Ураган. 29

Гет — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчиной и женщиной
Мартин Джордж «Песнь Льда и Пламени», Волков Александр «Волшебник Изумрудного города», Игра Престолов (кроссовер)

Пэйринг и персонажи:
СанСан Сандор/Санса, Санса Старк/Сандор Клиган, Санса Старк, Сандор Клиган, Джоффри Баратеон, Сэмвел Тарли, Тирион Ланнистер
Рейтинг:
R
Жанры:
Фэнтези, AU, Мифические существа, Попаданцы
Предупреждения:
OOC, Насилие
Размер:
планируется Драббл, написано 12 страниц, 4 части
Статус:
в процессе

Награды от читателей:
 
Пока нет
Описание:
Иногда выдерживать давление обстоятельств становится невыносимым...


Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
По мотивам А. Волкова «Волшебник Изумрудного города».
ПБ включена ;)

Часть 3.

25 марта 2018, 05:36
      Джоффри Баратеон стоял, держась одной рукой за стену в туалете модного молодежного клуба и мыл свой причиндал в раковине, стараясь не касаться мошонкой фаянсового края, опасаясь подхватить каких-нибудь, не подходящих ему по статусу микробов.

       Голова кружилась, он попытался высморкаться, и ощущения полёта медленно покидало юношу.

       Десять минут назад он вволок совершенно ничего не осознающую и почти незнакомую девицу в достаточно широкую кабинку. Больно ущипнул за соски, задрал ей юбку вверх, пройдясь неверными пальцами по половым губам, отогнув стринги в сторону. Постарался быстро приспустить брюки, пока эрекция не опала после того, как девчонка нализала ему шею, когда они сидели на мягком диване клуба. Не забыв нацепить розовый, с клубничным запахом презерватив, он нагнул ее над раковиной. Ничего не вышло, член упрямо не желал показывать себя жеребцом и уныло повис, тыкаясь девушке в промежность. Джоффри чертыхнулся, рукой постарался помочь себе добиться прилива крови к половому органу. Девушка пьяно захихикала, что отнюдь не способствовало подъему боевого духа. Он отвесил ей пощечину и вытолкал за дверь. Член зачесался, но трахаться в ночном клубе без презерватива он не собирался. Это дуреху Сансу можно иметь не боясь что она наградит тебя каким-либо заболеванием - он трахнул ее первым, причём во все дырки, и был уверен что она никогда не изменяла ему. Ещё бы, после того как он припугнул ее тем, что откупорит и ее малолетнюю сестренку, она вообще стала нема как рыбка и полностью ему подчинилась. Сначала это было достижением, но потом потеряло новизну и стало скучным.

      Джоффри смыл латексную пыль со своего так и не вставшего органа, помахал им, стряхивая капли и застегнувшись, вышел из туалетной кабинки. Трант и Блаунт развались на диване и лизались с двумя красивыми темнокожими девицами. Рухнув рядом с приятелями, Джоффри потянул одного из них за плечо.

      - Мне нужно ещё. Ты слышишь?

      Трант, вытерев рот рукой, кивнул Джоффу и под столом протянул тому уже почти опустошённый сегодняшним вечером прозрачный пакетик с Белым Порошком Надежды. Джоффри, оглянувшись по сторонам и не найдя поблизости никого из охраны клуба, прямо на стол высыпал все остатки из пакета. Разровняв их золотой кредиткой, и зажав сначала одну ноздрю, он прошёлся свободной по белой дорожке, глубоко втягивая в себя Ключ К Чудесам. Второй повторил движение и откинулся на спинку кресла, обтерев нос ладонью. Сначала ничего не изменилось и Джоффри было подумал что друзья постебались над ним, подсунув ему какую-то шнягу - раньше брало быстрее. Да что там, сегодня ему словно пулю в голову выпустили как только он вдохнул это снадобье. Но тут звуки музыки стали стихать, он зажмурился, а по ногам прошлась судорога. Руки вдруг скрутило как в спортивной борьбе, и в голову ударил мерзкий громкий звук.

      «Что это за херня?!» - Джоффри не на шутку испугался, так как не смог пошевелить даже мизинцем. Он захотел спросить Транта что тот ему подсунул, но не смог даже повернуть голову в ту сторону, где сидели приятели. Ему стало страшно от мысли что его парализовало.

      «Закрыть глаза или нет, может поможет?» - но Джоффри понял что и это ему непосильно.

      Захотелось сглотнуть, но язык как будто опух и все расширялся и расширялся, становясь преградой в горле, из которого не могло вырваться ни звука. Джоффри также понял что не может вздохнуть. Вот последний вздох получился как надо, а дальше он просто забыл как дышать. Никто не смотрел на него, никто не увидел расширившихся от ужаса выпученных глаз, не слышно было сквозь грохот музыки сиплых хрипов бывшего короля университета. Кожа постепенно приобретала синюшный цвет, руки дергал слабый нервный импульс, организм как мог сопротивлялся смерти. Что-то взорвалось внутри головы и радужными брызгами затекло в глаза, стало темно и очень тихо.

      Его дядя, красивый золотоволосый подтянутый мужчина, всегда был для маленького Джоффа образцом подражания, чему не мало способствовала его мать, такая же ослепительная красавица.
      Зачем она вышла за его отца - для него всегда оставалось загадкой. Он видел что родители не ладят. И так было всегда, с самого момента как мальчик себя помнил.

      Шоком стало и то, что он случайно увидел, как то раз открыв дверь в комнату матери - дядя извивался на маме, оба голые, красивые, издающие рычащие звуки. Джоффри осторожно прикрыл дверь и ушёл к себе в комнату, надеясь что его не увидели. Он все прекрасно понял. Это было неправильно. Первым порывом было рассказать все отцу. Но он остановился, отец был этого не достоин. Холод в отношении к собственному сыну стал преградой для душевного разговора, возможно тогда бы все могло пойти иначе. Но Роберт Баратеон не смог расположить к себе мальчика и история изменилась.

      Однажды, увидев как отец в пылу одной из частых семейных ссор ударил мать по лицу Джоффри подбежал к нему, постарался остановить, понимая что мать слабее. В итоге отхватил сам, но и с разбитым носом высказал все же все, что думает про отца. Сорвалось с языка и одобрение поведению матери и дяди как последняя попытка доставить хоть немного боли и Роберту Баратеону. После этого мать и отец развелись. Серсея начала пить, сначала стараясь делать это незаметно, глуша запах алкоголя отрезвляющими средствами, а потом и вовсе опустилась, и уже ничего не скрывала от детей. Кто был в действительности в этом виноват - мать ли, отец или дядя - Джоффри все списал на себя. Но не имея сил принять это, сломался, выбросив на помойку души все то хорошее, что успела привить ему давно умершая бабушка. Подрастая и наблюдая все пороки матери, Джофф стал смотреть на женщин пренебрежительно, как на вещи. Это его вполне устраивало.

       Денег, которые каждый месяц присылал ему отец, было достаточно для ведения весьма привольной жизни, желание доказать кому-то что-то помогло поступить в приличное учебное заведение.

      Глупые девушки легко ловились на его понты, возможности, машину. Потом он встретил Сансу, очаровал ее, затем подавил и сделал почти что своей рабой. Она сначала искренне считала что может помочь ему избавиться от наркотической зависимости и начать вести нормальную жизнь. Не подозревая что это и есть для него норма. Что ж, он ее не разубеждал.

      Мигалки, прорезавшие ночную темноту погасли, когда медики вывезли каталку с телом и почти небрежно затащили ее в машину неотложной помощи. Зеваки уже разошлись, на крыльце закрывшегося ночного клуба, после допроса полицейскими, стояли два остолбеневших приятеля Джоффри Баратеона. Покойного Джоффри Баратеона.