Быть Богом (Не) Легко

Джен
NC-17
В процессе
845
DimitrovRoman автор
Размер:
планируется Макси, написано 374 страницы, 26 частей
Описание:
Вариант вселенной NGE, в которой Синдзи - не обычный школьник, а клон Гендо с примесью генов Адама (по аналогии с Рэй). Которого планировали вырастить по программе создания карманной армии послушных суперсолдат SEELE.
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
845 Нравится 402 Отзывы 313 В сборник Скачать

9

18 января 2018, 21:39
Настройки текста
Примечания:
Мини-прода о бытовых превратностях двух людей с богатым на события прошлым :)
...Народ, не стесняйтесь комментировать.
      Мисато, вечер того же дня, местечковый бар на поверхности.              Получаю кивок от дежурящего возле входа безопасника. То есть, Синдзи действительно внутри, как мне и доложил Аоба. Пока я разгребала все эти горы макулатуры, связанной с визированием восстановительных работ защитных сооружений(http://samlib.ru/img/d/dimitrow_r_i/bytxbogom-legko/misatopaperwork.png), он тут вовсю квасит! И это перед ним я боялась показаться алкоголичкой?! Да и в конце-то концов… как?! Ему же четырнадцать! Кто ему алкоголь вообще додумался продать?       Захожу внутрь. А ничего так атмосфера: просторно, расслабляющий джаз, неяркий свет, “кабинки” с маленькими столиками и глубокими креслами. Никого нет, кроме мирно беседующей парочки в одной из кабинок, да скучающего вышибалы при входе, справа от меня. Усатый бармен за стойкой и рядом пустых высоких барных стульев традиционно что-то там протирает, что отсюда не видно. Синдзи нигде нет… хотя есть ещё лестница на второй этаж. Под индифферентным взглядом бармена поднимаюсь наверх. Хм. Полукруглое “угловое” помещение. Тут чуть теснее, но вполне сносно. Почти все места второго этажа находятся у длинного изогнутого стола с панорамой фасадного остекления. Свет чуть ярче, хрома на мебели и деталях интерьера чуть больше, под потолком система труб с вытяжками вентиляции. Ясно: зал для курящих. Оборачиваюсь, вижу вторую барную стойку, и быстро нахожу искомого… субъекта.       Как и ожидалось, сидит, облокотившись на столешницу. Одна рука отставлена в сторону, зависнув ладонью над пепельницей. На этот раз дым исходит из обычной сигареты, судя по фильтру. Синдзи держит её нестандартным образом: большим и указательным пальцем в полузакрытой ладони, огоньком к себе, словно пряча сигарету от отсутствующих тут посторонних. Или защищая источник единственного душевного тепла вокруг от неких негостеприимных ветров общественного порицания, готовых этот источник моментально затушить... Ох, что-то воображение разыгралось. Вторая рука, судя по положению спины, выставлена вперёд и подпирает голову. Вид парень имеет крайне понурый… если бы я не видела его стойкость и непробиваемость даже перед лицом неизбежной смерти в виде Ангела, точно бы сейчас была уверена в том, что Синдзи поддался давлению какой-то касающейся только его проблемы. Это, к сожалению, всё из того, что можно пока предположить, глядя на его спину. Это, и ещё то, что он, кажется, знает этого пожилого бармена, стоящего рядом с ним: только что Синдзи обменялся с мужчиной парой слов. Или же успел познакомиться, пока тут сидел. Ну, пора подойти к этому… гадёнышу, и высказать пару слов, пусть даже и будет стыдно перед посторонним человеком.       ...Вот только не успела я к нему подойти (осталось пол-зала), как Синдзи медленно, явно нехотя приподнял голову и чуть развернул её ухом в мою сторону, словно для того чтобы получше расслышать мои шаги (и почему я крадусь, кстати? И как он тогда меня услышал?). Я в свою очередь… замерла в нерешительности? Да ладно? Это ему нужно меня бояться! Вот сейчас подойду и… Что он делает? Указал на пивную башенку с кегами, точнее на один из её кранов… Жестом “сказал” объём, и… вот засранец, показал большим пальцем со сжатым кулаком назад, на меня. Седой как лунь бармен внимательно просветил меня своим пронизывающим взглядом, какой бывает только у личностей, опытных в деле оценки людей по какому-то критерию. И молча налил мне (ну а кому же ещё) бокал тёмного пива. После чего отточенным, без каких либо признаков старческой дряхлости, движением поставил полный сосуд на бирдекель, напротив соседнего к Синдзи стула. Подхожу уже не скрываясь. В голове уже проворачиваются разные варианты того, как я стану его отчитывать за безответственность, как прочту лекцию о вреде алкоголя для борьбы со стрессом (ну четырнадцать же лет ему! Хоть до сих пор и не верится), и как потащу упирающегося парня больше меня весом в служебную машину. Но…              - Привет. Ты за мной? Или решила проветриться? - С улыбкой на лице спросил у меня Синдзи.              ...Пришлось молча сесть за стойку и подвинуть к себе бокал. Все лекции придётся отложить. Это лицо… улыбка парня не то чтобы наиграна, она скорее “дежурная” - чисто чтобы не расстраивать меня. Он, кажется, понимает, что это понимаю я, и поэтому не прикладывает к её изображению слишком уж больших усилий. А вот в глазах… во взгляде у него боль. Хорошо скрытая, но женскую интуицию не проведёшь. Хорошо хоть не глубокая… нет отчаяния, безнадёжности или нарастающей тревоги. Если он понимает что делает, то Синдзи не пришёл сюда её глушить при помощи бухания до беспамятства. Но расслабиться и привести мысли в порядок на следующий день после встряски алкоголем, ему, видимо, надо.       ...Я не стану допытываться. Расскажет, если захочет. Хоть он и может быть страшным, как тогда, в боксе Евы, но… в общем целом я не чувствую с его стороны враждебности или угрозы. И он не выглядит замкнутым, закомплексованным подростком. Что же могло случиться?              - Скажи… у тебя бывало такое, что близкие забывали тебя? - Абсолютно трезвым голосом поинтересовался Синдзи, после чего...              *Хлоп*, и ранее почти полный стакан с двумя кубиками льда пуст, а его содержимое (кроме этих самых кубиков) пропадает в горле молодого мужчины. Магия, как она есть. Особенно учитывая содержимое, которое легко определить по бутылке, стоящей рядом с Икари-младшим: крепкое шотландское виски. Не из самых дорогих, но и не дешёвое, купажированное для “ширпотреба”. Минимум льда в стакане, чтобы тот тая, не сильно разбавлял вкус. Что более невероятно, так это стоящая там же рядом, вторая такая же бутылка… пустая.       ...Да нет, не может быть. Просто совпадение - он допил начатую. Так как после целой такой бутылки даже гораздо бо́льшие бугаи как минимум уже не способны связно говорить, а как максимум - лежат лицом в стол.       Пока я думаю над ответом, Синдзи самостоятельно налил себе двойной. Вообще-то в барах у нас так обычно не принято… но бармен не сказал ни слова. Уж он-то гораздо лучше меня понимает, что нужно клиенту, и насколько тот опытен в употреблении. Ну и такая деталь: рядом с пепельницей, на столе уже весомо лежит пара банкнот крупного номинала. Их как раз хватит на две-три таких бутылки, и ещё сдача останется. В общем, бармен как раз и может быть спокоен… в отличие от меня.       Синдзи что, решил отравиться?              - Есть одна девочка, родом из Германии… - Зачем я ему это говорю? Нужно наоборот поддержать его, а не вываливать на него чужие проблемы: - ...Впрочем, не важно. Слушай, как ты можешь говорить, что командующий забыл о тебе? Наоборот, ты ему нужен!              Кажется, “промах”. При упоминании Гендо-сана у Синдзи ничего не отразилось на лице. Полное равнодушие. Значит, проблема Икари-младшего не с его отцом. Тогда с кем? Ну… хорошо, подумаем.       С командующим Синдзи явно не в великих ладах. И его не так чтобы привлекают крупные деньги, которые способен выделить NERV. По крайней мере, он не прибежал первым же делом после боя разбираться с финансами. Значит, что? Синдзи приехал сюда ради чего-то другого. Или кого-то… так, а это уже ближе. У него было некое “дело” в госпитале. Значит, навещал. Наверное. Родственника? Ради которого приехал? А что, у Синдзи вполне могут быть родственники в этом месте - два дня же он где-то пропадал. Тогда почему он грустит? Хм. Неужели… его родственник пострадал из-за творившегося бедлама? Ох… тогда всё становится понятно. Парень же может прямо сейчас корить себя за то, что был недостаточно аккуратен и быстр в устранении угрозы. Так-то по официальным данным для подконтрольной прессы никто даже не погиб, а число раненых и пострадавших пока “уточняется”, но по факту это полный бред. С потолка Геофронта упало три здания, кроме этого уничтожено несколько гражданских убежищ, а уж потери среди военных… целый танковый батальон, десяток звеньев конвертопланов, орудийные расчёты тех точек, что ещё не были автоматизированы и “отстрелялись” во всех смыслах… Синдзи явно не слепой дурак и должен понимать ситуацию.       И этот его вопрос про “близких, забывших меня”. Надо будет потом проверить список пациентов с травматической амнезией. Ксо, действительно, проблемка. Винить этого паршивца в чём-либо окончательно расхотелось: я бы сама на его месте так и поступила, если бы у меня не было никаких обязанностей, кроме как пилотировать Евангелион.              - Командующий, говоришь… - Пробормотал Синдзи, глядя в стакан.              Посидели минуту молча. В какой-то момент Икари снова поднял стакан, и осушил его в два больших глотка, вызвав у меня стойкое желание поморщиться. Не бережёт себя… но что странно, взгляд красных глаз незамутнён, и даже не мигает. Бр-р-р...              - Рэй. - Вдруг сказал Синдзи. - Давно она… такая?              Даже не услышав конкретизировку, и так понимаю, что он имеет в виду. Да… Рэй немного странная. Почему он ей интересуется? Наверное, хочет перевести тему. Видимо, из меня не лучший собеседник. Делаю пару глотков своего пива.              - Ну… когда я пришла работать в японское отделение NERV, она уже была такая. Со своими маленькими странностями. Но у кого из нас их нет? Ха-ха…              Услышав ответ, Синдзи вздохнул, сделал затяжку сигаретой и перевёл взгляд обратно на стакан. Снова полный. Когда он успел?! Так, я больше не могу смотреть и ничего не делать. Надо это постепенно “прекращать”.              - Гхм. Синдзи, будь галантным кавалером, налей-ка мне того, что ты для себя взял. - Предлагаю я в попытках хоть как-то ненавязчиво облегчить его “ядовитое бремя”.              ...Он ведь не собирается упрямо сидеть и допивать эту проклятую бутылку? Сам, в одиночестве? Даже для приведения мыслей в порядок это слишком. Особенно для подобного.       В ответ Синдзи… улыбнулся мне. С каким-то пониманием и весельем. Ну... лучше так, чем медленно изводить себя.              - Эх, а ты, оказывается, из тех людей, что всё норовят взять на себя чужую ношу, да? - И, сделав знак бармену, чтобы тот дал второй стакан, продолжил: - Только тебе много не надо. Не натощак и после двух ночей с минимумом сна.              Тц. Он прав. Многим я ему не “помогу”. Мне ещё возвращать его в Геофронт… ну да ладно. Может, ему в итоге просто поделиться с кем-то своей проблемой надо, и всё. Посидим, поговорим… опять же, если захочет. А дальше - посмотрим.              Мисато              ...              Часом позже, то же место.              - Знаешь, Син-н-ндзи… *ИК*! У м-м-меня с отцом тоже… н-н-недопонимание было. Эх, не ценят… *ИК*! ...не цен-н-нят люди, пока имеют.              Подловив момент, пожилой и опытный бармен едва заметно покачал головой молодому мужчине, что изредка на него поглядывал и одновременно с этим с неподдельным интересом слушал вываливающиеся из Мисато, словно из рога изобилия, признания. Икари-младший за эти полтора часа медленной душевной беседы с девушкой ни о чём, успел услышать и о недостатке внимания со стороны мужчин, что “боятся сильных женщин”, и о сложности работы в псевдо-военном коллективе с его отсутствием реальной армейской дисциплины, и о завалах бумаг, которые Мисато просто ненавидит разгребать… Синдзи даже мог с точностью до минуты определить момент, когда сидящая рядом девушка перестала пытаться неумело играть роль психолога, ненавязчиво предлагающего парню открыться и заговорить о проблемах, и когда “на свет” вылезла “настоящая” Кацураги, явно достаточно долго копившая в себе все эти свои жалобы. Дело в том, что Мисато, после того как постепенно выцедила пару стаканов вискаря, отвлеклась на поднявшегося на данный этаж безопасника (видимо, тому приспичило посмотреть чего капитан там так долго копается с пилотом). До этого момента она была более чем адекватна, но дальше её “подвёл” на автомате схваченный и ополовиненный пивной бокал, который она опрокинула в себя после злобной отповеди соглядатаю. Синдзи попросту не ожидал от девушки такой “детской” ошибки и потому не успел перехватить её руку. Дальше понятно: голодную, уставшую и слегка сонную Мисато тут же развезло от понижения градуса. Она в общем-то, и сама сразу поняла, что сделала глупость, и даже смущённо пожала плечами с извиняющейся улыбкой на лице... уже смутно догадываясь о том, всё же кому и кого придётся отсюда тащить, возможно даже полностью на сильных мужских руках, а не придерживая лишь для равновесия.       Как бы там ни было, кажется, молодого мужчину дальнейший “разговор” ничуть не “нагрузил”. Всего-то ему и нужно было изредка веско вставлять одну-две фразы, соглашаться, да иногда одёргивать Мисато от совсем уж личных для неё тем (за которые она потом точно краснела бы от стыда). Иногда своё слово говорил старик за стойкой - в основном, когда парень и девушка были в чём-то не согласны друг с другом и хотели узнать мнение “нейтральной стороны”. Бармен был профи, и каждый раз неизменно ловко уходил от любого спора, оставляя за собой эту самую нейтральность.              - Мисато, нам пора. - В итоге заметив качание головой знающего пожилого человека и правильно интерпретировав его сигнал означающий ”ей достаточно”, начал подниматься с места Синдзи, и затем уже самому бармену сказал: - Расчёт, пожалуйста.              - К-как? Уже? *ИК*! Так хорош-ш-шо сидели, душевно… *зевок*              Икари-младший отвернулся и забрал оперативно предоставленный чек со сдачей (чаевые в этой стране давать не принято и такое действие даже в какой-то степени порицается). Повернувшись же обратно, он застал умилительнейшую для человека широкой морали картину: налакавшаяся алкоголя девушка как на заказ именно в этот момент не справилась с неодолимой силой гравитации и прилегла “отдохнуть” на согнутую в локте руку, после чего тихонько засопела. Удивительным образом трансформируя при этом своё лицо в образцово-показательную моську полнейшей невинности и беззащитности(http://samlib.ru/img/d/dimitrow_r_i/bytxbogom-legko/drunk_misato_asleep.gif)              - Вызвать вам такси, молодой человек? - Поинтересовался старик, не глядя на заснувшую Мисато и не отрываясь от протирания бокала.              Икари молча подошёл к панораме остекления и, безошибочно определив всё ещё поджидающую служебную машину NERV, покачал бармену головой. Пусть в этот раз безопасники и не скрывались в киношных “безликих” чёрных джипах (ну или это Кацураги самолично выбрала легковушку из автопарка своего “Института”, на временное пользование вместо собственного Рено), однако не опознать вездесущий логотип с половинкой фигового листа на двери некой тойоты не смог бы только “альтернативно одарённый”. К тому же рядом с машиной курил мужчина в стандартной форме NERV-овского филёра.              - Ну… надеюсь, он знает, где проживает капитан “конкурирующей” службы. - Подумал вслух Синдзи, аккуратно поднимая заснувшую девушку на руки.              Иначе в такое время я разве что в том же лав отеле только комнату и смогу снять. До поздна посидели, нда.              ...Добавил себе мысленно Икари-младший.              ...              Квартира Мисато.              - Так… ключи… ключи? Р-р-р, ох уж эти женские сумочки!... Что это?… она что, носит в ней пистолет? Женщины... Как она планирует его быстро выхватывать из сумки-шоппера?! Да пока она будет доставать свой USP, я успею подойти к ней неспешным шагом и надавать щелбанов! Ха-а-а… вот они. - Наконец-то выудил Синдзи связку из двух ключей (что было той ещё задачей, учитывая расположившуюся за плечами парня Мисато, придерживаемую одной его рукой).              Просканировав пространство за дверью и на всякий случай прислушавшись к шумам и собственным предчувствиям (очередная полезная привычка), Икари отметил для себя лишь какое-то домашнее животное в квартире без возможных ловушек и опасностей, после чего вставил и провернул ключ в замочной скважине. Вездесущий в Токио-3 приёмник карты допуска, находящийся тут рядом с дверью и видеодомофоном, карточку Мисато при этом не потребовал, что дало возможность молодому мужчине вздохнуть с облегчением: его не очень-то прельщала необходимость снова копаться в сумке Мисато - на этот раз за этой самой картой, причём по-прежнему лишь одной рукой. Традиционно разувшись и оставив обувь в положенном месте (что с точки зрения Синдзи ещё можно было бы списать на строгое соблюдение местными своих санитарных заморочек), остальную часть соблюдения традиции входа в дом в качестве гостя он пропустил. По его мнению, “благоразумно пропустил”. Все эти извинения, поклоны, и прочий цирк, сейчас было показывать не перед кем. Тем более не с Мисато за спиной, норовящей в любой момент выпасть из хватки.       Пройдя вглубь помещения по коридору и отметив для себя жуткий беспорядок, молодой мужчина нашёл комнату с единственной в квартире низкой кроватью… можно даже сказать, не кроватью, а толстым жёстким матрасом с зачем-то прикреплёнными к нему полуторасантиметровыми ножками - настолько низкой она была. Что-то вроде промежуточного варианта между западной кроватью и восточным футоном. Аккуратно положив так и не проснувшуюся (или делающую вид, что не проснулась) Мисато на имеющееся спальное место, молодой мужчина задумался.              Снимать с неё платье? Куртку - однозначно, а остальное? Думаю, Мисато может обидеться, если я по её мнению “распущу руки” сверх положенного, после того как она, фактически, напилась из-за меня.              Девушка тем временем нахмурилась и заворочалась, пытаясь найти положение поудобнее. Ей явно мешали “лишние” слои одежды, судя по итогам её ёрзаний, одним из которых стало постепенное задирание платья вверх. Посмотрев на это дело с пару минут, Синдзи вздохнул и начал разоблачать Мисато - в смысле снимать с неё всё что способно помешать сну. Первым делом в сторону отправилась обувь, открывая вид на изящные ступни - логичное продолжение умеренно подкачанных ножек в почти прозрачных чулках. Дальше Икари аккуратно перевернул девушку на один бок, вынимая её правую руку из рукава куртки, затем то же самое проделал и со вторым боком. На этом молодой мужчина хотел было уже закончить и положить Мисато на спину… что собственно и сделал без каких-либо осложнений, однако та в ту же секунду снова заворочалась, задирая платье ещё выше и давая возможность во всех подробностях рассмотреть белые простые трусики-мини почти без кружевных излишеств.              Золотая середина соотношения удобства и красоты, да? “А вдруг придётся перед кем-то раздеться до белья?”              Молодой мужчина неодобрительно покачал головой и после непродолжительных раздумий приподнял Кацураги за плечи, затем расстегнул на ощупь змейку на её спине, и как можно более аккуратно стянул с девушки платье через голову, предварительно положив её руки вверх относительно тела. Во время выполнения всех этих телодвижений Мисато задышала чаще, а и без того румяные от алкоголя щёчки покраснели чуть сильнее. Девушка ещё немного побрыкалась и затихла, найдя для себя вполне комфортные позу с месторасположением. Синдзи бросил взгляд на мерно вздымающуюся грудь, заключённую в плен полуспортивного лифчика такого же белого цвета, с его мягкими чашками. И, внезапно поддавшись низменному порыву, легонько провёл пальцами по… косому шраму на груди Мисато, с его нижним концом достающим до едва выделяющихся кубиков пресса(http://samlib.ru/img/d/dimitrow_r_i/bytxbogom-legko/misato_scar.jpg).              Значит, это всё же она. Я думал, просто лицо похожее… интересно, она в курсе, что это именно я оставил ей этот шрам в две тысячи восьмом, во время “конфликта” на Лангкави? Тогда она была ещё сержантом… форма JSSDF, нелепая короткая стрижка, боевой камуфляж на лице и обречённость в глазах, отражающих лишь желание напоследок наполнить собственную жизнь хоть каким-то смыслом… Если поставить её тогдашнюю и её сегодняшнюю рядом, будет два совершенно разных человека.              Кацураги недовольно нахмурилась и, не просыпаясь, забавно почесала шрам, к которому прикоснулась чужая рука. Синдзи вздохнул.              Я рад, что пожалел и оставил тебя тогда в живых - чувствую, что теперь не соскучусь. И рад, что ты не сломалась из-за смерти всего твоего остального взвода, который нам пришлось перебить. Возможно… из-за этого ты и ушла из армии в NERV? В таком случае, ты поступила правильно: с твоей душой, подобной искрящемуся на свету драгоценному камню, тебе не место на какой-нибудь очередной, всеми забытой и никому не нужной безымянной войне. Таким как ты не стоит заставлять себя искать смысл жизни в подобном неприглядном деле. Не тогда, пока есть люди вроде меня и остальных Дисайдеров, готовых вместо тебя это сделать с собой добровольно и с радостью. Всегда найдутся вольные “дикие гуси”, прошедшие горнило человеческой ненависти, но так и не спалившие перья своих крыльев-надежд, даже выбрав в итоге войну в качестве своего основного средства пропитания.              - Голубыми небесными тропами        Из-за моря, где жили зимой,        Снова гуси летят над окопами,        По весне возвращаясь домой...              ...Тихо пропел Икари-младший девушке, словно бы колыбельную, попутно укрывая её тонким одеялом. После чего, стараясь не потревожить горы мусора, бесшумно сложил платье, повесил куртку на ближайший стул, открыл шкаф, нашёл там и забрал какую-то простыню, подобрал обувь Кацураги и направился на выход из комнаты.              - Оясуми… - Пожелал Синдзи под конец спокойной ночи так и не проснувшейся Мисато, стоя в проёме двери.              Крепкий, должно быть, у неё сон. Даже завидно.              И на этой мысленной ноте вышел.       ...Впрочем, “путь” его лежал недалеко: в соседнюю “спальню” (если можно так назвать захламленную гостевую без кровати), по пути с остановкой у входа в квартиру, чтобы оставить там ботинки. Икари отдавал себе отчёт в том, что ему всё равно где сегодня ночевать, а девушке же с утра может понадобиться минимальная помощь в приведении себя в порядок после выпивки. Так что сходив заодно перед сном в ванную комнату и сделав там все свои дела, молодой мужчина зашёл в ближайшее помещение и, освободив на полу достаточно свободного места, расстелил там простыню. Десяток секунд, и одежда сложена в стопку под голову, в качестве импровизированной подушки. Ещё две секунды - и на “кровати” уже лежит Икари-младший, тут же смеживший веки, стоило его “котелку” принять горизонтальное положение и дотронуться до ткани...       Вот только если бы в данной квартире присутствовал кто-либо из наблюдателей, то подумав о том, что на этом “всё закончилось”, он бы определённо ошибся.       ...Пару часов спустя, девушка приоткрыла глаза. Даже сквозь пелену опьянения и сонной усталости, ей послышался болезненный стон и шебуршание из соседней комнаты. Однако она не поняла что именно услышала, поэтому её, мягко говоря, не совсем ясное в данный момент сознание попросту отфильтровало посторонний шум. А вот тем, что не удалось таким же образом отбросить из числа прочих раздражителей, стали позывы собственного организма пойти на скорое свидание с “белым фаянсовым другом”.       ...Ещё полчаса спустя, после того как заснувшая было в ванной комнате Мисато всё же переборола себя и пошла обратно в свою кровать, находясь при этом в неком полусне, случился неожиданный казус: не дойдя до своей спальни, Кацураги свернула в первую попавшуюся комнату. Увидев белый прямоугольник на полу, она побрела к нему. Моментально проснувшийся Синдзи, ещё не придя в себя, хотел уже схватить одной рукой нарушителя личного пространства, а второй в это время достать револьвер из под "подушки"… но вовремя одёрнул себя, продолжив лишь заторможенно смотреть, как девушка наглейшим образом ложится чуть ли не прямиком на него.              - Мисато??? - Неуверенно позвал Икари.              В ответ донеслись лишь сопения уже заново заснувшей девушки.              Она что, лунатик?              - Мисато… эй! - Уже громче высказался Синдзи.              Ответная реакция Кацураги… слегка обескуражила молодого мужчину: девушка придвинулась ближе к источнику шума и неким довольно естественным, а потому поначалу не вызывавшим у парня тревогу движением обвила того руками и ногами (насколько смогла), словно любимую дакимакуру. Хихикнувшие в каком-то приятном для Мисато сне, губы девушки уткнулись в район трапециевидной мышцы Синдзи с характерным звуком лёгкого поцелуя. Молодой мужчина после такого вдруг резко захотел со всего размаху приложить свою физиономию ладонью... но, передумав, сделал целью данного действия лицо своей неожиданной соседки. Не со всего размаха, разумеется: как можно более нежно, но вместе с тем достаточно настойчиво. В итоге отодвинуть голову девушки ему удалось, так как силы явно были не равны, однако… уже спустя минуту Мисато недовольно пофыркивая стала устраиваться обратно. Попытки отодвинуться от сонных “обнимашек” также ничего не дали, и даже сделали хуже: Синдзи оказался почти что прижат к стенке.              Да ** ***** ****!              ...Осмотрев “поле ночного боя”, Икари вынужден был признать: без нежелательных потерь (в виде болевых ощущений для девушки) ему теперь из этой позиции не выбраться… нет, не то чтобы “никак”, ведь если сильно постараться…              Да ну её… мне лень. В конце-то концов, чего это я-то парюсь по поводу её мнимого “целомудрия”? Сама ко мне пришла, так что пусть что хочет, то и делает. По крайней мере, не мне потом краснеть. Жаль только теперь придётся спать совсем уж одним глазом… а то ведь пришибу случайно, если почувствую от неё угрозу. Ну да ладно, не в первый раз такое со мной.              ...И, наконец, придя к какому-то своему решению, Икари-младший мысленно махнул рукой на неких чересчур активных во сне особ, после чего заново укрыл себя и девушку одеялом. Эта ночь обещает быть для него о-очень длинной.

© 2009-2020 Книга Фанфиков
support@ficbook.net