Время героев. Солнечное утро 353

Джен — в центре истории действие или сюжет, без упора на романтическую линию
Naruto

Пэйринг и персонажи:
Сакура Харуно/Саске Учиха, Неджи Хьюга/Тен-Тен, Наруто Узумаки/Хината Хьюга, Цунаде Сенджу, Джирайя, Наруто Узумаки, Хината Хьюга, Саске Учиха, Сакура Харуно, Рок Ли, ОМП
Рейтинг:
PG-13
Размер:
Макси, 839 страниц, 71 часть
Статус:
закончен
Метки: Драма Дружба Любовь/Ненависть Насилие ОЖП ОМП Пропущенная сцена Юмор

Награды от читателей:
 
«Пожалуй, среди лучших работ!» от Ранилак
«Отличная работа!» от Акатава
«Отличная работа!» от Йор
«Невероятная работа *…*» от Holy_Pumpkin
Описание:
Попаданцы – зло. Так что попаданец будет в двух, ну, может, в трёх эпизодических сценах, главные герои – местные.
И это – не история о подлости, цинизме, эгоизме, хотя всему своё время и место найдётся. Попробуем посмотреть на мир глазами героев. Мы ведь помним, что нарушающие правила – мусор, а бросающие своих товарищей – даже хуже мусора?
Вот и встанем, для разнообразия, рядом с теми, кто мусором быть не желает.

Посвящение:
Дезмонду – за "Силу Юности"! Сейтимбетову – за "Дорогу Гермионы", которую я прочёл куда раньше, чем посмотрел аниме. Ктае и Фэл – за пинки. Ну и всем вам.
Отношение к критике спокойное и приветственное, но всё же старайтесь минимизировать мат, если без него никак. Людям же может быть неприятно.

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
Мы читали много фиков о предательстве, коварстве, изменах и убийствах в мире Наруто. И, как водится, этого не избежать и здесь.
Но главным образом хотелось бы рассказать о тех, кто, несмотря ни на какие препятствия и житейские передряги, остаётся героем. Иногда – не сильным, и уж точно не самым умным. Но зато они не предают, не отступают и не сдаются.
Не стоит опрометчиво судить тех, кто защищает покой и благополучие всех нас из тени. Тех, кто носит маску всю жизнь. Но когда небо готово рухнуть на землю – его удерживают не убийцы, шпионы и циники. Его удерживают герои. "Не будь героем, парень?" Это фраза, которую никогда не поймёт Узумаки Наруто!
А вот старой истине "герой не должен быть один" некоторым молодым героям ещё предстоит научиться...
ЗЫ. Когда-то начинал выкладывать на самиздате под другим названием, но много чего случилось, и мне стало не до того. Попробую ещё раз – благо на фиксе удобнее в плане редактирования текста.
ЗЗЫ Спасибо, товарищи читатели. На 25.07.2018 - топ-6 в "Джен", в жанре "Любовь/Ненависть". Я планировал эту работу немного не такой. Больше крови, больше жестокости. Вините во всем автора "Цветущего Омута Конохи". Но ненависти еще хватит. Никогда, никогда, никогда не помирятся Итачи и Саске, хотя первому суждено... впрочем, посмотрим.

Саннины

16 января 2019, 22:31
– Тело Хаширамы покоится в земле. Дух Хаширамы шагает по земле (1), – проговаривал я про себя старую песенку, просто чтобы чувствовать ритм. И спокойно себе бежал.       Просто бежал себе по скале, туда и обратно. Для шиноби вообще нормальное дело бежать по скале навстречу земле и обратно. Такие вот мы забавные зверьки.       А вот дали бы нам крутые техники! А вместо этого вот просто бегаем. Вверх. И вниз. И снова вверх. И снова вниз.       И, думаю, много ещё будем так бегать. Хотя бы потому, что, пока мы бегаем, Какаши-сенсей может спокойно себе лежать и читать свою извращенскую книжку. Правда, лежит он, позёр сраный, тоже на скале, под углом… э-э-э-э, как там учил Джи-сенсей? Вот, точно! Под углом 90 градусов к земле. И плевать ему, что обычные люди под таким углом обычно падают. Какаши на обычных людей похож так же, как Широмару на обычных собак.       И бегать нам вот так, по словам главного по подготовке Конохи-12, Асумы-сенсея, до тех пор, пока мы вообще разучимся видеть разницу между… короче, пока не научимся драться, танцевать и спать, прилепившись вот так к поверхности скалы, дерева или чего-то вроде. Надеюсь, насчёт "спать" он всё-таки прикалывается. Хотя с такой учёбой не то что на скале – на куче дерьма заснуть недолго.       Тело Хаширамы покоится в земле… дух Хаширамы шагает по земле… уф-ф-ф…       И только уродский собак Широмару не бегает, а спокойно себе что-то жрёт, как обычно. Тоже расположившись на скале, мордой вниз к земле. Умеет, сволочь блохастая. (1) Оригинал – негритянское "Тело Джона Брауна…"

***

      В общем-то, первые два года обучения пролетели почти незаметно, и, само собой, фиг же нам вместо крутых техник. Зато – очень много упражнений на реакцию, скорость и ловкость, много бега и ходьбы по вертикальным поверхностям, упражнения вроде наших игр «в ассоциации» и просто на синх… схрон… короче, на то, чтобы разную там полосу препятствий проходить строго одновременно. А полоса, ксо, из обычной пересечённой местности потихоньку прекращалась в нехило так заминированную и уставленную ловушками мечту параноика. Ну, и работы с взрыв-тегами – конечно, в основном с "хлопушками", для жизни не опасными, но то для жизни. А вот для здоровья и самолюбия – ещё как.       Миссии… обычные, в общем, дэшки, только у лягушек, которых на Мьёбокузане оказалось дохрена. Уж не меньше, чем народу в Конохе. А если чуть отскочить (всё же Мьёбокузан – особое священное место, а вовсе не единственное, где живут жабы) – глядишь, число жаб с количеством населения в Хи но Куни сравнится. Хрен его знает, поскольку мне с самого начала объяснили: рассылать своих клонов под Хенге вдаль от горы нельзя. Вообще нельзя. Совсем нельзя. Иначе – никакой учёбы у жаб и немедленная отправка в родное селение, с концами.       В конце концов, как объяснил Джи-сенсей, этот экзамен из нас троих обязателен только для Учиха. Заодно беловолосый протрепался про то, как он, экзамен этот, будет устроен. Три этапа. Теория (ксо, ненавижу контрольные работы!), полоса препятствий с милым именем «Лес Смерти» и финальный турнир с боями на выбывание.       О том, что Учиха завалит теорию, никто не беспокоится. Он, вообще-то, из-за своих жульнических глазок (а вовсе не сам по себе!) очень умный. Собственно, это мне ещё Ирука-сенсей в Конохе объяснял. Мозги владельцев додзюцу с раннего детства подстраиваются под обработку уймы инфы, которую просто пропускают мимо себя люди без суперглазок. Так что – либо тушка таки раскачивается куда серьёзнее, чем у простых шиноби, либо те же Учиха едут крышей. Может, собственно, произойти и то, и другое. По словам Джи, он знал только одного нормального красноглазого. И был им Учиха Шисуи. До ночи резни, вообще говоря, вполне себе адекватно вёл себя Учиха Итачи, но с ним Джи и не пересекался почти.       Короче, теорию Саске-теме точно не завалит. Где чего-то не знает, там сообразит чисто логикой. Или додумается списать – это (большое облегчённое фу-у-у-у-у!) не запрещено. Если не поймают, конечно. А вот для второго этапа ему в команде как раз и будут полезны парень, которого лично Джи натаскает по части барьеров и печатей (скорей бы уже!) и девушка-медик, которую шпыняет Цу-чан. Замечу, к слову – редкостно нахальная, злющая и ироничная стерва! Только её гнусным влиянием можно объяснить, что прекрасная Сакура-чан до сих пор отказывается видеть всю круть своего будущего Хокаге!       В общем, пройдём с нашим Учиха через экзамен – и дальше, в теории, можем хоть сразу на арене сдаваться. От нас с Сакурой, в общем-то, ничего особенного наше обожаемое командование пока не ждёт. Ну, оно-то нет, а вот у Джи с Цу-чан на сей счёт есть своё мнение.       Главная цель экзамена – продемонстрировать силу нашего селения всяким заказчикам с кучей денежек и другим гакуре. Чтобы знали, что здесь им не тут! И у Учиха есть вполне определённое задание: выложиться на всю катушку и показать всему миру, что у Конохи снова есть крутой шаринган. Так что ещё немного, и регулярно просыпающийся от своего сна Какаши, помимо тренировок для нас в «экономном» стиле боя (отвлеки противника метательной снастью, попробуй его на зуб в кендзюцу, отскочи, заменившись клоном или чуркой с иллюзией своей тушки, и вообще, выкладывай козыри по одному, приберегая крутые дзюцу под конец), будет в основном тренировать нашего глазастика.       Знаете, чем, вообще-то, очень помог мне Добрый Призрак? Своим рассказом о Джи-сенсее. Вот ЭТО отец мне всё же разрешил услышать. Как бы я без этого отнёсся к озабоченному здоровому старику с раскрашенной рожей, заявляющему, что он – великая жаба-отшельник? Как к придурку и извращенцу!       Но я-то теперь знаю, что Джи-сенсей на самом деле жутко на меня похож: такой же весёлый, в лепёшку ради друзей готовый разбиться, добрый умный мужик. Он – могучий и бесстрашный шиноби, который чуть не выбил Пэйну-баке его риннеганы, великий защитник Листа, ну а что в деревне редко показывается… скажем так: в Конохе почти нет таких проблем, для решения которых нужен Джирайя. А вот за пределами деревни они очень даже есть.       В общем, я Джи-сенсеем искренне восхищаюсь. И он это чувствует, ибо даже без врождённой эмпатии высокоранговые шиноби – народец невероятно умный и проницательный. И Джи от этого жутко прёт. И благодаря этому он иногда делится разными интересными секретами деревни, наплевав на запреты и прочую лабуду. Например, он рассказал мне про парня по имени Рок Ли. Оказывается, наш зелёный толстобровик – один из великих экскрементов! Это такая хитрая штука, которую учёные зачем-то ставят, чтобы узнать что-то новое и сделать что-нибудь крутое! Я только не очень понял, куда они их ставят, ну да я и не учёный и не хочу им быть.       Так вот, большинство жителей Конохи из гражданских на самом деле примерно такие же, как Рок Ли. Да и гражданские всей страны Огня тоже. Чакра в них есть, а вот чакросистема у них по каким-то причинам не формируется как надо. Рок – чуточку лучше среднего гражданского, но так, самую малость. И если экскремент признают удачным – Коноха может научиться обучать таких людей. Конечно, их уделом навсегда останется тайдзюцу – но тайдзюцу от Ли уважает даже Саске, наш твёрдый второй номер по рукопашке в Конохе-12 и обладатель крутого жульнического додзюцу. Больше двух лет у Саске ушло на то, чтобы наконец научиться сводить с нашим зелёным приятелем бои вничью. И то – только потому, что Ли сразу, напрочь и вообще запретили в спаррингах бить по глазам нашему Мстителю, а заодно уж и всем остальным.       В настоящем бою с подобным монстром Ли начнёт с «вилки» по глазам, а потом пойдёт потеха. Отдельно проверяли, нацепив на Саске вместо очков какую-то забронированную хреновину, прозрачную для шарингана – прямо сейчас Учиха успевает отбить или увернуться примерно в половине случаев. И это он заранее удара ожидает.       Правда, как говорит Джи-сенсей, есть пока одна очевидная слабость проекта. Сравнив количество человекочасов (чем бы эта трудновыговариваемая дрянь ни была!), которое Ли тратит на тренировки, и его прогресс в течение нескольких лет, учёные схватились за голову и очень долго говорили плохие слова, которые мне рано ещё знать. Х-ха, наивный всё же Джи! Меня такими словами очень, очень часто обзывали – сначала, конечно, знать не знаю почему, а уж потом – за массу пакостей, которые им соизволил лично сотворить будущий Хокаге, великий Узумаки Наруто.       В общем, чтобы сделать из гражданского Рока Ли, нужен… Рок Ли. Человек, который тренируется очень много часов в день, сам себе ставит задачи, сам рвётся к новым границам возможного. И нихрена не унывает из-за того, что учится гораздо медленнее, чем сверстники. Нужен полный отморозок, который готов лезть в «полный контакт» с тем же пользователем джукена или обладателем шарингана. В общем, методика-то подготовки Роков Ли есть. Только надо ещё найти таких вот, как Рок Ли. – Может, это и к лучшему, – похлёбывая жабий лимонад (мерзкая штука, но сенсей от неё тащится), размышлял Джирайя. – Сейчас уже довольно давно – мир между великими странами. Потихоньку начинаются программы разоружения. Хиру-сенсей запустил программу исследований возможностей использования сил шиноби в мирных целях. Строго говоря, D-миссии, которыми занимаются генины, – это её часть. Очень перспективный рынок, точно тебе говорю, но нужно отработать мелочи.       Значит, это из-за дедули мы пололи огороды и чинили крыши?! Да я за такое научу Конохомару паре своих любимых пакостей и покажу несколько укромных мест, где никакие АНБУ не найдут! – Если Коноха научится массово создавать пусть и ограниченных, но весьма сильных шиноби, – продолжал беловолосый старик, – великие страны вполне могут ополчиться против нас, сочтя угрозой. Воевать разом с Суной, Облаком, Камнем, при том, что наши новые друзья из Тумана ничем не смогут помочь – это весьма неприятная перспектива, особенно без Минато-куна.       Я задумался. – А почему всё так сложно, сенсей? Как только находится что-то хорошее – оказывается, в этом есть и что-то плохое?       Джи усмехнулся и отхлебнул ещё немного жабьей гадости. – Такова жизнь, малыш.       Ладно, разберёмся и с жизнью. Узумаки Наруто не унывает! Надо будет, кстати, потом рассказать Ли, что он на самом деле – большой великий экскремент! – Да, как же сложно, наверное, было папе со всем этим разбираться. Он же был Хокаге, ему наверняка приходилось особенно тяжело, – что-то я задумался и ляпнул откровенно не то.       Джи, помимо подтягивания меня по математике, каллиграфии, черчению и геометрии, начавший давать самые основы фуин, оказался до задницы умным типом, которому ещё хрен соврёшь. Несмотря на постоянное перерывы на эти его типа книги (вот так, оказывается, он и творит: в любой момент, случись что – открывает свой блокнот и начинает строчить), к которым нужно вдобавок отрабатывать секси-дзюцу красавицы-чан из Тумана, или Цу-чан, или ещё кого (отличная тренировка на отвлечение врага! И сенсея, ага) он мгновенно сёк любые оговорки. – Малыш, – саннин не дрогнул голосом, не поменял позу, только лимонада отхлебнул чуть больше обычного. Но я почему-то сразу понял: сенсей потрясён, он живо перестал играть в улыбчивого воспитателя, и сейчас это – шиноби на сложной миссии. – Кто тебе сказал, что твой отец был Хокаге? – Бросьте, сенсей, – это как раз то, чему я научился у Какаши очень хорошо. Если ты ошибся – держи морду кирпичом и веди себя, как будто так и задумал. – Ну, знаю я об отце и маме. Кому от этого плохо, если я не болтаю всем подряд? Спасибо дедуле и тебе, что скрывали всё это. У отца же наверняка много врагов… – Ты даже не представляешь сколько, – сенсей наконец перестал валять дурака и отбросил в сторону недопитый жабий лимонад. И, усевшись прямо напротив меня, уставился прямо в глаза. – Может, ты ещё и маленький для таких разговоров, но… но благодаря твоему отцу очень много детей в Облаке и Камне остались без папы или мамы. И многие мамы и папы – без детей. Не все из них – плохие люди, но некоторые, некоторые… узнав, что у Намикадзе Минато был сын, сделали бы всё, чтобы отомстить погибшему Йондайме хотя бы через тебя. Некоторые из таких людей – очень сильные шиноби. Или способны отдать приказ очень сильным шиноби.       Джирайя немного помолчал. А я ещё немного задумался. Это мне что теперь, всю жизнь ходить и оглядываться? Ну, вообще-то – да, спасибо квартиранту. Он-то уж точно может многим оказаться интересным. С одной такой компанией непременно придётся смахнуться. – Пожалуй, парень, экзамен будет твоим пропуском во взрослую жизнь, – что-то для себя прикинув, саннин усмехнулся и вроде как опять вернулся в лениво-приколистский режим. – Если ты покажешь силу и умения – можешь смело объявлять о своих настоящих родителях. А если станешь чунином – то и вступать в наследство. Слабаки испугаются мстить, сильные… ну, сильные, из ненавистников Намикадзе, будут хотеть убить тебя просто за то, что ты – достойный шиноби Конохи, который сделает деревню чуть сильнее. Таких немного, и уже очень скоро ты будешь им равным противником. – МЫ будем, – я прилёг, закинул руки за голову и уставился в жутко красивое жабье небо. Нет, в чём-то начинаю понимать Шику! – Я не собираюсь драться со всеми противниками в одиночку. У меня теперь есть друзья… а у друзей есть чакра. – Хороший подход, малыш, – Джирайя повторил мой поступок и теперь тоже что-то высматривал на небосводе. – Жаль, что в твоём возрасте я этого не понимал. Но не задирай нос, выступление саннинов на экзамене тебе не переплюнуть! Это из-за нас на чунинском экзамене запретили использовать Призывы!       С одной стороны – так и захотелось подскочить и заявить, что наша команда с лёгкостью обставит Джи, Цу-чан и… и кто там был в их команде третий-то? А с другой – жутко, жутко, жутко интересно, как же там у сенсея всё было!       Любопытство Узумаки Наруто сошлось в жестоком бою с Хвастовством Узумаки Наруто, и, израненное и покалеченное, всё же повергло противника. Джи, даже не глядя на меня, как-то это понял и продолжил ровно с момента победы Любопытства. – Мы тогда вышли в полуфинал, все трое, и противник малышки Цу сдался без боя. В четвертьфинале она… ну, скажем так, немного погорячилась, и её противник по полуфиналу предпочёл не рисковать. И вот тогда наша тройка предложила судьям уникальный суперфинал. Мы, все трое, – друг против друга!       Хвастовство Узумаки Наруто скончалось в судорогах. Да уж, такого нам точно не повторить. Даже если мы, все трое, дойдём до полуфинала – четвёртым будет кто-то вроде Юки, Гаары… кто-то эпический, и фиг он сдастся любому из нас. – Славно помахались, – почему-то очень печально продолжил саннин. – Как побросались техниками, как вызвали Кацую, Бунту и Манду, да как продолжили… стадион потом пришлось перестраивать, как никого из зрителей не покалечили – сам не понимаю. В общем, славное было времечко… так, малыш, а дуй-ка ты к своей команде. На сегодня занятия закончены, домашняя работа у тебя есть, так что нечего тут разлёживаться. Твоя зеленоволоска уже должна была вернуться. И контрольный тебе вопрос на подумать. Как обычному человеку съесть слона?       Поудобнее устроившийся Джи потянулся за фляжкой – а вот там у него уже не лимонад, а сакэ. Разволновался, вот и цвет волос Сакуры перепутал. Кстати! Сакура вернулась из Конохи!       А вот и нет. В домике нашей команде никого не было: Саске ещё два дня должен был быть у Инузука на тренировках, Сакуру забрала Цу-чан для помощи и учёбы на какой-то операции. И пока что, судя по беспорядку в доме, она ещё не возвращалась. Сакура не переносит беспорядок вообще и никак. Подлый Джи-сенсей – обманщик!       Я слегка врезал себе по лбу. Да ладно, я же уже не ребёнок. Почти. Захотел Джи побыть один – ну и ладно. Кто там третьим-то у него был в команде, дай Ками памяти… да ну, не важно. Кто-то очень крутой, раз мог помахаться с Джи и Цу-чан и вызывал огромную змею, которую сейчас только Орочимару-бака вызывать может.       А в домике всё же надо прибраться. Типовая, в общем, сборная вещь (2), но какая-никакая – а наша, до самого конца учёбы. Интересно, куда его потом денут? Надо бы научиться запечатывать большие вещи – и тихо потом сныкать в фуин-свиток!       И да, потом стоит найти Ли. Парень в последнее время чуточку унывает, что мы, те, кто умеет пользоваться чакрой, потихоньку начинаем его опережать. Ему-то даже Каварими по жизни никогда не сделать. И даже я, которому тай подтянули и Какаши, и Джи, и особенно наш тайчо, начинаю потихоньку приближаться к нему. При мне-то и теневые клоны, и наконец сдавшиеся иллюзорные, так что меня настоящего найти во время спарринга – задачка, с которой и бякуган не справится. В общем, надо ободрить парня, и объяснить ему, что он – большой экскремент!

***

      Есть на свете придурки, считающие, что великие тайные знания от них держат в секрете. Это – не так… точнее, не совсем так. Никакого секрета, например, нет в учебнике высшей математики или стереометрии. Вот он, учебник, осваивайте знания… только не очень-то и получится без стоящего учителя.       Примерно так же обстоит дело и с тайдзюцу. С его продвинутыми версиями. Вот вам схемы, стойки, рекомендации… и демона с два выйдет без толкового наставника.       К счастью, толковый наставник в данном случае имелся. Или – к несчастью. Означенный толковый наставник предпочитал работу почти что в полный контакт. Благо любое повреждение имел возможность почти мгновенно залечить. – Очень неплохо, ученица, – хмыкнула Сенджу Цунаде, пока розововолосая ученица, крепенько избитая, всё-таки поднималась. – Пожалуй, на сегодня достаточно, перейдём к теории.       Первая попытка. Вторая. С третьей Харуно Сакура всё-таки поднялась. Интересно, саннины одинаково жёстко учат? Если да, то Наруто не позавидуешь. Можно только позавидовать Саске-куну, у которого в наставниках всё-таки нет одного из легендарных шиноби. – Всё это, – сенсей что, мысли читает? – тебе на экзамене не особенно и пригодится. Ирьёнин обычно не участвует в бою. Главное дело начинается после того, как отгремят последние дзюцу и развеется дым над полем боя. Вот тогда и начинается наша работа. А это… так, чтобы укрепить дух и усилить тело. Твоя главная задача – В-ранг медика перед началом экзамена. Ещё троих из вашей банды я доведу до С-ранга, и дальше уж пусть сами думают, стоит ли им продолжать, и сами ищут кураторов. Яманака, в общем-то, девочка талантливая, ну а оба Хьюга… ты это чего?       Розововолосая девушка подскочила, наплевав на истощение, и приняла базовую стойку "полицейки". – Хотите сказать, Цунаде-сенсей, я – бесполезна как боец?       Кареглазая девушка с огромными, круглыми… хм… глазами… хмыкнула, уселась на ближайшее брёвнышко для Каварими и ехидно улыбнулась. – Хочу сказать, девочка, что когда ты будешь вытаскивать напарников с того света – ты пожалеешь о каждой капле чакры, которую растратила в бою. Когда у тебя не хватит сил на простенький Шосен – расскажи умирающему Саске или Наруто о том, что ты прикончила десяток противников. Возможно, это их порадует перед смертью. Ладно, перейдём к теории. Строение коленных суставов и наиболее частые патологии.       Вообще-то, можно было и не отвечать. Можно было сослаться на усталость и на то, что вопрос, если разобраться, тянул на нехилую такую письменную работу часика на полтора, желательно – с парочкой энциклопедий, чтобы можно было уточнить детали. Можно и не упахиваться на тренировках. Можно и не учиться у Сенджу Цунаде, отличавшейся на редкость непростым характером. Вот только розововолосая девушка слишком хорошо помнила злосчастное Тысячелетие Боли от белоглазого генина. Больше Сакура не будет слабой и беспомощной. Больше – никогда.       Тренировка традиционно закончилась совместным обедом. В конце концов, извлечённый из печати Ичираку-рамен Сенджу Цунаде вполне себе уважала и не отказалась заглянуть попробовать оригинальную готовку.       Чего ж не уважать лапшу, овощи и мясо, сведённые в единое блюдо, человеку, которому на миссиях доводилось жрать такую гадость, что и вспоминать противно. Нет, случись необходимость – остаётся закрыть глаза и думать о Скрытом Листе… но ведь нет же сейчас такой необходимости? Вполне можно и перекусить как следует до возвращения на Мьёбокузан. Точнее, вернётся-то девочка одна, у саннина и дома есть дела. – Цунаде-сенсей, – как бы там ни кривилась девчонка от любимой еды "Наруто-баки", свою порцию она умяла в рекордный срок и настроилась на разговор, – а вы и правда уйдёте после экзамена? Ну, вы же наш саннин и вообще…       Сенджу только улыбнулась краешками губ, посмотрев в эти умилительные зелёные глаза. – Планировала. Я собиралась слегка натаскать тебя, провести курсы повышения квалификации для наших ирьёнинов, крепенько заработать на экзамене и потом снова уйти в странствия. Надеялась, что ты захочешь к этому времени пойти со мной. У меня, знаешь ли, ещё много чего за душой есть, и многому я могу научить. Но до экзамена – на тебе медицина, тай, сюрикендзюцу и самые основы Райтона. Больше тебе и не надо, всё равно природной склонности к стихии Молнии у тебя нет, а без таковой ты её осваивать несколько лет будешь. И ещё демоны его знают, сумеешь ли освоить. Зато могу потом помочь с твоими родными стихиями. Так как, пойдёшь со мной? Будет весело, точно тебе говорю. Тем более – ты же ничего толком и не видела в жизни, кроме Конохи да жабьей горы.       Саннину забавно было наблюдать, как сверкнула глазками упрямая девочка. Сколько их таких было, упрямых, сильных, уверенных, молодых… так и не получивших шанс постареть. – Сенсей, у меня – другое предложение. Пойдёмте со мной! Оставайтесь. Вы нужны нашему Селению!       Сенджу чуть прикрыла глаза, хмыкнула и ехидно улыбнулась. – А ещё я нужна тебе, верно? Чтобы поднатаскать до возможности пережить бой с сильным шиноби? И это ведь никак не Хьюга Неджи, верно? И не вздумай юлить, девочка. Уж мы-то с Джирайей давно сообразили, зачем ваша троица так рвёт жилы на тренировках и в отработке взаимодействия. Должна тебе сказать, у вас одна очень плохая идея на троих. С Итачи-куном в принципе способны справиться я или Джирайя, но от нас Учиха-старший сбежит впереди своего визга. Вы трое ещё долго будете смазкой для его танто, не более. Тем более – если ты не продолжишь обучение после экзамена.       Ирьёнин команды номер семь упрямо покачала головой и сжала кулаки. – Так Вы всё же уйдёте, сенсей?       Сенджу пожала плечами, откинулась на спинку стула и взглянула в окно. Коноха – всё-таки очень красивое селение, особенно в лучах заходящего солнца. Тут, в переплетении самых причудливо выглядящих домов, уютных парков, искусственных прудов и вполне себе натуральной широкой реки, всё же очень легко дышится. И, пожалуй, стоит попробовать оставить прошлое прошлому – ради вот таких вот, как генин Харуно, мальчиков и девочек. Что ж, жребий брошен. Как балагурил Джирайя – жребий брошен, обоз брошен, запасы к демону брошены, главное – успеть смыться самим. – Нет, Сакура, теперь уже нет. Ты, видишь ли, говоришь со своим будущим Хокаге.       Это хорошо, что девочка уже докушала, а за чаем только-только потянулась. Иначе точно поперхнулась бы и подавилась. – Хо… Хокаге?       Сенджу вздохнула и уставилась уже даже не на заходящее солнце, а в далёкое, далёкое прошлое, которое теперь предстояло наконец оставить за спиной. – Мой сенсей, знаешь ли, хочет провести международный экзамен и торжественно на том закончить. Он, мол, устал, и он уходит. Пусть достойный примет его шляпу и отдавит его кресло своей задницей. А заодно пусть этот достойный и реализует мою старую программу "ирьёнин в каждую команду", – юная на вид девушка покончила со своей порцией рамена и грустно улыбнулась. – Глупая, конечно, затея была.       С минуту её собеседница молчала, пытаясь переварить неожиданную мысль. Чтобы сама Сенджу признала едва ли не мечту жизни глупой мыслью! И лишь на секунду Сакура запоздала с вопросом. – Нет, и правда – глупость, – пожала плечами блондинка. – Только-только мировая война закончилась. И что – считай, от трети до половины Корпуса отзывать? Одних – учиться, других – учить… Опять же – любой ирьёнин подчиняется в первую очередь главе Госпиталя. А старик Якуши и тогда уже души во мне не чаял и только меня в преемниках видел. Не всем, знаешь ли, это бы понравилось. Вот и сложилось всё так, как сложилось. Глупая была… если бы своевременную медицинскую помощь оказали двум очень дорогим для меня людям – они были бы живы. Но медика под рукой не оказалось, а я в обоих случаях опоздала. Так-то, ученица. Потрудись не опаздывать к своим напарникам.       Сакура прикрыла глаза… а потом чуть не разнесла стол. К немалой врождённой силе у зеленоглазой девочки уже развилась очень, очень неплохая реакция. И не обладай Сенджу реакцией уж всяко не хуже – глядишь, и были бы старику Теучи лишние хлопоты. – Я. Не. Опоздаю. Но… но, Цунаде-сенсей, вашу программу ведь сейчас собираются… – Сейчас – да, – хмыкнула одна из трёх легендарных шиноби. – Когда отношения между великими странами более-менее нормальные. Когда Коноха укрепилась и разбогатела. И то – речь о дальней перспективе. В Академии будем искать подходящие кандидатуры и продвинуто натаскивать на ирьёниндзюцу. Увеличим число обучающихся на курсах повышения квалификации. В планах – ирьёнин С-ранга в любую команду, но сроки… лет десять-пятнадцать, не меньше. Ино, Хинату и Неджи я доведу до этого уровня уже вот-вот, собственно, вы уже готовы к экзамену. С тобой планирую поработать и дальше… но вы – всё-таки исключения. Талантливые, умные, упорные. Обычного шиноби до С-ранга нужно обучать 3-4 года. Плюс учебный материал (Сакура вздрогнула. Ага, первые опыты на нукенине не забываются), плюс ингредиенты… оно всё, знаешь ли, недёшево. В общем – не повторяй моих ошибок, ученица. Лучше медленно идти туда, куда надо, чем очень быстро бежать в неверном направлении.       К удивлению саннина, её подопечная вдруг смахнула слезу. – Сенсей… спасибо за всё это. Обучение у вас, ваша мудрость… я же знаю, что не очень и гожусь вам в ученицы. Я слабая… куда мне до Саске…       Ощутимо захотелось взять девчонку за шкирку, но Цунаде всё же сдержала первый порыв. Это всё-таки не Джирайя, способный пережить её удар в полную силу. – Да с чего бы ты так расклеилась, ученица? Ты – очень даже талантливая. У тебя потрясающий контроль, отличные гибкость и моторика движений, ну а резерв… его вполне реально развить. Ну и, – саннин чуточку помедлила, а затем просто махнула рукой. Ученицу надо взбодрить, – если переживёшь экзамен – я подарю тебе Силу Сотни. Возможность копить чакру впрок. Потом покажу, что это такое, но если вкратце – ты своих оболтусов-сокомандников ещё погоняешь. Ну а этот твой Саске… опять-таки, чуть подрастёшь, и подскажу тебе пару приёмов по части обращения с парнями. Никуда этот твой черноглазик не денется. Хотя я, знаешь ли, на твоём месте обратила бы внимание на ученика Джирайи. Вот он уж точно ради тебя убьётся. Ну, правда, он при этом – тупой упрямый осёл, но это, в общем-то, лечится. Даже удивительно, как у такого потрясающе умного парня, как отец Наруто, могло родиться вот это нечто. – Цунаде-сенсей, а вы умеете? – последние предложения впавшая в восторг девчонка вообще пропустила мимо ушей. – В смысле – знаете, как обратить на себя внимание мужчин? Вы же вроде как…       Лёгкий подзатыльник пришёлся как раз вовремя, и Сакура пришла в себя. И поняла, КОГО она спрашивает о возможностях и умениях. – О да, ученица. Я вообще много чего знаю и умею. Кстати, будь любезна, научись спокойствию абсолютному, без этого нормального ирьёнина не бывает. Ты слегка сыграла лицом, когда я упомянула об отце Наруто. Тебе известна его личность? – Ну, известна, – пожала плечами девочка. – Только Наруто не очень хочет, чтобы о нём говорили. Типа, рассчитывает стать великим шиноби, не опираясь на славу отца. – Ты всё же ещё очень наивна, Сакура, – саннин на всякий случай основательно просканировала окрестности. Свои сенсорные способности Сенджу никогда не афишировала, да и далеко ей было до тех же Хьюга, но S-ранговый шиноби никогда не бывает совсем уж слеп и глух. – Если хочешь своему напарнику мучительной смерти – просто начни трепаться, как звали его папу. Официальная версия: Наруто – сын одного из членов клана Узумаки, пережившего резню на Узушио. Тем более, что это, в общем-то, правдивая версия.       Сенджу чуточку тоскливо подумала, что язык стоило бы прикусить. Любопытство Харуно за эти годы ей стало очень хорошо известно, на своей самоличной шкуре ощутила. – А почему тогда ему вообще не сменили фамилию? Ведь госпожу Кушину наверняка многие знают и помнят.       Что ж, некоторые вещи ученице не опасно прояснить, тем более, что вот это как раз не особый и секрет.       Дело в том, что Узумаки в Скрытом Листе всё же проживали. Кто-то – из тех, что давно перебрались с Узушио, кто-то – из тех, что пережили резню либо просто отсутствовали в селении, когда туда пришли Туман, Облако и Небо. Часть из выживших ушли на дно, но некоторые вполне себе добежали до Конохи.       Вот только – было их немного, и делились они строго на две категории. Хитрожопые – это те, кто выскользнул из лап зачинщиков Третьей Мировой Войны. И мстители – те, кто решил платить кровью за кровь. Вот эти-то первыми и легли, когда вместе с товарищами по протектору Листа сражались на фронтах новой Мировой Войны. Месть – это как раз то, что очень трудно совместить с долгой и счастливой жизнью. Последние из таких, немногих выживших, легли во время визита Девятихвостого.       Ну а немногочисленные хитрожопые после всё того же визита Лиса быстренько распродали имущество и унеслись в неизвестных направлениях. В чём им, конечно же, никто не препятствовал – все эти байки о лабораториях, в которых несчастных Узумаки накачивали препаратами и заставляли ударно делать детей, оставьте для тех, кто сам бы и занялся разными гнусностями при первой же возможности. Узумаки были своими. А со своими Коноха играет честно, или, во всяком случае, старается. Иногда находятся сволочи, вроде бывшего напарника, но с этими разбираются быстро и оперативно. Орочи ведь и ноги-то смог унести только потому, что он – такой же S-ранг, как и сама Сенджу, и точно знал, как всё в Конохе устроено, вплоть до тайных ходов и отнорков. Попадись эта сволочь только под руку… да что уж теперь – вряд ли, очень вряд ли попадётся. Слишком уж изворотлив.

***

      На одном далёком и неприметном острове, в неплохо укрытой базе-лаборатории, змеиный саннин с лёгким удивлением подавил желание чихнуть и вновь обдумал полученную информацию.       Любопытно, каким именно образом сенсей затащил на свой экзамен все великие Элементные Страны? В том, что случившееся – выходка Сарутоби Хирузена, Орочимару ничуть не сомневался и потому приказал Кабуто даже не пытаться выяснить, каким образом всё было проделано. Детали в данном случае просто не имеют значения, раз уж виновный точно известен. Необходимо было решить, какие изменения стоит внести в план.       В общем-то, не так уж и многое меняется. Разумеется, Коноха сгонит в селение всех сильных шиноби, которых только можно отозвать с миссий и границ без вовсе уж критического ущерба. Разумеется, будут приняты любые мыслимые меры безопасности. Само по себе планам Змея это не помешает. Немного больше противников чисто количественно, не более того. Преимущество в численности рядовых шиноби легко закрыть более широким участием союзников. Плюс – пожалуй, стоит расконсервировать парочку ранее закрытых, в силу дороговизны и неэффективности, проектов. Нет, они не стали более дешёвыми и более перспективными, но как разовая мера – вполне пригодятся.       Собственно, с учётом точного знания методов работы АНБУ и собственно контрразведки, дополнительный наплыв самого разного мутного народа в Скрытый Лист даже облегчит инфильтрацию для людей саннина. Корпус просто не потянет столь массовую проверку всех посетителей за столь короткий срок. А ослабление пограничных команд, в свою очередь, поможет провести ударный корпус Суны в нужное время в нужное место без лишних помех.       Правда, некоторую проблему может представлять качественное усиление возможного противника. Рядом со старым учителем в его ложе будут сидеть Мэй Теруми, Эй и старик Ооноки. Следует позаботиться о том, чтобы во время нападения они гарантированно не смогли, так или иначе, участвовать в боях на трибуне или на улицах. Это не станет проблемой, в конце концов, в ловушку для одного шиноби высшего класса просто попадёт четверо. Сама ловушка от этого менее прочной не станет. Проблемой может также оказаться бой разом с четырьмя Каге. Предположить, что кто-то вроде Ооноки или Эя вдруг решит защищать старую обезьяну, мог только очень, очень параноидально настроенный шиноби. Змеиный саннин был именно таким, и он, конечно же, найдёт возможность подстраховаться и на подобный случай.       Рискованно, но возможный результат… Возможный результат будет даже выше ожидаемого. Сарутоби Хирузен умрёт. Если другие Каге окажутся достаточно разумными и откажутся от вмешательства – они увидят настоящую силу, силу, превышающую возможности любого великого селения, и определённо будут долго держаться от Орочимару подальше. Это даст возможность спокойно сменить тело, освоить все возможности уникального додзюцу и уже затем говорить с позиции силы как с гакуре, так и с Акацки. Ну а если кто-то окажется достаточно неразумным, чтобы влезть не в своё дело – что ж, в какой-то из великих Элементных Стран освободится место Каге.       Что касается тела… Кабуто докладывал, что Учиха Саске и его напарники редко появляются в селении. Тренируют их где-то далеко и, судя по всему, здорово гонят развитие, поскольку очень уж взросло выглядят эти генины. Что ж, большое спасибо бывшему родному селению, меньше придётся возиться с новым сосудом для великого шиноби.       А вот кто действительно может стать проблемой, так это Йондайме Казекаге. Орочимару ничуть не сомневался, что теперь Хирузен попробует предложить Четвёртому более тесный союз, возможно, готов будет поделиться частью заказов и миссий. Работы перед экзаменом и во время хватит на всех, чего уж там. И у союзников может появиться нехорошее искушение отказаться от участия в плане. Эту возможную угрозу для плана необходимо придавить в зародыше.       Похоже, придётся несколько раньше исполнить один из пунктов плана. К счастью, для этого есть и возможности, и весьма компетентные и мотивированные помощники.       На минуту Орочимару задумался о расширении плана и привлечении к нападению, скажем, Райкаге. Затем, пожав плечами, откинул эту мысль в сторону. Круг посвящённых и без того уже слишком велик. К тому же нет никакой гарантии, что любая из дополнительно привлечённых великих гакуре не решит продать его Листу. Усложнение планов – верный путь к провалу. Так когда-то учил саннина один мудрый и исключительно опытный шиноби. Которого, собственно, Орочимару и собирался убить. (2) По технологии – примерный аналог той же крепости Свияжск, которую русские при Иване Грозном построили совсем в другом месте, затем пометили, какое бревно к какому должно лечь, и сплавили по Волге. Денёк-другой работы – и неподалёку от Казани стоит вполне приличный опорный пункт, который ещё фиг возьмёшь. Уж с технологиями-то шиноби сообразить такой вот небольшой, не требующий капитальных стен домик, куда с комфортом влезут трое – да легко.
Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.