когда она слушала его клятву, время, проведенное с ним, проносилось у нее перед глазами. Его первый день в агентстве, их вечерние обсуждения с горячим кофе, его удивленные приподнятые брови и оценивающий взгляд, когда он впервые увидел ее в мини-юбке. Ее дикое предложение и первый поцелуй на глазах у всех. Их поездка в Нью-Джерси и они, отпустившие свои чувства в безудержный полет. Искры, летящие между ними при каждой встрече в офисе, его глаза, говорящие без слов. Их совместные утренние завтраки, которые он с любовью готовил для нее, и тихие семейные вечера. Надевая кольцо на палец Елены, Деймон посмотрел в ее карие глаза и увидел в них свое отражение. На секунду ему показалось, что заглянул в ее душу, такую нежную и ранимую. — Властью, данной мне штатом Вирджиния, — торжественно проговорил мэр, — я объявляю вас мужем и женой. Можешь поцеловать невесту, Деймон… Он легко коснулся ее губ, сильнее сжимая ее ладони, словно пытаясь сдержать себя, но потом вдруг резким рывком прижал ее к себе, впиваясь страстным поцелуем в ее раскрытые губы и проводя костяшками пальцев по открытой спине. Она зарылась руками в его волосы, отдавшись знакомым ощущениям. Раздались восторженные крики и громкие аплодисменты. — Эй, братец, — услышали они насмешливый голос Стефана, — ну, не при всех же. Потерпите до вечера… Они с трудом оторвались друг от друга, вглядываясь в горящие глаза. — Люблю тебя, — страстно прошептал он и вдруг, подняв руки и закинув голову вверх громко прокричал: — Я! Люблю! Тебя! Ответом ему был гром аплодисментов и одобрительный свист. Подхватив на руки свою законную жену, он понес ее мимо стоящих гостей, под дождем сыпавшихся лепестков роз и зерен риса. Она обвила руками его шею и, закинув голову, счастливо смеялась, подставляя лицо легкому ветру. *** Гораздо позже, когда отшумело устроенное семьей Сальваторе торжество, отгремела музыка и были отправлены в полет ажурная подвязка, эротично стянутая Деймоном с ноги Елены, и букет невесты, доставшийся Ребекке, они уехали в семейный отель, закрыв плотно дверь и повесив на дверь табличку «Не беспокоить». Сняв пиджак и жилетку, Деймон подошел к жене и, обняв ее за плечи, стал осыпать поцелуями ее спину, расстегнув пару пуговиц на шее, удерживающих изысканное кружево на ее теле. — Ты очень рисковала, надевая это платье, — практически рычал он, еле сдерживая рвущуюся изнутри страсть и стягивая с ее рук прозрачную ткань. — Мне захотелось сорвать его с тебя, едва увидев. — Значит, Эйприл оказалась права, — беззлобно усмехнулась Елена, откидывая голову назад, на его плечо и отдаваясь во власть его рук. — Расчет был именно на это. Платье белым облаком опустилось на пол, и Елена перешагнула через него, подошла к кровати и повернувшись лицом к мужу. Он качнул головой и прикусил губу, пробежав глазами по ничем не прикрытому верху ее стройного тела, ажурным трусикам и поясу, задержавшись взглядом на оставшейся подвязке. Приблизившись к ней, он опустился на колено, потянув за руку, приглашая сесть, и медленно стянул «медовую» полоску с ноги. — Я не говорил, что я обожаю твои чулки? — Он поцеловал нежную кожу над белым широким кружевом, удерживаемым резинкой пояса. — Это до безумия сексуально… Она задумчиво перебирала пальцами его волосы, погружаясь в океан нежности, которую дарили его прикосновения. — Моя коварная искусительница, — улыбаясь, шептал он в ее кожу. — Ты хоть понимаешь, что я весь вечер наблюдал только за тем, чтобы твоя великолепная грудь не выглянула из-за кружева твоего умопомрачительного платья? — Он стал подниматься выше, с наслаждением целуя ее тело, а она выгибалась навстречу его ласкам. — Боже, Елена! Как я соскучился. По твоей безумно гладкой коже, по твоему запаху, по твоим стонам, — он провел носом по ее груди, затем повторил тот же путь губами. Придерживая ее за спину, он бережно уложил ее на прохладные простыни и заглянул в глаза, опираясь на руки по обе стороны от ее головы. — Ты не останавливаешь меня. Значит ли это… Елена, ты уверена, что нам можно, — забота в его взгляде сменилась ожиданием. — Можно, — улыбнулась она, проводя рукой по его щеке. — Детка, ты уверена? Я не хотел бы стать причиной… — Все хорошо, Деймон. Вчера я была у врача. У меня все отлично. Правда, — она с любовью посмотрела в его глаза, искрящиеся страстью. Его не надо было упрашивать дважды. Он действительно соскучился по их близости, как и сама Елена. Желание накрыло их с головой и унесло вслед за собой. Деймон любил ее долго и нежно, страстно и безудержно, отдавая себя и забирая взамен. Они выстанывали имена друг друга, забываясь от чувственного наслаждения. Она дрожала от желания и прижималась к его горячему телу, принимая его, упиваясь его сильными и отточенными движениями, поднимающими их обоих выше и выше к беспредельной ступени удовольствия. Отдохнув, они начинали все сначала, словно не могли насытиться обладанием, растворяясь друг в друге и запоминая каждый миг их первой настоящей брачной ночи. *** Вместо послесловия. 2 года спустя Елена сидела на скамейке в беседке в саду позади дома и задумчиво перебирала листы в папке. Надо было все перепроверить, прежде чем завтра отправить документы на подпись. Покупка недвижимости в Нью-Йорке удовольствие дорогое и ответственное, но оно того стоило. Открытый полтора года назад в Квинсе отель и ресторан «Salvatore» быстро влились в гостиничный бизнес мегаполиса и стали довольно популярны. Приносимая прибыль позволила выкупить здание, взятое в аренду. Этому успеху в большей степени содействовала профессионально организованная и продуманная реклама. Да и место, выбранное Еленой, оказалось как нельзя более подходящим. Долгие уговоры, споры и увещевания оказали, наконец, на Деймона действие, и он согласился взять на себя управление отелем. Хотя, Надя предполагала, что основную роль в этом сыграли пара горячих ночей с безбашенным сексом в номере люкс этого самого отеля, которые устроила Елена Деймону. Она организовала там годовщину начала их романа, в промежутках между занятиями любовью объясняя, каким должно быть обслуживание номеров и как его улучшить. Деймон оказался очень строгим руководителем, а вкупе с его непревзойденными организаторскими способностями, дела в семейном предприятии скоро пошли вверх. При этом ему абсолютно не нужно было пропадать на работе сутки напролет. Работа персонала была отлажена до идеальности. Деймона понимали с полуслова, любили и уважали. Терять работу в развивающейся сети отелей не хотел никто. Раздавшийся звонок телефона отвлек Елену от изучения бумаг. Посмотрев на экран, она улыбнулась. — Да, дорогой, — она нажала на громкую связь и смотрела на фото мужа, высветившееся как заставка на звонок. — Детка, ты не забыла, что сегодня я жду тебя на ужин в нашем ресторане? — его чуть хриплый голос ласково прозвучал в тишине сада. — Не забыла. Я уже позвонила Ребекке, она обещала посидеть с детьми. — Мои дорогие еще не соскучились по папочке? — Они тебя видели три часа назад, Деймон, — укоризненно проговорила она. — А я вот уже скучаю, — вздохнул он. — Значит, Ребекка побудет с нашими детьми? Отлично! Эм Джей будет с кем обсудить последние обновки. А Джереми вообще воспринимает только ее. — К этому времени Джереми будет уже спать, да и Мэри-Джейн, надеюсь, тоже, — покачала головой Елена. — А как долго она сможет с ними посидеть? — промурлыкал он. — Деймон, что ты задумал? — сердце забилось сильнее. — Ну, я несколько усовершенствовал обслуживание номера люкс и хотел бы, чтобы ты по достоинству это оценила, — низким сексуальным голосом проговорил он. — Деймон! — ее щеки покраснели. — Ты уже довел все до идеала! Это становится неприличным. В конце концов, это не наш личный номер. — Нет предела совершенству, — она была уверена, что сейчас он пожал плечами. — Ты опять краснеешь? — Деймон… — пробормотала она. — Елена… — его тон не допускал возражений. — Хорошо, я поговорю с бедной девушкой. Ей совсем некогда заниматься личной жизнью. — О, тут ты можешь не переживать! — усмехнулся муж. — Насколько я знаю, в скором времени нас ожидает приглашение на их с Тайлером свадьбу. — Я просто удивляюсь, как ты хорошо осведомлен о личной жизни моих бывших подчиненных! — воскликнула она. — Потому, что теперь они не твои подчиненные, а наши друзья, — успокоил он ее. — Ну, так я тебя жду. В девять. И оденься посексуальнее… Ты же знаешь… — Да, я помню, тебе это нравится, — усмехнулась она, вспоминая их первый романтический ужин. — Я люблю тебя, детка, — прошептал он и отключился. Елена покачала головой. Они женаты уже два года, а он все также романтичен, как в первый раз. Их будни совсем не стали серыми. Демон привносил праздник в любой, казалось бы, самый обычный день. Что уж говорить о необычных! Елена вспомнила, как он завалил цветами ее палату в день рождения сына, которого так ждал и за жизнь которого молился тогда, еще до их свадьбы. Взяв в руки довольно тяжеленький сверток, он светился от счастья. А когда увидел раскрывшиеся темные глазенки, просто не мог вымолвить слова от нахлынувших чувств. Он просто дышал над ними, окутывая любимых теплом и заботой. Они жили дружной семьей, и Эм Джей все реже вспоминала, что когда-то у нее не было мамы. Через год после свадьбы Деймон, сначала арендовал, а потом и купил дом в Лог-Айленде. Высокие потолки, роскошная кухня и зал с камином чем-то напоминали его родной дом в Мистик-Фоллс. Здесь было просторно, и было именно тем, о чем они так мечтали. Этой осенью Эм Джей пошла в школу, и уже появились первые успехи. Не только в учебе. Красивая девочка пользовалась успехом у мальчиков. Деймон ревниво проверял входящие сообщения в телефоне дочери, и каждый раз уточнял, от кого именно они приходят, чем вызывал веселье у двух своих женщин. — Мамочка! — услышала она голос дочери. — Джереми опять просится на качели. — На сегодня ему уже хватит, — ответила она и собрала бумаги в папку. Она решила, что займется ими потом, когда накормит детей обедом. Да! Она научилась готовить! Лили серьезно занялась ее обучением, да и сам Деймон охотно помогал ей осваивать эту науку. Правда, их уроки иногда заканчивались несколько необычным для кулинарии способом, но им обоим нравилось такое «закрепление материала». — Мамочка, — Мэри-Джейн вошла на кухню и присела на высокий стул у «островка». — А кто такая мисс Круз? Руки Елены замерли над разделочной доской. Стараясь, чтобы ее голос не дрогнул, она спросила: — А почему тебя это интересует? — Просто мне пришла красивая открытка с пожеланием хорошей учебы в школе. — Дочка пожала плечами. — Я удивилась, ведь мне никто никогда не присылал открытки. — Это одна наша очень старая знакомая. Ты, наверное, совсем ее не помнишь, — Елена вымыла руки и подошла к девочке. — А откуда, ты говоришь открытка? — Откуда-то из Австралии, — пожала плечами дочка. — Ну, ладно, я пойду, мне нужно еще позвонить Стивену и напомнить, что он обещал мне диск с мультфильмом. — Она соскочила со стула и отправилась в комнату. На пороге она обернулась и напомнила: — Сегодня вы ужинаете с папой. — Да, дорогая, — кивнула Елена, — я помню. — Тогда бросай все. Идем, я помогу тебе выбрать красивый наряд. Чтобы все в ресторане смотрели на тебя и завидовали папе. Мать с улыбкой посмотрела на дочь и подумала, что она самая счастливая женщина на свете. Вместе с Деймоном в ее жизнь пришла любовь, и эта любовь была бесконечна.
Примечания:
"Элдридж" - узел для завязывания галстука, очень красивый, но очень капризный...
"Медовая" подвязка - одна из подвязок невесты, остающаяся до брачной ночи и хранящаяся, как память.
York & Ty Brodie – He Ain't Mad (Chill Out Mix)
Sunless Гитара Chillout – One Day
Florida Georgia Line – H.O.L.Y.

Я ставлю точку. Кем-то долгожданную, для кого-то грустную, но это действительно все.
Хотела написать что-то ободряющее, но не могу. Я прощаюсь со своими героями и мне совсем не весело. Они получились такими, как и хотели сами. Я жила с ними, разговаривала, ссорила и мирила, плакала и смеялась. А теперь все... Они уходят, грустно глядя мне в глаза.
Мне жаль. Я прошу у них прощения за то, что, возможно, что-то недоговорила, недорассказала. Желаю им счастья. Они заслужили.
А я остаюсь снова одна, грустить и вспоминать наши бессонные ночи.
Мы очень старались. Правда! Старались рассказать вам интересную историю.
Спасибо Алекс Мелроуз за такую идею. Это было незабываемое путешествие!
Спасибо моей, такой непостоянной, бете! Спасибо,что просто была со мной!

Ночные снайперы – Грустные люди

Спасибо всем, кто был со мной, поддерживал в период кризиса, верил, что все обойдется, писал и дарил тепло. Или просто вправлял мозги крепким словцом! Я всех вас очень люблю! Без вас, мои дорогие читатели, ничего бы этого не было.
Говорю вам "до свидания"!
Отношение автора к критике:
Приветствую критику только в мягкой форме, вы можете указывать на недостатки, но повежливее.