Совершенно другая история 254

Ягиха автор
Реклама:
Гет — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчиной и женщиной
One Piece

Пэйринг и персонажи:
Портгас Д. Эйс/Энн, Тэтч, Эдвард Ньюгейт, Марко, Виста, Харута, Изо, Джоз
Рейтинг:
R
Размер:
планируется Макси, написано 75 страниц, 6 частей
Статус:
в процессе
Метки: AU Hurt/Comfort Ангст Дружба Насилие Нецензурная лексика ОЖП ОМП ООС Повествование от первого лица Попаданчество Романтика Смерть второстепенных персонажей Экшн Показать спойлеры

Награды от читателей:
 
Описание:
Попасть в другой мир? Легко! Выжить на странном острове, где вокруг тебя лишь животные? Запросто! Найти себе друга в лице странного существа? Ничего страшного! Встретить полный абзац в лице своего клона, очень настойчивого клона? А вот это уже странно, впрочем, мы и не с таким боролись. Правда, теперь у меня возникает вопрос, как мне выживать на корабле пиратов, не понимая языка, на котором они говорят? И почему они все так странно на меня реагируют? Выясним, я же теперь чертов пират-пришелец!..

Посвящение:
Эйсу.
Двойнику Эйса, который влипает в странные ситуации и находит из них выход!
Бете, которая терпит меня. Спасибо тебе большое .3
Читателям. И особенная благодарность тем, кто исправляет опечатки с помощью ПБ!

Публикация на других ресурсах:
Разрешено копирование текста с указанием автора/переводчика и ссылки на исходную публикацию

Примечания автора:
Обложки, сделанные автором с помощью одного крутого сайте:
1. https://pp.userapi.com/c852036/v852036049/67de6/U6jW68RHhGE.jpg
2. https://pp.userapi.com/c844616/v844616493/14e6b5/S6F7rPAorTs.jpg
3. https://pp.userapi.com/c849520/v849520962/d831f/ILAMwNw2reE.jpg

Просьба: **не добавляйте меня в избранные авторы**, если не собираетесь читать.

Главы по возможности будут выходить через каждые 10 дней в 18:00. Не секрет, что иногда будут задержки — у меня есть причины, и мне всегда стыдно перед вами за это.

Что касается арта ГГ, то это единственные, что меня устроили из всех артов, которые я пересмотрела: 1. http://i7.beon.ru/12/18/2741812/83/126868083/d47509468f72852c6efd68963810b6b3.png.
2. https://pp.userapi.com/c845120/v845120478/a540b/9oRjV9ZMTo4.jpg.

Знаю, просили, чтобы без длинных волос и большой груди, но... на всех артах она такая, да и у всех ГГ анимешки большая грудь, зачем огорчать нашу Энн? :) Обещаю, что каждый второй не будет на нее пялиться :)

>18.06.2018.
+ 100. Ребят, я вас обожаю! *-*

Работа написана по заявке:

Глава вторая. Первые шаги. В — выживание. Д — друзья

30 декабря 2018, 18:00

Там хорошо, где нас нет. Если, конечно, это не необитаемый остров

      Сдавленно выругавшись, я запрокинула голову, рассматривая голубое небо.       — Такое чистое и ясное, — пробормотала я себе под нос, стараясь не вздрагивать от каждого шороха и звука. — И день такой солнечный. Отвратительный.       Отвратительный во всех смыслах, учитывая то, что я проснулась в незнакомом месте, на пляже. Не то, чтобы там, откуда я, не было пляжа. Был, конечно. Только вот он был ненастоящий. В конце концов, я же в центре города жила, откуда там взяться настоящему морю, песку и чайкам? Нет, только вода с хлоркой, от которой всё чешется, и курлыкающие голуби, а песок серый, не такой сверкающий и золотой. Я даже опустилась на корточки, пальцами рисуя причудливые символы.       Необитаемый остров. Мечта романтиков и самый страшный сон реалистов. И людей, которые на самом деле оказались на необитаемом острове без знаний о том, как выживать и как спасти свою тушку в случае опасности. Радует, что есть еда. Её, конечно, нужно поймать, но она есть. С водой что делать — непонятно. Я лишь в теории знаю, как выживать в диких условиях, а практику не довелось получить.       «Всё бывает в первый раз, да?»       — Это всё дурная шутка, надеюсь, — но сколько бы, сидя на песке, я не ждала, а никто со скрытой камерой не выбегал. Да и кто бы выбежал? У меня нет настолько богатых друзей, которые могли бы перевезти меня на необитаемый остров ради шутки. Зато у меня есть просто двинутые друзья, которым хватило бы ума купить мне билет на корабль, который вполне мог потерпеть крушение в море.       Чёрт, ладно, если говорить совсем на чистоту, то все мои друзья чокнутые. Вспомнить хотя бы, что мне дарили на дни рождения. Возможность прыгнуть с парашютом. Звучит здорово, да? Красивые виды, адреналин в крови, только вот я высоты боюсь. За всю жизнь ни разу на самолете не летала и выше девятого этажа не поднималась. Наверное, если бы я боялась замкнутых пространств, то они бы мне сколотили гроб и закопали где-нибудь на пару дней, убедившись, что у меня будет воздух, и я смогу выжить. Аналогичная ситуация и с собаками, правда, там уже не до смеха было друзьям, потому что я умею мстить. Не то, чтобы я была очень мстительной, но с меня не убудет в один момент скинуть атомную бомбу на человека за ВСЁ, что он когда-либо сделал, каждую мелочь вспомню вплоть до того, что было десять лет назад.       «Впервые меня назвали злопамятным в 2004 году», — вспомнила я старую шутку и поморщилась, стараясь сконцентрироваться на чём-то важном. Тем, что упускала из виду. Чёрт, в голове вообще каша была. Сдавленно застонав и вцепившись в голову, я постаралась вытолкнуть мысли, что причиняли боль. Словно в издевку над моими стараниями, память услужливо подкинула несколько картинок. Салон дорогого автомобиля, в котором сидела я за рулём. Навстречу неслась фура, угрожающе светя фарами и явно не собираясь останавливаться. А ещё… ещё что-то невероятно важное. Что-то безумно важное! Что-то, что я просто обязана вспомнить, а не могу.       «Сконцентрироваться…»       Но концентрируйся или нет, а воспоминания целиком не пришли. Вполне возможно, что со мной кто-то был в машине. Очень надеюсь, что нет. Потому что вряд ли кто-то смог бы выжить после столкновения с фурой. Как я здесь оказалась — это интересный вопрос, так как… на мне нет ни царапинки, ни ранки! Даже волосы не спутанные, заплетенные в идеальную толстую косу. Всё выглядит так, словно я вышла из дома, но не вернулась обратно.       В воспоминаниях своих я не сомневалась. Слишком всё было… настоящим. И это вполне могло произойти. Только вот интересно, что я делала в машине и куда ехала. Мысль о том, с кем я ехала, пришлось откинуть, потому что она сама по себе казалась чудовищной. Это тогда было бы убийство. На своем веку я много плохих вещей повидала, ещё больше пришлось сотворить для выживания, но убийство таким образом, по дурости, это было слишком даже для меня. Любая жизнь священна, меня этому учили близкие люди. Пусть и не сразу, но к последним годам я этот урок усвоила и старалась уже без разбора не убивать.       Ладно, чёрт с ним. Важно узнать, куда же я попала? Что это за остров? Есть ли тут живые люди? Или животные? Я в море? Или это океан? Не знаю, где-то ещё?       «Я же разбилась, когда ехала в машине, верно? Может ли это быть…»       — Рай? — откинула эту мысль сразу же, как она возникла в голове, пару раз даже ударила рукой по странной конструкции, которую от скуки сделала из песка. Какой Рай? Мне туда дорога закрыта, я же людей убивала и не каялась в этом. Прощение у Господа не вымаливала и… сделала бы также, если бы была возможность. Я в своей жизни вообще много мерзостей делала, среди которых воровство и ложь выглядят безобиднее всего.       Закрыв глаза, запрокинула голову назад, тихо мыча от напряжения. Голова очень болела, а ещё меня слегка лихорадило и подташнивало. К счастью, вывернуться наизнанку мне нечем, разве что кровью. Желудок спазмами дал понять, что требует еды и скоро откажет, если я что-то внутрь не кину. «Эх, родненький, сколько нам ещё голодать неизвестно», — подумала я, рассматривая густые джунгли, пугающие своей неизвестностью.       Этот остров вообще меня пугал. И море пугало. И то, что за всё время ни одно судно мимо не проплыло, тоже пугало. А ещё пугали черные, свинцовые тучи, собирающиеся в уголке неба, но уже сейчас громким ревом предупреждающие о надвигающемся шторме. Хотя, наверное, дождь меня не пугал, так как он являлся моим спасением. Это же пресная вода, шанс на выживание! Мой маленький золотой билетик! Ищи сосуд, набирай и в ближайшее время смерть отменяется!       Только вот где найти сосуд? Я нахмурилась, поднимаясь и отряхивая ноги. Если пройти вдоль пляжа, то можно что-то найти. Не знаю, почему, но я боялась уходить вглубь джунглей. Оттуда слышалось звериное рычание, а ещё казалось, что из темноты, между высоких деревьев, за мной кто-то пристально следит, наблюдает, примеряется к тому, какой кусочек выгоднее всего от меня оторвать, а какой будет сочнее и вкуснее. Что-то уже появились сомнения в том, что здесь есть люди, я бы тогда здесь в одиночестве не сидела бы.       Порывисто вздохнув, поплелась вперёд, куда глаза глядят. Идти по песку в кедах было неудобно. Ноги утопали, песочек забивался за край обуви, и в какой-то момент я просто стянула свою обувь, зарываясь пальцами в теплый и приятный песок. Приятно, черт тебя подери! И, что самое приятное, берег был абсолютно чистым. Ни бычка, ничего, что сказало бы, что здесь кто-то был или раньше терпел кораблекрушение. Или хоть какое-нибудь крушение! Просто абсолютно чистый пляж, на котором с радостью отдохнуло бы большинство людей. Как жаль, что я в это большинство не вхожу…       Заметив впереди странный объект, я замерла и, слегка прищурившись, вгляделась в чёрный мешок, который вынесло волнами на берег и сейчас так щедро омывает ими этот предмет, по форме чем-то даже напоминающий…       — Сумка?..       И правда! Чёрт возьми, этот рюкзак очень был похож на тот, который обычно собирает мне Элис. Я тихо усмехнулась, подхватывая свой шанс на спасение и переворачивая, рассматривая красивые и изящные буквы, складывающиеся в мое имя. Дабы не произошло путаницы, мы все привыкли подписывать свои вещи. Я тихо поблагодарила Элис, а после дернула за язычок молнии, разбирая то, что было внутри, прямо на берегу, осторожно складывая вещи. Патроны, патроны, патроны, пистолет (здесь я довольно потерла ручки, поняв, что некоторое время смогу выживать), хорошие ножи, которые я обычно метаю. Контейнер, в котором были испорченные овощи, я не рискнула открывать, решив, что после их надо высыпать, а контейнер использовать как-то иначе. Что порадовало на данный момент: бутылка с водой! Её-то я тут же открыла, только сейчас поняв, как нуждалась в воде. Правда, больших усилий стоило сделать лишь пару глотков, а после, сильно закрутить крышку, поставить рядом с бедром, рассматривая одежду. Вот же Элис! Я не поощряла её фобий, но сейчас должна признать выгоду того, что твой напарник паникер и параноик. Всегда пальцем крутила у виска, когда она нам такие сумки собирала, а сейчас эта самая сумка спасает мне жизнь. Чёрт, хочу расцеловать Элис, она всегда умела собирать сумки так, словно боялась, что больше мы не вернемся и нам потребуется всё необходимое. О каждом члене банды заботилась…       Собирая обратно сумку, я довольно кивнула самой себе. «На первое время у меня есть всё необходимое, благодаря чему я, возможно, смогу выжить», — подумала я, ощущая, как впиваются лямки рюкзака в кожу. Напрасно я ведь надеюсь на то, что всё будет идти так, как мне нужно, да? Пора бы мне всерьёз задуматься о собственной безопасности. И о том, почему никто их животных не вышел на берег за живой закуской. Скорее всего, потому что здесь опасно. И они это понимают. Или же они могут бояться воды. Или того, что в воде прячется, поджидая своего часа. Я не знаю, но с какой стороны не погляди на это всё, а ситуация не радужная от слова «совсем».       «Вода, огонь и укрытие», — подумала я, кивая самой себе и, морщась от отвращения, высыпала испорченный салат в ямку, которую вырыла на берегу. Контейнер мне ещё пригодится. Жаль, что нет под рукой канистры. Что ж, зато, если пойдет дождь, то у меня будет ещё запас воды.       Первым делом проверила оружие. Убедившись, что магазин пистолета полон, грозно оглядела джунгли, примеряясь. Вода, огонь и укрытие. Золотой треугольник выживания в любых диких условиях. Вода — это жизнь, огонь — это еда и возможность не погибнуть от клыков хищника и обморожения, а укрытие — твоя крепость. От того, насколько хорошо я продумаю своё укрытие — будет зависеть моя жизнь. Наверное, это даже самое главное.       Остров мне доверия не внушал. Высокие деревья, растения, которых раньше никогда не видела. И всё пестрое и яркое. С одной стороны экзотика, а с другой стороны закрадывается мысль: «А не разрисовала ли природа всё это так, чтобы предупредить тех, кто захочет это потрогать?» Лично для меня растения острова выглядели устрашающе. И я собиралась идти вглубь этого всего, даже зная, что меня там, возможно, ничего хорошего не ждет. Чёртов Робинзон Крузо, будь ты неладен!       — Дьявол, а стреляю-то я не важно, — кисло озвучила я, для подстраховки взяв во вторую руку нож. Он был, конечно, тяжелым, но рукоятка в мою ладонь легла прекрасно, словно для меня этот нож и сделали! Хотя, чего это я? Это ведь и есть мой нож. Столько лет в мире живём. Уверена, если бы не ситуация, то я бы была в восторге. — По шагу в пропасть в первозданную тьму, — пропела тихо, делая несколько несмелых шагов.       Внутри лес был необычайно красив. Я всегда преклонялась перед силой природы, поэтому просто не смогла проигнорировать толстые и массивные стволы с крупными корнями, выглядывающими из-под земли и внушающими уважение перед такой силой. Солнце проникало сквозь густые кроны деревьев и освещало листву, делая её необычайного цвета. Не сдержавшись, я оторвала один из листиков, разглядывая зеленый листок с фиолетовыми тонкими сеточками, похожими на вены. Ещё привлекательнее для меня выглядели растения со странными, но изящными узорами на листьях, а форма этих листьев казалась произведением искусства. Но больше всего мне понравилось, что внутри лес оказался светлым, а не тёмным, как показалось в самом начале с пляжа.       Я с любопытством и восторгом рассматривала странные растения, которые оплетали некоторые деревья и тянулись к другим, образуя сеть. Когда я попыталась дернуть за один стебель, то даже не смогла оторвать себе кусочек. Словно канат или веревка, а на ощупь очень гладкие и слегка влажные!       Из животных я встретила лишь странную смесь тушканчика и белки. Зверек был размером с кошку, полностью чёрным и с большими умными глазками. Длинный и пушистый хвост, как у белки, игриво покачивался, а сам зверек лапками вцепился в один из стеблей, свисая сверху и совершенно меня не боясь. Он… никогда не видел человека. Или же здесь их давно не было. Надо бы уже отогнать пессимистичные мысли о том, что меня не найдут и что я буду жить здесь до глубокой старости, если вообще удастся её встретить, а не стать частью животного, которое захочет мной позавтракать.       Как, например, этот чёрный тушканчик, который уже сидел на корнях, наблюдая за мной.       — Привет, малыш, — кивнув, я отвернулась, на всякий случай, перехватывая нож и готовясь, если он захочет прыгнуть на меня и вцепиться мне в шею, приняв меня за большой и сочный кусок мяса. — Ты любопытный, да? — тихо спросила я, когда наглое пушистое нечто оказалось у моей ноги и зацепилось за штанину коготками, обхватывая ногу полностью. Как маленькая собачка, которая приняла ногу за самку. Хмыкнув, я слегка присела на корточки, замечая, что зверёк насторожился, но ничего не сделал. Он даже позволил мне погладить себя по голове, хоть и недолго. Услышав что-то, он тут же кинулся к дереву и, используя стебли-канаты, как веревки, поднялся вверх. Ну, следом и я, так как просто так он не мог убежать, да и кто знает, что он услышал.       Забравшись достаточно высоко, я уставилась вниз, разглядывая огромное чёрное нечто, которое меховым шаром выкатилось под дерево, рыча и скалясь. У зверюги, чёрт тебя подери, зубы были размером с мой кинжал и такие же острые!       — Барибал? — охнула я, узнав в огромном существе медведя. Чёрт, я видела барибалов, они не настолько большие! Этот же размером с тяжеловоза был! Большие, внушительные лапы, забавные оттопыренные ушки, короткий хвостик и изящная голова. И вот ведь невезуха, из всех видов медведей эти хорошо по деревьям лазать могут, хотя эти обычно при встрече с человеком убегают, но… он же такой огромный, не представляю, как он может испугаться меня! Во мне едва ли наберется килограмм пятьдесят, а в нем наверняка все пятьсот. Хотя то, как двигались под шкурой литые мышцы, меня завораживало. Сила всегда завораживает… и устрашает.       «Если у меня будет шанс убить его и получить его шкуру, то у меня не будет проблем с кроватью и покрывалом», — подумала я, ухмыляясь. Я ведь сюда пришла выживать, да? Я хотела себе укрытие, а в моих планах точно было создание кровати, так что мысль была приятной, черт возьми. Особенно, когда думаешь о холодных ночах или укрытии в пещере, камни-то холодные.       Тушканчик, сидящий рядом, нырнул мне под руку, заставив легко вздрогнуть и спуститься с небес на землю. Тихо вздохнув, я перекинула одну ногу через ветку и облокотилась на толстый ствол дерева. Медведь внизу рыл носом землю, старательно пытаясь что-то откопать. Кончик носа, измазанный в грязи, забавно дергался. Тихо зарычав, он повел носом, что-то вынюхивая. Надеюсь, что не меня. Не готова я к дракам, тем более разница в весе высока, чтобы я кинулась на него свои пятьдесят килограмм и выиграла. Не, если приспичит, то только пулей, желательно с первого раза, чтобы без шансов, что до меня доберутся или запомнят, а потом вернутся.       «Заметил?» — я уставилась в глаза барибала, который запрокинул голову и встал на задние лапы, рухнув назад и опуская передние лапы. Сидел, как человек на диване, морда у него, конечно, была удивлённая. Большие уши пару раз дернулись, но он так и не двинулся. Наверное, охреневал от происходящего так же, как и я.       Хмыкнув, я потерла область под носом, замечая, что медведь тоже лапами начинает тереть свой нос. Интересно… Склонив голову набок, уставилась на барибала, который тут же повторил за мной, довольно порыкивая. Повторял каждое действие, как цирковая обезьянка. Тушканчик, сидящий рядом, кстати, тоже так развлекался. Не знаю, сколько мы так игрались, но в какой-то момент он потерял ко мне интерес, просто встал и скрылся среди огромных ярко-оранжевых листов какого-то странного растения.       Спуститься сразу я не решилась, только после того, как убедилась, что больше никого поблизости не было. Тяжело вздохнув и поправив волосы, я закрыла глаза, считая мысленно до пятнадцати и стараясь отпустить собственный страх. Бояться некогда. Я должна выжить. А страх — это то, благодаря чему я подохну быстрее, если буду подчиняться этому примитивному чувству.       Правда, отключать это чувство я не стала, ибо благодаря ему я могу и выживать. Иногда оно очень даже полезно.       — Берри, — повернула голову к тушканчику, который жевал мою косичку и свисал с плеча. — Мы пойдем создавать себе укрытие! — озвучила я громко и пошла вперед, всё ещё держа наготове оружие и готовясь в любой момент сделать ноги от хищника, который примет меня за еду.       И хотя я сказала, что мы будем делать себе укрытие, я понятия не имела с чего начать. Сай всегда мне говорил, что в ситуации, когда необходимо бороться за жизнь, очень важно знать, где следует разбивать лагерь и как его правильно обустроить. Сай в прошлом был охотником и бывал в разных местах, так что я всегда его внимательно слушала, но у меня до сих пор немного звенит в голове и мысли путаются. Ничего не могу вспомнить. Кажется, он в своё время говорил, что не стоит искать убежище в местах: продуваемых ветром; низинах долин; тропинках, спускающихся к воде, которые могут оказаться звериными тропами… и, кажется, рядом с гнездами пчел. И о том, как ставится и делается лагерь, он мне тоже рассказывал. Но я больше помню о ловушках. И о психологической стороне вопроса. Ну, вроде как основные правила: «Не хороните себя раньше времени, действуйте» и моё любимое: «Не паникуйте. Вернее паникуйте, но не громко, чтобы вас не нашли дикие животные».       «Чёрт, в мозгах пустота», — я порывисто вздохнула, хмуро разглядывая вывороченные вместе с землей корни дерева, образующие довольно глубокую яму. Неплохое укрытие от ветра, хотя ночью наверняка будет холодно. Если только я не решу, как это исправить. Скинув рюкзак и убедившись, что место безопасно, я кивнула самой себе.       — Временно будем здесь, Берри, — улыбнулась тушканчику переростку. — Ты же поможешь мне?       Возможно, я сошла с ума, но эта тварь кивнула в ответ!

Вечер.

      Дождь всё же пошел, но ближе к вечеру.       К моему огромному счастью, я успела кое-как приспособить к жизни место, в котором решила обосноваться. Было, конечно, нелегко, а ещё пришлось попотеть, так как закончить я хотела до того, как стемнеет и похолодает. У меня внутри всё просто узлом скручивалось от дикого страха перед темнотой, но я упорно расталкивала себя и внимательно следила за умным зверьком, который помогал мне и вместе со мной замирал каждый раз, когда раздавался шорох из глубины леса. И если я просто боялась, то он делал это ради развлечения и для того, чтобы меня подбодрить, очень уж он забавно замирал в неожиданных позах и вызывал смех у меня.       Берри помог мне нарвать листьев, которые я собиралась использовать, как подушку и утеплитель. Мы с Берри нашли большие листья, которые были очень крепкими, их я использовала в качестве пола. Сверху набросали ещё листьев, а после мы (вернее я) приступили к созданию крышки, которая должна была утеплить и защитить мое «жилище» от дождя. Честно говоря, с этим я возилась достаточно долго, потому что мне было необходимо отойти достаточно далеко от своего места, чтобы найти палки.       Найти в лесу крепкие ветки труда не составило, как и сломать их и отнести назад. Положив поперёк несколько веток, которые смогли выдержать вес небольшого и легкого бревнышка, поверх которого я положила ещё ветки. Данное сооружение позволит мне во время дождя не промокнуть. Благодаря веткам получился скат и вода просто стекала бы в небольшую канавку, которую я вырыла рядом и которая вела к контейнеру, в который я планировала собирать воду.       — Берри, как тебе? — я широко улыбнулась тушканчику, закончив сверху присыпать крышу торфом, веточками и листьями.       Собственно говоря, я ухитрилась сделать практически всё, что хотела. Замаскировала собственное жилище, сделала что-то вроде двери и крыши, убедилась, что у меня будет вода. Я была не готова только к тому, что дождь польет внезапно. Небо было чистым и ничего не предвещало беды, а после он взял и как из ведра пошёл! Это вообще нормально? Такие тучи за пять минут не соберутся.       Мы с Берри жались друг к другу и тихо скулили, опасаясь, что наша конструкция просто рухнет. Ну, я надеялась, что нет, а Берри просто прижался ко мне, свернувшись клубочком и лапкой подтягивая к себе листья, пытаясь зарыться в них.       Вздохнув, я хмуро поглядела на крышу. Это просто чудо, что ничто не протекало. Я этого боялась. Хотя, наверное, больше я боялась, что внезапно ударит молния в наше дерево, и мы загоримся. Глупо, мы же в лесу и деревьев полно, так что здесь было 50 на 50, что подобное случится.       Я порывисто вздохнула, прикрывая глаза и решая, что сон — это как раз то, чего мне не хватает.       Утром проснулась от громкого сопения, а к спине словно грелку положили. Кажется, я даже немного вспотела, что было странно, учитывая, что всю ночь было холодно. Сколько бы в листву я не зарывалась, а все равно замерзла, только маленький комочек выручал, но, к сожалению, целиком меня согреть он так и не смог.       Перевернувшись, я вцепилась пальцами в чужую густую шерсть, прижимаясь к чему-то меховому и решая, что могу поспать ещё немного. Чем же ещё на острове-то заниматься? Пасти корабли каждый день бесполезно, надо бы, конечно, ещё немного лагерем заняться и ловушки поставить. Хм, рыбку на ужин получить будет здорово, а ещё неплохо было бы остров обследовать.       В волосы кто-то вцепился, отчаянно дергая и тихо пища. «Берри», — подумала я, отмахнувшись от тушканчика, который теперь забрался на бок ко мне и явно пытался что-то сказать. Недовольно распахнув глаза, я слегка повернула голову, смотря в большие чёрные глазки.       Ни капли раскаянья на этой морде!       — Берри, я спать хочу, уверена, что ты тоже, спи, — отдав приказ, я снова закрыла глаза, уткнувшись носом в шерсть…       Шерсть?!       Рядом со мной, прижавшись к спине, лежал огромный меховой мешок, именуемый барибалом. И мишка уже не спал, поглядывая на меня с лёгким интересом и дергая ушами. Я где-то читала, что они любят орехи и ягоды… Может, человечинка в рацион не входит? С другой стороны, он же не знает, какая я на вкус, может, ему даже понравится… «Правильно, Энн, настраивай себя на плохие прогнозы!» — подумала зло я, отползая от мишки и с удивлением чувствуя, как лапа с когтями возвращает меня на место. Медведь довольно выдохнул, заставив волосы на голове зашевелиться, а после завалился на бок.       Как он вообще пробрался в моё жилище?!       Поглядев на открытую импровизированную дверь, я хмыкнула. Действительно, что для огромного существа выломать веточки? Он просто раз лапой ударил и всё, считай, что готово! Но вот почему он меня не сожрал — это вопрос. Да и Берри, тоже мне! Глупое травоядное с хищником под боком даже не чихнуло!       «Ну, есть меня не собираются, наверное», — подумала я, погладив чёрную шерсть и слушая тихое ворчание, которое заставило тихо хихикнуть. Впрочем, о мерах предосторожности я не забывала, прекрасно понимая, что медведь непредсказуемое существо, которое сейчас лояльно ко мне, а завтра я ходячий пирожок с мясом. И, что самое обидное, на один взмах лапкой.       — Друг, это ни в какие рамки не лезет, понял? — скинув с себя тяжелую лапу, я хмыкнула, когда вытянутый нос коснулся моей ладони. Вдохнув шумно, мишка довольно заворчал, переворачиваясь на спину и даже позволяя мне забраться сверху. — Слушай, а ты отличная грелка! Клыкасто-зубастая грелка! Цены тебе не будет, если не будешь пытаться меня сожрать, а я тебя рыбкой буду угощать, — и, глядя в понимающие глаза, громко рассмеялась, почти истерически, потому что и этот в ответ мне утвердительно зарычал и кивнул, довольно щуря глаза, когда мои пальцы зарылись в густую шерсть на животике, мягко поглаживая.       Чёрт, если окажется, что они и говорить умеют, то я не удивлюсь, честно! Слишком много понимания в шоколадных глазах, так похожих на человеческие. Иметь такого товарища будет здорово, большой и тёплый он холодными ночами мне пригодится, а защитник из него какой хороший будет! Моя большая меховая подушка, надо бы и ему имя дать.       «Боженька, я сошла с ума!..»       …Потому что не собиралась отказываться от этой мысли. Я как-то подозрительно быстро приняла тот факт, что под моим боком будет жить огромный барибал, тушканчик (на самом деле, сначала я собиралась оставить его на чёрный день, когда кончится еда) и что я, возможно, навсегда останусь на этом острове.       — Ууу, лопоухий какой, — протянула, мягко щелкнув по уху барибала и всерьез задумываясь над его именем. — Скажи что-нибудь! — приказала я, садясь и свешивая ноги с боков медведя, который опешил сам от такой наглости будущей закуски.       — Врооой! — протянул мишка, зевая и не закрывая пасть, когда я потянулась к его носу. Он послушно шире открыл рот, когда я этого пожелала, и громко чихнул, когда мои пальцы почесали ему нос. От громкого чиха даже на бок перевернулся, из-за чего я скатилась в листья и, естественно, была придавлена мишкой, который на меня и лапы закинул, словно обнять хотел. — Вроо!       — На медвежьем не говорю, — крутанула я головой, выбираясь из стального захвата и выползая из своего «дома» на свет божий. — Вот, черт, как солнечно-то! Хорошо, что мы в тени, да, Берри? — спросила я у тушканчика, что, сидя у моей ноги, потирал мордочку, словно умывался.       Мне бы тоже не помешало, во рту словно кошки нагадили. Хмыкнув, я снова забралась обратно, слегка приподнимая руку, когда подо мной пронеслось пушистое нечто, что ходило за мной попятам. Вот даже интересно, что за инстинкт заставляет их ходить за мной. Почему за мной пошёл Берри? Потому что я нечто новое для него? Так инстинкты по любому должны отталкивать его от меня, опасность и всё такое! А он со мной носится, словно привязан. С другой стороны, может, он посчитал, что я его шанс на выживание. Или же он ждёт, когда я соберу еду, и у него будет возможность её украсть. Или когда я добуду и для него еду. Я ведь с ним вчера поделилась ягодами, которые нашла. С ягодами, конечно, та ещё история, учитывая, сколько я ждала, когда к этим красным ягодам хоть какой-нибудь зверь прикоснется. Ставить эксперимент на Берри не хотелось, потому что он стал первым моим другом на этом богом забытом острове. Зато запас воды и еды есть, ещё теперь я знаю, что красные ягоды можно есть (они по вкусу напоминают почему-то слегка соленый арбуз), а зелёные лучше обходить стороной и не потому, что они не созрели, просто они ядовитые. Кожица, во всяком случае, ядовита.       Вытащив из рюкзака бутылку с водой, я сделала пару глотков, радуясь, что заглушила странный привкус во рту.       — Я тебя Неваляшкой звать буду, — задумчиво сказала я, наблюдая за тем, как медведь пытается подняться, но у него не получается. Только с одного бока на другой бок перекатывается. — Будешь Неваляшкой? — спросила, хотя прекрасно понимала, что это бесполезно, всё равно так звать буду.       У меня отвратительная память на имена. По лицам я ещё могу вспомнить людей, но имена самое страшное, что только можно найти. В общем-то, я по этому поводу особо и не гружусь, хотя много забавных случаев было. Например, Элис изначально звали совершенно не так, ее имя Прим, но в голове у меня почему-то щелкнуло что-то, и звать я ее стала так, а там и остальные привыкли. Вроде бы девушке и самой нравилось. Я хмыкнула. Единственный, кому не нравилось придуманное имя — это Бони, но ей просто не нравился фильм «Бони и Клайд».       Моя маленькая семья, интересно, как они? Наверняка ведь волнуются за меня. Беспокоятся. Надеюсь, что Элис следит за тем, что они едят. Я нахмурилась. Я, конечно, тоже иногда грешна и кушаю пищу, которая заваривается за пять минут, но я не злоупотребляю этим, как ребята. Им волю дай, и будут жить на этом. Надеюсь, что с ними все хорошо и Юстасс…       «Дерзишь, Энн».       Холодный и равнодушный голос заставил меня задрожать и рухнуть в листья, уткнувшись лбом в импровизированный пол. Юстасс! Как я могла забыть?! Он же… чёрт, я же вроде… убила его. Или это была не я? Чёрт, как я могла так просто забыть о том, что случилось? О том, что я убила того, кто убил Сая? Сай… тоже мертв?       «Ничего личного, Энн! Он мне даже нравился, но если бы я не убил его, то убили бы меня».       Перед глазами появилась картинка, как Юстасс слабо улыбается, пожимая плечами и слегка покачиваясь на пятках, пока я стою напротив него, ощущая, как пистолет упирается мне в лоб. И всё, что было в голове, это бледное и худое лицо человека, который мне дорог. Секунды, когда я обнимала его, прежде чем его сожгли. Потому что… Сай так хотел. Он хотел, чтобы его сожгли. И мы сожгли его, после высыпав пепел в море, к которому он так стремился.       «Я сожалею, Энн», — раздался едкий голос из воспоминаний, заставивший меня заскулить и отчаянно вцепиться в чёрный мех зверя, который поднырнул под меня, обеспокоенный переменами во мне.       «Сожалеть — это ОЧЕНЬ мало, Юстасс», — этот голос был моим, до чего же он был мёртвым и ледяным, до костей пробирало.       Воспоминания кружились в голове, словно снежинки во время метели. Они были пылью, которая поднимается и слишком медленно оседает. Осадок. Я всё никак не могла прийти в себя, срывая горло и не в силах сдержать слёз. Берри и Неваляшка послушно сидели рядом и словно плакали вместе со мной. Оплакивали семью, которую я убила.       В той машине нас было трое. Элис, я и Кирк. И я их убила.

Полдень.

      — Ты ведь понимаешь, что рыбу так не поймаешь? — в который раз спросила я у медведя, который с раскрытой пастью стоял по грудь в воде. — Поверь мне, как неопытному охотнику, но который общался с… опытным охотником. Для того, чтобы поймать рыбу, нужно охотиться, в частности, уметь ставить ловушки. Силки. Или силки — для птиц? — я сделала вид, что задумалась, хотя сама сейчас вообще была мыслями в другой части своих воспоминаний. Никак не могла отбросить мысль, что убила большую часть своей семьи.       Я ведь была атаманом. На мне была защита семьи, которая выполняла всё, что я просила. Хорош атаман, раз среди его людей предатель появился. Значит, недоглядела, а мне по статусу положено было за всеми следить и всё подмечать, мы же именно так и выживаем. Просто следим за всем, что происходит в мире и вокруг нас. Чёрт, стыдно-то как! Мало того, что я за десятью людьми не проследила, так ещё и половину угробила из-за глупости. Самым первым погиб Сай, моя правая рука. Стойкий солдатик, он боролся за свою жизнь, лежа на операционном столе, десять часов. Но не справился. После погибла Маринетт, тоже по дурости сиганула, куда не следовало. Был человек — и нет человека. Юстасса я за своего не считаю, но он тоже был одним из нас. Без него нас стало семь. После авария и погибли Элис, Кирк и я. Осталась Бони, Джек, Вайпер и Коннол. Чёрт, и все они не приспособлены для жизни в одиночку. Я была для них… всем. Не то, чтобы у меня большое самомнение, но каждого из них, можно сказать, лично вырастила. И забрала из мест, в которых побывать никто бы не захотел.       — Эй, горе охотник, ты стоишь рядом с моей ловушкой, кыш отсюда, — погрозив медведю пальцем, я неопределенно хмыкнула. Большой лист, который я держала над головой, может, и защищал меня от солнечных лучей, но жарко все равно было. Не люблю слишком сильную жару, предпочитаю холод. — Давай-давай, я с тобой потом поделюсь, — я криво усмехнулась, когда медведь, точно хулиган, которого поймали и отругали, выбрался на берег.       Хмыкнув, я поднялась, подходя ближе к воде и заглядывая в нее. Интересно же, черт возьми, попадется ли хоть одна рыбка! Я не сильна в плетенных ловушках, поэтому очень много сил было потрачено на её изготовление. Но это, должна сказать, удивительно, как можно сделать себе кормушку из гибких прутьев и пары веревок. Впрочем, в моем случае стеблей. Даже не ожидала, что так хорошо получится, но результат на лицо. Ловушка пропускала воду и воспринималась рыбками, как мусор, и они заплывали в нее, а выбраться не могли.       Дернув за веревку, я потащила свое сооружение на берег, не решаясь заходить в воду. Интересно, я такой бывалый охотник или это подачка от Всевышнего? Слишком много рыбы. Положив огромный лист на песок, я вывалила на него всё, что было в моей ловушке, формой напоминающей капсулу, состоящую из прутьев.       — Выбирай, — со смешком сказала я, по очереди демонстрируя каждую рыбину барибалу. В зависимости от того, как он реагировал, я либо кидала рыбу обратно в море, либо в плетенную корзинку. — Странная здесь рыба, должна тебе сказать, — проворчала я, разглядывая странное трехглазое существо, которое с таким восторгом и удовольствием жевал барибал. А одна и вовсе была аномально-ядерного цвета! Я бы к такой рыбе не притронулась даже! Чёрт, они все странные, я таких рыб никогда не видела. Убедившись, что мой товарищ накормлен, я отпустила то количество рыбы, которое просто не смогла бы съесть. Не стоит быть жадиной.       Хмыкнув, я перекинула ловушку через плечо, ощущая, как ткань футболки пропитывается соленой водой. Неприятно.       — Пойдём, хочешь кушать — умей ловить и готовить «кушать», — усмехнулась я, позволяя медведю поднырнуть под меня и, переваливаясь с лапы на лапу, понести в сторону лагеря, в котором сейчас находился Берри. Этот тушканчик отказался идти к берегу, более того запаниковал и сбежал обратно. Хотя, Неваляшка тоже с особой осторожностью выходил на берег, при каждом шаге замирая и оглядываясь. Даже думать не хочу, что же их обоих так пугает.       Чёртово воображение услужливо подкинуло картинку зубастой морды, выглядывающей из воды. Прямо какой-то динозавр с длинной шеей и мощными плавниками, способными одним лишь движением переворачивать судна и топить их. А острые клыки с легкостью измельчают людей, стоит морскому чудовищу этого захотеть. Кажется, я больше в воду ни ногой… Если странные рыбы есть, значит, и странные дикие животные там тоже. Думаю, если смогу построить плот, то будет большой удачей встретить простую акулу.       — Ага, плот, — саркастично протянула я, скормив ещё рыбку медведю. — Вряд ли я хочу болтаться в море на маленьком плотике, я ведь даже не знаю, куда плыть. И ещё вопрос, доплыву ли я хоть куда-нибудь.       Добравшись до лагеря и скинув на землю свою ловушку, я потянулась. Чуток устала, а ещё немного схожу с ума. Интересно, сколько дней мне осталось до того, как я всерьез начну звонить по камням кому-нибудь? «Без обид, Бак, но ты явно был неадекват, ибо твоей женой был ананас».       — Ох, а я ведь на полном серьёзе сейчас разговариваю с вами, даже считаю, что вы меня понимаете, — я покачала головой, разделывая рыбу на большом синеватом листе. Я не мастер по разделке рыбы, даже готовка вызывает вопросы, но… чёрт, нормально ли то, что её внутренности как-то обесцвечены?.. Не знаю, странный цвет. Я уставилась на барибала, который сидел возле дерева, копая одной лапой ямку и поглядывая в мою сторону с интересом. — Впрочем, у неё и чешуя странного цвета, чего это я?       Самым тяжелым для меня было разведение огня. Если я ещё смогла сложить костер, то остальное… было для меня чем-то вроде магии. Уже жалею, что никто из моих ребят не курил. Я их так гоняла, так что откуда же взяться спичкам или зажигалке? И это были двойные стандартны, потому что сама я курила. Иногда, под шумок, когда никто не видит. Это замечал только Сай, он вообще был наблюдательным парнем.       Опустив голову ниже, я уже была готова молиться, когда раздувала слабенький огонек из-за трения палки о палку. Как же здесь не хватает спичек… или человека-спички. Я тихо хмыкнула, представив себе типичного героя какой-нибудь японской мультяшки, который может управлять огнем. Вот уж кто точно не пропадет! Огонь помогает выживать: огонь отпугивает животных, на огне готовится еда, огонь согревает.       «Всему можно научиться», — подумала я, откусывая кусочек от рыбы и удивленно выгибая бровь дугой. Она съедобная! По вкусу, конечно, похожа на курицу немного, но это даже лучше, мясо-то я люблю больше, чем рыбу! Но соли явно не хватало. Надо будет в другой раз сходить к соленой воде и добыть кристаллы соли. Все же соль нашему организму также необходима, как еда и вода.       Хорошенько так набив себе брюшко, удобно устроилась на земле, размышляя о том, что мне нужно себе соорудить что-то вроде скамеечки. В общем, что-то, на чём можно сидеть, не очень удобно на холодном-то. Можно почки застудить.       Скормив барибалу всё, что я не смогла доесть, я вернулась в свой дом, туже затягивая волосы и доставая из рюкзака толстый ежедневник и ручку, которые не пострадали лишь из-за того, что были завернуты в пакет. Слегка подвинувшись, я дождалась, когда любопытный мишка залезет рядом со мной и уляжется, наблюдая за тем, что я делаю. Тушканчик же сейчас прыгал на моей спине, радостно что-то пища.       «Первое правило выживания на необитаемом острове: записывай всё, что с тобой происходит, если есть возможность», — подумала я и нарисовала цифру «1» на самой первой странице. Даром писателя я была обделена, если честно, поэтому у меня возникли трудности.       — Но это же необходимо, да? — тихо пробормотала я, ручкой рисуя внизу рыбу. Уж что, а рисовать я умела, так что с этим трудностей не будет. Я подробно изобразила трехглазую рыбу и улыбнулась, разглядывая свое творение. Казалось, что рыбка сейчас возьмет и поплывет. Теперь можно было приступить и к основной части.       

«На случай, если это найдут, то пусть знают, как звали стойкого солдатика, который сражался за свою жизнь в этом почти Аду! Меня зовут Энн, просто Энн. Впрочем, вряд ли кто-то знает простую «Энн», многим я известна как Тень, но этим людям редко когда удавалось уйти целыми. Надеюсь, что и к вам она не придёт, весьма своеобразная баба. Мне исполнилось девятнадцать лет, ну, во всяком случае, должно было. Кто знает, в какое мистическое место меня занесло, может, я в Бермудском треугольнике! Думаю, что это было бы забавно и многое бы объяснило. Во всяком случае, точно бы объяснило, почему здесь нет следов человека. Никто просто не доплывал. Хотя тут же возникает вопрос, как я сюда доплыла?»

      Немного подумав, я порывисто вздохнула. Да, что-то не особо у меня получается. Слишком много лишних слов, но, если это место найдут, когда меня уже не будет, то я хочу, чтобы мои кости (или то, что останется) похоронили, и могила не была безымянной. Хочу обрести покой после смерти. Я не суеверная, просто…       «Просто слишком много шуток было отпущено Саем», — я испуганно зажмурилась, стараясь не вспоминать все дикие истории, которые рассказывал мой дорогой человек. Чёрт, это было любимое развлечение Сая — пугать меня. Пистолеты и оружие не пугают, как и смерть, а призраки — безумно! Как можно не бояться того, что невозможно убить, а? Поэтому зомби вызывают у меня такой ужас.       Я тихо хихикнула, припоминая наши споры, когда мы были в кино. На фильмы ужасов мы ходили только в том случае, если фильмы были не о зомби, а об убийцах, допустим. Или вампирах. Но если меня и удавалось затаскивать на фильм о живых мертвецах, то я всегда сидела рядом с Кирком, потому что только он мог выдержать мою стальную хватку на особо тяжелых моментах. Помню, что тогда он всегда усмехался и улыбался мне, а Элис всегда с другой стороны тихо шептала, что ей тоже безумно страшно.       Качнув головой, снова вернула свое внимание к ежедневнику. Теплые воспоминания согревали не хуже мягкого меха барибала, положившего тяжелые лапы мне на поясницу.       

«Я не знаю, как попала на этот остров. Не знаю и как буду выживать. Единственное, что я знаю точно: я очень хочу домой. Но я, опять же, совершенно не знаю, как мне туда вернуться. Впрочем, может, тут и не так уж плохо. Это странно, но животные этого острова разумны! Во всяком случае, мне так кажется. У меня даже, кажется, появилось два друга, которые не хотят меня съесть и убить, что само по себе является прогрессом. Взаимовыручка — это секрет выживания на этом острове, но я ещё не знаю, с какими трудностями мне придется здесь встретиться, прежде чем я стану здесь своей».

      И снова о семье. Всё всегда к ней сводится, да?       На самом деле, я не очень-то уверена, что хочу возвращаться домой, ведь моя жизнь там не была такой спокойной, как здесь. Да, на этом острове тяжело и страшно перед неизвестностью. Я сражаюсь за жизнь и пытаюсь выжить, но дома всё было иначе. Каждый день я выживала и защищала других, заботилась о них и чувствовала себя так, словно небо внезапно рухнуло на мои плечи и лишь я одна его тащу на себе. Много вещей было сделано ради семьи. Не самых приятных вещей, но я о них и не жалею. Жалею лишь о том, что я убила многих из своей семьи.       «Хватит сопли растирать», — поморщилась, снова опуская взгляд на ежедневник и размышляя о том, что буду делать, когда кончатся чернила. Может, мне повезет, и я смогу найти что-то другое, чем можно будет писать. Кровью?       Криво ухмыльнувшись, слегка склонила голову.       

«Я разбила лагерь в лесу, сделала себе что-то вроде дома (надеюсь, что его ближайшим штормом не снесет), наставила ловушек и стараюсь выжить. Рыба здесь очень странная, там, откуда я (я на полном серьезе собираюсь считать, что это другой мир), она совершенно другая. Есть можно не всю рыбу. Например, рыба с фиолетовой чешуей и странными рваными плавниками очень даже неплоха, как и рыба, напоминающая бревно с плавниками, и трёхглазая рыба. Стоит опасаться рыбы, которая выглядит обычно, ахах! Что касается животных, то пока я встречалась только с барибалом и странным гибридом тушканчика и белки, а ещё птицы, которые летают только над берегом. Интересно, почему? Как я заметила, никто из животных не выходит к воде. Боятся. Только вот… чего?»

      Я уже заканчивала рисовать съедобные ягоды, когда услышала громкий рев.       — Гости? — с интересом спросила я, наблюдая за тем, как Неваляшка мирно сопит рядом. Думаю, что он бы так сладко не спал, если бы это был кто-то опасный. Хотя, как я сегодня заметила, Неваляшка вообще был пофигистом. Он любил спать, и я не могла его представить, отстаивающим собственную территорию.       «Я и себя представить не могу, отстаивающей территорию», — уныло подумала я, пальцами потирая шрам на плече. Этот шрам никогда не ныл, но давал о себе знать. Поджав губы, вспомнила, как его получила. Отстаивать территорию у людей куда проще, чем у животных.       Найдя взглядом мешок, в котором лежало оружие, прикрыла глаза. Надо будет после обследовать остров, прихватив с собой пушистого огромного друга. Думаю, что смогу найти много всего интересного, лишь бы выжить после такого. Интересно, насколько придется покинуть это место, чтобы обследовать весь остров? Наверное, придется потратить несколько дней, но наверняка найду ведь что-то интересное. Других животных точно.       

«В любом случае, даже, если не вернусь домой, я собираюсь выжить. Выжить и утереть нос тому, кто меня сюда отправил. Может, у меня не получится. Может, я даже умру. Но я буду делать это с честью. Знаешь, незнакомец, я знаю, что нельзя умереть с достоинством, но с ним можно жить, с ним можно бороться за жизнь. И, если отчаянье меня накроет, если я уже буду на последнем издыхании, то я всё равно умру с улыбкой. Не важно, чем кончится эта история, я ведь прожила и так достаточно долго».

      Отложив дневник в сторону, я удобно устроилась на своем месте, положив голову на лапу барибала, который сейчас громко храпел. Никогда не была против храпа, у нас Кирк храпел даже громче. Мы с девчонками постоянно смеялись, потому что было сложно заснуть. А ещё храпел Сай. И, когда Кирк смолкал, то начинал храпеть Сай, чтобы после передать палочку эстафеты Джеку, а в конце всем посоревноваться в том, кто громче это делает.       Какие же были веселые времена. Тогда я, как никогда, ощущала себя частью семьи! Шутила с Бони, пока она перевязывала мне раны. Иногда ворчала на Маринетт за то, что она понапрасну рискует. Эта горячая девчонка никогда не отказывала себе в том, чтобы посеять хаос, за которым после пристально наблюдала. Информатором она, конечно, была очень хорошим. Ничто невозможно было узнать раньше неё, если, конечно, не являешься центром новостей. С Саем мы больше цапались за то, как правильно поступить. Я, конечно, всегда выигрывала, но иногда и он предлагал интересные вещи сделать. Он был прекрасным стратегом, лучшим из лучших. С Кирком я любила засесть в библиотеке, с ним было спокойно. Мы могли молчать часами, а в другой день шутить и весело смеяться. С Элис было всё немного сложнее, маленькая, но изящная девушка была занозой во всех возможных местах! Она слушалась только меня, что меня всегда заставляло смеяться, а Сая зло скрипеть зубами, так как он был главным и следил он за ней, первое время, во всяком случае. Элис… была заботливой. Она была нашим солнышком, которое согревало и светило одинаково всем, кто был рядом. Но, стоило появиться чужаку, как место ласковой лани занимал агрессивно настроенный аллигатор, уже высматривающий жертву.       Я сдавленно хмыкнула, позволяя барибалу притянуть меня к себе. Почему-то сейчас подумала, что Элис иногда могла дать фору Саю, когда продумывала свои издевательства над чужаком. Чёрт, иногда даже мне становилось страшно, когда я наблюдала за тем, как люди постепенно испаряются рядом с нами.       Пробормотав тихое: «Спокойной ночи» и притянув к себе Берри, что нырнул под руку, сматываясь клубочком под боком, я постаралась погрузиться в сон. Завтра будет тяжелый и явно безумно трудный день, который мне нужно будет ещё пережить.
Отношение автора к критике:
Приветствую критику только в мягкой форме, вы можете указывать на недостатки, но повежливее.
Реклама: