Быть Богом (Не) Легко 803

DimitrovRoman автор
Реклама:
Джен — в центре истории действие или сюжет, без упора на романтическую линию
Описание:
Вариант вселенной NGE, в которой Синдзи - не обычный школьник, а клон Гендо с примесью генов Адама (по аналогии с Рэй). Которого планировали вырастить по программе создания карманной армии послушных суперсолдат SEELE.

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

18

14 марта 2018, 01:51
      ***              ...              Утро следующего дня. Машина Кацураги Мисато.              Как-то так сложилось, что в данный момент у капитана оперативного отдела NERV-Япония, сидящей за рулём собственной уже наконец отремонтированной машины (вполне оперативно отремонтированной, под стать названию отдела, пусть занимались данной проблемой и не они, а обычный гражданский сервис - одно слово, нихонцы), настроение было весьма… двоякое и неоднозначное. В остальное время редко когда поддающаяся “витающему в воздухе” плохому или пессимистичному настроению, в данный момент Кацураги Мисато слегка нервничала и всячески чувствовала себя неловко. С одной стороны, должно быть радостно: от Ангела защитились, потерь не так чтобы (по сравнению с первым разом) и много, даже разрушений самый минимум - Самусиил (именно так вчера пришло “сверху” указание именовать этого конкретного пришельца) использовал своё лучевое оружие лишь в бою с Евой-01, и стрелял он только по ней, причём без значительного вреда биороботу, который в итоге больше пострадал от светящихся щупалец. Даже, вот, её, Мисатину, Ласточку починили. С другой…       С другой стороны - Синдзи. Вопреки своим привычкам не добирающийся на байке, а сидящий в данный момент на втором сиденье её, Мисато, спортивной тачки. Угрюмый и немногословный, будто и не замечающий провинившуюся с его точки зрения девушку, и без того не знающую, куда смотреть и что говорить после такого “залёта”.              - Ха-а-а… - Тяжело вздохнула Кацураги, мысленно переживая за всё подряд: и за серьёзные вещи, и за не очень такие, начиная от психологического климата в тесном коллективе из номинальной начальницы и пилота, и заканчивая почему-то пришедшим в голову подорожанием цен на бензин, которым пришлось с утра пораньше заправиться.              Бли-и-ин… ну как же я так умудрилась-то? Как же неловко… вот что бы я на его месте подумала? Приходит эдакое чучело, становится у щели в мою дверь пока я занимаюсь с кем-то ЭТИМ, после чего стоит и смотрит. Думая при этом, что его не видно. Да ещё и само “входит во вкус”... а-а-А-А-А!!!              Щёки и уши Мисато - взрослой и вроде как уже давно пережившей этап юношеской зрелости с сопутствующими перепадами настроения и неловкостями - в который раз за утро запылали нестерпимым стыдом. От того чтобы спрятать лицо в ладонях её останавливало только лишь вождение и трезвое понимание того, что может случиться, если она на нынешней скорости отпустит руками руль. Хотя… не столь бы в общем-то это и было бы страшно, если бы рядом с ней не сидела, даже если отбросить словесную шелуху ещё более напыщенного NERV-овского пафоса, живая надежда всего человечества. За ранение в автокатастрофе которой, вернее которого, в подобной обстановке и по такому глупому поводу, её, Мисато, натуральным образом расстреляют по законам военного времени - даже после отражения атаки Ангела на Токио-3, город всё ещё находится в режиме “красной” тревоги, которая продлится ещё как минимум полдня. Как это и было в прошлый раз, недавно. Видать, стандартная процедура, для перестраховки. А “красная” тревога - это, можно сказать, полноценное военное положение...       Икари Синдзи в это время незаметно для девушки в очередной раз покосился на неё, и улыбнулся одним (невидимым со стороны Мисато) краешком своего рта: ситуацией почётный старлей явно наслаждался, полностью понимая подоплеку “мучений” сидящей за рулём девушки, и ясно на таком расстоянии чувствуя её эмоции.              - Хы-ы-ы… - Вновь вздохнула Мисато сквозь сведённые вместе, будто бы ноющей зубной болью, челюсти.              Несмотря на то, что лицо её в этот момент выражало ещё большую напряжённость, чем какую-то там минуту назад (до очередного витка размышлений в духе автофлагеллянта Антония Падуанского), мысли же Мисато постепенно из хаотично мечущихся в паническом унынии всё больше упорядочивались и обращались в созерцательно-умиротворённые, насколько они таковыми вообще могли бы быть у человека с психопрофилем Кацураги. Долго унывать, как и держать в себе накапливаемый стыд или обиду по отношению к одному и тому же объекту всё же не было одной из её отличительных особенностей. Что-то выставлялось напоказ и гипертрофировалось, как её послеуниверситетское неприятие одной вечно небритой и неряшливой особы (не командующего), что-то скрывалось за маской “недалёкой”, вернее далёкой от науки, по-детски взбалмошной командирши... но в целом раздувать глубокую трагедию из неловких бытовых случаев, связанных с противоположным полом, как оказалось, не в её стиле. Скорее уж этим “страдала” бы действительно какая-нибудь молодая девушка, ещё не вышедшая из периода становления собственной уверенности в себе - каковой Кацураги уже давно не являлась, несмотря на некоторые ранние психические отклонения, связанные со Вторым Ударом и под конец нелёгкой службой в армии. “Как оказалось, не в стиле” потому, что после армии Мисато не особо то и позволяла себе продолжительные романы с противоположным полом… да и в целом в этом плане ей очень редко когда что “перепадало”... если уж говорить по правде, у неё был всего один единственный раз за всё время после службы. А потому и понять, сильно ли она изменилась, и стала ли реагировать “проще” на, например, имеющие под собой основу подколки с сексуальным подтекстом, Мисато до сего момента как-то не представлялось хорошей возможности.       Оказалось, да, стала. Неожиданно для себя, “повзрослела”. Детства Мисато лишилась ещё в момент бултыхания в той самой злосчастной спасательной капсуле. Юность прошла под девизом “взять от жизни всё, и не стать при этом похожей на своих, бывших несчастными в браке, родителей” - из-за этого, в чём Кацураги никогда не хотела себе признаваться, она и вела себя так… как вела в университете. Молодость прошла в понимании и принимании всей грязи этого мира - которую пришлось относительно долго (по меркам военного времени) месить не одной изношенной “в ноль” парой армейских берцев американского образца, по обыкновению выдававшихся со складов, оставшихся со времён оккупации Японии “союзными силами”. “Месить” иногда - буквально, иногда - фигурально, ещё более фигуральным образом понимая при этом под словом “грязь” различного рода человеческие отбросы, замаскировавшиеся с помощью облезающих личин добропорядочных людей. И пусть молодость ещё в какой-то степени жила в Кацураги, временами показательно являя себя миру в той или иной шалости или “превентивных” подколках, пусть сама Мисато выглядела далеко не на свои двадцать девять, и “зрелой женщиной” в лицо девушки её мог бы назвать лишь самоубийца или наоборот отлично знающий своё дело мастер комплиментов (да и то лишь в очень подходящий момент), пусть… но всё же она значительно, незаметно для себя, повзрослела в личностном плане с момента вступления в NERV.       ...Именно поэтому стыд и неловкость не могли “терзать” её слишком долго, и именно поэтому (а не из-за мифического раздолбайства), она в итоге всё же сознательно в очередной раз для себя решила не придавать угрюмости парня и Синдзиному её игнору большого значения. Захочет - начнёт говорить. Скорее всего, упрекнёт в вуайеризме. Скорее всего, насколько Мисато успела его узнать за столь, в общем-то, недолгое время, упрекнёт мягко и едко, снова заставив ненадолго залиться краской. Но ничего это в итоге всерьёз в них двоих не изменит. Кацураги ненадолго и чисто по-женски “надуется” на “толстокожего” парня, при этом всё равно продолжив всё глубже “впадать” в уже признанную для неё самой неожиданную влюблённость. Возможно, в Икари-младшего. Возможно, в его типаж. Возможно, лишь в его привлекательное тело и манеру держать себя - в том случае, если влюблённость окажется только на плотском уровне. Кто знает? Ну а Синдзи... останется Синдзи. Для него произошедшее в любом случае не стало и не станет чем-то большим, нежели неким бытовым курьёзом.       ...Взгляд Мисато бездумно прошёлся по мелькающей за окном городской местности. Мысли девушки, повинуясь лёгкому давлению замещающего механизма психологической защиты, снова преобразовались: из образно-созерцательных в оценивающе-созерцательные, конкретизирующие - оценивался город, темпы его восстановления, оживлённость, а также его достопримечательности.              Хм. Современные государства... если речь не об “особых административных зонах”... Те страны, что не утонули в материально-ресурсных или конфликтах по “старым счетам”, и те что пережили превентивное применение “ядерной дубинки” своими соседями-параноиками... Я ведь как-то за всей этой службой и не заметила, насколько они, точнее мы, вновь успели урбанизироваться за эти без малого пятнадцать лет. Столько городов вместе с почти всех их населением исчезло с лица Земли, включая старый Токио… ничему нас история не учит, да? Хотя, не думаю, что конкретно этот пример был именно полезным уроком. Маленькие старинные городки вот тоже несмотря ни на что разрастаются с каждым годом, а сельское население всё сокращается. Оно и неудивительно, ведь, например, в нашем же Токио-3 есть всё для комфортной жизни. Супермаркеты, больницы, сервисные центры, кафе, рестораны, службы такси, университеты и школы, развлекательные центры…       Здесь легко купить всё: от продуктов питания до машин и персональных ноутбуков, нужно лишь иметь деньги. Развитая транспортная система позволяет доставлять товары и продукты даже с других континентов. А главное - в городах сконцентрированы разные учреждения и производства, поэтому почти каждый может получить профессию, устроиться на работу. Даже в таком слегка “военизированном” городке, как наш. Ещё тут достаточно, по современным меркам, развлечений и интересных мест. Доступ к езернету, соединяющему десяток самых крупных городов нашей префектуры - имеется в каждой квартире. Есть скверы, парки, памятники старой синто-культуры, места, где можно отдыхать.       ...Вот только для обычных работяг из глубинки ритм жизни большого города очень напряженный. Даже мне, с личной машиной, бросается в глаза время от времени такая картина: каждое утро нью-токийцы рано встают, собираются и забивают собой буквально все проходы и проезды. Спешат по делам, на учебу или работу, которые могут находиться достаточно далеко от дома, с расчётным временем перемещения вплоть до целого часа и больше. Не спасает даже регулярный ход монорельсов, в вагоны которых люди набиваются, словно танзаку на главный храмовый стенд во время очередной Танабаты… конечно, не сравнить с тем, что я помню из детства в старом Токио - там специальные работники метро именно что в прямом смысле трамбовали желающих прокатиться в час пик… но всё равно у нас достаточно людно. Вечером и в выходные все ходят за покупками - и в супермаркетах обязательно образуются длинные очереди. По вечерам, особенно во время праздников, многие ходят на концерты, представления, выставки, спортивные мероприятия...       Даже сейчас, когда в толпе можно изредка услышать беспокойные перешёптывания по поводу того, что якобы “Токио-3 стал неспокоен из-за этих Ангелов, будь они неладны!”, и что, мол, есть смысл переехать отсюда к родственникам на время, пока всё не устаканится. Так вот, даже несмотря на это, наш большой город всегда наполнен звуками голосов, гудками машин и шумом, редким воем сирен, музыкой из кафе... и даже по ночам здесь вполне себе кипит соответствующая жизнь.       С одной стороны, мне, уже привычной за время работы в NERV, жить в большом городе комфортно и интересно, с другой - есть и неудобства. В основном для тех, кто переехал к нам с других стран или попросту с мест с иным темпом жизни. Или с бо́льшим количеством окружавшей их натуральной природы. Тут всегда много стресса, от природы пусть не так уж и далеко, но и не близко, а воздух слегка загрязнен автомобильными выхлопами и выбросами некоторых загородных заводов. Что вроде как и имеют современные системы фильтрации и очистки, но всё равно “дымят”, не справляясь с упавшей на них нагрузкой - город-то развивается и отстраивается вовсю. Жить тут неплохо, но по-моему, надо по возможности иногда выбираться загород, побывать на пляже, или ещё где. Отдых ведь тоже важен для продуктивности труда.       ...Даже жаль, что с этими Ангелами отдых мне может только сниться в ближайшее время.              ***              ...              Геофронт, Центральная Догма, малый актовый зал для совещаний комсостава. Три часа дня.              Металлическая дверь с отчётливо слышимым даже в гомоне голосов шелестом электропривода отъехала в сторону, пропуская Мисато Кацураги внутрь комнаты. Однако, несмотря на новое действующее лицо в ранге, при появлении обладателя которого в помещении в каком-нибудь полностью военном коллективе вообще-то принято становиться по стойке “смирно” (особенно этим традиционно “злоупотребляет” флот, так как Капитан на корабле - “первый после Бога”), работники NERV, в основном представители технического и научного персонала, лишь ненадолго отвлеклись на осмотр вошедшей и продолжили недоумённо переговариваться. Кто-то, как Макото Хьюга и Шигеру Аоба, ещё и поздоровались с Мисато. Кто-то же вообще не обратил на неё внимания, будучи погружённым в собственные мысли. Отовсюду слышались вопросы, задаваемые людьми, пытающимися удостовериться друг у друга, мол, “не разыграли ли их с назначенным собранием”.       ...По приезде в главный штаб NERV-Япония, Мисато и Синдзи разделились. Молодой мужчина, по его словам, пошёл искать тир и отмечать для себя наиболее подходящие для запланированных тренировок Рэй площадки и тренажёрные залы (имелись в NERV зачем-то и такие, правда без самих тренажёров, которые ещё предстояло подоставать из кладовых или вообще покупать “с нуля”). Кацураги же к парню со своей собственной программой работ приставать при этом не стала сразу по нескольким причинам. Во-первых, как такового, расписания действий для Икари-младшего у неё и не было. Во-вторых… она банально не знала, как подступиться к хмурому Синдзи, да и вообще была даже всячески рада тому, что придётся лишиться его общества на некоторое время. Ну и в-третьих, у неё у самой было просто валом работы из-за недавно поверженного Ангела. Некоторые бумаги и документы по этому конкретному поводу отчасти или полностью откладывались, будучи разбираемыми Мисато в перерывах между “рабочими моментами”, связанными с “принятием на баланс” группы наёмников, хоть та вроде как де-юре и являлась лишь охраной единственного пилота. По факту же присутствие Дисайдеров серьёзно затрагивает деятельность вообще почти всех отделов местного NERV, в том числе и оперативного… хотя, конечно, больше всех сбивались с ног именно NERV-овские “контрразведчики в пиджаках” из второго. Ну, мало ли, вдруг в число наёмников попытаются втулиться неблагонадёжные, шпионы, или вообще террористы? На порядочность и сплочённость коллектива ЧВК, в обычное время разбросанного по всему миру на миссиях, надежды с точки зрения начальника второго отдела нет, и “весь этот сброд” по-любому нужно перепроверить, проконтролировать, и проследить за ними.       В общем, загруженная работой Мисато благополучно (и со вздохом облегчения) разделалась… в смысле, конечно же, разделИлась с Синдзи (хоть в определённые моменты ей и мечталось о первом). А дальше… всё происходило штатно, если так можно назвать слегка авральную после нападения гигантского монстра обстановку. Вплоть до часу дня, после которого возвращавшиеся с обеденного перерыва к себе на рабочие места люди не начали находить в служебной почте “приглашения”. Которые, в общем-то, по Уставу не имели права полностью проигнорировать, подумав на спам-рассылку: нужно либо поставить в известность и без того взмыленное из-за обычной неразберихи непосредственное начальство о странном запросе, либо идти и разбираться “на место” самим... Почему конкретно не имели права? Так ведь каждое письмо было надлежащим образом оформлено в стиле имеющего юридическую силу предписания или служебной записки, обращено непосредственно к вот этому вот конкретному читающему человеку (с указанием полного имени, ранга/звания и должности), и подписано “старшим лейтенантом Икари”.       Увы, далеко не все в NERV ещё знали фамилию с именем в общем-то пока что лишь недавно прибывшего пилота комплекса Е - она не была секретной, тем более “для своих”, но и по-хорошему говоря большинство приглашённых не имели и не могли иметь непосредственных дел с Синдзи до сего момента. Зато фамилию командующего знал каждый. Так что подобная подпись, в части про старлея в которой на вполне законных основаниях отсутствовала приписка “почётный” (которую в служебно-деловом письме вполне дозволялось опускать для документов столь незначительного “уровня важности”) вполне ожидаемо заинтересовала многих... а кого не заинтересовала, того согнала на нужное место под страхом наказания за неподчинение вышестоящему чину, который в свою очередь является, возможно, родственником Самого Командующего (оба слова с большой буквы).       Как бы там ни было, “приглашения” были оформлены с соблюдением всех правил, и упрекнуть Икари-младшего было не в чем. Из-за чего даже те, кто знал о ком речь, и о том что Синдзи вроде как не имеет права их куда либо сгонять с рабочих мест, тихонько молчали в тряпочку - ведь с юридической точки зрения их взбрык был бы необоснованным. О… если бы вся данная толпа NERV-овцев знала, что приглашение пришло не кому-то одному из них персонально, тогда да, тогда бы они обязательно заподозрили неладное и подняли бы шум эдак сильно заранее, а не только по факту, придя в данный зал.       ...У тех, с кем Синдзи уже был знаком лично, он просто попросил в письмах сделать небольшое одолжение, отложить дела и зайти “за зрелищем”. “Больших начальников”, кроме Мисато, он не приглашал… и тем не менее, некоторые из них всё равно пришли - попросту зафиксировали странное отсутствие своих подчинённых на их рабочих местах, и решили выяснить: во-первых, что происходит, и во-вторых, почему все собираются в каком-то неположенном им месте. Так здесь и оказалась Акаги Рицуко, пара главных бригадиров от двух самых крупных технокоманд, и даже тихонько зашедший, после чего молча устроившийся на стуле в укромном уголке, замком Козо Фуюцуки. По лицу последнего решительно нельзя было понять, как он узнал о творящемся бедламе и что обо всём этом думает… да и вообще, уже немолодой но всё ещё осанистый мужчина, как оказалось, умел каким-то образом чуть ли не сливаться с фоновой обстановкой так, что его практически никто не мог заметить. Точнее замечали все кому надо... но либо не узнавали, либо узнавали далеко не сразу, после чего самые “внимательные” резко успокаивались даже если до этого и кричали громче всех: раз даже столь высокий начальник здесь попросту сидит и не пытается навести порядок, то всё якобы идёт именно так, как запланировано командованием.       Акаги, в свою очередь, нервничала и по своему обыкновению хлестала кофе, уставившись в лептоп. Существовала даже вероятность, что она не понимала где находится… вернее, что как раз-таки “находится” она по факту сейчас вся с головой “в науке”. В самом ближайшем времени ей предстоит взяться за останки недавно убиенного Ангела, которых по сравнению с прошлым разом осталось куда как больше и в куда как в лучшей кондиции. Работы по перемещению Самусиила в соответствующий огороженный ангар ещё только-только проводились, и Акаги явно жалела, что отправила на место “приглядывать” за процессом лишь Майю, а не пошла сама… хотя и понимала, что это было бы нетерпеливым ребячеством: учёные её уровня на данном этапе более полезны тут, рядом с MAGI, а не на охраняемой “стройке”, ещё не готовой к какой бы то ни было научной деятельности. Ведь, как бы там ни было, ответственных процедур для сбора статистических данных по уже имеющимся и проводящимся в лабораториях экспериментам всё ещё хватает, чтобы не оставлять её, Рицуко, график свободным на ближайшие, как минимум, полгода. Далеко не всё можно оставить на совесть лаборантов и нижестоящих научных сотрудников. Тут дело не только в прилежности, методичности и настойчивости, но и в необходимости своеобразного мышления, разносторонности знаний… и, что более важно, в допуске к имеющимся секретным сведениям.       Взять к примеру того же Икари Синдзи - Акаги не нашла по нему ровным счётом ничего! Даже с её уровнем допуска. Нет, она, можно сказать, с первых же минут после поставленной перед собой задачи исследовать феномен Икари-младшего поняла, что он не обычный человек, или скорее совсем не человек, по аналогии с Рэй. К тайне происхождения которой вот кстати тоже мало кто кроме неё, Рицуко, допущен. Схожая пигментация кожи, очевидно схожее строение глазных яблок и слоёв сетчатки, гармоники мыслительных процессов… всё выдавало в Синдзи продукт аналогичных с Рэй экспериментов по созданию клонов, с попутным использованием биоматериала Ангелов. Но ведь это совсем уж общие данные, и никакой конкретики! Подобное раздражало Акаги ненаучностью подхода и заставляло её изыскивать доступ к сокрытой в голове Икари-младшего информации по продемонстированному им умению “управления” АТ полем... В общем, это, и многое другое сейчас крутилось в сознании главы научного отдела NERV-Япония в данный момент, из-за чего она, вероятно, и не воспринимала окружающую реальность достаточно критично для того, чтобы понимать, где находится.       Возвращаясь к собранию переговаривающихся друг с другом людей… некоторые из них уже были готовы плюнуть на всё и уйти заниматься своими непосредственными обязанностями, как металлическая дверь снова отъехала в сторону. Являя тем самым пришествие столь ожидаемой личности - почётного старшего лейтенанта Икари Синдзи, собственной персоной во плоти. И в сопровождении нескольких людей из числа наёмников DI. Двое боевиков, лично незнакомых большинству собравшихся NERV-овцев, были уже привычно по вчерашнему дню облачены в уже примелькавшуюся сервоброню (в которой ходили большинство из новоприбывших “солдатов удачи”) и держали руки свободными, подпирая ладонями приклады висящих на ремнях и смотрящих дулами в пол автоматов. Наёмники, разумеется, не выказывали при этом никаких признаков враждебности по отношению к присутствующим институтовцам, из-за чего последние и не стали вскакивать со своих мест или как-либо начинать нервничать из-за внезапного общества вооружённых людей. Разве что немногочисленные работники NERV из оперативного отдела поспешили обернуться к новоприбывшим лицами и лениво положить ладони рядом с кобурами своих пистолетов - так, на всякий случай и без каких-либо намёков… Ну так вот, двое наёмников из числа вошедших являли собой вид образцовой охраны, в то время как все остальные, включая непосредственно Синдзи, держали в руках папки с документами, планшетами и клипбордами. Явно не пустыми, да ещё и имеющими на себе в том или ином виде маркировку NERV. Икари-младший ещё и оказался занят чтением сразу двух документов на ходу, удерживаемых его обеими руками на уровне глаз… поправочка для тех, кто сразу этого не заметил: ТРЁХ документов - ещё одну раскрытую папку держала перед ним девушка в китайском ципао, идущая по правую руку молодого мужчины, послужившего стимулом всем присутствующим собраться здесь в этот злополучный момент.       Мисато окинула компанию нервным взглядом, остановившись им в определённый момент на парне, и на девушке рядом с Икари. Сумбур мыслей вновь смешался и взбаламутил воспоминания о вчерашнем вечере, но уже без того налёта нестерпимого стыда - сейчас Кацураги стало лишь банальным образом интересно: Мэй это сейчас стоит рядом с Синдзи, или её сестра Фэй… однако спустя десяток секунд раздумий капитан оперативного отдела была вынуждена признать, что на глаз это определить попросту невозможно.              - Приветствую всех собравшихся! - Отвлёкся от документов Икари, проходя сквозь расступившуюся толпу NERV-овцев к площадке для “выступающих” с по-японски скромно возвышающейся кафедрой одиночного оратора и большому экрану за ней. - ...Вижу, все, или почти все в сборе. Самое главное, что пришло то единственное очаровательное лицо, без которого данное собрание не имело бы смысла… давайте все дружно поприветствуем капитана Кацураги Мисато!              ...И преувеличенно бодро по-западному захлопал в ладоши с самым одухотворённым выражением лица. В зале раздалось несколько жиденьких хлопков, пока основная масса людей переводила взгляды с не въезжающей в происходящее Мисато на Синдзи и обратно. Однако долго “ломать комедию” Икари не стал и так же резко, как и начал, прекратил свои “овации”. После чего кивнул нескольким своим людям на ближайший незанятый стол, и те с некоторым облегчением сгрузили всю имевшуюся на руках NERV-овскую “макулатуру”, за нахождение которой в прямой доступности в общем-то посторонним почему-то никто так и не рискнул пока что спросить со старлея. Ещё два щелчка пальцами Синдзи, и стоявшие у входа наёмники в таком же городском цифровом камуфляже, но без сервоброни, прошли в зал, выискивая место для уже своего груза. Которым оказался профессиональный аудиторный проектор, ноутбук и массивные колонки. Спустя пару минут всеобщего молчания место таки было найдено и использовано, с соответствующим результатом: груз расставлен, а наёмники, с некоторой помощью вызвавшихся институтских техников, уже начали копошиться над оборудованием, подсоединяемым друг к другу и к электросети. Всё это время Синдзи простоял с загадочно-задумчивым выражением лица, всячески выражающим его нежелание продолжать без соответствующего “оформления”.              - Итак, ещё раз спасибо всем собравшимся, в особенности Акаги Рицуко и Кацураги Мисато. - Дождавшись пока включат проектор, уже нормальным, спокойным, даже несколько скучающим тоном выдал Икари-младший. - Без вашей кооперации я бы не смог пройтись со своими людьми по вашим опустевшим рабочим местам, дабы собрать всю эту необходимую мне для дальнейшей работы информацию…              Толпа NERV-овцев тут же вовсю зашумела, набирая громкость перешёптываний и всё чаще озвучиваемых то ли для Синдзи, то ли для кого-то другого, вопросов вслух.              - Спокойствие! ТИШИНА! - Повысил тон Икари, требовательно успокаивая собравшихся. - ...Никакой секретной информации я с ваших мест не брал, в каталогах терминалов под паролями не шарился, и такое прочее… просто решил оценить всё что меня интересует, без лишнего с вашей стороны надо мной надзора и ненужного, бессмысленного сопротивления. Не прерывая при этом вашу, господа, работу внезапным прибытием и требованием, так сказать, “по факту”, вместо плановой отлучки, про которую я вас предварительно предупредил аж за два часа. Согласитесь, так ведь гораздо удобнее… по крайней мере, лично мне. И нет, тем кто спрашивает: это не было единственной целью данного собрания. Так что успокоились и слушаем дальше. А лучше - рассаживайтесь поудобнее и... наслаждайтесь.              На этом моменте Синдзи вполне приветливо, даже вовсе не “дежурно” улыбнулся “народу” улыбкой задумавшего шутку человека, и откуда-то достал слегка помятый лист, после чего стал показательно зачитывать с него текст:              - Гхм-гхм… всем меня слышно? Начнём по порядку. Представление меня любимого я, пожалуй, опущу, так как в приглашениях была подпись… так-с. Перво-наперво, торжественно объявляю первое и, надеюсь, не последнее собрание импровизированной и пока что официально не существующей сборной комиссии по рассмотрению, критике и развитию ангело-оборонной сферы деятельности NERV… открытым. Ура, tovarishchi!              Из установленных колонок внезапно заиграла торжественная, и следует признать, весьма подходящая началу пафосной речи музыка, похожая на некий бодренький оркестровый гимн без слов. Синдзи прервался, наигранно гордо обвёл зал и людей в нём преисполненным важности взглядом, изобразил с улыбкой “виват”, показал Макото сжатый кулак с оттопыренным вверх большим пальцем... ну и всячески в таком же духе поизображал из себя пародию на избираемого в президенты США кандидата перед речью, призванной воодушевить большинство избирателей на отключение логики и на добровольное впадание их в слабоконтролируемый приступ национально-патриотического безумия, в состоянии которого они уже не будут интересоваться собственно предвыборной программой и прочими “неважными мелочами”.       ...Секунд так двадцать поизображал. После чего со всё тем же наигранным удивлением и лёгким раздражением перевёл взгляд на вновь копошащихся у ноутбука людей.              - Грэг, какого ёкая?! Тормози уже шарманку! Мне что, все двенадцать минут мелодии стоять так кривляться? - “Ласковым” тоном поинтересовался Икари-младший у одного из своих людей, перекрикивая музыку.              - Виноват, шеф! Тут воспроизводящая программа зависла… - Отчитался рослый детина в камуфляже и эмблемой DI на плече. - Ща мы тут… о, готово.              Мелодия, действительно, стихла в тот же момент. Синдзи поморщился от резкого перехода. В повисшей тишине стало отчётливо слышно его бормотание про “идиотов”, что привыкли обращаться с тонкой электронной техникой “при помощи молотка и какой-то матери”. NERV-овцы помимо воли улыбнулись и слегка расслабились. Фуюцуки для себя отметил замечательный ход со сглаживанием враждебности таким вот нехитрым способом. В общем, все остались довольны.              - На чём я остановился? Ах да... просьба уважаемым членам собрания ознакомиться с повесткой дня… - Уже более скучным тоном продолжил Синдзи, после чего внезапно осёкся, с какой-то непонятной чуть ли не ненавистью глядя на листок с речью в руках.              ...Стоящая рядом с ним китаянка в этот момент тихонько захихикала, сигнализируя о том, что в данном коллективе наёмников не только босс ударной группы умеет и любит своеобразно шутить. Постояв так ещё какое-то время, молодой мужчина вдруг столь же неожиданно энергично смял листок, отбросил его в сторону (несчастную бумажку тут же поймала и спрятала девушка в ципао) и заговорил уже чуть более оживлённо:              - В бездну эти речи. Знаете что, “коллеги”? А давайте-ка мы с вами всеми приступим прямиком к “гвоздю программы”? Мы ведь все понимаем, ради чего здесь сегодня собрались… ну, или сейчас поймём. Капитан Кацураги!              Последнее обращение Синдзи чуть ли не прокричал, резко развернувшись лицом к означенной девушке, после чего предвкушающе улыбнулся, но тут же полностью взял физиономию под жёсткий контроль и спокойно попросил:              - Прошу подойти сюда… не волнуйтесь, не обижу… сверх нормы. КХМ-КХМ. Что? Нет, никаких речей произносить не надо будет, и никаких заранее обговоренных программой совещания действий от вас также не требуется. Не бойтесь. Больно не будет… ну, почти.              На “сцену”, помявшись и предчувствуя неладное не только печёнкой, но и почками, лёгкими, и прочими своими жизненно важными органами, вышла Кацураги. ОЧЕНЬ подозрительная (в смысле подозревающая приближающиеся проблемы) Кацураги.              - Ага, ага… микрофон дать, дабы вы поприветствовали собрание, капитан? - Полюбопытствовал “ведущий”, однако тут же поправил себя: - Впрочем, о чём это я. У меня нет микрофона… да и не нужен он, зал ведь актовый. Хорошая аккустика, да.              ...И не дожидаясь ответной реплики Мисато, снова картинно щёлкнул пальцами. К Синдзи тут же подошёл обозванный Грэгом наёмник, загруженный… откуда-то взятой бухтой толстенного коаксиального кабеля. Кто-то из местных техников, видимо, “одолжил”. А может, и вправду, одолжил - NERV-овцы на поверку Икари-младшим оказались вполне вменяемыми людьми, пусть и со своими, присущими каждому конкретно взятому сколько-то закрытому коллективу определёнными заморочками. На локтевом сгибе Грэга собравшиеся с некоторым удивлением (было бы куда ещё больше удивляться от происходящего) заметили болтающиеся поясные ремни с обычными металлическими пряжками… количеством примерно с дюжину.       Здоровяк аккуратно обошёл Синдзи, и направился прямиком к Мисато. Та слегка занервничала от непонятных действий незнакомого человека, и хотела было уже, наконец, прервать незапланированное шоу, однако Икари-младший её опередил и заставил замереть на месте, выдав всего несколько слов:              - Имитация и разбор вчерашнего боя Евы с Ангелом... господа. Капитан, будьте так добры...              ”Просьба” явно подразумевала необходимость со стороны Кацураги не проявлять агрессию и не мешать тем самым происходящему. И почему-то Мисато “просьбе” вняла - то ли из-за голоса, которым та была озвучена, то ли всё ещё чувствуя себя неловко из-за вчерашнего… и в любом случае надеясь на мифическое благоразумие Синдзи.       Грэг обошёл девушку со спины и стал “политкорректно” (стараясь сделать всё аккуратно, дабы не было обвинений в распускании рук) пристраивать на её талию пояс с каким-то образом прицепленным к нему концом торчащего из бухты кабеля. “Гнездо” провода, разумеется, располагалось не на пряжке, а на спине, в районе поясницы, лишь немногим ниже настоящего кабеля с его гнездом соответственно у Евангелиона. Синдзи тем временем подхватил из рук китаянки неизвестно когда прихватизированные ею остальные принесённые пояса, и зачем-то стал скреплять их концы между собой, образуя две длинные плоские… плети.       Подождав, пока наёмник, “колдовавший” с поясом Мисато, отойдёт подальше, достаточно при этом размотав бухту, Икари обернулся к своей спутнице, с которой зашёл в данное помещение, и попросил, без всяких показушных щёлканий пальцами:              - Фэй, будь так добра...              Наёмница улыбнулась и с самым безобидным видом направилась к Мисато, что теперь переключила своё внимание на китаянку и буквально не спускала на всякий случай с той глаз... Ну, по крайней мере, так капитанше казалось, или хотелось чтобы было. Ведь Фэй в определённый момент стрельнула взглядом куда-то за спину Кацураги, с самым загадочно-конспиративным видом моргнув туда одним глазом. Мисато тут же, не будь дурой, на инстинктах развернулась всем телом к предполагаемому “источнику опасности”... однако в последний момент её интуиция, бывшая на самом деле вроде как лишь немногим уступающей таковой у Синдзи (с поправкой на несистематичность и размытость у девушки), взвыла об очевидной угрозе: хитрая китаянка осталась за спиной. И воспользовалась данным мгновением промедления “жертвы” на полную, успев молниеносно засадить блеснувшую в свете осветительных элементов зала тоненькую иглу, возникшую в изящной китайской ручке будто из воздуха, прямиком в трапецевидную мышцу девушки. Со спины, поближе к шее, сквозь одежду, не ставшую акупунктурной игле хоть сколь-нибудь значимым препятствием.       ...Серией быстрых движений Фэй “закрепила успех”, вогнав ещё несколько неопасных на вид иголок в замеревшую статуей Мисато, которая после последнего сделанного ей укола будто бы задеревенела, удерживаемая каркасом собственных напряжённых мышц. Получившийся “куцый ёжик” на спине усиленно пыхтящей Мисато (видимо, уже начала вживаться в роль этого самого “ежа”) выглядел с первого взгляда как бы и не опасно… однако люди из числа оперативников NERV слегка насторожились. В первую очередь, конечно, тем фактом, что неизвестная девушка иммобилизовала их почти что главное начальство, что само по себе “не есть гут”... и во-вторую, тем что о таких фокусах в стиле китайских боевых искусств никто вживую на самом деле и не слыхал - ну не брать же в качестве доказательства жизнеспособности подобных умений видеоматериалы сомнительного качества из кинолент восьмидесятых-девяностых, повествующих про “будни” шаолиньских мастеров, якудз старой закалки, и прочих личностей "широкого пошиба", что такими иголками (а то иногда и даже без них, голыми пальцами) устраивали противнику “неизбежную смерть после четырёх шагов”, или там, действительно полный временный паралич… А вот поди ж ты, всё произошло вживую, оперативно, и вряд ли у кого-нибудь из собравшихся даже могла бы при всём отсутствующем желании закрасться мысль о “скооперированном представлении” их капитана и китаянки. Слишком уж натурально выглядело, и слишком уж была сосредоточена девушка по имени Фэй, когда вгоняла в соседку свои иголки. Даром что теперь стоит и лишь довольно улыбается, как ни в чём не бывало.              - Спасибо, Фэй. - Поблагодарил боевую подругу Синдзи и, подумав, решил всё же пока что “успокоить” номинальную начальницу, попутно засекая для себя время: - Не напрягайся, Мисато. На иголки намазан парализующий наркотик в мизерной концентрации. Сможешь двигаться уже через пару минут, только иголки после этого не выдёргивай сходу - их лучше вынимать аккуратно и по одной. Ничего такого не будет, но если вынуть неправильно - адская боль обеспечена.              - Не держи на меня зла, подруга. Меня заставили! - “По секрету” чуть ли не на весь зал громко “прошептала” Фэй по-прежнему пыхтящей Мисато.              - Что ты задумал?! - Вдруг вполне ясно и без каких-либо признаков онемения языка, выдавая тем самым всё же немалое мастерство китаянки в “избирательном обездвиживании”, злобно спросила Кацураги, попавшая в явно незавидное и слегка позорное положение.              - Гарсон, крути вторую запись. - Проигнорировав слова девушки, скомандовал Синдзи.              Очередной названный наёмник, стоявший ближе всех к ноутбуку, оперативно отреагировал на просьбу-приказ, без лишних слов выполнив короткий перестук клавишами, после чего из динамиков, послушно задумке, зазвучал… легко узнаваемый гам гудящего от переговоров операторов командного мостика, перемежаемый рапортами по связи и прочими сопутствующими шумами. Внезапно, общий гомон из колонок перекрыл, вероятно, отредактированный для большей громкости голос Икари-младшего, в тот момент сидевшего в контактной капсуле Евы-01:              - “Твой план - *******, Мисато. Как и подготовка ТБД в целом. Если выживем, заранее готовь задницу к порке!”              Не узнать голос Синдзи было действительно сложно, так что собравшиеся понятливо кивнули, припоминая подобный момент - разумеется, только те из них, кто это вчера слышал непосредственно своими ушами. Остальные же из техников и научников молча приняли для себя чётко выраженное отношение пилота к качеству работы капитана Кацураги.              - “Что угодно, только расправься с Ангелом!”              ...Ответил на озвученное заявление парня голос Мисато.       Собравшиеся в зале дружно, поражённо замолкли, начав въезжать в суть предстоящего “шоу”. О которой (в смысле о сути) было легко догадаться по обездвиженной капитанше и по двум ременным “плетям” - по одной в обеих руках Синдзи.              - Ты не посмеешь. - Скорее убеждая себя лично, чем реально констатируя, “заметила” Мисато после десятисекундного молчания.              Присутствующие поражённо замерли, наконец уяснив до конца, кто, кого именно, и в каком ранге этого самого “кого именно” сейчас будут… пороть. Но никто не сдвинулся с места. Не нашлось посмевших прерывать планируемую “дисциплинарную репрессию”… или не захотевших? По правде говоря, большинство из собравшихся не имело таких уж ярко выраженных садистских наклонностей, или тем более не таило зла на своего кумира и всеобщую любимицу Мисато (а по-другому с её внешностью и не могло быть, по крайней мере среди мужской части персонала)...       Однако, как уже было сказано, среди толпы NERV-овцев “доблестного рыцаря, вставшего на защиту дамы сердца”, к сожалению, таки не нашлось. Всеми двигало… любопытство и жажда необычного. Не каждый же день можно увидеть, как собственное начальство бьют ремнём по слегка оттопыренной, аппетитной женской заднице. Кто-то даже, грешным делом, судя по ухмылкам на лицах, мысленно успел себе представить, как с Мисато снимают эту её короткую юбку, из-за которой невозможна полноценная порка...       В общем, зал замер в ожидании зрелищ. И они закономерно последовали. Вместо ответа девушке, Синдзи эдаким ленивым жестом коротко взмахнул левой рукой, и одна из “плетей” хлёстко, с громким щелчком, будто атакующей коброй “поцеловала” напряжённый зад начальницы оперативного отдела NERV-Япония.              - Ай! - Недоверчиво воскликнула Мисато, наконец понимая, что её вроде как только что хлестнули по пятой точке.              - Пятнадцать секунд! - Воскликнул громко Синдзи, нахмуренно, и с неким злорадством глядя на спину Кацураги.              Ещё один громкий щелчок.              - ...Мама. - Выдала вдруг Мисато убийственно спокойным тоном, начиная заливаться краской от позора.              - ...И это при том, что даже техническим нормативом у вас тут считается двенадцать!              Щелчок. На этот раз в другую “половинку” для разнообразия.              - Синдзи… может, не надо? - Молящим тоном, робко попросила тихонькой мышкой Кацураги.              - Надо, Миса... надо! - Наигранно “нехотя” отозвался Икари-младший.              Щелчок.              - ...Мама.              - Целых пятнадцать секунд я неподвижно стоял как дебил под атаками Ангела! - Вдруг “взорвался” Синдзи. - Под вот такими вот “плетями”, которые не просто “больно делают”, а пробивают до костей… если им позволить.              Щелчок.              - Блин… Больно ведь… - Жалостливо хныкнула девушка.              - ...Вы что там, совсем грибов обкурились в своём техническом отделе? - Вдруг обратился к залу пилот Евангелиона, в данный момент изображающий из себя гипотетического Ангела под напрашивающимся на язык кодовым именем “Синдзиил”.              - Да! Это всё они! - Взбрыкнула с надеждой “перевести стрелки” Мисато.              Щелчок.              - Ай!              - Это ТВОЯ обязанность - проконтролировать их так, чтобы всё было должным образом готово к операции! - Веско припечатал Икари.              - ...********!!! Отпусти меня немедленно, Синдзи! - Будто бы очнулась от дурного сна, теперь уже точно капитан первого отдела.              Щелчок.       ...”Ответа” на последнее действие от Кацураги, если не считать стиснутые ею зубы и наливающиеся кровью от бешенства белки глаз, не последовало.              - На кой хрен вы вообще сначала ввинчиваете кабель питания в Еву, отцепляете его на старте ракетной катапульты, а затем снова ввинчиваете в Евангелион уже наверху? Именно так ведь делается, судя по техдокументации, что я нашёл. - Риторически поинтересовался “экзекутор”.              Щелчок.              - Отставить, старший лейтенант! Я приказываю отпустить меня! Сейчас же! - Рявкнула Мисато.              - А вот и не подумаю. Считай, что ты - Ева, и ты закована в стартовые крепления. - Ничуть не смутившись грозным тоном девушки, улыбнулся молодой мужчина. - Вот скажи, приятно тебе в это время получать по заднице? Хотя стой, не говори… а то вдруг ещё окажется, что у тебя такой фетиш, и поэтому ты решила равнять нас, пилотов, на себя саму?              Щелчок.              - Ар-р-р!!! *********! Мерзавец! Если ты не прекратишь, то я клянусь: как только я отойду от наркоза, я выбью из тебя всё дерьмо! - Зловеще пообещала Кацураги.              ...И настолько это натурально прозвучало, что передние ряды дружно вздрогнули от почти что ощутимой в воздухе жажды крови.              Щелчок.              - Ай!!!              ...Очевидно, последний удар вышел чуть более болезненным, чем предыдущие. Хотя, по правде сказать, даже со стороны всё выглядело не столь… смертельно, как можно было бы судить по репликам от Мисато. Удары Икари получались хлёсткими, но без оттяга, да ещё и вряд ли могли бы выходить слишком болезненными - через одежду-то. Скорее уж тут больше страдала чья-то гордость. И присутствующие это понимали, а потому и не вмешивались, пока что мысленно колеблясь между вариантами “это какой-то флешмоб от командования” и “у этого старлея шарики за ролики закатились под влиянием испытания на нём ещё непроверенных контактных технологий”. Впрочем, была уже и парочка разумных из первого отдела, которым происходящее начинало нравиться всё меньше и меньше, и они стали медленно готовиться к вмешательству в происходящий бардак по первому же прямому приказу Кацураги, обращённому непосредственно к ним: со своих мест повставали, ладонями пояса и портупеи у пистолетных кобур затеребили, неодобрительно нахмурились (последнее - самое важный пункт!), и всячески приготовились словом или делом выразить своё “фи”.              - Ударишь меня? Ja… gut! Именно этого я и добиваюсь. Реалистичности. Я ведь твой “враг”! - Издевательски подначил девушку Синдзи.              Мысленно досчитав до определённой, известной только ему временной отметки, Икари-младший сделал незаметный шаг назад и отвёл руку с “плетью” за спину, готовясь к хорошему такому замаху своим “оружием”.       Мисато его ожиданий не подвела. Сначала, сигнализируя о прекращении “наркоза”, у неё задёргались руки. Затем словно бы находящуюся слегка навеселе девушку повело на неустойчивых ногах… но уже спустя пару секунд она твёрдо развернулась в сторону “Синдзиила”. При этом лицо Кацураги, полностью окупая усилия, потраченные на уже устроенную часть “представления”, ясно выражало непреложное намерение привести в исполнение ранее озвученное ею обещание надрать некоему паршивцу зад.       ...Однако, как бы там ни было, рекреация сражения ещё не предполагала вступление в рукопашную импровизированной “Евы” (...в кавычках лишь из-за принятых в NERV обозначений, так как девушке-капитану как раз таки данное древнеиудейское женское имя подходит куда как больше, чем огромному бесполому биороботу). Рекреация на то и рекреация, что повторяет в ином масштабе уже произошедший ход событий до максимально возможно доступных к повторению мелочей. Поэтому в руки слегка обалдевшей от этого Мисато, подождав тройку секунд с момента её “детокса” и дождавшись тем самым когда ту перестанет трясти (скорее уже от холодной ярости, чем от остаточного воздействия “подлого яда”), незаметно подобравшаяся Фэй всучила ни много ни мало, а полновесную Steyr AUG с коротким стволом. И следует заметить, снаряжённая боевыми патронами калибра 5,56х45, австрийская штурмовая винтовка своей формой действительно поразительно походила на известные многим из присутствующих NERV-овцев очертания евангелионской “Pallet Gun” в миниатюре. Ещё больше, правда, на неё походила бы малоизвестная Steyr ACR, схожая с большим электромагнитным орудийным комплексом почти что как две капли воды с поправкой на их соответствующие боеприпасам магазины(http://samlib.ru/img/d/dimitrow_r_i/bytxbogom-legko/pg-lookalike.png)… но право слово, как и где бы территориально ограниченный Токио-3 контингент наёмников, пусть даже таких как Deciders International, смог бы найти столь редкий экземпляр, выпущенный во всём мире в количестве лишь нескольких тестовых прототипов, так и не пошедших в серию? Да ещё и для такого пустякового, на самом деле, повода, как показательная порка.              - “Евангелион” получил доступ к штатному дальнобойному оружию. - Без каких-либо эмоций в голосе прокомментировала происходящее китаянка, временно заменив собой “ведущего” по причине занятости того, кто играл данную роль до сего момента.              ...Раз, и большинство собравшихся людей повскакивали со своих мест, заторможенно готовясь нырнуть под стулья, опрокидывая при этом немногочисленные столы - последние пусть и не задержат шальную пулю, но хоть какое-то укрытие… Все присутствующие проходили хотя бы базовую стрелковую подготовку, все знали о том, какую опасность может представлять огнестрельное оружие в небрежных руках не соблюдающего технику безопасности стрелка-новичка… и всё те же все могли себе лишь в самых страшных кошмарах, пробирающих ужасом до глубочайших фибр души, представить степень опасности стрелка обученного и при этом доведённого до белого каления с соответствующей потерей критичности восприятия. Да ещё и вдобавок женщины.       Гремучая смесь коктейля полнейшей непредсказуемости, возведённая не то что в квадрат - в куб!              - Ложись!!! - Всё-таки “отмер” кто-то из оперативников, оперативно же подавая пример собственным действием, аналогичным озвученному.              Сидеть на своих местах остались лишь самые тормознутые и безбашенные… ну или ещё те немногие из числа самых внимательных, которые смогли каким-то чудом заметить, что пластиковый полупрозрачный магазин Штейра показывал лишь полностью расслабленную пружину и полное отсутствие боеприпаса, а затворная рукоятка была закреплена в отведённом назад положении, демонстрируя выведенный налево девственно пустой внутри гильзовый экстрактор.       ...Собственно, именно из-за факта малочисленности сохранивших относительное спокойствие даже со стороны безбашенных и внимательных, мало кто и смог увидеть то невероятное, что произошло дальше.       Не давая Мисато и секунды на осознание ситуации, австрийская штурмовая винтовка была захлёстнута “плетью”, состоящей из ремней. И тут же выдернута в воздух из всё ещё лишь возвращающих себе цепкость рук.       ...Нет, разумеется, не было никаких фокусов с превращением кожаных полосок с плоскими металлическими набалдашниками, соединённых между собой концами, в настоящие живые “ангельские” тентакли. “Синдзиил”, к великому его сожалению, пока что не смог натренировать свой “свет души” настолько, чтобы влиять на атомно-энергетическом уровне на окружающие его вещи с целью пробуждения в них эрзац-жизни. Да ещё и походя, за какие-то секунды. По правде говоря, он вообще о чём-то таком не особо-то и слышал даже от своего “брата” и по совместительству наставника в данной “паранормальной дисциплине”. И это даже при том, что наставник тот был куда искуснее своего ученика, обладая при этом возможностями манипулирования АТ полем, которые и не снились Икари-младшему.       Просто винтовка была достаточно увесистой, только освободившиеся от временного пареза руки “Евы”, как уже упоминалось - недостаточно цепкими, а движение “плети” - неожиданно резким. На стороне “Синдзиила” оказалась обычная ловкость рук “конечностей”, плюс множество факторов, которые словосочетанием “и никакого обмана” назвать увы крайне сложно в виду их бытности этим самым “обманом”, в наиболее широком понимании данного слова.       ...Сама же пойманная “Ангелом” на лету, откинутая примерно в его сторону винтовка, оказалась в какое-то мгновение ока… нет, не смята, а относительно аккуратно и вызывающе быстро, явно в насмешку над придуманными конструкторскими нормативами её сборки-разборки на время, дизассемблирована и небрежно брошена на ближайший стол в виде уже запчастей с комплектующими.              - Орудие Евангелиона уничтожено щупальцами непреклонно атакующего Ангела. - Всё так же монотонно и громко прокомментировала Фэй произошедшее, прилагая одной лишь ей (и, возможно, Синдзи) известное количество усилий для того, чтобы сохранить при этом лицо безучастным и не скатиться в так и прущее из всех щелей ехидство.              - БЕЙ ИЛИ УМРИ! - Внезапно на полном серьёзе крикнул Синдзи застывшей на миг Мисато.              Ощущение серьёзности происходящего второй раз за сегодня, после момента с автоматом в руках у капитана, накрыло присутствующих, что продолжили осторожно взирать на действо из-за импровизированных укрытий.       Кацураги же в свою очередь встрепенулась, отбросила непонятное состояние, связанное с попавшим в её руки боевым огнестрельным оружием, и “вспомнила”, что вообще-то она сейчас вроде как находится в самом настоящем бешенстве, целью запланированного вымещения которого является некий непонятно что творящий паршивец. Два шага в его сторону, и хорошо поставленный, техничный удар правильно и до нужного усилия сжатым кулаком полноценно врезается в челюсть… всё-таки “Синдзиила”. Можно было бы сказать, “Икари Синдзи”, но под этим именем у большинства из “новых знакомых с NERV” подразумевается несколько странноватый, но всё же человек… а тут не иначе именно “Ангел” стал жертвой удара. По-другому попросту не объяснить тот факт, что чётко сделанный удар вышколенной в армии “машины для убийства” (выглядящей как хрупкая девушка), в остальное время легко проламывающий в лучших традициях тамэсивари толстенный пенобетонный блок, лишь покачнул голову чудовища в фирменной кожаной броне. “Синдзиил” натуральным образом даже не моргнул, не сводя серьёзного и полностью ясного взгляда со взбешённой девушки “Евы”. Та в ответ на подобное “пренебрежение её усилиями” ещё более злобно сверкнула глазами, резко отступила на полшага, и ещё более быстрым и мощным движением заехала в голову “противника”... пяткой с разворота.       ...Нет, не в киношно-пафосном стиле некоего “крутого американского рейнджера”, а вполне себе рабочим движением “уширо гери” из японского каратэ Кёкусинкай… сугубо прикладной разновидности этого и без того не слишком спортивного стиля. Ну или движением “твит чаги” из корейского Тхэквондо - кому как больше нравится, так как оба эти движения отличаются лишь названием и происхождением... и по грубой мощи и эффективности вкладываемых усилий являются одними из опаснейших для жертвы ударных приёмов из всех возможных (куда как опаснее банального удара кулаком), уступая в этом пальму первенства лишь ещё более брутальному удару коленом в проламываемую им грудную клетку из таиландского Муай Боран. То есть, тому удару, который для Кацураги “Евы” был в любом случае сейчас недоступен ввиду разницы роста и “природной” грудной бронированности “Синдзиила”. Так что да, можно сказать, “Ева” ударила максимально беспощадным и эффективным образом, вкладывая в данное движение всю имеющуюся в её наличии мощь с яростью. Вряд ли бы даже какой-нибудь реальный мастер единоборств на её месте мог бы справиться лучше.              - С-с-с-с… - Злобно прошипела “Машина для убийства”, пытаясь выдернуть пятку в полусапожке на низком каблуке из заблокировавшей её ладони чуть ли не зевающего “Ангела”, не соизволившего даже как-либо иначе пошевелиться.              ...Массы и силы оппонентов, увы, оказались принципиально неравны. В момент соприкосновения своей нижней конечности с тем, что заменило собой цель удара, девушка “Ева” почувствовала лишь прострелившую её пятку боль, будто от удара незащищённой частью тела по нерушимому скальному массиву.              - Обычные “hand-2-hand” атаки Евангелиона против Ангела показали свою малую эффективность. - Быстро прокомментировала китаянка.              Кое-как вырвав себя из цепкой хватки, “Ева” тут же потеряла равновесие и стала заваливаться назад, пытаясь скомпенсировать инерцию малыми скачками на одной ноге, что со стороны выглядело… довольно забавно. Однако “зрители” снова не успели даже улыбнуться: Фей подхватила “машину для убийства” со спины, незаметным движением всунув той в руку нож боуи, с первого, да и со второго взгляда довольно похожий своей формой на показавший себя единственно эффективным в бою с настоящим Ангелом прогнож. А дальше...       Дальше Кацураги “Ева” улетела вперёд, в сторону “Синдзиила”, будто кто-то придал её пятой точке солидного ускорения сзади. Опять же, лишь немногие заметили, что это именно так и было: китаянка не только вложила холодное оружие в ладонь не желающей успокаиваться девушки биоробота, но ещё и успела направить её руку с “прогножом” в сторону “Ангела”, и даже хорошо так подтолкнуть, пока та не успела понять, что оружие, в общем-то, отнюдь не тренировочное - Фей всей своей душой презирала тупые клинки и уж точно их при себе не носила ни в каком из возможных видов.       ...Собравшиеся дружно ахнули, увидев как “Ангел” самостоятельно скорректировал хаотично-направленное движение руки с “прогножом” своей “противницы”, и помог воткнуть его себе в район между плечом и ключицей. А потом, сохраняя невозмутимое выражение на своей физиономии, с силой толкнул девушку “Еву” обратно от себя.       На этом этапе, молчавший всё это время пожилой замком уже твёрдо для себя решил вмешаться, так как всё зашло слишком, по его мнению, далеко: настоящие ранения (да ещё и такого важного лица, как пилот Евы-01) в “постановке” - это явно лишнее. Однако что-то всё же заставило его слова застрять в горле, и самого его повременить с выводом. Наверное, всё же, пресловутая невозмутимость изображающего “Ангела” молодого человека... Да и присмотревшись повнимательнее, опытный бывший профессор и полевой хирург заметил, что лезвие зашло в броню едва ли на полсантиметра, скорее уж вдавив в участке с тонким слоем “наполнителя” неповреждённую “складку”, будучи при этом зажатым между двух сомкнувшихся соседних по отношению друг к другу бронепластин груди и наплечника.              - Прогнож Евы нанёс хоть какие-то повреждения структуре Ангела! Однако этого явно мало, чтобы поразить врага! - Оживлённо заметила Фей.              - Синдзи… - Вдруг “протрезвела” начавшая бледнеть от страха Мисато, застыв своим взглядом на торчащем из плеча парня ноже.              Губы девушки приоткрылись в удивлении, ранее нахмуренные брови резко взметнулись, суженные глаза расширились. Одна ладонь обхватила запястье второй руки, а другая ладонь несмело отгородила от всех подрагивающий в намёке на ужас рот.              - Пилот Евангелиона, вы безоружны! Минута до отключения! - Довольно метко тем временем спародировала Фэй саму Кацураги в аналогичный момент боя с Самусиилом.              Собравшиеся все как один только сейчас обратили внимание на не пережившее многочисленных перипетий “гнездо” коаксиального кабеля, долженствующего изображать питающий кабель Евы. Очевидно, либо в момент удара ногой с разворотом, либо ещё когда, он попросту отвалился от резкого движения.       Мисато тем временем явно надолго “затормозила”, пытаясь выйти из слишком реалистичного видения, в котором она проткнула чуть ли не сердце человека, от благополучия и здоровья которого зависит судьба, вероятно, всего человечества. Сказанное шебутной китаянкой она смогла воспринять лишь секунд через десять, облегчённо выдохнув сквозь сжатые зубы - после того как визуально удостоверилась в неопасности нанесённой ножом “раны”. Да и то сказать, “восприняла”: как-то на автомате дёрнулась, занесла руку за спину, потрогала ею какие-то непонятные карабины с клеммо-зажимами на поясе, поняла что закрепить кабель в них самостоятельно никак не сможет, тем более не под этим слегка ехидным взглядом снова готовящего “плети” Синдзи, и… подняла руки вверх, признавая своё поражение.              - Сдаюсь. Я всё поняла. Больше не повторится.              Икари-младший нахмурился, отбросил на стол сцепленные ремни, картинно выдернул из себя кончик торчащего между пластинами ножа, отдал тот появившейся по правую руку от него Фэй, и заметил спокойным, внятным, но достаточно громким голосом:              - А вот мне кажется, что не поняла. Готов спорить: если я сейчас спрошу, кто и в чём конкретно провинился, то ты мне не сможешь чётко ответить.              Кацураги, изобразив лицом нашкодившую школьницу, опустила взгляд и начала мяться, будто ожидающий втыка проворовавшийся каптёрщик перед полковником, вызвавшим того для отчёта за нехватку какого-нибудь важного инвентаря, что вскрылась лишь по результату внеплановой и столь несвоевременной проверки высокой комиссией. Типа примерно такого (если убрать обязательные трёх-этажные матерные конструкции): “ну что же ты, дуралей? Ну я же всё понимаю, зажилил чуток того, пару банок сего… ну, ящик. Знаем, проходили. Ну, два… НО НЕ ЦЕЛЫЙ ЖЕ ТАНК, А?! ДА ЕЩЁ И В ТАКОЙ МОМЕНТ ЖЕ, НУ?!”, а виноватый каптенармус при этом чтобы краснел, бледнел, покрывался холодным потом из-за описываемых нерадостных перспектив, и только и мог бы в ответ тихонько блеять что-то вроде “В-нават тащ полкан! Так точно! Бу сдел-но тащ полкан! Есть драить очко весь срок!”...       В общем, данную пантомиму со стороны провинившегося лица бравая капитанша попыталась выразить без слов, одной мимикой… и что удивительно, у неё даже что-то начало получаться, судя по жалеющим взглядам, бросаемым на неё её же собственными “сослуживцами”.       ...Однако Синдзи, даже глядя на это, увы, так и остался непреклонен.              - Я жду ответа, капитан.              Помявшись для порядка ещё немного, Кацураги лишь молча опустила голову ниже, скрывая глаза собственной чёлкой волос: ответить ей было действительно нечего. Она была готова признать, что бой с Ангелом прошёл попросту ужасно, и что в этом действительно вина недостаточной подготовки “театра боевых действий”... однако предметно, по каждому из пунктов, которые ей мог бы инкриминировать Икари-младший, имелись и имеются свои нюансы, не позволяющие что-то сделать иначе. Тем не менее, что-то доказывать сейчас, перед лицом стольких коллег, не бывших во всё это посвящёнными… подобные нюансы будут выглядеть лишь жалкими оправданиями. Ну, например, недостаточное количество ракетных установок в ключевых точках - из-за ограниченности статьи целевого бюджета. Тут же последует вопрос, мол, а почему на “что-то там” менее полезное отводится больше средств, и что она, Мисато, скажет? А ничего. Разве что сакраментальное “начальство так решило”. Ну и как она будет выглядеть после такого “стрелочничества”?              - ...И это - капитан специального научно-военного института под эгидой UN. Начальница целого отдела. Едва ли не самого важного, от которого зависят жизни миллионов людей… Позор. - Припечатал Синдзи, жёстко “пройдясь железным сапогом” по уже и так пострадавшей самооценке Кацураги.              Под конец издевательской речи Икари-младшего пронзали недобрые взгляды уже почти всех присутствующих. Всё же к местному “маскоту” (Мисато) уже успело сложиться особенное отношение, даже несмотря на то, что она таки успела до этого себя поставить, как жёсткого, в самые нужные для этого моменты, командира. Даже многочисленные технари и некоторые научники из числа присутствующих вынуждены были в своё время признать, что высокую должность девушке дали отнюдь не за красивые глаза и прочие телесные части - она умела “ставить на место”, добиваться своего, умела спорить с начальством ради выполнения поставленной цели… только вот почему-то с текущим командующим и его заместителем вышла загвоздка, но и только.       И тем не менее, от всех этих взглядов Синдзи даже не поморщился. Кажется, сегодня его бы не смогло пронять вообще ничего, из того что по отношению к нему могла бы предпринять “достопочтенная публика”.              - Ну и что вы все на меня так смотрите? - Процедил Синдзи в сторону зала. - Думаете, вы все сработали лучше, и имеете какое-либо право её защищать? Или, может, даже меня в чём-то обвинять? Так вот у меня новость: я-то как раз сделал всё от меня возможное, и даже перешёл границу ранее казавшегося невозможным. И виноваты в данной показательной рекреации большинство из вас, коллективно. Из-за того что вы все тут решили расслабить свои булки после первого относительно легко убитого Ангела, мне в бою пришлось рвать свой зад на старый британский флаг! Где инициатива? Где выводы из прошлого боя, я вас спрашиваю? Нет их.              - Мгмм… о какого рода выводах и… инициативе ты говоришь, Синдзи? - Подала спокойный голос Акаги, разряжая возникший было в зале недовольный ропот.              Молодой мужчина в коже поморщился.              - Да уж о всяких разных, которые могли бы быть предоставлены начальству в лице тебя с Мисато. Примеры? Их есть у меня. Вагон и одна тележка.              Тут Икари-младший неожиданно повернулся к одному из техников, молчавшему всё это время пожилому худощавому японцу, нашедшему в себе достаточно достоинства чтобы не роптать в ответ на озвученные обвинения в некомпетентности.              - Йоши Сузуки, ответственный за работу и обслуживание ракетно-ускорительных установок, шахт, лифтов и геофронтовских спецрейсов.              ”Вопрос” Синдзи, заданный с целью удостовериться не в работе собственной памяти, а в правильности имеющейся информации, прозвучал без абсолютно каких-либо вопросительных интонаций, как явное утверждение.              - Именно так, господин старший лейтенант. - Без лишней суеты и особого пиетета подтвердил мужчина сказанное.              Синдзи довольно улыбнулся. Ему нравилось иметь дело с профессионалами.              - Мой вопрос к вам уже прозвучал ранее. Зачем на этапе предконтактной подготовки в Еву сначала вкручивают кабель, у катапульты на поверхность - выкручивают, и на уровне земли опять вкручивают обратно? Логика диктует необходимость первого или последнего, но никак не двух остальных.              - Так-то оно так, Икари-сан. - Поморщился техник. - ...Однако отсюда до поверхности почти километр. Вы представляете себе вес километра питающего Евангелион сверхпрочного кабеля? И какие дополнительные нагрузки на ускорители и систему в целом возникнут в связи с его подъёмом с одновременной отмоткой...              - Достаточно, Сузуки-сан. - Прервал техника Синдзи. - Я кое-как дружу с физикой и механикой. Не то чтобы я хотел вас как-либо проверить или что-то такое… просто мне надо было услышать от вас то, на что вы обратите моё внимание первым. Ну, что ж, допустим. А почему тогда кабель вообще вкручивают и выкручивают ещё до старта?              - Синдзи… это долго объяснять на самом деле. - Вмешалась Акаги. - Ты уверен, что хочешь прослушать часовую лекцию... за время которой будет парализован её выслушиванием вместе с тобой немалый сегмент персонала, привлечённого на данное, хм, шоу?              - А вы дайте выжимку, Акаги-сан. - Улыбнулся Синдзи на этот раз девушке в лабораторном халате.              Та в ответ вздохнула, и принялась объяснять:              - Я попробую… итак, есть такой комплекс - “Нерв А10”. Грубо говоря, это встроенный в Еву биологический сопроцессор высокой мощности с сопутствующей синтетической периферией, выполняющей роль нервной ткани юнита ноль один и остальных. Нерв А10 позволяет пилоту относительно безболезненно синхронизироваться с телом биоробота, фильтруя сигналы в обе стороны, дабы они принимали необходимый вид, и ты, как пилот, мог двигать, например, руками и ногами Евы, словно своими собственными. На работу этого комплекса и тратится основная часть подводимого к Евам электропитания. Их опорно-двигательный аппарат, как ни странно, несмотря на почти что нерабочие пищеварительную и дыхательную системы, “питается” в целом исключительно внутренней энергией, накопленной в волокнах тканей и специальных прослойках... механизм восполнения потенциала которых слишком сложен и даже в выжимку его никак не вместить. Существует, правда, незначительная теоретическая вероятность того, что даже при отключении или некорректной работе Нерва А10 пилот сможет продолжить находиться в синхронизированном с Евой состоянии… я говорю про печально известный “режим Берсерк”, названный так из-за того, что Ева при такой синхронизации управляется подсознанием и спящими в пилоте животными инстинктами - ведь сознательные импульсы без фильтрации соответствия попросту “не проходят”. Но это я уже немного отклонилась от темы. Возвращаясь же к твоему вопросу. Кхм-кхм...              Рицуко прокашлялась, приводя в порядок успевшее слегка пересохнуть из-за всё же начатой лекции горло. Мисато тем временем дождалась, когда Фэй выймет из неё все иголки, и устало повалилась на ближайший стул, став слушать и наблюдать. Ей никогда ещё не было стыдно перед столькими людьми одновременно, однако по её, Мисато, личной оценке ситуации выходило, что данная встреча могла на самом деле и принести некие полезные для дальнейшей работы плоды грозящей затянуться надолго дискуссии.              - Ещё короче, если можно, док. - Ехидно попросил Синдзи.              - Гм… ещё короче? Ну ладно. - Согласилась Акаги. - Перед каждым запуском твою Еву нужно протестировать. Как нам получить результаты от столь, я надеюсь ты уже понял насколько важного, Нерва А10... как не через кабель, вставленный напрямую в Еву?              - Удалённая радиосвязь? - Пожал плечами Икари-младший.              - Ненадёжна. - Отрезала Рицуко. - Евы с Ангелами по умолчанию генерируют АТ поле в минимальной мощности… которое, тем не менее, создаёт помехи в плане широкого спектра волновых излучений, пока находится близко с их источником. Так мы их, Ангелов, косвенно и находим, кстати. В пассивном режиме - очень слабые помехи, в активном же, с применением “защитного поля” - достаточно сильные. Вплоть до невозможности работы рядом с полем различного рода электроники... Сигналы Нерва А10 очень комплексны и сложны, малейший сбой в связи может поменять всю предоставляемую нам картину. Так что, увы, но при подготовке нам нужен прямой контакт MAGI с Нервом А10. Это очень важно, так как если не учесть гипотетические флюктуации гармоник и прочих нейропоказателей пилота во время его вторичной синхронизации с Евой, и не сделать соответствующие поправки в алгоритмы динамических настроек сопроцессора, то уровень синхронизации может упасть прямо во время боя, в самый неудобный момент. Ну или ты внезапно заметишь, что при выполнении некоторых действий у тебя оказываются завышены болевые показатели обратной связи… или, там, резко возникнет временной лаг между отданной тобой командой и выполнением её Евангелионом… разные могут быть варианты.              - Познава-а-а-ательно, да. - Протянул задумчиво Синдзи. - ...Хорошо, док, продолжим. Но я ещё выскажусь по всему этому... последним, окей? Сузуки-сан, а вот скажите, почему вывод Евангелиона из креплений по нормативам происходит аж за двенадцать секунд, и даже экстренное подсоединение к нему кабеля в бою - за восемь? Да ещё и при обязательной необходимости неподвижного состояния?              - Так ведь… - Задумчиво пожевал губу техник. - Кабель-то большой, Икари-сан. Это не обычную вилку в розетку воткнуть. Да и силы, которые ему приходится выдерживать на излом при резких перемещениях Евангелиона… тут обычным штырём или даже крупной резьбой не обойтись. Из-за этого необходима сложная система с десятком направляющих, запорными механизмами и контр-зажимами… долгий вывод Ев из катапультных креплений тоже с этим же связан - нагрузки. Сделать крепления проще, значит допустить риск “слетания” такой махины, как Евангелион, с направляющих. Ничего не поделать...              - У кого-нибудь есть мысли, замечания? - Прервал Синдзи пожилого мужчину несколько невежливым махом руки, после чего обратился к остальному залу. - ...Нет? Ла-а-адно… ну хорошо, а вот ты, Макото.              - Я? - Переспросил напряжённо вскинувшийся оператор и по совместительству помощник Мисато.              - Да. Насколько я успел узнать, ты у нас штатный специалист по вооружению Ев…              Хьюга кивнул, подтверждая сказанное.              - ...Прошлый бой наглядно показал, что кинетическое оружие против Ангела малоэффективно, да ещё и требует непосредственной близости и нейтрализации Евой АТ поля для нанесения хоть какого-либо урона. А прогнож, как вы его называете, хоть и проходит с некоторым трудом сквозь броню, но может элементарно увязнуть и сломаться, так и не достав из-за своей длинны до жизненно важных органов Ангела, буде таковые у него найдутся. И что же? Ты хочешь сказать, что ты тоже не вынес из того первого боя никаких выводов?              Макото пожал плечами:              - Синдзи… скажу прямо. То что у нас есть - лучшее из лучшего. Вряд ли его можно как-то серьёзно переделать вот так сходу. На это требуется совместная работа множественных конструкторских бюро и производственные мощности, подходящие под экстренные и нестандартные запросы. В общем… через пару лет разработки и внедрения, может, что-то и получится, но никак не за такой короткий промежуток времени, как между твоим первым и вторым боем в Евангелионе.              - Угу… не получится, значит. Мощности нужны, ага… - То ли всерьёз, то ли дразня нового знакомого, повторил Синдзи. - ...Ладно. У меня ещё ко многим из вас есть вопросы, но мне всё это уже надоело. Нужно сменить формат данного… совещания.              Закончив озвученную мысль, Синдзи вдруг преобразился - настолько по-хищному злобным стало его оскаленное лицо. И это если на секунду забыть о вновь проецируемых им наружу потустороннем страхе и боевом предвкушении.              - ...Что, ёкаи вас подери, мешает вам расположить катушку с кабелем питания Евы у поверхности, под парой бронеплит Геофронта?! И подвесить конец кабеля у входа в катапульту здесь, в Центральной Догме, для его оперативной готовности к контакту, раз уж вы не можете додуматься до какой угодно другой формы контрольной связи, вроде лазерного луча или акустических сигналов проникающей частоты?!              Представители технического, научного, да и оперативного отделов NERV (ведь даже в солдаты сюда принимают только с достаточным уровнем образования) поражённо замерли, пытаясь осмыслить только что перевёрнутый для них “мир”: пару секунд назад подросток четырнадцати лет отроду, вроде как без специального образования и с отсутствующим стажем работы в местной конторе, всего в нескольких предложениях вполне обоснованно и аргументированно “опустил” проектировщиков и ответственных лиц ниже плинтуса. У большинства присутствующих мысли заколебались между оформлением их в отборный мат, и предложения типа “А ведь он прав…” или “И как я сам до этого не догадался?!”. Синдзи меж тем продолжил распекать “бывалых офицеров”, не скупясь на выражения и тон, с которым обычно общаются с людьми, в чьих умственных способностях очень сильно сомневаются:              - ...А во время подъёма катушка у поверхности в таком случае будет, наоборот, сматываться, создавая тем самым дополнительное подъёмное усилие, ещё и убирая при этом излишек нагрузок с шахтовых направляющих! Что в свою очередь позволит упростить эти ******* крепления, из-за тормознутости которых я накануне чуть не сдох, Машу Вать! Почему вообще нельзя начинать эту ёкаеву процедуру разнятия креплений ещё ДО “конечной остановки” Евы, когда она выходит на финишную прямую направляющих, с которых всё равно уже оттуда никуда не слетит, чтобы к моменту прибытия на поверхность Евангелион уже был готов к сражению?! Почему этот... “хитровыкрученный” кабель при контакте с гнездом попросту не “приклеивается” одноразовыми пиро-баллонами с супербакелитом какой-нибудь специальной формулы, которую можно бы так же быстро растворить соответствующим катализатором распада, дабы иметь возможность менять источники питания, так их и разэдак, моментально, как это и требуется в бою?! Раз уж данное вещество у вас способно обездвиживать даже такую махину, как Евангелион, то уж склеивать намертво “поводок” Евы с ней самой должно для него быть гораздо более плёвым делом! А оружие? Почему, *******, оружие раздаётся хрен его знает где - в каком-то неудобном соседнем с точкой выхода здании, или прочих е*****, когда можно снарядить Еву ещё на стартовой площадке в Догме?! Да и оружие… Макото! Ну какого *******, а?!              Лицо Синдзи повернулось к означенному персонажу, уже гораздо менее уверенному в правильности своих предыдущих утверждений.              - Макото Хьюга! Скажи мне! Ну как же так получается, что меня в Еве выпускают в бой с пусть и навороченным, пусть скорострельным, но всё же банальным стволом-аналогом “кинетической артиллерии” в руках против Ангела, даже в отсутствии его “защитного поля” всё равно плюющего на слаженные залпы многочисленных РСЗО и НУРСов? Там же совершенно несопоставимые импульсы энергий на одну и ту же площадь поражения за единицу времени! Не в пользу этой, так называемой, “Pallet Gun”, разумеется. И ладно она бы была удобной в ближнем бою, в который мне необходимо ввязаться для нейтрализации АТ поля… но нет! Никакой эргономики для CQC! Занимает обе руки - раз, длинный ствол мешается в партере с Ангелом - два, прочность пушки по сравнению с рукой Евы вообще никакая, из-за чего результативнее ударить кулаком, чем прикладом - три! Почему, ёрш твою медь, нельзя хотя бы укоротить ствол и присобачить орудие на плечевые пилоны Нольпервого?! Резать же - не добавлять! Религия мешает? Или пресловутое отсутствие мощностей и длительности работы конструкторских бюро? Ну хорошо… а ракеты с БЧ объёмного взрыва? Или ты не видел, что Ангел рассекал дым собственным телом, вместо того чтобы тот расползался перед ним на типичном расстоянии детонации “твёрдых” снарядов… что говорит о том, что газообразные или аэрозольные взрывчатые смеси АТ поле вполне себе должно пропускать! По крайней мере, вплоть до непосредственного взрыва, в теории, и конкретно у этих двух Ангелов, с которыми я сражался.              ...Бедный Хьюга за время монолога за авторством одного юного наёмника ошалело попеременно переводил направленность своей очкастой физиономии с Икари-младшего на уже прикрывшую лицо ладонями Мисато, которая тем самым якобы попыталась полностью откреститься от необходимости отвечать на столь справедливые вопросы. Выглядело это со стороны девушки совершенно по-детски, в стиле японского аналога незабвенной европейской игры с обязательными “сэйфти скричами” типа “Я в домике, меня не тронь!”...              - Прогнож, Макото! Глубина его лезвия - что комариный укус тому же Самусиилу! Даже загнанный на всю глубину в его ядро!!! Какого демона в арсенале Евы до сих пор ещё не появилось, ну скажем, мачете... сделанное из Сакиильского лезвия, выдвигавшегося из отчекрыженной мною у него лапы?! Присобачить “рукоять” к большому и твёрдому куску материи тоже сложно было, да?! Мощности? Конструкторские бюро? А?              - Постой, Синдзи! - Замахал руками Хьюга. - Этот образец у нас утащили научники! Я даже при всём желании...              - Синдзи, останки Сакиила - в первую очередь исследовательский материал! - С негодованием из-за подобного “покушения на святое”, тут же отбрила Акаги.              - Нда? А я вот видел этот “исследовательский материал” в “деле”, и могу сказать, что он очень даже похож на ДОЛБАНОЕ ОРУЖИЕ! Которое располовинивает YAGR, словно раскалённый нож рассекает ломтик масла, по какому-то недоразумению обзавёдшийся реактивными пилонами для полёта. И пробивает укреплённое здание навылет не таким уж и сильным ударом!              - В наших же интересах сначала побыстрее его изучить! - Возразила запальчиво учёная.              - В наших интересах… - Начал, насмешливо, Синдзи. - ...Выжить! А для этого надо сперва дать мне эффективное оружие. Которым я ко всему прочему смогу, если будет на то рациональная необходимость и возможность, “настрогать” ещё частей тел Ангелов для изучения, прежде чем они решат самоубиться в кашу по заразительному примеру Сакиила!              Акаги открыла рот с целью возразить... однако помедлила, подумала, и не проронив ни слова, закрыла его обратно.              - Если я вдруг окажусь, например, в саванне, с голым задом вместо набора выживания, и буду знать что мне предстоит отбиваться от голодных шакалов… - Проникновенно продолжил Икари-младший. - А под рукой окажется лишь заострённая прямая ветка и представляющий уникальную палеонтологическую ценность кусок закаменевшей породы… то я без сомнения сооружу из него и ветки копьё. Ведь если я умру, то камень мне уже точно больше не понадобится ни в каком виде… разве что достаточно большой, да и то в качестве надгробия. А если с помощью нормального орудия выживу, то... кто знает? Может, за свою жизнь ещё успею найти и не одну подобную диковинку? На войне все средства хороши, доктор.              - Ох уж мне эти выживальщицкие аналогии… - Громко пробурчала Рицуко, отворачивая скривившееся личико. - Будто бы они применимы к текущему положению дел...              - Вот как раз именно они и применимы! - Жестко отрезал Синдзи, после чего отошёл от Акаги, подошёл к другому ближайшему столу… и громко стукнул по нему кулаком, заставив резким звуком присутствующих втянуть головы в плечи, после чего обратился уже ко всем, неожиданно грубым, не подразумевающим шуток тоном: - Очнитесь, господа. Вы - на грёбаной ВОЙНЕ! Второе явление Ангела за столь короткий срок и в то же самое место - вовсе не совпадение. Это проверка боем. А значит, дальше, скорее всего, будет только хуже! Я не стану сейчас лишний раз напоминать об ответственности, что лежит не только на моих, но и на ваших плечах тоже. Напомню лишь о другом: я - наёмник, и однажды я своё дело сделаю и уйду. А вам, ВАМ тут оставаться и смотреть в глаза людям, чьи родственники погибнут из-за задержавших меня неудобств и неисправностей, что не позволили или не позволят мне воевать ТАК и ТОГДА, как мне удобнее.              ...Хмурые лица NERV-овцев, опущенные головы. Все всё понимают и без подобной накачки. У большинства - семьи и любимые, живущие в городе. Кто-то, может, даже и успел потерять близкого человека. Всё же Сакиил тут побушевал весьма изрядно.              - Инициатива, как говорится, ***** инициатора. - Покачал головой Синдзи. - ...Особенно, в военное время, и особенно если она провальна. Однако в случае её пользы для победы, она возводит инициаторов в герои! Так может хватит уже расслаблять булки, надеясь на выводы и расчёты, сделанные задолго до фактических боёв с Ангелами? Я СПРАШИВАЮ ВСЕХ ВАС!!! Кем вы хотите запомниться будущим поколениям: мёртвыми исполнительными болванами, или героями?!              Звенящая тишина прозрачным ватным маревом, едва ли не ощутимым от напряжённости на ощупь, повисла над головами собравшихся в актовом зале. Люди молчали, коллективно “обтекая” и разглядывая свои ноги - никто не посмел поднять свой взгляд и встретиться с аналогичным у человека, стоящего впереди. У человека, который их всех уже дважды спас, и который только что озвучил самые простые, самые понятные жизненные истины. Озвучил их таким образом, что все их карьерные старания, всё это прикрывание своей лени при помощи якобы субординации, и все нехитрые деловые заскоки на внутрикорпоративную политику… всё показалось таким, каким оно и было на самом деле - не важным, по сравнению со всеобщим выживанием.       ...Ведь некоторым всё же таки приходили только что приведённые Икари-младшим идеи на ум. В той или иной форме, или же даже совершенно другие, или их аналоги… однако большинство решило попросту отмахнуться от подобных мыслей. Решив, что начальству попросту виднее.       ...Как бы там ни было, среди тех, кто не отважился поднять взгляд, всё же нашлось одно живое исключение. Со стороны Козо Фуюцуки, после длительной, невыносимой для остальных паузы, послышались редкие, но внятные хлопки аплодисментов.              - Замечательно, Икари-кун! - Вполне себе искренне и одобрительно сказал пожилой замком, вставая со своего места. - Именно на подобную “встряску” с твоей стороны я и надеялся, когда получил оперативный отчёт нашей службы безопасности обо всём этом… “шевелении”. Даже рассчитывал на намного меньшее - ты превзошёл все мои ожидания. Честно говоря, я уже задумывался о том, что нам жизненно не хватает некоего свежего взгляда на ситуацию в целом. Серьёзно задумывался. После прочтения сводных отчётов о результативности всех мер в первом нашем столкновении с третьим Ангелом.              Статный седой мужчина вышел вперёд, поближе к кафедре. И пока он шёл, на звук его шагов невольно поднимались серьёзные, умные лица. Умные - не потому, что уже мысленно нашли чем возразить зарвавшемуся Третьему Дитя при возможной весомой поддержке “взявшего на себя огонь” высокого начальника. Умные - потому, что, наконец, поняли, насколько и в чём были неправы.              - Дорогие коллеги. - Дойдя до запланированной точки и обернувшись в сторону зала, взял слово Фуюцуки, вдохнув поглубже и продолжив отнюдь не по-боевому резким, как ожидалось от человека, в другое время щеголяющего в форменном NERV-овском мундире со знаками различия целого полковника, а скорее лекторски-спокойным, хорошо поставленным рассудительным тоном: - Мы, действительно, расслабились после первой победы. Подумали, что если победили один раз, то и остальные как-нибудь “вытащим” на той же тактике и стратегии, при тех же средствах и инструментах. Очень… опасное заблуждение. Практика столкновения уже со следующим Ангелом показала, что они чуть ли не в корне отличаются друг от друга по возможностям и поведению. Что это значит? Это значит то, что теперь, когда в следующий раз снова взвоет наша тревога, предупреждая нас и защищаемых нами мирных жителей об очередном вторжении, нам предстоит быть готовыми встретить что угодно...              Дальше Синдзи слушать не стал. Он своё главное дело на сегодня сделал. Сейчас замком толкнёт длиннющую речь, призванную вернуть подавленным под грузом осознанной ответственности людям боевой дух, а уже те со временем обеспечат реальную базу для войны с Ангелами для него, бывалого наёмника. Это стоило тех незначительных усилий и глупой комедии, разыгранной над Кацураги.              Надеюсь, что стоило. Насчёт приемлемости хотя бы временного усиления NERV мне SEELE ничего не говорили… ну да и не важно. Я свой Выбор пока что сделал. А там посмотрим...
Реклама: