Ураган. 28

Гет — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчиной и женщиной
Мартин Джордж «Песнь Льда и Пламени», Волков Александр «Волшебник Изумрудного города», Игра Престолов (кроссовер)

Пэйринг и персонажи:
СанСан Сандор/Санса, Санса Старк/Сандор Клиган, Санса Старк, Сандор Клиган
Рейтинг:
R
Жанры:
Фэнтези, AU, Мифические существа, Попаданцы
Предупреждения:
OOC, Насилие
Размер:
планируется Драббл, написано 12 страниц, 4 части
Статус:
в процессе

Награды от читателей:
 
Пока нет
Описание:
Иногда выдерживать давление обстоятельств становится невыносимым... Поможет ли героям путешествие в волшебную страну решить свои проблемы и найти путь к счастью?
ПБ включена ;)

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Часть 2

23 января 2018, 23:13
      - Но ты должен приехать! Хотя бы разобраться с наследством и продать дом. Пока он еще не совсем развалился, за него можно получить хорошие деньги! Я знаю, что тебе нужны деньги.

      - Нэн, ты можешь забрать дом себе. Мне не хочется приезжать. Да и не могу я. Сделай там все как надо, - в голосе Сандора слышалась затаенная боль.

      - Сандор, я прошу тебя.

      Нэн, хоть и приходилась какой-то очень дальней родственницей, все равно искренне волновалась за него. Она знала, что Сандор снова запил, и снова потерял работу, о чем ей услужливо сообщил Лорас, ее хороший знакомый, который согласился взять Сандора по ее рекомендации в свою компанию. Вначале все было нормально - он держался и первые полгода срывов у него не было. А потом...
      Теперь еще и смерть отца... Сандор любил его, несмотря на то, что он совершенно перестал заниматься своими сыновьями и бросил их на произвол судьбы после случившейся много лет назад трагедии. Он был искренне к нему привязан и жалел его. Но приехать категорически отказывался. Видимо, его останавливала возможность встречи с Григором, которому Нэн тоже сообщила о смерти их отца.
      На другом конце раздались короткие гудки - Сандор положил трубку. Нэн печально выдохнула и покачала головой. Она все же надеялась на то, что он приедет.

***



      Он поднес руку с зажатой в ней бутылкой виски ко рту и, треснув себе по зубам горлышком, сделал еще один большой глоток. Один глоток из тысячи, а может, из миллиона. Он не считал - это было бессмысленно. Вдавил педаль газа в пол и, услыхав, как взревел набирающий обороты двигатель, усмехнулся. Грёбаные похороны закончились. А вместе с ними закончился и достаточно долгий этап его жизни, в которой у него вроде бы был отец. Алкоголик, покончивший с собой. Возможно, Сандор сможет повторить его путь, упиваясь до бесчувствия каждый вечер. Странно, что отец прожил столько лет, ежедневно и целенаправленно отравляя свой организм.

***



      Их семейная поездка завершилась трагедией, с заметкой в местной газете, некрологом и прочими атрибутами сочувствия чужому горю.
      Маленький Сандор весело смеялся, постоянно отвлекая сидевшую на переднем сиденье маму. Они с ней играли в «пальчики» - кто кого первым поймает за палец. Но пристегнутый ремнем безопасности, он не дотягивался до нее, а ему очень хотелось. Ей тоже было неудобно отвечать на прикосновения сынишки. И она, отстегнув свой ремень, повернулась к нему и ласково сжала маленькую ладошку, чем вызвала его восторженный визг, а потом нежно потрепала по таким же черным, как и у нее, волосикам. Сидевший рядом с ним двенадцатилетний Григор пнул его ногой, когда мать отвернулась, отвечая на какой-то вопрос отца, а потом быстро отвесил мальчику звенящую оплеуху. Он терпеть не мог их телячьи нежности и постоянно шпынял младшего брата, презрительно обзывая его девчонкой. Сандор обиженно прижал ладошку к покрасневшей щеке, и уже было собрался заплакать, когда раздался резкий хлопок – лопнуло переднее колесо, – и машину занесло вправо. Отец пытался удержать руль, выжимая педаль тормоза, отчего окончательно потерял управление. Машина пошла боком. Затем что-то взвизгнуло, заскрежетало, загрохотало, – и Сандора накрыла темнота.
      Когда он очнулся, солнце ярко сияло, как и утром, слышалось журчание воды в ручейке где-то совсем рядом. Машина, завывая заклинившим гудком, уже горела: из искореженного капота языками плескало пламя, и валил черный едкий дым. Его мама лежала впереди на дороге, с раскинутыми руками и неестественно вывернутой ногой. Сандор, не понимая того, что произошло, вылез через разбитое окно и, прихрамывая, - коленка была сильно повреждена, - подошел к матери. В голове шумело, и вся футболка была в крови. Он присел рядом с ней, не понимая, почему возле ее головы целая лужа крови, взял ее еще теплую руку и потряс.

      - Мам! Мам! Вставай! Вставай, мам!

      Она вылетела через лобовое стекло прямо на дорогу, и ее сильно обезображенное лицо было скрыто темными слипшимися от крови волосами. Сандор продолжал ее тормошить, но она молчала. Вдруг кто-то подхватил его, оторвав от земли, и потащил обратно к горящей машине. Он обернулся и закричал, стараясь вывернуться из сильных рук Григора. Тот уронил его, а потом просто схватил за шкирку и потащил волоком за собой.

      - Это ты, ты, ты виноват, сучонок! Ты виноват в том, что она умерла!!!

      Ошалевший от страха и боли в разбитом колене Сандор ничего не понял. Он кричал и звал маму. А Григор, вне себя от ярости, сунул его лицом в разгорающиеся внутренности машины. Он держал его, не обращая внимания на черный дым, душераздирающие вопли и запах паленой плоти. Сандор горел заживо. Пришедший в себя отец кричал Григору, чтобы тот отпустил брата, но было уже слишком поздно. Водительскую дверь искорежило и заклинило, и отец смог оттащить старшего сына, когда младший уже потерял сознание от боли.
      Счастливая семейная поездка в один миг разделила его жизнь на «до» и «после». Сандор лишился матери, приобрел уродливые шрамы на шее и половине лица, навсегда изменившие его судьбу, всепоглощающую ненависть к старшему брату и, бонусом, безразличие отца, который, будучи не в состоянии пережить потерю жены, сломался и запил.
      Теперь отец мертв, они с братом все так же ненавидят друг друга, а в душе Сандора наступила зима. Сердце омертвело, превратившись в тупой насос для перекачки крови, обильно сдобренной алкоголем. Все свои чувства, эмоции, мысли и надежды он похоронил глубоко внутри себя. Когда его существование становилось слишком уж невыносимым, Сандор забывался, накачиваясь алкоголем. То, что свело в могилу его отца, и ему помогало уйти от жестокой реальности. А почему бы и нет?

***



      Дождь усиливался, а он проехал ещё только лишь половину пути вдоль скалистых гор, по этой грёбаной дороге, разбитой и совершенно неосвещенной. Дворники работали, не переставая. Одна фара его черной «Тойоты целика» моргнув, погасла, и он, выматерившись, снова приложился к бутылке. Внезапно небо прорезал разряд молнии, настолько мощный и яркий, что на мгновенье стало светло как днем, и он увидел животное – красавец олень, крупный, длинноногий, стоял прямо у него на пути, гордо подняв голову, увенчанную мощными раскидистыми рогами. Сандор от неожиданности выронил бутылку; она чувствительно ударила его по колену и упала прямо под педаль тормоза.

      - Седьмое пекло!!!

      Он резко вывернул руль, пытаясь объехать так и не сдвинувшегося с места оленя. На мокрой дороге машина пошла юзом и, не имея возможности хоть как-то повлиять на происходящее, он просто вцепился в руль, стараясь удержаться и не уйти в кювет. И вдруг страшный детский кошмар вспыхнул в затуманенном алкоголем мозгу, пронзив болезненными воспоминаниями и холодным ужасом. Сандор, поддавшись панике, резко крутанул руль в сторону, противоположную заносу, отчего машина потеряла управление и на полной скорости врезалась в отбойник. Он закричал и сильно приложился головой об руль - подушка безопасности не сработала. Все вспыхнуло перед глазами, оглушило шипением и скрежетом металла, и снова, как в детстве, накрыло Сандора темнотой.
      Благородное животное постояло на совершенно пустой дороге ещё несколько секунд, а затем одним прыжком скрылось в черной пелене дождя.