Прах и пепел 36

Джен — в центре истории действие или сюжет, без упора на романтическую линию
Warcraft

Пэйринг и персонажи:
fem!Эльф крови, Паладин
Рейтинг:
R
Жанры:
Драма, Фэнтези, Экшн (action), Дружба
Предупреждения:
Насилие, ОМП, ОЖП, Смерть второстепенного персонажа
Размер:
планируется Макси, написано 164 страницы, 25 частей
Статус:
в процессе

Награды от читателей:
 
«Для вдохновения!» от Callipso
Описание:
Эллане Салтерил никогда не нравился образ жизни ее отца. И вот настал тот день, когда она поняла, чего на самом деле хочет. Защищать. Кель'Талас поднимается из праха, пережив нашествие Плети, и нельзя дать разрушить его вновь. У младшей дочери лорда из провинции нет для этого ничего, кроме собственного упрямства, но она все равно станет рыцарем. Рыцарем крови.

Публикация на других ресурсах:
Разрешено только в виде ссылки

Примечания автора:
Приквел к "Лёд и кровь" (https://ficbook.net/readfic/441157)
Обложка https://pp.userapi.com/c824503/v824503027/9da0b/pkGQl6VXtwU.jpg
Группа ВК со всяким и картинками https://vk.com/public137838084

9. На западных дорогах всё спокойно

21 марта 2018, 15:36
      Флайран только фыркнула на ее появление утром у ворот, где грузили повозку. Из поклажи в основном были бочки с горючей смесью, которой следопыты собирались сжечь мертвых мурлоков, но также и пара сетей для поимки живого экземпляра, пока что пустые мешки, вода и совсем немного провизии — из расчета на один привал и возможную ночевку, а также корм для лошадки, тянущей эту повозку. В лучшие времена возок зачаровали бы на самостоятельный ход, но отголоски магического голода, обрушившегося на королевство с уничтожением Колодца, до сих пор заставляли быть экономными.
      Флайран в сторонке негромко переговаривалась с чародеем Вандрилом, часто ему кивая и сверяясь с записями в блокноте. На ее плече висела объемная сумка с жестким каркасом, на поясе крепился подсумок.
      — Ты нас проводить пришла? — заметил Эллану Дейгиль.
      — Нет, я с вами.
      — Зачем? — удивился юноша.
      — Наставник решил, что мне это будет не вредно, — она покосилась на Хариса, стоящего со скучающим лицом рядом с отдающей команды Белонис, и смущенно отвела от них взгляд.
      — Выступаем, — отдала приказ капитан.
      Процессия двинулась. Чародей Вандрил остался в городе.
      Их путь лежал вниз по склону, где к Тропе сбегала старая дорога. Сейчас ей редко пользовались. Тягловая лошадка, которую вел под уздцы лидер отряда, встала в десятке ярдов от того места, где земля становилась черной. Бродящие по Тропе мертвецы, почуяв живых, медленно поворачивались в их сторону. Лана опять почувствовала, как встают дыбом волоски на шее, и крепче сжала рукоять меча.
      — На тетиву. Целься, — скомандовала Белонис. Десяток лучников, идущих с ней, наложили стрелы и подняли луки к хмурому небу. — Огонь.
      Застонал воздух. Мертвецов накрыло навесным залпом, выкосив то, что не успело подойти слишком близко. Затем грянул негромкий взрыв, и над землей ненадолго всколыхнулось ползучее пламя. Следопыт сдержал всхрапнувшую лошадь. Харис обнажил меч и шагнул вперед.
      — Прицельный огонь по флангам, — распорядилась капитан.
      — За мной.
      Выбравшихся с Тропы вурдалаков снесло золотистым росчерком. Харис обошел упирающуюся лошадку и первым ступил на оскверненную землю. С опущенного вниз клинка ударил луч, под сапогами рыцаря крови распустилась сияющая паутина. В ее зареве колыхнулся и истаял какой-то дымный силуэт. Пропущенный лучниками вурдалак, попытавшийся напрыгнуть сверху, разлетелся надвое, встреченный лезвием рыцарского меча. Щит с красным фениксом на черном поле заткало невесомое золото. Резкий вымах рукой — и размазавшийся в воздухе блик раздробил только повернувшихся в их сторону скелетов.
      Повозка, наконец, тронулась. Небольшой отряд — всего семеро, включая их с Флайран, — шел по обе стороны от телеги, кроме ведущего лошадь лидера. Лучники Белонис выкосили им широкую просеку в нежити, Харис сметал все, что пыталось прорваться. Лана, держась за бортик рукой со щитом, жадно за ним наблюдала: как двигается, как комбинирует технику фехтовальщика и магию, как резко, без видимого усилия, вбрасывает Свет в оружие — и так же резко отпускает его. Она смотрела на Свет: не слепящий, подобно солнцу или полуденным бликам на воде, мягкий, как свечение расплавленного золота, и завораживающий, как танец огня в камине.
      — Слюни подбери, — ехидным шепотом посоветовала Флайран, склонившись к ее уху.
      Почти у самой границы с лесом Тропу пересекала мелкая речушка, рукав Элрендара. Дейгиль на ходу подхватил Флайран и подсадил ее на телегу, остальные перешли вброд — благо, вода едва-едва доставала до середины голени. Здесь уже было заметно меньше нежити — даже без учета того, что проредили зажигательными стрелами. Харис проводил экспедицию до другой стороны, и еще немного дальше. Потом развернулся и под прикрытием лучников бегом отправился назад. По возвращении лидер отряда подаст световой сигнал — и им проложат дорогу обратно.
      Когда Тропа окончательно скрылась за изгибами дороги, Лана перестала выворачивать шею и вздохнула свободней.
      Теперь вокруг них безмолвно стоял лес. Такой же мертвый, без птичьего щебета, писка попавшегося в когти хищника грызуна, шелеста золотистых листьев. Здесь он был чуть-чуть пореже, по крайней мере, ветки не смыкались над дорогой сплошным тоннелем, хотя дальше меж стволов густела тьма с зелеными гнилыми огоньками. Следопыты негромко переговаривались. Вперемежку с глухим топаньем лошадиных копыт и тихим шорохом смазанных тележных осей это немного скрадывало тягостное ощущение, подобное тому, что довлело над сестрами в их первом самостоятельном путешествии через Призрачные Земли. Лана с Дейгилем, не сговариваясь, отстали до хвоста процессии и поменялись с замыкающими, чтобы видеть едущую на задках Флайран. Но разговор у них так и не завязался.
      Ряды деревьев тянулись бесконечно. Только через несколько часов показалась первая развилка. Из-за поворота повеяло чем-то жарким, но вызвало оно, наоборот, — неприятный озноб. Бросив взгляд на сестру, Лана успела заметить, как та болезненно поморщилась. «Святилище с магической аномалией», — вспомнила она слова Белонис. Отряд прошел мимо.
      На следующим дорожном указателе Эллане даже удалось прочесть: «деревня Золотистой Дымки». Это случилось еще через пару часов, когда она уже начала уставать и тихо завидовать Флайран, так и не слезшей с повозки. За развилкой по правую сторону виднелся мостик — Элрендар снова распадался чуть выше по течению, и этот его приток был глубже и быстрее. За ним просматривались над голыми кронами алые купола и позолоченные шпили.
      — Там кто-то живет? — удивилась Лана.
      Дейгиль отрицательно качнул головой.
      Они свернули влево. Еще через некоторое время воздух заметно посвежел. Эллана, частенько гонявшая крылобега к портовой деревне Солнечного Паруса всего в часе езды от виллы, уловила ни с чем не сравнимый запах. Море.
      Поначалу он был заметен только чуть, но вот лес резко разошелся, уступая каменистому берегу, поросшему ползучим синячником и остротерном, а дальше был сплошной серый простор. Темно-стальные волны с ленивым рокотом облизывали обнаженный отливом пепельный песок с кучами подсыхающих под низким белесым небом водорослей и плавника.
      — И здесь тоже нет солнца… — пробормотала Флайран.
      — Нигде нет. Эти земли прокляты, — ответил услышавший ее следопыт.
      Остановив повозку на берегу, их провожатые в первую очередь разведали побережье в обе стороны, оставив с сестрами Дейгиля. Вернувшись, они выпрягли лошадь. Развернулась кипучая деятельность. Флайран, спустившись на землю, выслушала отчет лидера отряда Сорандиса и согласовывала с ним свои задачи. Для начала им требовался мурлок.
      Ближайшее поселение этих созданий, происходивших то ли от рыб, то ли от лягушек, обнаружилось чуть южнее стоянки. Домики на сваях, собранные из палок и высушенных водорослей, торчали у самой кромки воды. Вокруг бездумно слонялись их жильцы: с бледной кожей, красными гребнями спинных плавников и большими круглыми глазами, затянутыми слепой пленкой. Они мало походили на забавных героев детских сказок или даже картинки из толстого фолианта «Видоописания известных миру зверей и других тварей». Дневной бриз нес на засевших в колючих зарослях следопытов нестерпимый запах тухлятины.
      — Готовьте разрывные, ребята, — негромко проговорил Сорандис. — Вон тот, крайний справа сойдет?
      Флайран кивнула, прикрывая нос краем надушенного рукава.
      — Крайний справа, — повторил командир. — Не трогаем его. Залп!
      Следопыты повскакивали на ноги и почти синхронно пустили стрелы навесом. Что-то пронзило бродившую нежить, что-то воткнулось в песок, разбрызгивая его фонтанами после детонации. Жители морского поселка немного заторможенно поворачивались к угрозе, но побежали на выдавших себя эльфов неожиданно резво. Защелкали луки. Флайран, встав за спинами стрелявших, сложила руки на груди и сосредоточенно наблюдала за происходящим. Лана тоже поднялась на ноги и придвинулась поближе к сестре, приготовив щит, — некоторые твари были вооружены копьями, которые вполне могли метнуть.
      Но на расстояние броска добрался всего один мурлок.
      — Сеть!
      Двое заранее готовившихся к этой команде стрелков бросили оружие и подхватили тяжелую крупноячеистую сетку, которая тут же полетела навстречу нежити. И попала, куда надо. Парочка ломанулась через кусты вязать запутавшуюся добычу, остальные добивали все еще бегущих на их стрелы мурлоков. Лана опустила щит. Никто из нежити не добежал даже до края зарослей.
      — Смотри, какие зубы здоровые!
      — Он сеть-то не прогрызет?
      — В две увяжем. И мешок сверху. Может, хоть так вонять будет меньше…
      Лана тоже подошла разглядеть их добычу поближе. Плененный мурлок шипел с царапающим слух присвистом, бился в сети и пытался вонзить в нее свои острые и длинные как иголки зубы. Слепые белесые глаза судорожно дергались.
      — Соберите трупы, — распорядилась Флайран, деловито прохаживаясь по усеянному мурлоками пляжу. — У относительно целых нужно извлечь глаза, позвоночники и желудки.
      Она с отвращением посмотрела на раскуроченную разрывным зарядом тушу и решительно достала из сумки длинные плотные перчатки.
      — Давай я тебе помогу, — вызвался Дейгиль.
      Мурлоков стащили в две кучи поближе к домикам. Тому, что остался условно живым, ухитрились связать лапы и вставить толстую палку в пасть. Его унесли. Флайран с Дейгилем занялись извлечением образцов. Точнее, занят был Дейгиль, а волшебница с брезгливым выражением стояла над его плечом, контролируя работу. Следопыты принесли из повозки мешки и бочки с горючим. Лана побродила между всего этого, пока не почувствовала дурноту, и решила вернуться к стоянке.
      Пойманный мурлок шипел и скалился из подвешенной на телегу сети. Его оставили не с подветренной стороны, чтобы меньше пугать лошадь, мирно бродящую по берегу. Один из следопытов приглядывал за добычей. Вдали от деревеньки на сваях вонь тухлой рыбы практически сошла на нет, уступив запахам соли и влажного песка. Лана отошла к воде и присела на границе прибоя, так что накатывающие волны чуть-чуть не касались носков ее сапог. Расстегнув верхние несколько клепок на куртке, она вытащила голубоватую каплю кулона на серебряной цепочке. Поворачивая в пальцах, поднесла ближе к глазам, чтобы полюбоваться блеклыми переливами на гранях. Светоуловитель… Лана попыталась снова воспроизвести правильное чувство: гнев, решимость, желание разрушать. Дышать стало немного горячее, но чего-то большего она в этот раз не добилась, даже жжения и покалывания. Все вокруг казалось слишком унылым, чтобы злиться, а вид набегающих на берег волн умиротворял. Лана выпустила кулон из рук и долгое время сидела у моря, просто глядя вдаль, перебирала в голове события последних дней. Даже не верилось, что три недели назад все ее обязанности сводились к нескольким часам практики с мечом у инструктора и вечерней подработке у ювелира. В совсем другом, ярком мире.
      На периферии зрения мелькнул насыщенно-алый сполох. Лана вздрогнула и отвлеклась от своих мыслей. Мимо прошуршала юбкой Флайран. Вдалеке вспыхнул рыжий лепесток большого чадящего черным костра. Обернувшись, Лана увидела у повозки Дейгиля, которому другой следопыт плескал из бочонка, помогая отмыться. Ни из моря, ни из впадающей в него реки брать воду не рисковали.
      — Скучаешь? — спросила сестра. — Тебе вовсе незачем было ехать, как видишь.
      Лана пожала плечами. Флайран набрала в пузатую колбу морской воды, притерла пробку и спрятала образец в сумку на плече. Выудила оттуда щипцы и подцепила вынесенную волнами длинную ленту ламинарии.
      — А это что? — заметила она кулон у Ланы на груди. — Откуда он у тебя?
      — Харис велел носить.
      — Тебе-то зачем?
      — Учиться призывать Свет. Наверное, хочет посмотреть, как долго я буду биться над тем, чтобы зарядить этот светоуловитель.
      Флайран подняла одну бровь.
      — Это он тебе так сказал?
      — Он сказал, что эта штука заряжается, когда я пытаюсь ретранслировать Свет, — сердито сказала Лана. — Я просто сделала выводы.
      — И как успехи? — ехидно улыбнулась волшебница.
      Эллана неопределенно повела рукой.
      — Не могу сосредоточиться.
      — Пойдем обедать, — усмехнулась Флайран и, ловко свернув ламинарию, спрятала ее в небольшой мешочек.
      После дохлых мурлоков есть никому особо не хотелось, но время перевалило за полдень, и хоть как-то подкрепить силы было нужно. Сорандис раздал всем нарезанный ломтями пряный хлеб, который они через силу сжевали. После этого четверо следопытов, включая командира, отправились на север — сжечь еще одну мурлочью деревню за притоком. Флайран наполнила другую колбу в этот раз речной водой и теперь бродила по линии прибоя, выискивая водоросли и выброшенных моллюсков.
      — Давай пофехтуем? — предложил Дейгиль, оставленный Сорандисом приглядывать за повозкой. Он уже успел где-то раздобыть пару подходящих веток и протягивал одну из них Лане.
      — Этим? — рассмеялась она. — Ну давай.
      Они отошли немного в сторону, давая себе побольше пространства. Дейгиль свою ветку сломал о колено — он привык к кинжалу и даге. Лана не стала прятать щит — только настоящий меч убрала в ножны за спиной — и взвесила предложенное «оружие» в руке. Палка была легкой. Легче ее клинка и уж тем более легче тренировочного, она вообще практически не чувствовалась. Эллана сделала пару взмахов на пробу и так же, на пробу, атаковала. Дейгиль легко отпрыгнул, ударил одной рукой по ее палке, другой — в грудь, но Лана извернулась и закрылась от него щитом. Они пошли вкруговую, глядя друг другу в глаза. Дейгиль раскручивал свои половинчатые обломки, чуть разведя обе руки. Лана вспомнила себя и поняла: красуется. Понятно, перед кем. Она не стала искать взглядом сестру, а вместо этого попыталась обезоружить его тем же стремительным движением, каким тогда Харис выбил у нее меч из рук. Но Дейгиль оказался порасторопнее, да и «оружия» из хвата не выпускал в отличие от нее. Уклонившись, он вновь атаковал с двух сторон, вынуждая обороняться.
      Это оказалось весело. Не поучительно ни в коем разе, но очень задорно: гонять друг друга, вздымая тучи песка, сталкиваться вылизанными морем до гладкости палками, пытаясь выбить чужую. Лана вскоре отбросила нарушающий ее баланс щит, потом к нему же полетели наспех сорванные ножны и куртка. Было жарко. Они с Дейгилем с криками носились по истоптанному пляжу, потом он нечаянно сломал ее палку. Лана в запале выбросила обломки и кинулась на юношу в рукопашную. От неожиданности тот позволил сбить себя с ног, но тут же попытался обратить ситуацию в свою пользу. Они, смеясь, покатились по берегу. В конце концов, Дейгиль прижал свою вымотавшуюся противницу к земле, утвердившись сверху. Оба тяжело дышали.
      — Ты просто толще и тяжелее, — заявила Эллана. — Я устала тебя катать.
      Дейгиль усмехнулся и поднял голову. Его внимание что-то привлекло.
      — Постой-ка…
      Молодой следопыт слез с нее и поднялся, не забыв подать руку, чтобы помочь сделать то же. Лана обернулась в направлении его взгляда. В колючих зарослях что-то алело.
      — Я сейчас… — бросил Дейгиль и полез в бурелом. Лана только хмыкнула и поискала глазами Флайран. Та стояла, опершись спиной о бортик повозки. Стояла, вероятно, уже давно. Поймав взгляд сестры, она неодобрительно покачала головой.
      — Приползи что-нибудь из леса, мы бы уже десять раз остались без лошади и, вполне возможно, без голов, — заметила волшебница, когда Эллана подошла, на ходу пытаясь натянуть куртку.
      — Ты бы громко известила об этом, я думаю, — с улыбкой возразила она.
      Тоскливо завыл мурлок в сетке. Флайран зябко повела плечами и отодвинулась.
      Вскоре к ним присоединился исцарапанный, но жутко довольный собой Дейгиль, гордо преподнеся Флайран дикую магорозу. Волшебница дежурно улыбнулась и вставила цветок в фибулу плаща, но радости следопыта по этому поводу не было предела.
      Еще через пару минут показались остальные члены отряда. Пришло время возвращаться.
      Они без лишних слов собрались. Мурлока упаковали в два мешка, но лошадку все равно беспокоило такое соседство. Она неохотно дала себя впрячь, и Сорандису приходилось то и дело успокаивать оступающееся животное.
      Лана на время забралась на повозку к сестре, недвусмысленно выдавшей ей гребень. Наблюдая, как уплывает постепенно из виду морское побережье, Эллана пыталась вычесать из волос песок. Вот уже их отряд снова обступили деревья… Даже удивительно, но сегодняшний день оставлял на душе только легкость. И это было хорошо — кажется, она действительно немного устала. Но, проведя по волосам в последний раз и для гарантии поворошив шевелюру пальцами, Лана отдала гребень и вздохнула. Она выпросила этот день у Хариса, предположительно, не для того, чтобы отдыхать. Нельзя же назвать тренировкой то дурачество, что они устроили с Дейгилем на побережье. Она задумчиво провела пальцами по груди, нащупывая амулет. Моргнула. Сердце нехорошо сжалось. Лана захлопала по куртке ладонью, рывком расстегнула ее до половины, зашарила по шее, ища цепочку.
      — Я его потеряла! — она с отчаянием в глазах повернулась к Флайран.
      — Что? Кого?
      — Светоуловитель, — в памяти вихрем пронеслись события сегодняшнего дня. Она показывала артефакт сестре, значит, на побережье он еще был… Точно! Эллана спрыгнула на дорогу. — Я догоню!
      — С ума сошла?! Стой! — дернулась за ней Флайран. Сорандис сдержал поводья, повозка встала.
      Эллана обернулась на ходу.
      — Мне Харис за него голову оторвет! Я сбегаю и догоню, езжайте! У меня от мурлоков меч есть! — она вскинула над головой оружие, будто в доказательство.
      — Вернись, глупая, это же безделка! — Флайран в сердцах ударила кулаком о дно, но сестра ее, конечно же, не услышала. Выругавшись, волшебница тоже соскочила на землю, бросив тяжелую сумку в повозке.– Я за ней. Мало ли что. Дей!
      Сорандис только покачал головой.
      — Ладно. Здесь дороги спокойные, пока ночь не настала. Мы пойдем потихоньку. Если не догоните, дождемся у поворота к Святилищу Луны.
      — Я понял, — сказал Дейгиль. Они с командиром отряда кивнули друг другу, и следопыт с волшебницей поспешили вслед за импульсивной ученицей рыцаря.
      
      

***


      Лана выбежала на побережье и окинула взглядом пустынный пляж, переводя дух. На севере все еще чадило пожарище, на юге костер давно угас. Ничего живого или неживого тут не должно было остаться в принципе. Место их недавней стоянки легко определялось по перерытому множеством ног песку и тележной колее. Где-то в десятке ярдов они с Дейгилем должны были топтаться в шутливом спарринге. Лана пошла туда, внимательно рассматривая пока не разглаженные морем следы. Вот здесь они, кажется, катались. Она вздохнула и опустилась на колени, принявшись шарить руками в сухом мелком песке, иногда тревожно оглядываясь по сторонам — чужие шаги здесь легко скрывались в рокоте прибоя. Так Лана доползла до того места, где, судя по оставшемуся полукруглому отпечатку, бросила щит и ножны с курткой. Поискав там, она подняла голову и невольно улыбнулась. Голубой камень мягко светился на расстоянии вытянутой руки, едва присыпанный песком. Лана подняла его и осмотрела цепочку, к счастью, не выскользнувшую из ушка. Наверное, оборвалась, зацепившись за клепку на куртке. Эльфийка положила меч рядом с собой, торопливо вынула сломанное звено и зубами раздвинула целое, чтобы починить цепочку. Закусывая ее обратно, она заметила выходящих на пляж Дейгиля и Флайран.
      — Ты вообще думаешь, что делаешь, хоть иногда? — без прелюдий начала волшебница, стоило им приблизиться.
      — Ой, давай без этого, — Лана снова надела амулет и спрятала его понадежнее под курткой. — Мы полчаса назад перебили тут все неживое, да и я не маленький ребенок.
      — Непохоже, — сердито сказала Флайран. Ее сестра картинно закатила глаза к небу.
      — Я без вас вполне догнала бы повозку минут через десять. А вот теперь не уверена.
      Это был камень в огород Флайран, и волшебница, конечно же, поняла. Она и с целой ногой предпочитала двигаться степенно и неторопливо, и выдохлась бы уже через сотню ярдов.
      — Отряд дождется нас у последней развилки перед Тропой, — примирительно сообщил Дейгиль. — Можно не спешить и насладиться прогулкой, — он многозначительно улыбнулся. — Если не страшно.
      — Чего здесь бояться… — пробурчала Лана, подбирая свой меч, но по спине невольно пополз холодок, когда она уже на спокойную голову вспомнила о молчаливых лесах с густыми сумерками между мертвыми стволами.
      — Идемте, — хмуро поторопила Флайран.
      Они вернулись на дорогу, правда, отнюдь не прогулочным шагом. Дейгиль привык ходить быстро, Флайран старалась за ним поспевать. Эллана, с начала поездки не убиравшая щит в чехол, сейчас тем более держала оружие наготове. Она настороженно вертела головой и поминутно оглядывалась. Море теперь шумело позади, и это заставляло нервничать.
      — Что это вообще за штука такая? — Дейгиль попытался разговорить надувшихся друг на друга сестер. — Волшебный амулет?
      — Что-то вроде, — отозвалась Лана. Флайран презрительно фыркнула. Юноша вздохнул и попробовал еще раз:
      — А что магистр Вандрил собирается делать с хребтами мурлоков?
      — Исследовать, — лаконично ответила волшебница. И они снова замолчали.
      — Так для чего Харис отправил тебя с нами? — предпринял Дейгиль новую попытку еще через несколько шагов.
      Лана нахмурилась, придумывая вранье поправдоподобнее.
      — Да не отправлял он ее, — вмешалась Флайран. — Она узнала об экспедиции от меня и сама напросилась.
      — Потому что волновалась за тебя, между прочим! — вспылила Лана.
      — Это очень мило, но, конечно, за меня в компании пятерых следопытов волноваться нужно было больше, чем за тебя, сбегающую в одиночку посреди леса с мертвецами и мутантами.
      — Белонис сказала, дорога чистая!.. — Эллана хотела напомнить еще про то, что именно она сдерживала натиск вурдалаков, когда кто-то довел себя до магического истощения, но осеклась. Тревожно оглянулась назад. Длинные уши дрогнули, пытаясь уловить непонравившийся звук.
      Флайран немедленно подобралась.
      — Это… море? — неуверенно проговорила Лана.
      Дейгиль тоже напряженно вслушивался. Они отошли от побережья уже довольно далеко, чтобы вздохи волн утихли до неясного шума. Но вот на фоне их шуршания возник как будто какой-то другой звук. Возник — и тут же пропал, если был вообще. Эллана с надеждой посмотрела на молодого следопыта. Он хмурился.
      — Пойдемте медленно и тихо, — решил Дейгиль.
      Разговоры окончательно умерли. Троица пробиралась по дороге гуськом, вслушиваясь и внимательно оглядываясь, стараясь не производить вообще никакого шума. Лана шла последней, постоянно оборачиваясь. В конце концов, она развернулась, чтобы видеть дорогу к побережью, и попятилась, подняв меч перед собой. И через несколько шагов врезалась в идущую в центре Флайран.
      — Тихо, — шикнула сестра. Дейгиль стоял впереди, упреждающе подняв руку. У него уши тоже подрагивали, но Лана теперь, как ни старалась, не могла уловить тот диссонанс в окружающих звуках, заставивший ее насторожиться. Следопыт опустился на четвереньки и приложился ухом к земле.
      — Впереди, — прошептал он. — Такое… бух-бух… Приближается!
      Теперь уже и Лана это услышала. Бух-бух, бух-бух… Глухие размеренные шаги по петляющей змейкой дороге.
      Как в тот раз.
      Эллана застыла. Окружающие звуки заглушил нарастающий стук крови в ушах. Плавно-неуклюжим движением на ноги подскочил Дейгиль — как в воде. Завертел головой и заметался, судорожно принимая решение. Ладонь на рукояти меча взмокла. Из-за деревьев показалась огромная бледная туша. Зрение Ланы сузилось до одной только этой широкой и безобразной фигуры. Казалось, она может разглядеть водянистые глазки на лысой, вдавленной в плечи башке. И что эти глаза тоже уставились на нее. Сердечная дробь достигла апогея, мир подернулся дымкой, тело повело вперед.
      — В лес!
      Лана очнулась от дернувшей боли в локте: Флайран вцепилась в ее руку так, что та едва не выронила клинок.
      — В лес!!! — кричал Дейгиль. Его голос утонул в реве вышедшего им навстречу поганища.
      Следопыт схватил ближайшую из сестер за руку и кинулся прочь с дороги. Лану потащило следом; ноги, только и ожидавшие, что направляющего толчка, сорвались в бег. Она обогнала Флайран, так и цепляющуюся за ее куртку. Навстречу бросились деревья: стволы-стволы-стволы, мертвые, серые; по щекам хлестали какие-то прутья, под толстыми ветвями Лана успевала пригибаться. Вернулись звуки: свист ветра в ушах, треск кустов, через которые они, не разбирая пути, проламывались. Треск. Где-то позади сломалось дерево. Снова раздался рев. Дейгиль вильнул испуганным кроликом. Послышался удар железа в трухлявый ствол.
      Они бежали.
      Флайран повисла у Ланы и Дейгиля на руках, то и дело оступаясь. В конце концов, она споткнулась о предательский корень и растянулась на земле. Они по инерции пробежали еще немного и остановились, тяжело дыша, стараясь за дыханием услышать треск ломаемых деревьев.
      — Ты цела? — наконец, смогла спросить Лана.
      — Относительно, — поморщилась Флайран, приподнимаясь на локтях, и тревожно оглянулась.
      — Вроде, тихо… — пробормотал Дейгиль. — Оно отстало…
      Они как по команде замолчали и прислушались. Вокруг стягивала кольца тишина. Резко треснул сучок. Флайран дернулась.
      — Это сухое дерево, — прошептал Дейгиль и облегченно рассмеялся. Лана бледно улыбнулась и присела рядом с сестрой. Та пыталась дышать глубоко и медленно, положив ладонь на грудь. Лана отстегнула с пояса флягу.
      — Та же самая нога, — простонала Флайран, меняя положение, чтобы принять предложенную воду, и болезненно жмурясь. — Как мне все это дорого…
      — Левая? Дай посмотрю! — Дейгиль и Лана чуть не столкнулись лбами над волшебницей. Девушка стукнула разведчика по руке и на правах сестры сама приподняла подол одеяния.
      — Лодыжка.
      — Вижу. Опухает. Пошевелить можешь?
      Флайран снова поморщилась.
      — Могу, но больно.
      — На вывих не похоже, — авторитетно заметил Дейгиль. — Просто ушибла. Пройдет.
      — Тут, скорее, растяжение, — покачала головой Лана, убедившись, что сустав на месте. — Есть бинт? Ее, по-хорошему, перетянуть.
      Юноша просто кивнул и принялся расшнуровывать сумку. Лана сняла с сестры сапожок.
      — Что будем делать теперь? — спросила она, оглядываясь по сторонам, пока Дейгиль занимался бинтованием.
      — Надо как-то вернуться.
      — Прямиком в объятия этого, — саркастично заметила Флайран и смахнула приставший к плечу сухой листочек. — Когда мне в следующий раз скажут про безопасные дороги, я упрошу в сопровождение полноценный патруль и ни в коем случае не буду вестись на предложения прогуляться втроем…
      — Надо просто обойти эту штуку и встретиться с нашими на развилке к Святилищу, — Дейгиль старался говорить спокойно, хотя постоянно хмурился. — Пройдем через лес.
      — Ты уверен?
      — Дорога должна быть там, — он кивнул за спину Флайран. — Значит, по левую руку побережье. Пойдем направо, постепенно забирая к северу. Даже если мы куда-то не туда уклонимся, упремся либо в Тропу, либо в дорогу на утес Ветрокрылых.
      — Я не про это…
      Дейгиль серьезно посмотрел на Эллану и затянул узел.
      — В лесу полно мутантов. Но это всего лишь звери.
      Она кивнула и поправила на руке щит.
      Мертвый лес изнутри показался им гораздо живее, чем снаружи. Вокруг постоянно что-то щелкало, шуршало, хрустело. И звуки здесь распространялись очень странно — такое чувство, что каждый треснувший сучок дожидался, когда к нему повернутся спиной, чтобы заставить подпрыгнуть на месте. Обитатели на глаза не показывались, но не отпускало ощущение, что за каждым их шагом внимательно следят. Временами они начинали блуждать по кругу, замечая это, только на третий раз столкнувшись с похожей на спящего тролля корягой или дуплом в форме сердечка. Дейгиль начал делать зарубки.
      А однажды им все же не повезло напороться на паучье гнездо. Плотные белые сети, раскинутые у самой земли, показались из-за кустов совершенно внезапно, и прежде, чем кто-то успел на это как-то отреагировать, передернувшаяся всем телом Флайран выпустила туда огненный шар. Паутина мгновенно вспыхнула, раздался многоголосый писк: из огня попыталась спастись целая стайка мелких паучков, но пламя перекинулось и на них, с негромким хлопком лопая один за другим хитиновые панцири. Дейгиль, зная повадки местного зверья, попятился, оттесняя от огня девушек. С дерева шмякнулся паук-альбинос размером с жеребенка. В руках у побледневшей волшебницы вспыхнул новый сгусток пламени, но следопыт ее опередил, метнув кинжал прямо в россыпь фасетчатых глаз. Тварь дернулась и издохла.
      — Лапки отрывать будем? Плеснер за каждую двенадцать медяков платит, — попытался пошутить Дейгиль, но его юмора никто не оценил.
      Наконец, им удалось выплутать, куда надо.
      — Я чувствую нестабильную чародейную структуру, — объявила Флайран с облегчением. — Где-то рядом Святилище Луны.
      — А я чувствую запах разложения… — тихо заметил Дейгиль.
      Все трое подобрались и свернули, оставляя магические возмущения строго по правую руку. Вскоре среди деревьев наметился просвет. Они вышли к дороге. Совсем недалеко виднелась развилка. Вот только повозки с отрядом ожидающих их следопытов там не было.
      Дейгиль встревоженно оглянулся в обе стороны пустого тракта и пошел к условленному месту, чутко прислушиваясь и, кажется, даже принюхиваясь. Сестры молча последовали за ним. У дорожного знака юноша встал с обескураженным видом, будто ожидал, что, стоит им подойти, отряд его товарищей чудесным образом появится прямо из воздуха.
      — Они не могли уйти… — растерянно пробормотал он.
      Дейгиль стоял так еще пару секунд, потом вдруг решительно направился к дорожному указателю и принялся его осматривать. Флайран устало оперлась на плечо сестры. Та посмотрела в небо. Стало как будто темнее.
      — Сорандис должен был оставить что-то… Записку или хотя бы отметку… — Дейгиль переключился со столба с приколоченными стрелками на окрестные кусты. — Они не ушли бы без нас просто так!
      — А что, если их здесь и не было? — спокойный вопрос Флайран заставил ползающего по кустам следопыта споткнуться.
      — Мы могли их опередить? — спросила Лана, заглушая подбирающуюся панику.
      Дейгиль остановился, прикрыл глаза, что-то мучительно вычисляя, глянул на небо и сокрушенно покачал головой.
      — Исключено. Судя по свету, мы блуждали не меньше четырех часов, — подтвердил он ее опасения. — За это время от побережья можно было дойти два раза. Разве что у них колесо в пути сломалось.
      — Значит, дойдем до Тропы без них, — сказала Флайран с мрачной решимостью.
      Дейгиль поднял на нее тяжелый взгляд и подтвердил Ланины опасения:
      — Мы не успеем до заката.
      Повисло непродолжительное молчание.
      — Мы можем заночевать в Святилище?..
      — Нет, — отрезала Флайран.
      — Нам придется вернуться на побережье, — принял решение Дейгиль. — Дорога до моря примерно в два раза короче, чем до Тропы. И если только Сорандис не увел отряд в город, не дождавшись, они заночуют там.
      Сестры кивнули. По большому счету, у них не было выбора.
      Но на деле они двигались еще медленнее, чем когда шли к морю утром. Все трое вымотались за день даже с учетом небольшого отдыха на побережье. Флайран все сильнее хромала. Дейгиль в конце концов взял ее на плечи. Они пошли чуть быстрее, но вечер неумолимо угасал. У второй развилки стало ясно, что и на берег они не успеют.
      — Пойдем в деревню, — предложил Дейгиль шепотом, чтобы не разбудить задремавшую волшебницу.
      — Ваш капитан сказала, что там призраки, — ответила Лана и зябко поежилась. Воздух стал совсем синим, кольчуга давила на плечи, а меч, то и дело клюющий дорожную пыль, казался неподъемным.
      — Я поставлю защиту, — сонно подняла голову Флайран и заразительно зевнула.
      Они свернули в деревню Золотистой Дымки.
      Дейгиль не стал долго блуждать — выбрал ближайший двухэтажный дом. Наверх они поднялись по внешнему пандусу. Если тут водилось что-то, кроме призраков, это могло стать проблемой, но идти к другому этажному зданию наотрез отказалась Флайран. Дейгиль заблокировал выход на внутреннюю лестницу тяжелым комодом и под руководством волшебницы нацарапал сломанным канделябром круг по периметру комнаты. На этот же канделябр они заперли дверь на террасу. Флайран достала из подсумка бархатный мешочек и вытряхнула на ладонь несколько зеленоватых кристаллов. Волшебница дотошно их пересчитала и ссыпала часть обратно.
      — Откуда у тебя фэл? — устало спросила Лана, борясь с зевотой.
      — Нарсилла дала после того раза. Нужно?
      Лана покачала головой, и Флайран, пожав плечами, принялась расставлять напитанные энергией кристаллы в ключевых точках круга, а после — вписывать поддерживающие руны. Покончив с этим, она отошла к центру комнаты и начала читать длинную формулу активации. Эллана и Дейгиль притихли в сторонке, глядя, как над запитанных фэлом узлами набухают сгустки арканы, распуская вокруг себя сетку чар.
      — Все, — объявила Флайран. — Ни одна астральная сущность не пройдет.
      Поразмыслив, она пожертвовала еще одним кристаллом, чтобы сотворить магический костерок, давший им немного тепла. На ужин разделили нашедшиеся в сумке у Ланы яблоки — она одна несла хоть какую-то провизию с собой. Флайран прибавила к этому пирожные из маны, чтобы заглушить неутоленный фруктами голод. Она же выключилась первой, еще до того, как день окончательно сгорел. Завернулась в тонкий плащ и, поворочавшись немножко, пристраивая ноющую ногу, уснула. Дейгиль укрыл ее своей курткой.
      — Первое дежурство — самое легкое, — сказал он. — Разбудишь меня, когда почувствуешь, что больше не можешь?
      Лана кивнула, хотя от тепла и какого-никакого, но ужина ее немножко разморило. Дейгиль свернулся калачиком по другую сторону костерка и почти сразу же засопел. Лана попыталась стряхнуть с себя сонливость. Она сняла легкий, но поднадоевший уже заплечный чехол и куртку, благо тепло магического костра позволяло. Очень хотелось снять и кольчугу, но она все-таки была на страже.
      Эльфийка походила немного по комнате, пытаясь размять шею и плечи. Спина все так же ныла от усталости, но сон немного отступил. В стороне от костра было свежо, и она, подобрав щит и меч, отошла к одному из окон. Сплетенная Флайран сеть чар бледно переливалась сиреневым. Лана некоторое время изучала подчиняющиеся строгой симметрии линии, наслаждаясь ночным ветерком. Барьер не препятствовал ни звукам, ни запахам, при желании можно было даже сквозь него разглядеть утопающую во тьме деревню. Светлели возведенные из белого камня особнячки. На другой стороне возвышалась — вероятнее всего — ратуша. Лана прищурилась. То ли от слабого мерцания сети у нее рябило в глазах, то ли на верхнем этаже здания напротив тоже что-то светилось. Она вглядывалась сквозь чары так и эдак, но так и не решила для себя, когда внимание ее отвлекло какое-то движение. Сердце дернуло. Лана рефлекторно подняла щит к груди и всмотрелась на этот раз в пространство между домами. И почувствовала, как по коже растекается неприятный озноб.
      Призраки были везде. Полупрозрачные фигуры, похожие на первый взгляд на клочья тумана, поднявшегося с реки, — на более внимательный они обретали определенные черты и даже намек на цвет. По улицам деревушки в одиночку и парами бродили син’дорай. То есть, те, в память о ком жители Кель’Таласа теперь звали себя не высокорожденными — а детьми крови. Призраки вовсе не проявляли агрессии — или же не замечали трех живых в своем поселении. Они занимались повседневными делами: кто-то куда-то спешил, кто-то неторопливо прогуливался по центральной улице, торговал с поломанных лотков, собирался в дорогу у разбитой повозки… Эллана сглотнула вставший в горле комок и снова испуганно дернулась, заметив что-то еще совсем рядом.
      Клок белого тумана мелькнул в соседнем окне. Лана, поборов неожиданно охвативший ее страх, медленно пошла по периметру, высматривая, что же привлекло ее внимание. На противоположной стороне круглой комнатки, что они занимали, она увидела медленно плывущую мимо окон призрачную женщину. Это уже не было похоже на кель’дорай. О принадлежности к эльфийской расе свидетельствовали лишь длинные заостренные уши. Вытянутые вперед руки оканчивались непропорционально длинными пальцами с внушительными когтями. Ног не было видно за длинным саваном, укрывающим фигуру. Лана застыла, пригвожденная ужасом, чувствуя, как шевелятся на голове волосы. Она знала, что это такое — в Луносвете рассказывали страшные истории о банши.
      Призрак повернул голову в ее сторону, показав усеянный острыми зубами рот на красивом лице. Эллане показалось, что банши смотрит прямо на нее, что сейчас она развернется и полетит к окну с выбитыми стеклами. Возможно, барьер Флайран не пропустит ее. Но если банши закричит…
      Призрак отвернулся и проплыл мимо. Лана медленно попятилась к центру комнаты, села у костерка рядом с мирно спящей сестрой и судорожно обняла свой щит.
      
      

***


      — Утро.
      Эллана неохотно открыла глаза. Под ее рукой зашевелилась Флайран. Было жестко и холодно. Волшебный огонь прогорел, оставив только кучку бесцветных хлопьев от рассыпавшегося кристалла. Магический барьер едва угадывался в сером утреннем свете.
      — Утро… — зевнула Флайран.
      Лана села и обняла себя за плечи, обнаружив, что спала без кольчуги. Она не помнила, как ее снимала. И как будила Дейгиля — тоже.
      Следопыт, судя по синеве под глазами, взял на себя оба оставшихся бдения.
      — Смотрите-ка, еще держится, — заметила волшебница не без гордости, кивнув на арканную сеть. — А призраки были?
      — Были, — сказал Дейгиль.
      Флайран довольно кивнула, даже не поинтересовавшись, почему ее не разбудили дежурить.
      Они привели себя в порядок на скорую руку, не став даже завтракать. Флайран сняла барьер, вытянув оставшуюся энергию кристаллов. Эллана заново облачилась в кольчугу и напоследок оглядела окрестности через выбитое окно. Дом напротив не светился. Привидения исчезли. Деревня была тихой и мертвой.
      Покидая Золотистую Дымку, Флайран и Дейгиль вяло спорили, куда именно им теперь идти. Флайран настаивала на путешествии обратно — пока у них была приличная фора для непредвиденных обстоятельств. Дейгиль считал, что нужно все-таки добраться до побережья, ведь отряд Сорандиса мог быть там. К тому же, они не дойдут до Тропы Мертвых на одних пирожных из маны. Лана отмалчивалась, желая только одного — побыстрее перейти на другую сторону моста.
      У дорожного знака они остановились. Спор пошел на новый виток. Эллана вздохнула и вдруг принюхалась. Ветер был едва ощутимым, но вот до нее снова донесся мерзкий запах тухлой рыбы.
      — Дей! — ткнула она в бок следопыта, оживившись.
      Он тоже уже повернул голову, втягивая в себя воздух.
      — Да это же определенно наш мурлок…
      Они переглянулись и, не сговариваясь, побежали по дороге. Сердце забилось в радостном предвкушении встречи. Ведь откуда еще взяться дохлому мурлоку так далеко от моря, если это не их отряд?
      Лана вылетела из-за поворота первой и будто врезалась в невидимую стену. За ее плечом резко затормозил Дейгиль и повернулся, перехватывая отставшую со своей хромотой Флайран.
      — Нет, не смотри на это!
      — Солнце… — потрясенно прошептала Лана. — Как такое возможно?..
Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.