Прах и пепел 40

Джен — в центре истории действие или сюжет, без упора на романтическую линию
Warcraft

Пэйринг и персонажи:
fem!Эльф крови, Паладин
Рейтинг:
R
Жанры:
Драма, Фэнтези, Экшн (action), Дружба
Предупреждения:
Насилие, ОМП, ОЖП, Смерть второстепенного персонажа
Размер:
планируется Макси, написано 170 страниц, 26 частей
Статус:
в процессе

Награды от читателей:
 
«Для вдохновения!» от Callipso
Описание:
Эллане Салтерил никогда не нравился образ жизни ее отца. И вот настал тот день, когда она поняла, чего на самом деле хочет. Защищать. Кель'Талас поднимается из праха, пережив нашествие Плети, и нельзя дать разрушить его вновь. У младшей дочери лорда из провинции нет для этого ничего, кроме собственного упрямства, но она все равно станет рыцарем. Рыцарем крови.

Публикация на других ресурсах:
Разрешено только в виде ссылки

Примечания автора:
Приквел к "Лёд и кровь" (https://ficbook.net/readfic/441157)
Обложка https://pp.userapi.com/c824503/v824503027/9da0b/pkGQl6VXtwU.jpg
Группа ВК со всяким и картинками https://vk.com/public137838084

3. В сердце мёртвого леса

7 февраля 2018, 06:51
      Клинок с чавканьем врезался в мертвую плоть. Чудовище удивленно хрюкнуло. На землю полетели отсеченные кишки. Эллана отработанным на тренировках движением отступила и атаковала вновь. Тело действовало само. Она не думала, куда бьет и для чего. Не думала, как убить уже мертвое — просто рубила, беспорядочно и исступленно. Увернулась от просвистевшего над головой конца цепи, ударила по бугристому колену, отпрыгнула от брошенного третьей лапой топора. В глазах клочьями плавал черный туман, вспыхивающий алым в такт пульсирующей боли в запястье. Щит стал бесполезным придатком, который она зачем-то все еще держала у груди. Вымах…
      — В сторону! В сторону!
      — Уберите ее!
      — Лана, назад!
      К сознанию пробился знакомый голос. Рассерженное чудовище развернулось, пахнув трупной гнилью из разверстого брюха. Рефлексы заставил эльфийку отшатнуться прежде, чем зеленая слизь из чрева монстра хлынула потоком.
      — Пли!
      Свист рассеченного воздуха. Взрыв.
      Эллана, приходя в себя, отступала все дальше, не сводя взгляда с зашатавшегося монстра, у которого вдруг лопнула голова и разворотило плечи.
      — Пли!
      Свист, секундная задержка — из-за бока кадавра полыхнуло. Гигантская туша содрогнулась, грохнулась на дырявый живот и затихла. Эллана стояла перед ней, не в силах отвести глаз от этой горы мертвого мяса. Амок отступал, приходило осознание. Ее начинало потряхивать.
      — Цела?
      Лана вскинула голову. Перед ней стоял мужчина в маскировочной куртке разведчиков поверх кольчуги. Он проницательно прищурился на эльфийку и перевел взгляд ей за плечо.
      — Леди?
      — Жить буду, — сдержанно отозвалась Флайран.
      — Флай!.. — Эллана окончательно очнулась и дернулась к ней, но разведчик удержал. Флайран сидела на земле, опираясь на одно колено, рукой придерживая порванную юбку. Вид у нее был очень бледный, но волшебница старалась держать лицо. Мужчина внимательно оглядел Эллану на предмет видимых повреждений и, не найдя, шагнул к Флайран.
      — Приберите эту кучу мертвечины, парни, — отдал приказ он.
      Их спас отряд следопытов. Десяток лучников, не считая командира, склонившегося сейчас над Флайран, — его отличали нашивки на рукавах и сигнальный рожок у пояса. Остальные убрали луки и резво рубили кто поверженное чудище, кто ветки на растопку. Двое встали на страже по обе стороны дороги.
      Эллана отступила к сохранившейся изгороди и тяжело присела на нее, воткнув меч в землю. Ее била дрожь. Левая рука пульсировала болью. Эльфийка попробовала расцепить побелевшие от напряжения пальцы на скобе и чуть не вскрикнула.
      — Дейгиль, Аранис, соорудите носилки для девушки, — распорядился командир и смягчившимся тоном заверил Флайран: — Явно сломана, но лекари Нарсиллы в Транквиллионе быстро это исправят.
      — Далеко мы от города? — морщась, спросила волшебница.
      — С носилками — за час дойдем. Это ваш дракондор прилетел в город без пассажиров?
      — Он, зараза, — кивнула Флайран. — Мы и сотни ярдов от моста не пролетели, как эти паучьи твари спеленали его сетью.
      — Нерубы на дороге? — нахмурился следопыт. — Где именно?
      — Не знаю… Я сожгла двоих, и мы деру дали оттуда. А эта дрянь крылатая улетела.
      — Проводим вас до города и вернемся, — решил командир.
      — Лана? — позвала Флайран.
      — Все в порядке, — отозвалась эльфийка.
      — Надо наложить шину.
      Флайран кивнула и попыталась вытянуть ногу.
      — Твою ж… — она резко побелела и выразилась так крепко, что у Ланы вспыхнули кончики ушей.
      — Да не дергайся ты, просто юбку подними… Дайте ветку, — попросил командир разведчиков, доставая из подсумка рулон перевязочной ткани. Флайран поморщилась, уязвлено поджала губы и подобрала подол насколько позволяли ей приличия. Колено у нее распухло, в том месте, куда пришелся удар крюка, чернел огромный кровоподтек. Лана посмотрела на сестру с жалостью, но в то же время почувствовала огромное облегчение. Это всего лишь перелом. В тот момент, когда Флайран вскрикнула и упала, ей показалось, что проклятый монстр ее убил. Лана перевела взгляд. Развороченного взрывными стрелами кадавра уже порубили и стаскивали в одну кучу с сухими ветками рядом с обрывом.
      — А ты что? — спросил вдруг паренек из тех двоих, кого командир отрядил помогать. Его товарищ срезал еще одну ветку для шины, а он стоял, придерживая связанные из их курток носилки. — Сильно испугалась?
      — Не испугалась, — огрызнулась Лана.
      — Да уж, как тролльский берсерк это поганище кромсала, — рассмеялся юноша. — Не надо так оружие ставить — портится.
      Он кивнул на воткнутый в землю меч. Лана надулась и выдернула клинок, попытавшись осторожно убрать его в ножны за спиной.
      — Что с рукой?
      — Ударила, — неохотно ответила, пытаясь нащупать устье острием клинка.
      — Давай помогу.
      Лучник оставил носилки у ограды и подошел. С его помощью меч легко скользнул в ножны.
      — Левая отнялась? Ого! Выбила?
      Он неосторожно ее сжал запястье. Лана вскрикнула и зашипела, из глаз брызнули слезы.
      — Уши оторву! — вскинулась Флайран.
      — Прости!.. Аранис, прихвати еще сучок! Давай щит снимем…
      Юноша придержал его, пока Лана освободила другой рукой кисть из скобы и сняла петли, остерегаясь прикасаться к набухающему отеку. Отставив щит, следопыт принялся за перевязку.
      — Откуда вы? — спросил он и покрутил головой, не особо рассчитывая, видимо, на ответ мрачной Ланы.
      — Из деревни Легкий Ветерок, — тем не менее, сказала та, прежде чем успела открыть рот Флайран. — Я собираюсь вступить в ополчение.
      Молодой следопыт громко фыркнул.
      — Отставить, — осадил его командир. — Транквиллиону нужны храбрые бойцы. Вам будут рады.
      Эллана зарделась под серьезным взглядом старшего в отряде и кивнула, плотно сжав губы. Она впервые столкнулась с нежитью лицом к лицу, и нельзя сказать, что вышла из этой схватки блестяще. Но это не заставит ее отступить.
      Разведчики заканчивали с вынужденной задержкой. Дейгиль и Аранис дружно взялись за носилки, на которые их командир пересадил раненую Флайран. Остальные уже ждали у сложенного костра.
      — Поджигайте, — махнул рукой следопыт. — Возвращаемся.
      Сухие ветки от пущенной искры вспыхнули быстро, мертвую плоть огонь облизывал с неохотой, но отряд поспешил уйти от горящей кучи, которая вскоре засмердит еще хуже, чем живой кадавр. «Поганище», — повторила про себя Лана, бросив последний взгляд на занимающийся костер, и ее снова передернуло. Эта тварь будет сниться ей в кошмарах…
      
      

***


      Путь до Транквиллиона занял действительно что-то около часа. Эллана шла по его центральной улице рядом со следопытами и с тоской оглядывала окружающие руины. Именно так правильнее всего было назвать процветающий некогда город, самый крупный на юге Кель’Таласа. Лане не довелось побывать здесь раньше, но можно было представить, какими были эти строгие башни и дома с плавными изгибами воздушных пандусов, возносящихся к открытым террасам. Сейчас все это будто потеряло в красках под угрюмым серым небом, заляпанное кое-где застарелой грязью, покрытое трещинами и зияющими разломами. Толстые стены пострадали особенно, разрушенные во многих местах до основания, заваленные землей и битым камнем. Эти стены долгое время выдерживали набеги аманийских троллей, но под натиском мертвой армии человеческого принца — пали. Артас взял Транквиллион, оберегая собственные тылы: Тропа Мертвых чернела прямо под утесом, на котором он бы построен. Большая часть жителей погибла на стенах. Это был город пограничников, до конца пытавшихся противостоять угрозе, чтобы выиграть время для всех кель’дорай.
      «Син’дорай», — мысленно поправила Эллана сама себя. Она привыкла к зеленым глазам в зеркале, но язык все еще спотыкался. Син’дорай. Дети крови. Это нужно было помнить.
      Со следопытами они расстались на площади с уцелевшей статуей танцующих эльфиек.
      — Отведите девушек в госпиталь, — распорядился командир. — Остальным отдыхать, пока я докладываю капитану Белонис.
      Возможно, раньше госпиталь был чьим-то особняком. По крайней мере, круглый зал, куда проводили их разведчики, не выглядел подходящим для ухода за ранеными, хотя в нем установили кровати и ширмы, между которыми сновали деловитые жрицы. К носилкам с Флайран немедленно подбежали двое, помогая следопытам осторожно перенести пострадавшую на койку. Лану оттеснили.
      — Моя дорогая! Тут все серьезно…
      — Вскользь железкой зацепило, — поморщилась Флайран.
      — Колено раздроблено… Ничего, сейчас станет лучше…
      Жрица передвинула ширму, шикнув на замешкавшихся следопытов, и склонилась над волшебницей. Без парочки с носилками стало свободнее, и Лана хотела подойти к сестре с другой стороны, взять за руку хотя бы, но ее перехватила вторая целительница.
      — А с тобой что случилось, милая?
      — Перелом. Я подожду…
      — Иди сюда.
      Эльфийка потянула Лану из-за ширмы к другой кровати.
      — Присядь.
      Целительница уверенными движениями подняла перебинтованное Ланино запястье и провела ладонью прямо поверх повязки. Почудилось легкое покалывание, почти незаметное на фоне ноющей боли.
      — Пару минут посиди спокойно, старайся не напрягать руку…
      Эллана подчинилась, пытаясь высмотреть из-за ее плеча, что происходит с Флайран.
      — Не волнуйся, с ней все будет хорошо, — заметила ее движение жрица. — Сестра Нарсилла лучшая из нас, она и похуже раны лечила. Это твоя подруга?
      В глаза Эллане целительница не смотрела, обращаясь как будто к ее сломанной руке. Лицо у нее стало таким сосредоточенным, что было даже как-то боязно отвлекать, но девушка ответила.
      — Сестра.
      — Совсем непохожи… — проговорила жрица. — Вы в ополчение вступить хотите?
      — Я хочу… — Лана наблюдала за целительницей. Та вроде бы ничего не делала, просто поддерживала ей запястье, положив вторую ладонь сверху. Только в этом месте становилось все горячее, и не было похоже, что повязки нагреваются только от тепла тела. Боль отступала. Лана сморгнула — ей показалось, что контур пальцев жрицы немного оплывает. Жар усиливался, концентрируясь чуть пониже кисти в пульсирующий комок. Кольнуло. Брови жрицы дрогнули. А комок словно лопнул и разлился внутри, впитываясь в кости.
      — Небольшое смещение было… Ну да ничего. Уже не болит, правда? Давай снимем повязку.
      Она размотала наложенные следопытом бинты, и Лана с удивлением поняла, что действительно больше не чувствует боли. Подвигала кистью, не ощутив вообще никакого дискомфорта, сжала и разжала пальцы. Ей раньше никогда не доводилось прикасаться к целительному Свету. Синяки и ссадины, которые Лана в избытке зарабатывала в детстве, заживали сами. Самым страшным, что с ней случалось, было выбитое как-то на охоте плечо. Его вправили на месте, и эльфийка не посчитала нужным рассказывать об этом кому-то дома. Теперешние ощущения были в новинку: она чувствовала странную легкость и какую-то смутную радость.
      — Это хорошо, что вы хотите помочь оборонять Транквиллион, — заметила жрица, сматывая повязки. — Сил следопытов не хватает. В лесах осталось очень много нежити, она лезет на дороги, угрожает сообщению с землями за Элрендаром. Опытные воины заняты в патрулях, а жителей, способных сражаться, осталось совсем мало…
      — Мертвые нападают на город?
      — Редко, — покачала головой целительница. — Ночью иногда с Тропы поднимаются… Но ночью дежурят следопыты. За стены в это время лучше не выходить… Что-то не так?
      — А… — Лана осеклась, сообразив, что все еще крутит запястьем и сжимает-разжимает кулак, и смущенно спрятала руку за спину. — Нет, просто странно, что еще пять минут назад я пошевелить ей не могла.
      Жрица мягко улыбнулась.
      — Свет милосерден… — она нахмурилась, вспомнив что-то, и добавила немного сердито: — К сожалению, не всем хватило понимания этого.
      Эллана не успела спросить, что жрица имеет ввиду — из другого конца зала раздался стон, а из-за ширмы показалась жрица Нарсилла. Эльфийка тут же подскочила и бросилась к сестре.
      — Как ты?
      — От меня отвязали проклятые палки, я рада, — не слишком довольно поморщилась Флайран.
      — Кости будут болеть еще какое-то время, — сообщила сестра Нарсилла. — Я подойду через пару часов. Не вставай и не напрягай ногу.
      Стон повторился. Нарсилла поспешила через зал. Вторая жрица покачала головой.
      — Бедный…
      — Кого-то тяжело ранили?
      — Это Лорелий, один из разведчиков, — вздохнула целительница. — Его укусил вурдалак. Нам удалось замедлить заражение, но его тело все равно заживо мертвеет.
      — Принеси сонное молоко, Эльсия! — крикнула Нарсилла.
      Жрица подобрала смотанные бинты и поспешила исполнить распоряжение. Флайран повернула к Лане голову.
      — Как рука?
      — В порядке.
      — Вот и хорошо. Попробуй разыскать наши вещи. Распорядитель должен был снять сумки с седла. И найди нам гостиницу или что-нибудь.
      — Не лучше ли оставить тебя под присмотром жрецов? — возразила Эллана.
      — Не лучше. Нам в любом случае нужно какое-то временное жилье, а я не хочу всю ночь слушать стоны раненых.
      — Но твое колено…
      — Почти не болит. А через пару часов вернется жрица и, надеюсь, долечит его. И тогда единственное, чего я буду хотеть — это горячая ванна, — припечатала Флайран, хмуро взглянула на сестру и добавила: — Ну, и еще выпороть тебя, чтобы впредь не лезла к мертвым чудищам.
Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.