Прах и пепел 40

Джен — в центре истории действие или сюжет, без упора на романтическую линию
Warcraft

Пэйринг и персонажи:
fem!Эльф крови, Паладин
Рейтинг:
R
Жанры:
Драма, Фэнтези, Экшн (action), Дружба
Предупреждения:
Насилие, ОМП, ОЖП, Смерть второстепенного персонажа
Размер:
планируется Макси, написано 170 страниц, 26 частей
Статус:
в процессе

Награды от читателей:
 
«Для вдохновения!» от Callipso
Описание:
Эллане Салтерил никогда не нравился образ жизни ее отца. И вот настал тот день, когда она поняла, чего на самом деле хочет. Защищать. Кель'Талас поднимается из праха, пережив нашествие Плети, и нельзя дать разрушить его вновь. У младшей дочери лорда из провинции нет для этого ничего, кроме собственного упрямства, но она все равно станет рыцарем. Рыцарем крови.

Публикация на других ресурсах:
Разрешено только в виде ссылки

Примечания автора:
Приквел к "Лёд и кровь" (https://ficbook.net/readfic/441157)
Обложка https://pp.userapi.com/c824503/v824503027/9da0b/pkGQl6VXtwU.jpg
Группа ВК со всяким и картинками https://vk.com/public137838084

23. Разрушенный замок

29 сентября 2018, 10:21
      Харису с трудом удалось отговорить Лану мчаться к замку Блеклых Сумерек в тот же вечер.
      — Успокойся, все уже случилось, там разобрались без тебя, — он встряхнул ее, крепко держа за плечи, и посмотрел в глаза. — День ничего не изменит. Иди выспись.
       Выспаться у нее, конечно же, не получилось. Но к утру Лана немного успокоилась, все взвесив и придя к выводу, что случившаяся в замке катастрофа — точно не причина молчания Флайран, ведь писем не было уже давно. Слабое утешение, но все же маленькая надежда на то, что с сестрой все обошлось.
      На следующий день она отправилась к орденским казармам уже собранная в дорогу, намереваясь ехать так или иначе. Но, к счастью, Эльтару избавил ее от необходимости арендовать крылобега и путешествовать в одиночестве.
      — Дай мне… час. Я приведу себя в порядок и возьму Арана… И найду где-нибудь запасную голову, проклятье…
      Лана благодарно кивнула.
      И вот они, полдня пути спустя, стоят на развилке. Аран — более молодой и менее терпеливый, чем флегматичный конь Хариса — беспокойно прядал ушами и косился в направлении академии. Замок отсюда было не разглядеть из-за высоких холмов по обе стороны дороги. Или раньше его тонкие башенки виднелись над зелеными вершинами? Эллана не помнила. Последний и единственный раз она была здесь пять лет назад.
      — Сначала к Обители? — зачем-то уточнил Эльтару и повернул коня, не дожидаясь ответа.
      Перед Обителью Странников, пограничной заставой следопытов, их взорам предстала безрадостная картина палаточного городка. Пара десятков шатров — куда меньше, чем, как представлялось Лане, могли бы вместить всех обитателей академии. Но, вполне вероятно, часть студентов с наставниками расположились в каменной башне следопытов. А часть могли разъехаться по домам — отпрыски старых родов редко довольствуются походным бытом.
      Лана завозилась в седле, и Эльтару помог ей спешиться.
      — Найду пока, где оставить Арана, — сказал он, пуская коня вперед. Лана осталась посреди палаток, растерянно оглядываясь по сторонам. Подъезжая к лагерю, она в глубине души надеялась, что Флайран появится из какого-нибудь шатра и побежит к ней навстречу. Но лагерь был тих и как будто совершенно пуст. Лана побродила между высоких шелковых палаток, даже позвала сестру по имени, но никто не откликнулся.
      — Ты не похожа на магичку, — заметил один из скучающих на лавке перед заставой мужчин в маскировочных куртках, когда Лана снова вышла к дороге у самой Обители.
      — Я приехала к сестре, — ответила она.
      — А, с тем парнем, что спрашивал о постое? — следопыт передвинул во рту травинку, которую грыз, а его товарищ, выпустив в сторону дым самокрутки, кивнул на лесок неподалеку.
      — Студенты магистра вон в той роще, у них сейчас занятия.
      — Такие целеустремленные, — хмыкнул первый. — Замок разрушен, а они учатся кидать огненные шары как ни в чем не бывало, пока их магистр с высунутым языком носится по всей Вечной Песне. Далеко пойдут, наверное.
      — Моя сестра в Транквиллионе сожгла сотню вурдалаков, — с гордостью подтвердила Лана. — Вон в той роще? Спасибо!
      Она быстрым шагом отправилась в указанном направлении, а потом и вовсе побежала. Юные маги нашлись на большой поляне за неширокой полосой молодых дубов. Лана замерла на опушке, обняв теплый белый ствол, и жадно вглядывалась в студентов, сидящих полукругом перед учителем. Несколько раз ее сердце замирало, когда глаза пытались узнать в очередной рыжеватой девушке Флайран. Но сестры среди них не оказалось.
      Лана простояла у дерева до тех пор, пока занятие не закончилось и студенты стали собираться, сворачивая разноцветные покрывала, заменявшие им сидения. Тогда она решилась подойти к их наставнику.
      — Я могу тебе помочь, дитя? — улыбнулся тот. Лана уязвленно поджала губы. Они с Эльтару, конечно, не надели вороненых рекрутских доспехов — поехали в более легких ученических куртках и лосинах. Но при ней были щит и меч, чтобы вот так называть ее ребенком.
      — Я только вчера узнала, что произошло. Моя сестра здесь училась… Но я не вижу ее среди твоих слушателей.
      Уголки губ чародея опустились вниз, и он положил ладонь ей на плечо. Лана сдержалась, чтобы не дернуться от этого участливого жеста.
      — Как ее звали?
      — Ее зовут Флайран Салтерил, — сказала Лана с нажимом. — И я не буду говорить о ней, как о мертвой, пока не увижу тела!
      — Ты не увидишь… — чародей прикрыл глаза и дернул головой. — Впрочем… Флайран Салтерил?
      — Старшая ступень посвящения, — быстро проговорила Лана.
      — Многие из старших учеников были на практике вне замка. И большинство из них до сих пор не вернулись. Часть — решили уехать домой. Я, к сожалению, не смогу ответить тебе точнее — их наставлял погибший чародей Илаур. Я не вспомню всех поименно.
      — А магистра Блеклые Сумерки сейчас нет в Обители, верно?
      Маг покачал головой.
      — Мы не знаем, когда он вернется, но к утру должна прибыть его первая ученица Лоралталис. У нее были списки выживших.
      — Хорошо, я ее дождусь, — Лана решительно кивнула, но тут же замялась, глянув на чародея несмело: — А… Много погибло?
      — Меньше, чем могло. Мы вовремя взяли ситуацию под контроль и эвакуировали учеников.
      — Что это было?
      — Арканный взрыв, — ответил маг, как ей показалось, уклончиво.
      Сообразив, что больше ничего не добьется, Лана отправилась обратно. У Обители она обнаружила, что один следопыт, тот что курил, ушел. Вместо него сидели двое других и Эльтару. Маленький потомственный дипломат расточал вокруг дружеские улыбки, будто не он вчера в таверне свистел вслед товарищам этих ребят. А уже знакомый ей син’дорай с травинкой угощал его чем-то из своей фляги.
      — Я надеюсь, что это травяной чай, — заметила Лана, встав за плечом пограничника и сложив руки на груди.
      — Ну да. С ликером, — ухмыльнулся тот, ничуть не смутившись.
      — Отстань, я долечиваюсь, — отмахнулся Эльтару, прикладываясь к металлическому горлышку.
      — На пустой желудок еще небось…
      — Брось, не пили парня, — примирительно сказал угощавший следопыт, повернувшись. — Бодяга совсем слабенькая. А через полчаса обед будет. Мы с вами поделимся, если припас не взяли.
      — Что, все плохо? — проницательно спросил Эльтару.
      Лана словно споткнулась о его взгляд и проглотила то, что хотела сказать. Все трое следопытов смотрели на нее с каким-то странным сочувствием. Она не могла до конца понять, что именно кроется в их глазах — на нее еще никогда не смотрели так. Захотелось расплакаться, но Лана только крепче сжала челюсти и передернула плечами, будто встряхивая с себя их взгляды.
      — Их учитель ничего толком не знает, — ответила она и села на лавку рядом с Эльтару, угрюмо нахохлившись. Тот приобнял ее за плечи. — Сказал, утром здесь будет ученица магистра.
      — На самой заставе места уже нет, — протянул один из молчавших до этого следопытов. — Но лишняя пара одеял, чтоб у костра прилечь, найдется. Ночи уже теплые.
      Лана, собираясь в эту поездку, думала, что ей и дорожного плаща хватит, но отказываться не стала. Только на протянутую Эльтару флягу помотала головой, и он вернул ее хозяину.
      — Приедь вы на пару дней раньше… — продолжил другой следопыт задумчиво, глянув на немного оживившийся палаточный лагерь. — Здесь как раз были родные этих бедолаг. Лоралталис с ними объяснялась.
      — Родные? И отец?.. — вырвалось у Ланы. Не закончив вопроса, она отвернулась. Откуда им знать. Да и стал бы лорд Салтерил мчаться сюда сразу, как получил тревожные известия? Лана с грустью подумала, что нет.
      — Вы не из дома?
      — Из Луносвета, — ответил Эльтару. — Мы на казарменном обучении.
      — А, будущие стражники, — одобрительно улыбнулся следопыт.
      — Рыцари крови, — поправила Лана, подняв подбородок. Улыбки увяли. Эльтару укоризненно пихнул ее в бок и вздохнул. Лана окинула непонимающим взглядом посмурневших следопытов и пожала плечами. Она не в первый раз сталкивалась с таким не слишком дружелюбным отношением к рыцарям леди Лиадрин — от жриц, от штабных офицеров Странников в Луносвете. Хотя те же пограничники из Транквиллиона принимали помощь Хариса охотно.
      — Ну да, — наконец сказал следопыт. — У аристократии это сейчас модно.
      На них посмотрели по-другому, будто вспомнив, что у магистра Блеклые Сумерки простых учеников не было. Тот, что с травинкой, усмехнулся:
      — А вы одними одеялами-то обойдетесь?
      — Я могу обойтись и без них, — огрызнулась Лана.
      — Брось их задирать, Роммель, — пресек назревающую ссору третий. — Всеми нами движет одна цель — благополучие Кель’Таласа.
      — Дело не в цели, а в пути к ней, — покачал головой тот. — Они заигрывают с сомнительными силами. Вон, магистр тоже старался ради благополучия Кель’Таласа. И что из этого вышло.
      — Орден использует силы Света, — возразила Лана мрачно. — А в академии случился арканный взрыв.
      — Конечно, — снова усмехнулся Роммель, но не стал продолжать спорить.
      Несмотря на этот маленький конфликт, их все равно накормили обедом из общего котла. Эльтару разумно не позволил Лане проявить в этом вопросе глупую гордость и перебиваться той сухомяткой, что они на всякий случай взяли в дорогу. За трапезой удалось немного поговорить с некоторыми студентами. От них Лана с Эльтару узнали, что в Обители остались только старшие ученики, те, что отказывались или не могли вернуться домой — в основном, из дальних уголков Кель’Таласа. Орден Странников выделил не так много ездовых птиц для переживших катастрофу, и ими пока воспользовались только преподаватели, чтобы уладить дела академии и, в том числе, обеспечить воспитанникам транспорт. Списки тех, кто уехал с родными из столицы и ближайших имений, были у Лоралталис, как и списки вообще всех учеников. Те, с которыми они говорили, смогли назвать лишь имена своих друзей. Флайран среди них не было.
      После обеда Лана и Эльтару решили пройтись к руинам замка — заняться все равно было нечем, а среди рядовых бойцов на заставе уже многие кидали в их сторону неприязненные или насмешливые взгляды.
      — Почему они так относятся к Ордену? — негодовала Лана на пути к дорожной развилке. — Как будто рыцари крови мало сделали для Кель’Таласа.
      — Не бери в голову, это обычная политика, — Эльтару закатил глаза. — Тысячу лет существовали только Странники, гвардия и магистры и как-то делили сферы влияния. А теперь это равновесие пошатнулось. Верхушка недовольна. Общее настроение улавливают остальные — вот и агрессируют. Не от большого ума.
      — Я бы посмотрела на такие выпады в адрес разрушителей заклятий, — буркнула Лана.
      — Разрушители заклятий — чисто военный орден.
      — Рыцари крови тоже.
      — Рыцари крови претендуют на влияние на политической арене. А позиции Странников после вторжения сильно пошатнулись. Одна только смерть генерала Ветрокрылой обошлась им слишком дорого.
      — Но ведь наместник Луносвета из следопытов, — неуверенно возразила Лана.
      — А Ордену покровительствует Верховный Магистр.
      — Роммат? — удивилась она.
      — Ты не знала?
      — Я слышала, что он содействовал созданию Ордена, но главный маг и рыцари Света?
      — Среди руководства, на самом деле, полно магов, — пожал плечами Эльтару. — Леди Лиадрин — боевой командир. Но магическими разработками занимаются бывшие чародеи. Орден Странников должен опасаться, как минимум, что магистры получат военную мощь в нашем лице.
      — У всех нас одна цель, — хмуро напомнила Лана слова давешнего следопыта.
      — Это политика, — повторил Эльтару. — Они все параноики.
      — Жречество тоже нас недолюбливает.
      — Эти просто относятся к Свету слишком… трепетно, — хмыкнул Эльтару и с показной небрежностью вызвал в пальцах золотистую вспышку. Лана согласно хмыкнула.
      За разговором они миновали развилку, а от нее идти оказалось совсем недолго — за зеленым боком холма их встретил блокпост.
      — Дальше нельзя, — окликнул часовой с луком за спиной. С ним был еще один стрелок, а двое других, судя по одежде, являлись магами академии, причем, еще довольно молодыми. — Замок Блеклых Сумерек разрушен.
      — Мы знаем, мы с заставы, — кивнул Эльтару. — Просто хотели увидеть руины своими глазами.
      — Вам не сказали? — приподнял брови один из магов. — Территория академии закрыта. Блуждающие там субстанции опасны для непосвященного.
      — Какие еще субстанции? — пришел черед Эльтару удивляться. — Разве замок разрушил не магический взрыв?
      — Именно так, — кивнул маг, напустив на себя такой важный вид, что Лана окончательно уверилась: перед ней студент. Может быть, без недели выпускник, но точно не кто-то из настоящих чародеев. — А на месте взрыва остались различные аномалии и эфирные сгустки, нападающие на все живое. Мы с Феррусом здесь стоим как раз для того, чтобы они дальше поста не вышли.
      Лана вытянула шею, пытаясь рассмотреть, что там за наспех сбитой рогаткой, перекрывшей дорогу. Никаких аномалий и сгустков она не увидела. Замка, впрочем, тоже. Вдалеке разворачивались зеленые лужайки, на которых можно было угадать по более темным пятнам фигурно подстриженные кусты. А дальше — открытый горизонт. Где-то там должен был быть залив, но на пути к нему вместо замка виднелись разве что какие-то фигуры в небе. Она присмотрелась внимательнее, и глаза у нее округлились. Над лужайкой прямо в воздухе висело ни что иное как фрагмент башни.
      Лана пихнула локтем Эльтару и кивнула в том направлении.
      — Я и говорю… — обернувшись за ее взглядом, протянул ученик.
      — Возвращайтесь к заставе, ребята, — устало махнул рукой следопыт. — Здесь нет ничего интересного.
      Спорить было бессмысленно, и Лана с Эльтару нехотя последовали совету. Оба были несколько обескуражены и подавлены видом разрушенного замка. Они не могли до конца ощутить масштаб случившейся катастрофы, подсчитать количество оборванных жизней, но оценили мастерство и самоотверженность наставников, спасших своих учеников. Наверное, все же большую часть их, иначе траурные вести уже вовсю гремели бы в столице. Лана как за соломинку хваталась за слова оставшегося на заставе ментора, что многие старшие в это время проходили практику. Флайран давно говорила, что засиделась в четырех стенах и ей не терпится попробовать свои силы в поле. Хотя после Призрачных Земель ей показалось, что сестра умерила пыл.
      Но это объяснило бы отсутствие ответных писем.
      Чтобы немного очистить головы от тревожных дум, они выбрались пофехтовать на отшибе, подальше от палаточного лагеря и хозяйственных построек Странников. Но и там их достал уже знакомый Роммель и так надоел Эльтару своими советами, что они сбежали от следопыта в холмы. Там еще раз посмотрели на руины замка, стоя на высоком обрыве над бывшим парком. Это была странная картина: парящие башни и лестницы, стриженные лужайки под ними, кипарисы спиралями — а остальное будто волна слизнула, не оставив за собой ни единого обломка, ни следа.
      Лана, к счастью, была слишком вымотана предыдущей ночью, чтобы долго думать об этом. Когда уже в густых сумерках они вернулись, она просто завернулась в одеяло у ближайшего костра и уснула без сновидений.

      Наутро Лоралталис не приехала. Эльтару убедил Лану, что паниковать пока рано — мало ли какие задержки могли случиться в пути. У них все равно не было других вариантов, только сидеть у заставы и ждать. Так что после завтрака они снова ушли в холмы тренироваться, Эльтару только Арана проведал. И в итоге возвращение первой ученицы проморгали.
      — Эй, вы! — окликнул их один из следопытов, с которыми они говорили накануне. Лана и Эльтару, уставшие и изрядно проголодавшиеся, возвращались к заставе на тянущийся с открытой кухни запах обеда. — Та магичка, которую вы ждали, приехала. Она должна быть где-то в лагере.
      Они переглянулись.
      — Спасибо! — крикнула Лана и побежала к шатрам, разом забыв о голоде.
      Лоралталис нашлась у кострища в центре лагеря. Перепутать было невозможно, в ней как-то сразу чувствовался возраст, в отличие от юнцов на заставе. И, несмотря на статус ученицы, Лоралталис казалась даже старше того ментора, что вел занятия на поляне. А тем более — девушки-студентки, горячо доказывающей ей что-то в то время, как они подошли. Лана запнулась было, постеснявшись прерывать чужой разговор, но неизвестность слишком измотала ее.
      — Госпожа Лоралталис! — решительно вклинилась она.
      — Что еще? — женщина обернулась. На ее бледном лице оставила очевидные следы усталость, голос звучал раздраженно, но Лана тоже была не в настроении для расшаркиваний.
      — Я хочу увидеть списки выживших учеников, — потребовала она без предисловий. — Я сестра одной из учениц магистра. Эллана Салтерил.
      Студентка бросила на нее быстрый взгляд и отступила в тень палатки, очевидно по тону поняв, что Лана так просто не отстанет и разговор со старшей волшебницей придется отложить. Лоралталис шумно вздохнула.
      — Списки, — поджала она тонкие губы. — Я уже разослала письма всем родственникам, каким могла.
      — У меня нет времени возвращаться домой, — Лана решила брать напором. — Я учусь в столице.
      Лоралталис раздраженно махнула рукой и развернулась на пятках, приглашая следовать за ней.
      Так Лана впервые попала внутрь самой Обители Странников, где для первой ученицы выделили пустующую комнату из офицерских. Такие сейчас, наверное, нашлись бы на любой заставе: во время нашествия мертвецов основной удар приняли следопыты, пытаясь задержать продвижение проклятой армии. После наместник как мог перетасовал оставшиеся силы, стараясь одновременно обезопасить границы от троллей и защитить города от остатков нежити.
      О том, что в этой комнате теперь обитает волшебница, не свидетельствовало почти ничего. Только дорожное платье висело на спинке жесткого стула, а под ним валялась неразобранная сумка. Именно к ней направилась Лоралталис в первую очередь, потом с прежним раздражением бросила и выдвинула ящик стола.
      — Здесь не все имена, — женщина положила перед Ланой лист пергамента, испещренный мелким корявым почерком. И на следующие пару минут свое значение потеряло все, кроме этих неровных буковок.
      — Почему не все? — спросила Лана, водя пальцем по списку.
      — Леди Салтерил, — Лоралталис приняла надменный вид. — В замке магистра Блеклые Сумерки обучается сто восемнадцать студентов. Их курирует двенадцать менторов. Я не могу знать поименно каждого и помнить, кто из них в академическом отпуске, кто на полевой практике, а кто уехал на пару дней в столицу за новым посохом.
      — И как же вы контролируете процесс обучения? — хмуро поинтересовалась Лана, возвращая списки.
      — Не нужно передергивать. Сейчас у нас чрезвычайная ситуация, — отрезала женщина. — Разумеется, в обычное время все перемещения учеников документировались. Но подобная документация — это последнее, о чем мы думали при эвакуации. Вы бы знали, сколько уникальных книг сгинуло из-за этого взрыва!
      Лана понурила голову и двинулась к дверям, где топтался, дожидаясь ее, Эльтару. За его плечом маячило бледное личико той самой студентки, все еще жаждущей внимания первой ученицы, очевидно. Эльтару, ничего не говоря, взял Лану под локоть и повел на воздух. Он, разумеется, слышал весь разговор, а по ее мрачному виду легко мог понять, что имени Флайран в списках Лоралталис не оказалось.
      Поскольку обед они пропустили, то отправились прямиком в холмы, прихватив еды из собственных припасов. Лана так и молчала, и Эльтару долгое время не решался прерывать ее размышления, но когда они наконец вскарабкались по склону на плоскую вершину, с которой открывался вид на замок, все же заговорил первым:
      — Это ведь еще ничего не значит. Она может быть на удаленной практике, как сказал ментор.
      — Может, — буркнула Лана без энтузиазма.
      Эльтару шумно вздохнул и подал ей нарезанный только что сэндвич.
      — Слушай, я могу отвезти тебя на виллу отца…
      — Вряд ли там знают больше Лоралталис, — перебила она. — Это ведь она рассылала письма.
      — По крайней мере, ты сможешь взять крылобега.
      — Ты что, хочешь меня бросить?!
      Эльтару на секунду опустил глаза, но тут же посмотрел на нее твердо, хоть и с сожалением.
      — У меня всего неделя свободная, а нужно еще заказать новый меч у кузнеца.
      — Мы же изначально собирались погостить в замке неделю!..
      — Если бы я сначала побывал у мастера, снял мерку и оставил задаток, все так и было бы.
      Лана молча вгрызлась в сэндвич, чтобы забить подступающее отчаяние. Она понимала, что не может требовать от друга больше, чем он уже сделал, но перспектива остаться в одиночестве ее пугала. Она понятия не имела, как справиться с грызущей сердце тревогой, а главное — что делать дальше.
      — На самом деле, лучше всего тебе сейчас вернуться к Харису, — осторожно сказал Эльтару.
      — Так ничего и не выяснив?! — вскинулась Лана.
      — Это только вопрос времени. Магистр сейчас наверняка отзывает своих менторов, занимавшихся вне академии. Они дополнят списки и тогда уже известят семьи… — он запнулся. — Погибших. Отец тебе напишет.
      Лана не ответила. Обед не лез в горло. Она прищурилась на висящую вдалеке башенку. От нее прямо в воздухе прокинулась лестница, ведущая в соседний фрагмент.
      — Думаешь, этих документов, в которых они все отмечали, не могло остаться там? — кивнула Лана на небесные руины.
      — Думаю, нас туда не пропустят, — покачал головой Эльтару.
      Лана глянула под ноги, за край обрыва. В отличие от травянистого склона, по которому они сюда взобрались, противоположная сторона холма была отвесной, словно кто-то отрезал кусок гигантским ножом. Возможно, его действительно искусственно стесали, чтобы разбить сады при академии. Соседние холмы выглядели примерно так же или просто были круты сами по себе.
      — Здесь не спуститься без веревки, — Эльтару перехватил ее взгляд. — Я с собой ничего такого не брал.
      — Можно попросить у следопытов.
      — И как ты им это объяснишь?
       Лана снова приуныла.
      — Ладно. Отвезешь меня на виллу, — решила она. — Только завтра, чтобы не возвращаться в Луносвет в темноте. Нам ведь придется пересечь Тропу Мертвых.
      Эльтару согласился, не став, к счастью, задавать вслух вопросы, почему, например, нельзя заночевать на вилле. До ужина они пробыли в холмах, после — решили навестить Арана. Талассиец приветствовал их недовольным ржанием и беспокойно переступал на месте, застоявшись за день.
      — Завтра, дружище, завтра, — Эльтару потрепал коня по шее и занялся чисткой, чтобы хоть частично искупить вину. Смотритель стойл с одобрением наблюдал за ним вполглаза, занимаясь следопытскими крылобегами, — один из немногих следопытов, кто отнесся к будущим рыцарям крови совершенно ровно.
      Лана отыскала в сумках припасенные специально для Арана яблоки. На душе скребли кошки: ей совсем не хотелось возвращаться домой, особенно при таких обстоятельствах. Но больше всего она боялась, что и дома ей не смогут ответить, была ли сестра в злополучном замке. Возможность позаботиться о ком-то — хотя бы и о чужой лошади — немного отвлекала ее от собственных проблем.
      Аран аккуратно взял яблоко с ладони. Лана погладила его по широкой морде и вяло улыбнулась. Крылобег в соседнем стойле вскрикнул, вытянув длинную шею.
      — Тихо ты, — осадил смотритель. — Дурной, что ли?
      Другие птицы беспокойно завертели головами и пока негромко, но тревожно заклекотали. Следопыт нахмурился, оставив щетку для перьев, и вышел в проход. Аран покосился на расшумевшихся крылобегов, повел ухом и негромко всхрапнул. Волнение между тем нарастало, а снаружи вдруг донесся голос трубы.
      — А, чтоб их! — выругался смотритель, рванувшись к стене, где на крюке висели ножны с длинным мечом. — Приглядите за живностью! Не выходите!
      Он выскочил за ворота, оставив растерянных Лану с Эльтару среди переполошенных птиц и нервно пробующего воздух Арана.
      — Что это? — Эльтару на всякий случай вышел из стойла и тоже взял меч. — Нежить?
      — Может быть, тролли, — предположила Лана, перекинув щит на руку. — Мы же на границе.
      — Тролли, говорят, с самого нашествия не показывались, — неуверенно возразил Эльтару. — Иначе бы этих магов отсюда сразу куда подальше отправили. Здесь, на севере, вообще всегда было тихо…
      Лана, зачитывавшаяся военными хрониками, могла бы с ним поспорить, но момент не располагал. Она напряженно вслушивалась в шум снаружи. По спине полз неприятный холодок.
      — Я пойду, посмотрю, что там, — наконец не выдержала она.
      — Куда! — запротестовал Эльтару. — Он же сказал, не выходить…
      — С каких пор ты такой послушный? — бросила Лана через плечо и толкнула створку ворот.
      Во дворе Обители творилась какая-то нездоровая суета. Лана высунулась сквозь неширокую щель и покрутила головой, пытаясь понять, что происходит. Слабо тянуло гарью. Над палаточным лагерем в отдалении тревожно мерцали чародейские фонарики. В густых сумерках тонкая тень бросилась к торопящемуся мимо следопыту.
      — Что случилось?! — Лана узнала голос Лоралталис.
      — Ничего, диверсия, — отмахнулся пограничник. — Вернись в лагерь, пусть твои ученики остаются там.
      — Тащите песок! — закричал еще кто-то.
      Лана отступила обратно.
      — Тролли, — уверенно кивнула она в ответ на вопросительный взгляд Эльтару, уже топчущегося рядом. — Кажется, что-то подожгли и отступили.
      — Ладно, — выдохнул тот и вернулся к Арану, чтобы успокаивающе погладить. — С троллями пусть следопыты дерутся.
      Лана скользнула рассеянным взглядом по гомонящим крылобегам и вдруг застыла на месте. На дальней стене висел целый моток веревки. Сердце нехорошо кольнуло. Она тут же вспомнила свои сегодняшние мысли поискать в руинах академии необходимые документы. И, поколебавшись всего пару секунд, бросилась к крюку.
      — Лана? — Эльтару только и успел, что обернуться.
      — Молчи! — прошипела она, перевесив моток на плечо, и побежала обратно. Остановилась лишь у их сумок, чтобы выхватить плащ, и, набросив его сверху, выскользнула за ворота.
Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.