Прах и пепел 33

Джен — в центре истории действие или сюжет, без упора на романтическую линию
Warcraft

Пэйринг и персонажи:
fem!Эльф крови, Паладин
Рейтинг:
R
Жанры:
Драма, Фэнтези, Экшн (action), Дружба
Предупреждения:
Насилие, ОМП, ОЖП, Смерть второстепенного персонажа
Размер:
планируется Макси, написано 150 страниц, 23 части
Статус:
в процессе

Награды от читателей:
 
«Для вдохновения!» от Callipso
Описание:
Эллане Салтерил никогда не нравился образ жизни ее отца. И вот настал тот день, когда она поняла, чего на самом деле хочет. Защищать. Кель'Талас поднимается из праха, пережив нашествие Плети, и нельзя дать разрушить его вновь. У младшей дочери лорда из провинции нет для этого ничего, кроме собственного упрямства, но она все равно станет рыцарем. Рыцарем крови.

Публикация на других ресурсах:
Разрешено только в виде ссылки

Примечания автора:
Приквел к "Лёд и кровь" (https://ficbook.net/readfic/441157)
Обложка https://pp.userapi.com/c824503/v824503027/9da0b/pkGQl6VXtwU.jpg
Группа ВК со всяким и картинками https://vk.com/public137838084

11. Возвращение

1 апреля 2018, 20:00
      — Не смотри на меня! — пискнул Дейгиль, стыдливо прикрывая руками пах. Его голос — комически тонкий, детский — заставил Лану часто заморгать. Морок не пропадал. Дейгиль, совершенно голый, с разметанными по плечам волосами, стоял над трупом ритуалиста, не дотягивая макушкой даже до края жертвенника.
      — Дей? Это правда ты? — недоверчиво спросила Лана.
      — Правда, — недовольно пропищал следопыт и зажал себе рот ладонью. Посмотрел на эльфийку с абсолютно несчастным видом и попятился. — Бери Флай. Надо отсюда убираться.
      Лана, очнувшись, испуганно огляделась по сторонам. Тела в балахонах лежали неподвижно, некоторые слабо дымились. Она с трудом поднялась на ноги, подобрав только меч. Ее пошатывало. Внутри все еще ощущалась звенящая пустота, жар сменился ознобом. Лана с трудом доковыляла до алтаря, волоча клинок за собой и опираясь иногда на него, как на трость. Дейгиль спрятался по другую сторону жертвенника и, дождавшись, пока она пройдет по перешейку, побежал к своей одежде — только зашлепали босые пятки.
      Флайран без движения лежала на каменном постаменте. Ее губы побледнели, лицо в гнилостном освещении казалось мертвым, но грудь едва заметно поднималась и опускалась. Главный ритуалист не успел повредить ей, разве что платье было порвано и слегка оцарапана кожа там, где волшебницу ухватила горгулья. Лана осторожно тронула сестру за плечо.
      — Флай… Очнись, я тебя не вытащу, ну… — Лана тормошила ее все сильнее, потихоньку впадая в отчаяние. У нее не было никаких сил, чтобы унести отсюда бессознательное тело. — Дей, как ее привести в чувство?
      — Потряси, по щекам побей… Не знаю! Если это чары, они должны рассеяться, некромант мертв.
      Лана бросила быстрый взгляд на труп по другую сторону жертвенника. Из горла распластавшегося на камнях колдуна торчал его собственный нож, а сквозь полусгнившие жилы было видно, что лезвие перебило позвоночник. Нож всадил Дейгиль, а вот что случилось с остальными, Лана пока понимала плохо. Она невольно потянулась к кулону и отдернула руку, обжегшись, о раскаленный металл. Выдохнув от неожиданности, Лана схватилась за цепочку — еще теплую — и уставилась на пустую оправу с искореженными лепестками. Похоже, камень просто разнесло в момент взрыва…
      Флайран слабо застонала и приоткрыла глаза.
      — Лана?..
      — Сестра! — сломанный кулон тут же был выброшен из головы. Лана обхватила волшебницу за плечи и помогла сесть.
      — Проклятая тварь… — пробормотала та, болезненно морщась и прижимая пальцы к виску. — Что за мерзостный фон… Где мы?..
      Она с нарастающим ужасом окинула взглядом ритуальный зал. Потом снова посмотрела на сестру, в этот раз гораздо внимательнее. Подняла руку и стерла что-то со щеки. Лана опустила глаза — на пальцах Флайран осталась свежая кровь. Вспомнилось, как лицо обожгло — наверное, зацепило осколком. Сейчас было важно не это.
      — Надо отсюда уходить, — повторила Лана слова следопыта и поискала его взглядом. Флайран тоже повернула голову и удивленно вздохнула.
      — Солнце великое, что это?
      Дейгиль, безуспешно попытавшийся подоткнуть на себе рубашку, сконфуженно засопел и задвинулся за опрокинутый стол.
      — Это твой спаситель, между прочим. Ты можешь идти?
      Лана выпрямилась и подала сестре руку, хотя сама держалась с трудом. Флайран, обхватив ее ладонь, довольно легко соскользнула с жертвенника, только сморщилась, наступив на больную ногу. Но, увидев по другую сторону плиты полусгнивший труп, поспешила через зал, превозмогая боль и походя бросая тревожные взгляды на раскиданных вокруг ритуалистов.
      — Какой интересный полиморф… — протянула волшебница, заглянув за столешницу, где прятался их следопыт. — Что с тобой случилось? — спросила она требовательно.
      — Бес его знает… — Дейгиль ответил шепотом, стыдясь своего детского голоса. Он сам теперь был Флайран по колено, похожий на искусно сделанную куклу. — Кажется, одно из разбившихся зелий…
      — С его одеждой аккуратнее, — тут же предупредила Флайран сестру, уже собравшуюся вязать вещи их друга в походный узел. — И вообще оставь. Возьми только оружие. И дай мне кинжал.
      Получив оружие, она быстро и ловко отхватила от ставшей для Дейгиля огромной рубахи по половине рукава и подол, оставив длину до щиколотки. А вместо пояса подвязала собственной лентой, снятой с волос.
      — Снаружи горгулий целая стая, — вспомнила Лана, перепоясываясь на второй раз ножнами Дейгиля. — Как мы через них пройдем?
      Флайран обернулась на неподвижных некромантов.
      — Они мертвы? То есть… Они прежде были мертвыми или?..
      — Или, — пискнул Дейгель и досадливо вздохнул. — Это послушники культа смерти. Их еще не наградили.
      — Безумцы… — пробормотала Флайран. — Возьмем их балахоны.
      — Сомнительная маскировка…
      — Хоть какая-то. От них фонит некромантией. Может, проскочим.
      Сестры общими усилиями избавили пару культистов от верхнего облачения. Флайран хмурилась, пытаясь составить для себя картину произошедшего, но вопросов пока не задавала — было не до того. Лана обратила внимание, что лица и руки у людей, которых они раздели, обожжены до черноты, и поразилась — неужели это сделал взрыв ее амулета? Уже второй раз за это путешествие Харис невольно спас их жизни.
      — Оставь щит, — велела Флайран. — Не будем проверять, насколько разумны эти твари.
      — Там в коридоре осталась твоя сумка с образцами. Возьмешь?
      — Я возьму нашу крошку. Ты донесешь? — спросила волшебница с сомнением, успев уже понять, что держится младшая сестра на одном упрямстве.
      — Подвяжу ремень…
      Каменная горгулья у входа разлетелась с шестой попытки. Эльфийки пониже надвинули капюшоны, Флайран взяла на руки Дейгиля и спрятала его за пазухой. Она с независимым видом вышла первая. Волшебница заметно хромала, но старалась поторапливаться. Лана ковыляла следом с обнаженным мечом и сумкой на плече, чутко прислушиваясь к звукам сверху. Они спустились по дорожке к тракту и свернули вкруг холма к лесу.
      Их пропустили. Все еще не веря до конца в свою удачу, сестры еще ускорили шаг, скрываясь под спасительными кронами деревьев. Отойдя подальше от холма с зиккуратом, Флайран устало привалилась к толстому стволу и перевела дух. Из-за полы ее балахона выглянул Дейгиль.
      — Наши вещи под деревом…
      — Что там?
      — Моя куртка, ножны, остатки еды… — Лана вспомнила Транквиллион в лесном просвете и махнула рукой — Ну их. Здесь минут двадцать до западного тракта, а там уже Тропа…
      В этот раз им удалось добраться до цели совершенно спокойно. Может быть, то было заслугой черных балахонов, разящих остаточной темной магией, но на протяжении всего пути троице не встретились даже вурдалаки. На пригорке Флайран откинула капюшон и пустила в небо длинную пламенную струю, опавшую на высоте огромным фениксом. Они с замиранием сердца ждали, пока над стенами города не взлетела ответная сигнальная искра. Только тогда сестры смогли счастливо выдохнуть.
      Через какое-то время на той стороне показались фигуры следопытов. Полыхнула золотая вспышка. Флайран наблюдала за этим, сидя прямо на траве, вытянув больную ногу. Дейгиль устроился рядом, обхватив руками колени. Лана стояла, опираясь на меч. Она слишком хорошо осознавала, что если сейчас даст себе слабину, то уже не поднимется.
      — Надо мной ржать будет весь Транквиллион, — горестно вздохнул Дейгиль, глядя на медленно приближающегося рыцаря крови.
      — Главное, что живой, — как-то потерянно откликнулась Лана. Ей с трудом верилось, что все, наконец, закончится.
      Флайран покосилась на понурого следопыта и, глухо простонав сквозь сжатые губы, снова поднялась на ноги.
      — Иди сюда, — с каменным лицом позвала она, подбирая подол одеяния. — Но имей в виду, поднимешь голову — о твоей «маленькой проблеме» узнает не только Транквиллион, но и весь замок Блеклых Сумерек.
      Молодого следопыта упрашивать не пришлось, он с готовностью нырнул к волшебнице под юбку, пока его не увидели.
      Харис, перешедший Тропу, скользнул взглядом по бледным лицам сестер и черным балахонам, но задал только один вопрос:
      — Где сопровождающий отряд?
      Лана и Флайран переглянулись.
      — Их погребальный костер остался на развилке к деревне Золотистой Дымки, — сказала волшебница.
      Харис приоткрыл рот, но передумал что-то спрашивать.
      — Идемте. Держитесь ближе.
      Обратно они шли еще медленней. Лучники с той стороны прицельно били по мертвецам. Нежити за прошедшие сутки меньше не стало. Флайран хромала еще сильнее — то ли прикрывала Дейгиля, то ли у нее в самом деле разболелась нога.
      Белонис встретила их с неприкрытой тревогой.
      — Где мои бойцы? — резко спросила она.
      — Оставь девчонок. Больше никого не будет.
      Капитан следопытов в один момент побледнела.
      — Где и что?
      — Поворот на Золотистую Дымку, — ответил за них Харис. — Тела сожгли.
      — Это было поганище, — тихо добавила Лана.
      — Проклятье… — Белонис порывисто отвернулась. — Летвалин! Собирай всех свободных следопытов!
      — Не гони лошадей, Бэль, — урезонил ее рыцарь крови. — Они мертвы. Скоро закат. Отправишься завтра. Я поеду с тобой. О городе теперь есть, кому позаботиться.
      — Ты прав, — с неохотой признала женщина.
      — Я провожу девочек к жрицам. После расскажу тебе все.
      Белонис кивнула и махнула рукой своим помрачневшим лучникам. Дождавшись, когда они обгонят их на приличное расстояние, Лана коснулась локтя Хариса и тихо сказала:
      — Нам сначала нужно не к жрицам… а к Марике.
      Харис тяжело на нее посмотрел, но спорить не стал. Помнил, чей сын напросился в это злосчастное путешествие вместе с ними. Он довел эльфиек до нужного дома. Флайран постучала. Открыли почти сразу же.
      — Ты за… — начала распахнувшая дверь Марика и умолкла на полуслове, увидев исцарапанные лица сестер и внушительную фигуру рыцаря крови за их спинами. Побледнела и попятилась.
      — Нам нужно поговорить с глазу на глаз, — сказала Флайран, осторожно переступая порог.
      — Линки, марш в свою комнату! — велела Марика еще более хриплым, чем всегда, голосом. Вечно отирающуюся в гостиной девочку сдуло вместе с маленькой сестрой. Соседку они, очевидно, боялись, как огня. — Говори, что?
      Флайран посмотрела на Хариса.
      — Я никуда не уйду, пока не узнаю об экспедиции все от и до, — категорично заявил он, сложив руки на груди и подперев спиной дверной косяк.
      Волшебница закатила глаза и приподняла подол юбки.
      — Выходи, крошка. Ты дома.
      Красный до кончиков ушей Дейгиль выбрался на свет. Марика без слов упала на колени и прижала сына к себе. Харис озадаченно хмыкнул.
      — А остальные?..
      — Остальным не так повезло, — холодно отозвалась Флайран. — Мы сказали правду. Поганище размазало отряд тонким слоем вместе с повозкой и лошадью.
      — Что это за магия? — Марика, отстранившись, рассматривала уменьшившегося Дейгиля.
      — В него попало темное заклинание, — подала голос Лана. — Отбросило на алхимический стол, там что-то взорвалось…
      — Я подберу противодействующий состав, — пообещала мать молодого следопыта.
      — Нарсилла тебе наверняка поможет, — сказал Харис. — А теперь я хочу знать, что, в конце концов, приключилось.
      — Садитесь, — опомнилась Марика, глянув на измотанных девушек.
      Подняв Дейгиля на стол, за которым расположились все остальные, она захлопотала у своих шкафчиков. Лана, опустившись на стул и отложив, наконец, сумку и меч, почувствовала, что разваливается. Сестра подсела поближе к ней с влажной тряпицей и принялась осторожно оттирать кровь.
      — Им бы сейчас не чая, Марика, а чего покрепче, — заметил Харис. — И плотно поесть. Но я все еще слушаю.
      Рассказывала в основном Флайран. Коротко — вплоть до их отбытия обратно.
      — Но тут Эллана обнаружила, что потеряла на пляже твой кулон, — добравшись до этого эпизода волшебница криво улыбнулась Харису и отложила тряпицу. Благодарно кивнула Марике, поставившей перед ней стакан вина. — И рванула за ним. Мы с Дейгилем пошли следом. В это время отряд и наткнулся на поганище у самого поворота. Мы же встретили его позже, у нас была фора, чтобы сбежать в лес…
      Она в общих чертах обрисовала, как они порядка пяти часов блуждали, чтобы выйти на тракт и не обнаружить отряд в условленном месте. Про решение вернуться обратно и про ночевку в деревне. И про утро. Дойдя до столкновения с горгульей, Флайран умолкла.
      — А алхимический стол вы где нашли? — не дождавшись продолжения, спросил Харис немного рассеянно. Обдумывал услышанное.
      — В Визжащем Зиккурате, — ответила Лана. Марика шумно вздохнула — Горгулья унесла сестру. И мы пошли ее спасать…
      Ее рассказ получился очень сбивчивым и коротким. На моменте, где в Дейгиля ударило предназначавшееся ей заклинание, Лана окончательно затихла, и слово взял маленький следопыт, понимая, что больше об этом поведать некому.
      — Я на пару секунд ослеп от боли и толком не понял, что произошло. Пришел в себя в ворохе тряпок, голый. Только выбравшись, осознал, что это моя одежда, а все вокруг очень большое. И, пока Лана билась с культистами, побежал к алтарю. Думал, что успею разбудить Флай, но не допрыгнул до постамента… Так и прятался за ним, а после того, как сверкнула вспышка, выглянул и увидел, что их главный выронил нож и держится за глаза. Я его с ног сбил и отрезал голову. Хорошо, что нож оказался небольшим…
      Он замолчал, но в этот раз никто не продолжил.
      — Так, — произнес Харис, когда пауза стала затягиваться. — Я не понял, как вы убили остальных культистов?
      — Их сожгло вспышкой, — пропищал Дейгиль. — Лана?
      — Кажется, у меня получилось разрядить светоуловитель… — проговорила она, глядя в нетронутое вино перед собой.
      — Сделать что?..
      — Ну, зарядить сначала… И… — чувствуя, что все взгляды скрестились на ней, Лана заставила себя поднять глаза на Хариса и призналась: — В общем, я его сломала…
      — Как сломала?..
      Она молча стащила уцелевшую цепочку и передала наставнику. Тот повертел в пальцах оплавленную и искореженную оправу и снова посмотрел на ученицу.
      — Ты его разбила?
      — Он взорвался…
      У Хариса дернулся уголок рта. Лана невольно вжала голову в плечи.
      — Разлетелся на кусочки? — справившись с собой, переспросил рыцарь крови, по-новому рассматривая ее лицо, свежий, едва закрывшийся порез на щеке. — Как это случилось?
      — Мне удалось поймать это ощущение, здесь… — Лана честно приложила ладонь к середине груди, где недавно болтался кулон. — Я разгоняла, сколько могла, потом попыталась высвободить… и камень разнесло… — закончила она практически шепотом.
      Харис издал непонятный звук и сжал пальцами переносицу.
      — Твою мать, Лана… — проговорила Флайран и приложила ладонь к глазам.
      Рыцарь крови снова дернул губами, не выдержал — и в голос рассмеялся. Флайран нервно улыбнулась из-под руки. Эллана недоуменно переводила взгляд с одного на другую.
      — Да что с вами такое? — неуверенно возмутилась она, смутно понимая, что смеются эти двое над ней.
      — Сестра моя… — выдохнула волшебница и провела ладонью по лицу. — Ты великолепнейший неуч. То, что ты разнесла… — она посмотрела Лане в глаза и произнесла почти раздельно: — Было обыкновенным. Магическим. Усилителем. Такие в Луносвете продаются за двадцать серебра.
      — То есть… — растерянно моргнула Лана. — В смысле…
      — Твой наставник — старый хитрющий лис, — обвиняюще припечатала Флайран, но в ее взгляде на сестру сквозила гордость.
      Харис несколько раз глубоко вдохнул и вытер проступившие от смеха слезы.
      — Я не думал, что получится так быстро и так сильно, — признался он. — Но, похоже, этим тварям удалось надавить на правильный рычаг. Держи, — рыцарь крови, все еще широко улыбаясь, вернул ей оправу и цепочку. — Перельешь в феникса себе на память. А усилок я тебе новый куплю, если захочешь. Хотя в Луносвете, пожалуй, вешать на тебя такое опасно… — Харис запнулся и посмотрел на ученицу серьезно. — Ты ведь поедешь со мной в Луносвет?
      Лана почувствовала, что от всего свалившегося на нее за эти сутки и, в особенности, за последние пять минут, голова начинает идти кругом. Наставник не дождался ответа и счел нужным пояснить:
      — Меня отзывают. У наместника, наконец, дошли руки и до моих писем. Вчера вечером пришел приказ от Ордена, а утром в Транквиллион прибыли разрушители заклятий. Теперь они возьмут на себя защиту города. Я не могу больше обучать тебя здесь. В рекруты тоже протолкнуть не могу, но я могу сделать тебя своим оруженосцем.
      Лана тупо смотрела на алого феникса на его неизменной гербовой накидке, до рези сжимая в кулаке остатки кулона. Она слушала, но в голове билась только одна мысль: «Это сделала я… Свет мне покорился…»
      — Я должна Руэлу два дежурства, — вдруг вспомнила Лана.
      — Еще несколько дней я пробуду в городе, — кивнул Харис. — Думай. Оруженосцем тебе придется служить мне до посвящения. Но ты можешь подождать год и попробовать еще раз на общих основаниях. У тебя должно получиться.
      Он поднялся, с шумом отодвинув стул. И Лану будто что-то дернуло.
      — Подожди!..
      Она тоже подскочила со своего места, едва не опрокинув вино, и хватая меч. Сделала два поспешных шага к наставнику. Колено подогнулось само. Лана, упав, удержала равновесие только с помощью поставленного острием в пол клинка. Подняла взгляд на возвышающегося над ней рыцаря крови. Ситуация была более чем нелепая. Лана почувствовала, как краснеет, но упрямо выставила вперед подбородок.
      — Я клянусь… — выпалила она. — Клянусь служить тебе и быть твоей правой рукой, и следовать за тобой туда, куда ты прикажешь.
      — Ох, Свет… — пробормотал Харис. — Из каких книжек ты этого набралась…
      Он бросил короткий взгляд на примолкших свидетелей и, вздохнув, обнажил собственный меч. Широкое светлое лезвие протянулось над ее пальцами, сплетенными на эфесе. Лана склонила голову, легонько прикоснувшись к клинку губами.
      — Я принимаю тебя и твою клятву, Эллана…
      — Салтерил, — хмыкнув, подсказала Флайран. Харис на миг смешался.
      — Эллана Салтерил, — повторил он и осторожно отнял меч, убирая его обратно в ножны. — Встань. Оруженосец рыцаря крови.
      Она не смогла сама, и Харису пришлось поднять ее за плечи. Он потянулся к ее лицу, вызывая в пальцах капельку Света.
      — Не смей! — сообразив, что наставник собирается сделать, Лана отпрянула, ударив его по руке. И пояснила на недоуменный взгляд: — Феникса я могу потерять…
      Она ощупью нашла жгущий кожу порез, короткий и прямой. Провела по нему пальцем, узнавая линию будущего шрама. Харис только сокрушенно покачал головой, криво улыбнувшись.
      Они друг друга поняли.
Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.