Быть Богом (Не) Легко 803

DimitrovRoman автор
Реклама:
Джен — в центре истории действие или сюжет, без упора на романтическую линию
Описание:
Вариант вселенной NGE, в которой Синдзи - не обычный школьник, а клон Гендо с примесью генов Адама (по аналогии с Рэй). Которого планировали вырастить по программе создания карманной армии послушных суперсолдат SEELE.

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

2

25 декабря 2017, 15:30
      Клон номер шестьдесят восемь. Две тысячи шестой год.              Я - “ка-шестьдесят восьмой”... нет. Отныне я - Икари Синдзи. Так звала меня эта добрая женщина, жена моего прототипа, погибшая два года назад. Мне шесть лет, и я наконец-то получил выбор: умереть в подземных секциях лаборатории Искусственной Эволюции, как почти все остальные братья, или попытаться обрести свободу. Я выбрал второе.       ...Пробирает дрожь, несмотря на душную, жаркую погоду. До этого я никогда не видел настоящего неба. Больно в плече, через которое прошла навылет пуля. Мне пришлось достаточно долго карабкаться по техническим тоннелям на поверхность, со “дна” Геофронта. Ноги еле идут, и кажется, что я могу упасть на каждом следующем шаге. Но нужно поспешить: Gehirn способен затребовать полный карантин Токио-3 в любой момент. И тогда мне уже будет не выбраться из этого скопления бетонных коробок и переплетения улиц, что представляют собой одну большую паутину-ловушку с Главным Пауком, оставшимся где-то там, внизу. Тысячи ушей и глаз (датчиков и камер), “растущих” на столбах и стенах, послушно передают вниз разнообразную телеметрию, фото и видео. Тысячи ртов-рупоров оповещения тревоги могут в одночасье поднять бдительность местного населения. Мне не затаиться, не скрыться, остаётся лишь бежать. До ближайшего порта.              На выходе из города я остановился, и зачем-то сказал: “Прощайте, братья. Ваша жертва не будет напрасной. Жди меня, сестра. Сейчас я слаб, но когда-нибудь я вернусь за тобой”... хоть и понимал, что они меня никак не услышат. Просто понял, что так будет правильно.       ...              На корабль я пробрался в Нью Йокосуке, неподалёку от Токио-3. Путешествовать пешком в какой-нибудь порт дальше ближайшего показалось мне тогда нерациональным - мне нужно было срочно покинуть Японию, и попасть… хоть куда-нибудь, где влияние SEELE будет меньше. Да и скорость подобного передвижения… хоть я уже тогда, благодаря своей природе, мог идти несколько дней подряд без отдыха, но всё же этот процесс был медленным и ни в какое сравнение не шёл с быстротой движения возможной поисковой партии на хотя бы тех же автомобилях. К тому же ранение не желало затягиваться в несколько истощённом принятием стольких “осколков душ” организме. Поэтому, “одолжив” в одном из складов запас сухпайков и бутилированной воды, я вскрыл и залез в первый попавшийся в очереди на загрузку контейнер. Затаившись в котором, мне каким-то чудом удалось пройти через все процессинговые процедуры грузового терминала и попасть в карго случайного корабля. Выбирать куда мне лучше отправиться я на том этапе, по понятным причинам, не мог. Очень не люблю, когда меня пытаются лишить выбора.              ...Соль на губах. Жар. Голод. Организм начал постепенно перестраиваться под некоторые “последние подарки” братьев, и требовал полноценного обильного питания. Сухпайки, которыми мне пришлось давиться без готовки, закончились даже раньше запаса воды. Когда я пришёл в себя после очередного обморока, корабль уже стоял в порту. А именно в Петропавловске-Камчатском, отстроенном на новом месте выше линии затопления, ближе к более высокому основанию Авачинской сопки. Сойдя на берег, я затаился и принялся строить планы. На меня обращали мало внимания: детей беженцев, с азиатскими чертами лица (в том числе шести лет и бездомных) тут было достаточно для того, чтобы можно было затеряться... В этом городе я остановился на неделю, воруя, отъедаясь, и вовсю нарушая происходящее из банального здравого смысла правило выживания как в дикой природе, так и в городах: не гадить, где живёшь. Так как понимал, что надолго мне там оставаться нельзя. До Японии рукой подать - меньше трёх дней на достаточно быстроходном пассажирском судне, уже не говоря про военные катера или авиацию. Это мне так “повезло” с медленной грузовой самоходной баржой, что неспешно плелась по морю целых полторы недели.       В итоге, собравшись на этот раз в “плавание” более основательно и дав взятку совершенно нелюбопытному боцману, я второй раз забрался на корабль. В этот раз у меня была возможность узнать, какой и куда едет. Мой путь лежал в Магадан, откуда я мог бы попробовать начать передвигаться автостопом в сторону второй лаборатории Искусственной Эволюции, чьё местонахождение мне было известно вплоть до координат. Некий безымянный “Объект 135” под Москвой. Дорога предстояла дальняя, но я не имел права сдаваться: в отличие от “поставленной на уши” лаборатории в подозрительно затихшем Токио-3, российский “Объект” считался законспирированным местом и, судя по подслушанным разговорам техперсонала, содержал мало охраны… А ещё в нём находятся братья-клоны под номерами с четырнадцатого по тридцать седьмой, а также чем-то “отличившийся” ка-шестьдесят пятый. Который из более поздней, моей, третьей и последней серии. Если в японский Геофронт мне уже было не попасть одному никак (пока никак), то перспективы вызволения братьев из “Объекта” были хотя бы неопределёнными, отличными от нуля. Так мне говорила моя интуиция, доставшаяся ещё от ка-четвёртого из первой серии, с которым я, к сожалению так и не успел пообщаться лично.              …              ”Круиз” на промежуточное место назначения выдался, по моим тогдашним скромным меркам, роскошным: еды и воды в достатке, никто тебя не ищет. Спи хоть целый день и даже не нужно бояться не проснуться из-за начавшей “беспокоиться” Петропавловской преступной малолетней швали, у которой “залётный” я “отбирал хлеб”. Но по прибытию в город, интуиция недовольно заворочалась - SEELE уже организовали мои поиски во всех прибрежных городах пересечённого мною моря, и им было глубоко плевать на границы государств. Выяснилось, что путь на запад через Магадан мне закрыт: на всех выходах были блокпосты местной полиции, в городе проводились частые проверки национальными спецсилами, да и прогуливающиеся солдаты Союза Наций в полном полевом не очень обнадёживали. Прорываться с боем было гиблым делом. Имевшийся на момент побега с лаборатории, повреждённый FN P90 пришлось бросить ещё в Петропавловске ввиду отсутствия даже теоретической возможности найти к нему в тех краях запасные части. Остался лишь пистолет FN “пять-семь”, шедший к бельгийскому пистолету-пулемёту в пару ввиду одинакового патрона. Навоевать с одним пистолетом против целой армии с техникой в городских условиях… можно было немало - мы проходили тактические схемы и не такой сложности. Вот только дальнейшая перспектива после такого шага удручала.       Пришлось снова возвращать свои стопы по направлению в порт, предварительно наворовав себе провианта. На этот раз моей целью стал город Находка, находившийся почти у Китайской границы, которую я и собирался пересечь чтобы сбить SEELE с возможного следа. Ведь по последним наверняка сохранившимся в лаборатории расчётным данным обо мне от Gehirn, заложенное знание диалектов китайского языка у меня, в отличие от русского, английского, немецкого и парочки других, ещё не должно было проявиться. Оно и не проявилось - я решил рискнуть и пройти по территории без знания языка.              …              В Находке пришлось скорректировать свои планы. Опрошенные местные рассказали, что Китай так и не смог поставить решительную точку в конфликте с Вьетнамом из-за островов Наньша, возле которых нашлось богатое месторождение нефти. Вялотекущая морская война, несмотря на все конвенции и решения UN, ведётся уже три года и не думает прекращаться. А потому вся китайская граница находится в режиме повышенной параноидальности... Схлопотать пулю из-за подозрения в шпионаже мне не хотелось.       ...Побродив по городу, я увидел то, что мне могло бы подойти для облегчения пути, который я до этого момента планировал преодолеть автостопом. Один из местных автосалонов имел слабо охраняемую стоянку с техникой для пробных заездов. Я присмотрел себе небольшой малолитражный скутер - по размерам собственного тела с не такой большой, как у взрослых, длинной ног и рук… но когда ночью вышел “на дело”, вмешался случай. Зачем-то вернулся один из дневных охранников, который из-за этого стал первым убитым мной невиновным человеком. Интуиция промолчала из-за того, что он не желал нанести мне вреда. От звуков выстрелов в густонаселённом районе полиция среагировала оперативно, и под приближающийся издалека вой сирен мне пришлось реквизировать транспортное средство, от которого оказались первые же найденные ключи.       Как позже выяснилось по найденным в одной из кофр документам, транспортным средством оказался относительно новенький мотоцикл-крузер BMW R 1200 C (http://samlib.ru/img/d/dimitrow_r_i/bytxbogom-legko/bmwr1200c.jpg) чёрного с хромом цвета. Так и состоялось моё знакомство с тем, что станет мне в будущем верным и любимым способом передвижения на средние дистанции. На тот момент у меня уже проявился пласт знаний о вождении и пилотировании практически любой техники, но была проблема с практикой - я еле дотягивался руками до руля теперь уже моего мотоцикла…              ...              Путь на север в обход Китая был открыт, и я начал своё “путешествие”. Вот мой байк бежит по красивым приморским зарослям. Но вот на деревьях замелькали желтые листья - первый признак холодов, несмотря на вроде бы потеплевший в данных широтах из-за перемещения полюсов после Второго Удара климат. Нужно было скорее добраться до Урала, скорее пересечь Сибирь, успеть до первой возможной пурги, которая заметет все тропы и дороги. На четвертый день я прибыл в город под названием Хабаровск. Первая тысяча километров на железном коне пройдена вполне успешно и без проблем. В сам город я, разумеется, на мотоцикле не заезжал, оставив его снаружи, в надёжном месте. Шестилетний ребёнок, разъезжающий на мотоцикле, приковывал бы слишком много ненужного внимания. Пополнив запасы еды и раздобыв кое-какие, как оказалось на практике, необходимые предметы вроде слесарских инструментов, плащ-палатки и запасной канистры, продолжил свой путь.       Через реку Амур удалось переправиться на забытой кем-то вместительной лодке. Далее получилось за день добраться до Биробиджана. Впереди - сопки и болота. Теперь мне предстоит долго идти/ехать по пешеходным, конным тропам. Однажды потратил весь день, чтобы перебраться через возникшее из ниоткуда болото. Встречаемые разумные переходили его по доскам. Бросать уже полюбившийся байк я, разумеется, не желал, и потому вёл его по этим доскам, держа за руль. Сам шел рядом, все время проваливаясь в зыбкую и мокрую землю. Потянулись сутки, во время которых я преодолевал не более десяти километров пути. Пришлось научиться вязать дорожки из прутьев, с целью подкладывать их в самых вязких местах под колёса мотоцикла. Мотор работал приемлемо, а вот генератор, был случай, подвёл. В него проникла вода, и доехать засветло, как я расчитывал, до железнодорожного разъезда не удалось. Стемнело, и я тащил на себе мотоцикл два километра. Ночью. Наутро залепил всё под крышей генератора при помощи изоленты, и теперь идти можно было хоть вплавь через реку. Старался держаться железной дороги, но когда из проезжающих товарных поездов высовывались машинисты, приходилось останавливаться и делать вид что жду родителя, отошедшего по малой нужде.       Добрался, наконец, до станции, называемой местными Облучье. Пошел искать не задающих вопросы охотников, которые вывели бы меня на тропу до Архары: без проводников в этих местах сложно. Нашёл, и так они далее и вели меня от станции к станции по болотам и холмам до уговоренного места. Болота и грязь не прекращались... Я всё ждал, когда они сменятся хотя бы качественной широкой грунтовкой с неразлезшимися краями, но их, болот, наоборот становилось всё больше и больше. За день до предполагаемого прибытия в город проводники решили избавиться от меня, покусившись на понравившийся им байк и небогатое имущество. Спустя два потраченных патрона пришлось дальше идти одному. Наконец, в Архаре дождался. Асфальт! Крузер покатил как по маслу. Три часа заводил мотоцикл в Свободном: замерзла некачественная смазка. Минусовая температура. На самом деле - замечательная новость. Ни болота, ни реки теперь не являлись серьёзным препятствием. Мог ехать хоть напрямик. Но вскорости пошел снег. Колеса весь тот день пробуксовывали на разных участках. Проехал мало. Когда стемнело, оказался в лесу, у завалов. Объехал один, другой завал прямо по валежнику, прикрытому снегом, но потом порвал цепь. Попытался протащить тяжеленный для меня мотоцикл на себе и совсем выбился из сил спустя десяток часов. Жажда заставила выпить дистилированнную воду для аккумулятора. На морозе взмокшая от пота одежда стала покрываться ледяной коркой. Разжег поближе костер, накрылся плащ-палаткой - и взялся за ремонт. Через три часа, наладив цепь, успешно запустил мотор. Подбросил в костер валежника и заснул, наблюдая свои обычные кошмары. Когда проснулся, из-за сопки уже показалось солнце. Было достаточно светло для продолжения пути.       На кое-каких железнодорожных станциях удавалось заночевать в общежитиях. Иногда меня довольно тепло принимали в сёлах, куда я заходил за едой. Даже слишком тепло для подобной неблагоприятной, небогатой местности - сказывался мой возраст и местный, странный менталитет. Что более странно, с расспросами обо мне и моём транспортном средстве практически не лезли. Кажется, люди понимали, что в моём возрасте самостоятельно получить подобный байк честными путями невозможно... но раз я это сделал, то явно не от счастливого детства или сытой придури. Выдалась возможность поработать курьером: в Сковородине один старый дед с понимающим взглядом и без подвоха в эмоциях вручил мне письмо, чтобы я доставил в Свердловск, раз всё равно по дороге. Я не стал отказывать, воодушевлённый доверием человека к тому, что я вообще способен до этого самого Свердловска добраться. В Читинской области дважды возникали неприятные ситуации. Неподалёку от Могочей “потерял” свой крузер... На полной скорости подъехал к крутому обрыву, уже будучи уверенным в своём мастерстве вождения. Но не справился с рулем и байк полетел под откос. Благодаря разогнанной по сравнению с обычными людьми реакции, сам я успел выпрыгнуть, затормозив подвернувшимся под руку острым камнем. Тут же, конечно, побежал вниз, к реке, смотреть что с моим BMW… и его не было. Я снова наверх. Стал искать машину на склоне обрыва - и там нет. Предположив самый плохой вариант - утопление техники в реке, всё же продолжил поиски. Через полчаса всё-таки нашел, на самом берегу. Надёжная машина получила пару царапин, но в целом почти не пострадала. Вскорости я снова был в пути. Подъезжая к селу Улей, налетел на незамеченный в темноте камень. Сильным ударом вышибло из мотоцикла... Лежу на камнях, слушая недалёкий трескот моего байка.              - Чего валяешься на дороге, лошадей пугаешь? - Нашла и “поприветствовала” меня девушка, держа под уздцы лошадь, которая косила глазом на отчаянно трещавший мотоцикл.              ...И только после этого разглядела меня и мой возраст, сразу же запричитав на все лады. Она помогла мне подняться, и несмотря на мои протесты, перевязала разбитый локоть. “Вместе” (по большей степени я) подняли мотоцикл, который лежал по другую сторону дороги. И снова чудо - у него не разбилась даже фара, не говоря уже о чём-то более серьёзном. Только вылетела труба глушителя. Прямая асфальтовая дорога неожиданно хорошего качества, по краям которой ровными рядами стояли лиственницы, привела меня в Читу. Там же случился первый мой прокол камеры, и это на ухоженной городской улице…       Под Томском начались снежные заносы. Снега было не слишком много… для автомобилей, но не для крузера. Из-за метели и постоянных смен направления ветра было плохо видно столбы электроснабжения. Приходилось то и дело останавливаться, закреплять руль и толкать мотоцикл впереди себя по снегу. Весь день и целую ночь я “подъезжал” к Томску, а под утро совсем устал, опустился на снег и ... заснул, даже не укрывшись палаткой. Меня нашёл и уже полузанесённого выкопал из-под снега дворник, за что я его сердечно поблагодарил, отогревшись в его жилище. Никогда до этого не догадывался, насколько обычный крепкий чай-кипяток может быть вкусным. Благодаря своей природе, я довольно дёшево отделался. По крайней мере, не получил никаких обморожений.       В середине декабря доехал до Новосибирска.       ...“Только бы добраться до Новосибирска, а там лучше”, - слышал я напутствия и в Иркутске и в Томске. Я еще не знал, что уже в Свердловске услышу: "Только бы Урал перевалить”, а в Казани уже: “Вот Волгу пересечёшь…” Четверо суток профилактики. Затем пурга - день, второй и третий. Я не выдержал ожидания и начал собираться. У станции Толмачево вошёл в хвост стоящей автоколонны. Впереди - занос, температура перевалила за минус двадцать. Решил переждать холод в Новосибирске... Наконец, “потеплело” - минус пятнадцать градусов. Не теряя времени больше положенного, двинулся дальше. Очень хотел увидеть пограничный столб “Европа- Азия”, о котором мне говорили, и проглядел - проехал мимо. Видимо, он был залеплен снегом. Не то чтобы я слишком жалел…       Перед станцией Малая Пурга, что вполне логично, попал в пургу. А через сутки въезжал в Елабугу... но уже под дождем - местные перепады температур поражают. Очередные гостеприимные хозяева уговаривали заночевать. Однако я решил ехать дальше. Попросил только карту дорог, чтобы не сбиться с пути ночью. Дали. Вот только толку… Ехал густым лесом - и не там свернул, карта оказалась недостаточно актуальной… лет эдак на двадцать-тридцать. В два часа ночи добрался до некой деревни Верхний Шурняк. Отсюда меня почему-то прогнали чуть ли не с вилами и факелами. Ночлег пришлось устраивать как и многие разы до этого - на земле, с помощью палатки. Реку Волгу переезжал вброд - слой льда был покрыт водой из-за потепления. Буксовали колеса, захлёбывался глушитель. Здорово промок. Выбрался, наконец, на берег, а ко мне человек бежит. Он видел, как я переправлялся, и потащил меня к себе сушиться, попутно допытываясь о родителях. Теперь до Москвы не так уж и далеко. Вот уже и Горький, где пришлось пополнять запасы еды и денежных средств на различные дорожные расходы. Чуть не попался. Дальше - город Владимир…       Когда до моей цели оставалось километров шестьдесят, лопнула камера в заднем колесе. Решил рискнуть - ехать с одним спущенным колесом. Но это, к сожалению, обошлось очень дорого. Проехал километров десять, и заднее колесо внезапно словно бы рвануло в сторону. Громкий скрежет - и байк сел на глушителе. Проехать Приморье, Байкал с Сибирью, выбраться из сплошных болот и постоянных заносов, чтобы почти перед самым “Объектом 135” так оплошать!.. В основе моего предварительного, довольно простого плана стояло надёжное средство передвижения самого себя. Ведь двадцать пять братьев я на одном мотоцикле или даже машине не увезу, а делать расчёт на то, что на “Объекте” окажется какой-нибудь готовый к езде автобус - довольно наивно. Я хотел устроить диверсию, показать себя и привлечь тем самым к себе всё внимание (я у SEELE в любом случае приоритетная цель ввиду моей уникальной “способности”), позволив тем самым остальным братьям совершить побег. В общем, мне нужен рабочий мотоцикл.       Останавливались (непригодные для задуманного) машины - я уже ничего не скрывая перед случайными людьми, сидел на самой середине шоссе. Уступать случаю я не собирался. Иные шоферы молча объезжали место аварии, с любопытством поглядывая на исковерканный крузер, другие расспрашивали, предлагая подвезти. Вот делать им больше нечего? Как бы там ни было, я не намерен сдаваться. Из любого положения должен быть выход. Я в этом уверен. Снял переднее колесо и поставил его в качестве заднего. А из остатков заднего, у которого сломался обод и вылетела большая часть спиц, сделал “лыжу” и привязал её к передней вилке. Как угодно, но я обязан добраться до “Объекта” своим ходом: сунусь в Москву пешком за подходящим транспортом, и SEELE меня наверняка заметят. Не думаю, что в столице данной страны сеть слежения сильно хуже, чем в Токио-3. Если и не схватят, то поднимут тревогу и усилят охрану на всех своих ближайших объектах, что равносильно провалу. Более того, не исключено что “живые образцы” могут в таком случае решить передислоцировать в другое место. Интуиция, тем временем, стала подгонять меня уже почему-то особенно сильно...       Уже было темно, часов одиннадцать вечера, когда я закончил кустарную переделку мотоцикла в своеобразный колёсный снегоход. Если бы он пошел, ну, хотя бы со скоростью десять километров в час! Асфальт мне в таком случае был бы не нужен, только снег... Байк внял моим мысленным мольбам и поехал. После чего, в достаточной степени привыкнув к ходу, я включил вторую, а затем и третью скорость. На спидометре цифра “40”. И уже нет никакой усталости, в предвкушении вновь появились силы. И вот он, “Объект” вдалеке! Выглядит неприметно: как скопление гаражей с одним единственным двухэтажным капитальным строением рядом… но это он. На это намекают мои ощущения, а также сеточные заборы с колючей проволокой поверх, смотровые вышки и контрольно-следовая полоса... Четыре часа утра. Машины рядом с единственной дорогой к “Объекту” убирают снег. Обод “лыжи” тихо скрежещет по камням. Еле удерживаю в руках руль... За сто двадцать дней я проехал двенадцать тысяч восемьсот четырнадцать километров. Нелегко досталось мне это путешествие, но если всё в итоге получится, то я никогда в жизни о нём не пожалею.              ...Так я думал до тех пор, пока “Объект 135” вместе с его ближайшими на метров сто территориями не взлетели на воздух. Благодаря ускоренной реакции я даже запечатлел в памяти огромную полусферу вздувшегося грузного пузыря из земли вперемешку со снегом, который спустя миллисекунды уже превратился в столб, высотой до облаков.       Разумеется, добравшаяся ударная волна тут же повалила меня вместе с мотоциклом и протащила нас по земле - подземный взрыв оказался страшной силы. Спустя пяток секунд с неба пошёл дождь из крупных комьев грунта, но мне было не до него: я ощутил “осколки душ”... все двадцать пять…       Я… опоздал.              Клон номер шестьдесят восемь, Синдзи              ***              Синдзи, настоящее время              ...       Сознание вернулось рывком. Вообще-то меня довольно сложно вырубить - на это обычно способна лишь черепно-мозговая средней тяжести и хуже. Заурядную встряску ЦНС уже давно “не замечает” из-за всех особенностей моего организма. Ох и приложило же меня…       Что случилось? Память - на выход. Ах да. N² бомба. Ситуация как раз как в конце очередного сна-воспоминания, по его обыкновению пришедшего пока мой мозг не работал из-за моей же отключки. Возможно, из-за некоторой схожести обстановок и всплыло именно оно.       ...Какой баран додумался применить “Non-Nuclear” в городе? Хорошо, что я успел положить байк и лечь. Если бы не Кацураги… нда, девушка - молодец, не робкого десятка. Смогла, видимо, заметить в зеркальце заднего вида (!) экстренный отлёт конвертопланов от монстра, и быстро понять, что это значит. Затормозила, выпрыгнула, и давай мне кричать - я ведь в местной военной кухне по её мнению не разбираюсь от слова “вообще”, и не мог знать до чего способны додуматься JSSDF. Отчасти она права… но лишь от малой части.       Честно говоря, я бы на её месте на чужака времени не терял, и залёг бы в канаву - взрыв мог произойти в любой момент. Нет смысла умирать обоим, если может выжить один… Надо бы её проверить. Но сначала подняться, снять смятый визор шлема, осмотреться в плане опасностей, и осмотреть свои повреждения… Так, с этим нормально. Надо будет новый шлем купить, из этого торчит кусок арматуры в районе затылка. Кровь? Потрогать голову... судя по всему, её слегка оцарапало. Смерть снова прошла совсем рядом, шепнув пару ласковых на ухо. Наверное о том, каким изысканным будет для её гурманской натуры блюдо из моей выдержанной в адреналине души, ха-ха. По пути к девушке гляну одним глазом, что там с байком… хм, отлично. По крайней мере, поедет. Бывало и хуже.              - Мисато? Ты там не умерла ещё?              ”Юмор” у меня, конечно...       Не умерла. Ну, это я и так знаю - труп без души я бы мог полностью просканировать. Она без сознания. Пульс есть, дыхание ровное. Видимые травмы… пара мелких царапин, ссадины... о! Поверхностный разрыв тканей эпидермиса на ноге. Кровь не артериальная, так что это я сейчас легко остановлю и перевяжу. Дальше. На груди пара хороших заделов под будущие синяки… рёбра целы, дыхание не хриплое, обструкции дыхательных путей нет. Внутренним кровотечениям, вроде бы, взяться при таких пустяковых даже для обычного человека ранах неоткуда. Если встанет когда проснётся - жить будет. В общем, “rodilas’ w roobashke”, учитывая пережитый тактический боеприпас N², что само по себе достижение. Вперёд, до байка, за аптечкой.              Синдзи              ***              - Ур-р-гх… Что… - Простонала вдохнувшая нашатыря Кацураги и попыталась продрать глаза. - ...Синдзи!              Девушка рванулась было резко подняться и осмотреться, но уже спустя секунду легла обратно, обхватив лицо со лбом руками. Молодой мужчина, только что привёдший её в чувство, посмотрел на целенаправленно подогнувшиеся в коленях ноги Мисато и таким образом отметил для себя отсутствие повреждений позвоночника пострадавшей, на что были некоторые опасения.              - *****! Где я успела так наклюкаться? Перед глазами всё плывёт... - Выдала со стоном “сопровождающая”, но тут же в страхе убрала ладони с лица и с долей стыда пополам с боязнью посмотрела на Синдзи.              Видимо, так и не избавившись от идеи предстать перед Икари-младшим этаким образцовым офицером, она осознала что сейчас ляпнула только уже после того как слова покинули её рот.              Вот, *******! Теперь подумает, что я алкоголичка и неблагодарная матерщинница!              ...Примерно такая мысль проскочила у девушки в голове, в момент как она встретилась со спокойным, и даже несколько ироничным взглядом Синдзи.       Последний же тем временем подумал про себя, что Мисато не так уж и сильно или часто злоупотребляет алкоголем, раз способна перепутать два на самом деле не слишком схожих состояния: “последствия обильной попойки” и “состояние после потери сознания с лёгким сотрясением”.              Хотя… она же девушка, да ещё и японка, пусть и с явными европейскими корнями, судя по чертам лица. Для её беспамятного “неадеквата” должно хватать гораздо меньше промилле, чем как до первых признаков интоксикации, так что её слова - не показатель. Интересно, сколько она весит? Не то чтобы я планировал её спаивать в ближайшем времени…              А ещё Икари-младший отметил для себя, что либо Мисато - открытая книга для любого, даже начинающего физиогномиста, либо она прирождённая актриса. Ведь буквально написанные на её лице “страхи” стали понятны Синдзи сразу, даже без чтения её эмоций “паранормальным” образом.       Аккуратно поставив предварительно опрошенную об общем состоянии девушку на ноги, Икари собрал аптечку, и пошёл ставить “на ноги” теперь уже свой байк, предварительно не удержавшись от подколки:              - Вот горе-то какое! Во всём NERV не нашлось ни единого трезвого сопровождающего...              - Да я сегодня ни капли… В смысле я вообще не...! - Сразу же завелась Кацураги, правда тут же стушевалась: - Ну разве что иногда, пиво…              Молодой мужчина неопределённо хмыкнул.              - ...Эй, да ты специально издеваешься! - Скорее весело, чем злобно, констатировала с пробудившимися озорными огоньками в глазах девушка, узнавшая родственную ей (до любви к подколкам) душу.              - Каюсь. У тебя было забавное выражение лица… хе-хе.              ...              Пока тихо хихикающий Синдзи, попутно высматривая что-то по сторонам, неспеша шёл к мотоциклу, ему пришлось выслушать гневно-плаксивые причитания Кацураги о её бедной, раздолбанной в хлам “ласточке”, которую перевернуло и покатило по наклонной насыпи. Как выяснилось, машина Мисато остановилась лишь в самом низу, по какой-то прихоти случая встав набок. Уважительно относясь к подобным проявлениям заботы человека к его личному средству передвижения, Синдзи покачал головой и, таки более детально осмотрев собственный поднятый байк на предмет повреждений, пошёл к сокрушающейся “сопровождающей”.              - Синдзи, а Синдзи? Не поможешь девушке перевернуть машину? Ты же мужчина! - Заявила с надеждой Кацураги.              Икари-младший, не говоря ни слова, подошёл и, проверив насыпь на отсутствие пролитого бензина, с силой толкнул помятую крышу спортивной легковушки. После чего всё так же молча прошёл к заду машины, открыл капот и на мгновение замер.              - Прямой четырёхцилиндровый, объём один и шесть. Два карбюратора. Почти винтаж. - Заговорил Синдзи: - Я похожее видел в одном журнале года четыре назад. Рено?              - Рено Альпина, А-триста десять. Тысяча шестисотая серия... - Подтвердила удивлённо Мисато, заглядывая в капот из-за плеча парня.              Мало кто был способен угадать крайне редкую в этих краях марку её Ласточки с первого раза. Девушка почувствовала лёгкий интерес и пожалела, что не успела прочитать личное дело Икари. Лицо последнего тем временем слегка помрачнело:              - ...Не повезло. Корпус аккумулятора разбит, вон жидкость почти вся вытекла. Я, конечно, не супер-механик, но мне кажется что без него у тебя не заведётся даже с толкача. Для возбуждения на обмотке генератора нужен хоть как-то работающий АКБ. А он у тебя, в свою очередь, кстати, такой же винтажный, под стать стартеру. Хрен где найдёшь замену.              - … - Промолчала хотевшая что-то ответить Мисато, передумав и задумавшись.              - С этой вашей японской послеударной модой на маломощную экономность, из современных легковушек, имеющихся поблизости, нужно собрать и приладить вместе… выходит, штук восемь АКБ чтобы только завести твою тачку. (http://samlib.ru/img/d/dimitrow_r_i/bytxbogom-legko/car_batteries.jpg) Искать фуру и прикуривать от неё не выход: машина побита, может заглохнуть, и тогда всё сначала.              - Ксо… - Тихонько ругнулась девушка, осматриваясь вокруг в безумной надежде найти какую-нибудь старую машину с подходящим аккумулятором.              - Работы на полчаса минимум… и это без учёта поиска подходящих проводов с клеммами, которых у меня нет. - Резюмировал Синдзи неприятную картину: - У нас есть на это время?              - Нет! Времени в обрез. - С серьёзной миной на лице резковато ответила Мисато: - Может, если пересяду временно на чей-нибудь автомобиль…              - Можно попробовать. Вот только у ваших машин, опять же, поголовно “умные” блоки стоят, если мне не изменяет память, ха-ха. - Чему-то посмеялся Икари: - ...Нет ключей в замке - не заведёшь. Я тут тебе не помощник, ибо не угонщик. С таким ****** не работал.              Кацураги ненадолго задумалась, и сразу же мысленно витиевато выругалась. Во избежание косвенной помощи в предоставлении транспорта потенциальным мародёрам, гражданская инструкция предписывала при объявлении тревоги забирать ключи из транспортного средства в случае невозможности произвести на нём собственную эвакуацию. Учитывая, как японцы свято соблюдают общественные инструкции вообще (и как это ещё более строго делают жители полувоенного городка Токио-3 в частности), машину с оставленными ключами можно было и не начинать искать.       ...Подумав и что-то для себя решив, Мисато твёрдым шагом обошла своё авто, открыла пассажирскую дверь, залезла в бардачок и выудила из него пистолет и некую папку - единственные вещи, которые оставлять “в открытом поле” было чревато возможными проблемами. Потянувшись, она также вынула и ключи из замка - на всякий случай. После чего, под любопытным взглядом Синдзи зашагала в сторону его байка походкой “от бедра”, словно дразня. Со стороны это могло бы выглядеть довольно провокационно… если бы девушка не пыталась одновременно с этим засунуть одной рукой пистолет за поясок на платье так, чтобы огнестрел не мешался. Остановившись у крузера Синдзи, Мисато обернулась и нетерпеливо спросила:              - Ну, чего ждём? Вези давай. Буду показывать дорогу.              Икари несколько безразлично хмыкнул, будто и не ожидав иного. Подошёл, открыл одну из кофр, куда не глядя убрал папку Кацураги, опустил для неё второе сиденье, и, наконец, сел на своего стального коня. Сзади тут же пристроилась “попутчица”.              - Учти: уронишь меня - придётся жениться. - Буркнула ёрзающая в попытках устроиться поудобнее Мисато.              Молодой мужчина поперхнулся воздухом, развернулся в полоборота, чтобы видеть лицо девушки, и удивлённо констатировал, медленно растягивая слова:              - ...Надо же, да тут у нас знаток традиций и “второго правила” байкеров нарисовался. - ...И тут же, со слегка пошловатой улыбкой добавил: - А “первое правило” знаешь? Или напомнить?              Судя по заалевшим кончикам ушей и злому сопению, кроме “второго правила” (иначе говоря, “уронил = женился”), девушка оказалась в курсе и про “первое правило”, оно же “села = дала”.       ”Дуэль взглядов” продолжалась секунд десять, после чего… медленно закипающая Кацураги всё же отвела взгляд первой. Молодой мужчина приподнял в удивлении правую бровь и сделал то, что не очень любил: прочёл эмоции у незнакомого человека.              Да ладно?! Похоже что она, собственно, и не против подобного... поворота событий? ( ͠° ͜ʖ ͡°)       ...Вот только сама себе не готова признаться в этом даже под угрозой расстрела. Неужели “изголодалась”? Да не, бред. С её внешностью и не найти себе мужчину на день в городе-миллионнике… хотя, может быть виновато воспитание. Или местный менталитет. Любопытно.              ...Мисато возобновила зрительный контакт, и уже было глубоко вдохнула для гневной отповеди про “несовершеннолетних извращенцев”, но тут же оказалась перебита репликой развернувшегося обратно Синдзи:              - Ладно, замнём. Не на покатушки едем.              Девушка, неожиданно даже для самой себя, в притворной обиде надула губки и прижалась своим бюстом к спине Икари. После чего обхватила его одной рукой поперёк талии, а второй тем временем попыталась полностью охватить его грудь. В последнем, Мисато, уже без особого для себя удивления, не преуспела: именно в плечах Синдзи (и без того в целом не страдающий субтильностью) был шире неё почти раза в полтора.              Да хрена с два этому бугаю с лицом командующего четырнадцать лет!              ...Желая после своего “поражения” хоть как-то подколоть парня, девушка поёрзала своими не такими уж и скромными (как для японки) передними полушариями по спине последнего, одновременно якобы возмущённо замечая:              - Что значит “замнём”? Намекаешь, что я недостаточно хороша для тебя?!              Однако все её усилия пропали даром: бронепластины на спине Икари отозвались неуступчивой и нечувствительной к ласкам жёсткостью, а тон ответившего молодого мужчины неожиданно приобрёл непреклонный оттенок стали, засквозившей в каждой его рублёной фразе:              - То и значит. Сначала работа. Держись крепче.              Мотор байка завёлся легко и непринуждённо - словно и не было до этого падения и протаскивания его боком по асфальту ударной волной. Кацураги сосредоточилась, выбросила все глупости из головы, и, вняв совету водителя, ухватилась за того покрепче. Стартанули с места довольно резво. До спуска в Геофронт осталось относительно недалеко, однако мысли девушки всё ещё были полны беспокойства. Правда, уже по другому поводу…              И всё же, что конкретно задумал сделать с Ангелом Икари Гендо?... Ладно, поживём-увидим.
Примечания:
Печенька тому, кто без гугла узнал, на основе какого рассказа я сбацал "путешествие" Синдзи.
Реклама: