Совершенно другая история 254

Ягиха автор
Реклама:
Гет — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчиной и женщиной
One Piece

Пэйринг и персонажи:
Портгас Д. Эйс/Энн, Тэтч, Эдвард Ньюгейт, Марко, Виста, Харута, Изо, Джоз
Рейтинг:
R
Размер:
планируется Макси, написано 75 страниц, 6 частей
Статус:
в процессе
Метки: AU Hurt/Comfort Ангст Дружба Насилие Нецензурная лексика ОЖП ОМП ООС Повествование от первого лица Попаданчество Романтика Смерть второстепенных персонажей Экшн Показать спойлеры

Награды от читателей:
 
Описание:
Попасть в другой мир? Легко! Выжить на странном острове, где вокруг тебя лишь животные? Запросто! Найти себе друга в лице странного существа? Ничего страшного! Встретить полный абзац в лице своего клона, очень настойчивого клона? А вот это уже странно, впрочем, мы и не с таким боролись. Правда, теперь у меня возникает вопрос, как мне выживать на корабле пиратов, не понимая языка, на котором они говорят? И почему они все так странно на меня реагируют? Выясним, я же теперь чертов пират-пришелец!..

Посвящение:
Эйсу.
Двойнику Эйса, который влипает в странные ситуации и находит из них выход!
Бете, которая терпит меня. Спасибо тебе большое .3
Читателям. И особенная благодарность тем, кто исправляет опечатки с помощью ПБ!

Публикация на других ресурсах:
Разрешено копирование текста с указанием автора/переводчика и ссылки на исходную публикацию

Примечания автора:
Обложки, сделанные автором с помощью одного крутого сайте:
1. https://pp.userapi.com/c852036/v852036049/67de6/U6jW68RHhGE.jpg
2. https://pp.userapi.com/c844616/v844616493/14e6b5/S6F7rPAorTs.jpg
3. https://pp.userapi.com/c849520/v849520962/d831f/ILAMwNw2reE.jpg

Просьба: **не добавляйте меня в избранные авторы**, если не собираетесь читать.

Главы по возможности будут выходить через каждые 10 дней в 18:00. Не секрет, что иногда будут задержки — у меня есть причины, и мне всегда стыдно перед вами за это.

Что касается арта ГГ, то это единственные, что меня устроили из всех артов, которые я пересмотрела: 1. http://i7.beon.ru/12/18/2741812/83/126868083/d47509468f72852c6efd68963810b6b3.png.
2. https://pp.userapi.com/c845120/v845120478/a540b/9oRjV9ZMTo4.jpg.

Знаю, просили, чтобы без длинных волос и большой груди, но... на всех артах она такая, да и у всех ГГ анимешки большая грудь, зачем огорчать нашу Энн? :) Обещаю, что каждый второй не будет на нее пялиться :)

>18.06.2018.
+ 100. Ребят, я вас обожаю! *-*

Работа написана по заявке:

Глава третья. Смело идя тропами хищников

30 декабря 2018, 18:00

Если хочешь пыточных в голове — не в моей!..

      — Три дня прошло, ох…       Казалось бы, не так уж и много! Всего три, как много может произойти за этот короткий промежуток времени? Немного, ответите вы. А я вот по опыту знаю, что даже одна секунда может повернуть ход истории в другую сторону, так что для меня три дня были существенным сроком. А сейчас, когда я нахожусь на необитаемом острове, эти дни растянулись, словно резина, и казалось, что прошло около двух лет. Или месяцев, ладно.       Но, если коротко ввести в курс дела, то картина получается следующей: во-первых, остров я так и не обошла. Мне пришлось капитально заняться лагерем, однако теперь мои условия проживания улучшились. Значительно. У меня теперь появилось три самодельных лавочки (с этим пришлось повозиться), туалет (ещё больше мороки), а также бочка с водой. Вот здесь-то самое интересное. Откуда у меня бочка? Это одна из тех историй, которым сложно поверить. Её прибило к моему берегу! И, чёрт меня подери, это была бочка с вином! Вот у нас разгуляй был, веселилась я, как никогда, даже забыв о том, что алкоголь не жалую в обычные дни. Ох, мы с Неваляшкой и Берри выдули бочку за пару дней, но зато теперь там у нас вода. Много воды, так как снова прошёл дождь, который как раз-таки и спутал нам карты. Не хотелось по скользкой глине исследовать остров.       Во-вторых, я таки увидела ещё животных! Мои чёртовы ловушки стали правильно работать. В итоге я смогла поймать пару птиц с мощными крыльями и невероятно большими головами, на которых перья топорщились так, что головы их напоминали одуванчики с клювами и большими глазами навыкате. На вкус они, как оленье мясо, но оно того стоило. А ещё я встретила хищников. Волков, если конкретнее. Если ещё конкретнее, то волчонка. На размер этого дикого существа я никак не отреагировала, потому что поняла, что здесь всё аномальное. На самом деле, волчонок был даже милым, пока не выпускал когти! Но вот, когда за ним прибежала мамаша, мне было уже не до смеха, потому что она меня загнала на высокое дерево и заставила там сидеть очень долгое время, поджимая под себя ноги и умоляя всех богов, чтобы мне не отхватили ногу до самого бедра. И ведь эта тварь с умными глазами и невероятными зубами понимала, что рано или поздно я спущусь, поэтому чуть лагерь под деревом не разбила. И если волчонок просто хотел со мной поиграть, то его мамаша явно хотела поиграть с моими костями, которые — о, слава богу! — спас барибал. Медведю даже не пришлось рычать, он просто поднялся на задние лапы, продемонстрировав свой внушительный размер, против которого у волчицы в одиночку и шанса не было, тем более с детёнышем. Чего уж там, я себя рядом с Неваляшкой чувствовала, как Сацуки рядом с Тоторо из замечательного детского мультика! Честно, даже не удивилась, когда волчица, прикинув что-то себе в уме, схватила в зубы детеныша и ушла, но перед этим взглядом пообещав, что сравняет меня с землёй, когда вернется. Удивительно, но барибал тоже поглядел на меня строго и недовольно. Взбесился, что я далеко ушла, впрочем, я себя тоже поругала и словами похлеще, чем он себе мог вообразить.       В-третьих, я разнюхала всё, что было вокруг лагеря. К несчастью, далеко мне зайти не дали надзиратель в лице барибала и предатель в лице Берри, который громким криком оповещал всю округу, когда я переступала невидимую черту, проведённую медведем. Ладно, зато в округе я была точно уверена в том, какие ягоды ядовитые, а какие нет; куда можно заходить, а какая тропинка приведет к проблемам (вот тут-то и появлялся барибал, который, как и волчица волчонка, хватал меня за шиворот и в зубах тащил обратно). Ещё я узнала, что где-то в лесу есть озеро, его я зацепила краем глаза. Причём, судя по звукам, с водопадом, но мне туда дойти в одиночку не дал мой пушистый надсмотрщик. Да и поздно тогда было, я бы не рискнула сама туда со своим интересом чапать. Но самое приятное, что я узнала: огромный зелёно-синий лист достаточно крепкий, чтобы его можно было сшить и запихать внутрь мягкие перья птицы-одуванчика. Короче, у меня теперь была очень мягкая подушка, на которую я клала голову, всё ещё слегка волнуясь, что она порвется подо мной. Но она не рвалась, так что я подумала о том, чтобы ещё пару штук себе сделать.       — Выдвигаемся через десять минут, — сообщила я напарникам, ухмыляясь. Сейчас я собирала всё необходимое, что мне понадобится в походе. В основном я брала оружие и провиант на пару дней, так как не знала, сколько времени я убью на эту экскурсию по лесу. Неваляшка, кстати, тоже готовился, он вылизывал себе лапы и извалялся в земле, видимо, для того, чтобы в момент опасности притвориться горкой. Не знаю. Самый спокойный из нас был Берри, который свесился с ветки, держась за неё задними лапами и раскачиваясь в разные стороны, несколько обиженно сопя. Тушканчик уже и объелся ягод, и воды обпился, а ещё ухитрился побегать от разозлённого барибала и даже получить леща от меня за то, что угодил в мою ловушку. Я их, ловушки, на всякий случай вокруг лагеря расставила, как защиту. Конечно, против гигантского хищника мне это не поможет, но предупредит о его появлении и у меня будет время на то, чтобы забраться на дерево без выступов и веток ближе к земле. Очередная своеобразная тренировка, которая показала, что я трачу непозволительно много времени на это. В общем, меня будет очень просто сожрать и переварить, за тридцать восемь секунд, которые тратятся, пока я думаю, как правильно запрыгнуть и как удержаться, но мы с барибалом ещё практикуемся, так что думаю, что со временем мне равных в этом деле не будет. Хотя я всё ещё привыкаю к тому, насколько сильно жёсткая кора ранит кожу и как после таких тренировок выкручивает мышцы на руках. Радует, что всё происходит без заноз, а то я бы просто рыдала! «А кто сказал, что будет легко?» — тихо усмехнулась я, закрывая рюкзак и оглядывая лагерь.       Прежде чем начать собирать вещи, я решила замаскировать лагерь. Дело в том, что у меня не было желания вернуться после «маленького исследования» и собирать лагерь по веточкам. Всё же я обожаю это место, оно моё произведение искусства, мой дом родной, так что его разрушение я не хочу допустить. А ещё слишком много сил я на создание этого места потратила! «Вроде бы закончила со всеми делами из списка», — потерев заднюю часть шеи, я удовлетворенно улыбнулась. Теперь и не скажешь, что здесь кто-то живёт. Во всяком случае, человек, проходивший мимо, точно бы ничего странного не заметил. Чего не могу сказать о хищниках острова с их носами, которые за версту чуют еду, поэтому-то и было решено, что еда вся будет съедена и лучше ничего в лагере не оставлять, чтобы нежелательное внимание не привлечь. Опять же: у меня нет желания собирать лагерь по веточке и камушку.       Заметив юркую чёрную тень тушканчика, я усмехнулась, склоняя голову на бок и бросая заинтересованный взгляд на барибала, а после снова на малыша.       — Берри, ты тоже с нами пойдёшь, да? — удивленно вскинула брови я, но позволила зверьку забраться себе на плечо и повиснуть там, даже придержала его, слегка помогая карабкаться. «До чего же нелепое создание», — с умилением подумала, погладив любопытную мордочку кончиками пальцев, наблюдая за тем, как тушканчик довольно щурится, подставляясь под ласку. — Любая животинка ласку любит, — захихикала я, а после ойкнула, почувствовав, как под вторую руку мне тут же сунул свою огромную голову барибал, недовольный тем, что его обделили вниманием. — Ты же мой любимый защитник, — ласково проворковала я, уже осознавая, чего именно медведь от меня хочет. Обычной порции ласковых поглаживаний и восхваляющих его силу слов. — Самый сильный мишка на острове, — вот здесь едва смогла сдержать усмешку, наблюдая за тем, как глаза зверя довольно заискрились. Чёрт возьми, совершенно всё понимает, лишь ответить мне не может!..       Закончив всех гладить и восхвалять, я огляделась. Чувствую себя потерянной немного, даже не знаю, с чего мне начать. Было бы неплохо и карту себе нарисовать, но в написании карт я вообще была не сильна. А вот парочку своих меток оставить было бы неплохо. В смысле, сделать что-то вроде предупреждающих табличек: в какую сторону озеро, в какую сторону лучше не ходить, где опасно находиться.       «Хм, озеро?..»       — Оно ближе всего к нам, если так подумать, — задумчиво протянула я, решив уже для себя всё. — Начнем с озера, Неваляшка, — ухмыльнулась я.       В прошлый раз я так и не добралась до него, а ведь это было безумно важно. Если здесь есть озеро, то получается, что у меня больше нет причин ждать с трепетом дождя и запасаться водой, думая о том, что делать, если дождя долго не будет. Ну, если, конечно, это не минеральное озеро. Черт, надо скрестить пальчики, чтобы вода была пресная. О, и да, территория хищников, не хотелось бы найти конфликт. А конфликт будет, это точно. Поэтому сейчас стоит ещё и помолиться, чтобы озеро никому не принадлежало.       Охнув, я крепко вцепилась в шерсть на загривке зверя, когда барибал в какой-то момент поднырнул под меня, из-за чего я оказалась сидящей на нём. Ух, а далеко ведь до земли! Зато на нём ехать быстрее, главное шерсть сильно не дергать, ему это не очень нравится, судя по обиженному взгляду и сопению.       — Время игр? — предложила я тушканчику, который сидел впереди меня, прижимаясь спиной к моему животу. — Какой же ты очаровашка, — хихикнула я, пощекотав зверя кончиками пальцев за ушками, а после громко расхохоталась, когда два больших глаза уставились на меня обиженно и с немой просьбой. — Тебя я тоже обожаю, — улыбнулась я, всё громче слыша журчание воды.       Хотя веселье поубавилось, когда я поняла, почему меня сюда ночью не пустили. Змеи. Их было до ужаса много. Они сплетались в разные клубки, шипели, но послушно расползались под ногами медведя. Ядовитые раскраски рептилий притягивали мой взгляд. Особенно заинтересовала огромная змея, которая свернулась клубком на чёрном камне у воды. Чёрные глаза пристально следили за нами, а рот раскрылся, демонстрируя невероятно длинные клыки, с которых капали жемчужные капли яда. Выглядело устрашающе.       «Королева этого места, — поняла я, стараясь открыто не демонстрировать страх, хотя страшно было до дрожи. — Уже хочется домой…»       Крупно вздрогнув, я с ужасом взирала на тонкую и изящную змею, свалившуюся сверху на барибала, который в ответ грозно зарычал. Запрокинув голову, я тут же пожалела, что сделала это. Змеи… они были и на деревьях. Повсюду. То, что изначально показалось мне листвой, с которой играл ветер, оказалось змеями, которые шевелились, гипнотизируя нас своими немигающими взглядами. Зелёные, ярко-рыжие, с узорами и без. Эти твари были повсюду и они… умели прятаться. Мы были окружены ими, угодили прямо в ловушку, в которой погибнем, если не сделаем что-то до того, как на нас кинутся.       — Мы пришли с миром, — тихо прошептала я, переводя взгляд на огромную змею, которая могла по праву считаться Королевой змей. Огромная змея в ответ на мои слова раскрыла капюшон и зашипела на нас, заставив всех троих вздрогнуть. Берри юркнул куда-то мне под футболку, а барибал мягко заворчал, но позволил мне продолжить говорить, признавая меня, как вожака?.. Не знаю, наверное, так. Во всяком случае, я знаю, как надо себя вести и сейчас нужно было загнать свой страх назад, включить парламентера и договориться без кровопролития. — Простите, если отвлекли вас, — ещё тише прошептала я, слегка дрожа от странного ощущения. Короткий взгляд вниз и зубы пару раз стукнули. По моей ноге ползла змея, которая уже добралась до колена, заставляя сердце стучать сильнее с каждым движением гибкого тела, обвивающегося вокруг меня.       «Дела не радужные…»       — Нам не выгодна драка, но нам выгодно сотрудничество: вы мне — я вам, соблазнительно, да? — о-хо-хо, и что мне, твою мать, им предложить? Впрочем, раз уж я начала петь, как дышать, то нельзя смолкать, это может стоить мне жизни. Слыхала я, что кобры песни любят… Может, мне удастся заставить её танцевать?       Все возможно, ибо Королева, что до этого грозно шипела, замолчала, однако на мои плечи мягко опустилась ещё одна змея. Я склонила голову, разглядывая открытую чёрную пасть и белоснежные клыки, что выделялись на её фоне. Чёрная мамба? Срочно отряд мангустов мне! Главное, чтобы она не почувствовала угрозу, а то ведь впрыснет яд и паду я смертью храбрых, бравых воинов. Чёрт, а они ведь невероятно быстро прыгают, сомневаюсь, что смогу от неё убежать, когда она так близко ко мне.       «Что предложить?.. Что предложить?..»       Действительно, что я, только появившаяся на острове, могу им предложить? Защиту? Быть может, но от кого — это тоже вопрос. С волками мне будет сложно тягаться, они же по одиночке редко охотятся. Придут стаей — и пиши, пропало! А кто на острове ещё есть — тоже ещё один хороший вопрос.       «Погоди… есть одна идея…»       — Всем нам нужна территория, не так ли? — я перевела взгляд на Королеву, стараясь больше не реагировать на то, что по мне ползает уже десяток змей, как и по барибалу, который, кажется, и не рад этому. «Мог бы тогда меня сюда не тащить», — подумала я, ногами ощущая, как напрягаются стальные мышцы под шкурой. — Вы позволяете мне пользоваться вашим озером, а взамен можете ползать до высокого древа и ближе к берегу моря. Неплохо, не так ли? Много еды у озера вы не найдете, а так ли приятно голодать? К тому же я предлагаю вам помощь в случае стычек с кем-то более крупным, чем вы. Например, волками…       Это, похоже, были правильные слова, потому что барибал подо мной неожиданно расслабился, а красивая чёрная змея, что на манер шарфика обвивала мою тонкую шейку, неожиданно решила, что хочет на землю. Змеи вокруг нас стали пропадать, теперь осталась лишь Королева, которая шевелила кончиком раздвоенного языка, пробуя воздух на вкус. Змей Бог не наградил хорошим зрением и слухом, а выживать им все равно как-то надо, поэтому у них отлично развитое чувство обоняния, которое способно им даже дать информацию о движении врага. Удивительно, однако это благодаря языку, который улавливает из воздуха отпечаток даже слабого запаха. А ещё их язык играет роль органа осязания, благодаря чему они хорошо передвигаются по местности. Просто удивительно, что они благодаря языку могут легко понять, кто и что находится неподалеку.       И мне вот интересно, как понять, что мы договорились? Соскользнув с барибала и вытряхнув из-под футболки Берри, который коготками себе чуть новый вход в моё тело не процарапал, я подошла к воде, замерев на мгновение рядом с Королевой змей, которая следила за каждым моим движением. Присев на камнях рядом с водой, я потянулась к воде, мягко касаясь её пальцами. Опустив ладонь в воду, а после вытащив руку, я поднесла её к губам, облизнув кожу.       — Пресная, — довольно хмыкнув, я повернулась к змее, которая всё ещё находилась рядом и наблюдала за мной. — И такая прозрачная, — я криво усмехнулась, разглядывая воду. Абсолютно прозрачная, даже видно, как мелкие змейки плавают по дну. Кстати, похоже, что это будет одна из причин, по которым я буду мыться здесь быстрее. Зато появился бассейн, в море-то я точно не захочу плавать, там опасно.       С Королевой мы разошлись практически «тепло», насколько это возможно. Во всяком случае, мы остались довольны друг другом. У меня появилось место, где можно плавать, а у змей теперь больше территория и пищу будет проще доставать. Хотя это довольно интересно, получается, что для каждого вида всё же свой кусочек есть на острове, и они в основном стараются границы друг друга не нарушать. Я, судя по всему, живу на территории Неваляшки, медведей. Хотя тут ещё вопрос, он единственный медведь, которого я встретила.       Может, потому он ко мне и привязался, ему просто было очень одиноко, а тут я, такая неожиданная и необычная. Чем не развлечение, а? Наблюдать за тем, кто может, как и он, ходить на двух лапах. Меньше по размеру, конечно, и шерсть в некоторых местах не растет, но что поделать-то? Кажется, ему со мной было весело, хотя иногда ему и приходилось ворчать на меня, а ещё вступаться за меня. Можно сказать, что мы… семья. Наверное. Не знаю. Надо бы подумать об этом позже, сейчас я явно была не готова, в груди неприятно кольнуло от этого короткого слова.       Проигнорировав укоризненный взгляд барибала, когда слишком сильно вцепилась в шерсть, я мягко погладила по голове Берри, который всё ещё с опаской поглядывал в сторону озера. О как испугался змей! Хотя мне они тоже не нравятся, такие… ядовитые. Без рук и ног, просто туловище и голова. Ладно, надо бы относиться к этому проще, мы же сейчас практически породнились.       — Брось, зато теперь мы можем мыться, — хмыкнула я, а после ловко увернулась от удара лапой. Громкое: «Врооо» барибала заставило птиц вспорхнуть со своих веток и разлететься, услышав хищника и испугавшись его гнева. — В море купаться опасно и ты это знаешь, — хмуро отозвалась я, правильно расшифровав взгляд, кинутый в сторону берега моря. Медведь снова заворчал, а я качнула головой. — У меня тип кожи с повышенной чувствительностью, на нее соленая вода плохо влияет, — пробормотала я тихо самой себе, разглядывая странные следы от когтей на деревьях.       А вот и территории хищников побольше змей. Странно, что я не заметила, как мы далеко ушли от места обитания ядовитого семейства.       — И что дальше? Обезьяны? — «Лишь бы не леопарды, лишь бы не волки, лишь бы не львы!..» — Кстати, Неваляшка, знаешь, на что похожа территория змей? — дождавшись, когда на меня посмотрят два любопытных тёмных глаза, я широко улыбнулась. — На женский коллектив! А? Как шутка? — но мою шутку оценил только Берри, который дергал меня за косичку, Неваляшка лишь закатил глаза, мол, и с ней я общаюсь? Глупенький, сам же меня выбрал…       Решив, что больше тем для разговоров у нас нет, я принялась запоминать дорогу и просто рассматривать то, что было вокруг. Одновременно с этим мой мозг выявлял малейшие изменения в окружающей среде. Во всяком случае, то, что стало тихо, я заметила сразу. И это было жутко. Ни криков птиц, ни рычания хищников. Полный штиль, нарушаемый лишь тихим шуршанием листвы, с которой игрался ветер. «Первый признак того, что что-то не так — тишина, особенно в лесу, где жизнь обычно кипит», — я хмыкнула, останавливаясь и вытаскивая ежедневник из сумки.       — Привал? — тихо поинтересовалась я у медведя, который оглядывался по сторонам и шумно вдыхал воздух. Чувствует что-то, подумала устало, потирая виски кончиками пальцев. Ещё одна встреча с местными жителями. — И чья территория здесь?       «Явно кого-то агрессивно настроенного», — это была моя последняя мысль, прежде чем в мою сторону кинулась чёрная тень, которую я зацепила краем глаза. Видимо, этого было достаточно, чтобы противник почувствовал опасность и решил напасть, защищая себя. Или ещё кого-то.       Барибал среагировал намного раньше меня, огромной лапой нанося удар по морде врага, оставляя глубокие раны. Чёрный волк, отпрыгнувший неожиданно назад, зарычал и ему вторили ещё несколько голосов, которые я встретила обреченным стоном, резко разворачиваясь и прижимаясь спиной к спине своего пушистого друга. Если повернуться к волкам спиной — посчитают за приглашение напасть. Впрочем, у этих ребят и без этого самое выгодное положение. Десять против троих. Я опустила взгляд на Берри. Двоих.       — На переговоры не настроены, да? — нож в моих руках оказался мгновенно, а усмешка против воли появилась на лице. Я слегка дернула головой. Правильно говорят, где один волк — там и целая стая. Социальные хищники. Они нас уже окружили и, скорее всего, у них уже праздник. «Вот ещё, так быстро не дамся!» — Кто из них вожак, Неваляшка? — тихо спросила я, а после вздрогнула, услышав громкий рык.       Ответ был очевиден. Это был он. Мощные лапы, поджарое тело и оскаленные клыки. Он не был больше остальных, выглядел обычно, но было что-то в нем непонятное, пугающее. Аура? Возможно. Волк единственный не склонил голову к земле и смотрел прямо в глаза барибала, бросая ему вызов и зная, что выиграет. Что он обязан выиграть ради стаи. И он сделает всё, чтобы выиграть.       Серьёзный противник. Шрамы на его морде говорили об опыте сражений. А то, как опасались другие и с каким почтением к нему относились, говорило о том, что он безжалостен не только к врагам, но и к тем, кто в стае. Я хмыкнула, доминирование — это одно из составляющих выживания, ничего удивительного. «Хотя, похоже, кто-то ничего не смыслит в подчинении», — краем глаза я ответила, что ко мне подбирается знакомая светлая волчица, щенка которой я совсем недавно случайно поймала. И, судя по оскаленным клыкам, она меня не очень рада видеть, но нападать сразу не спешит. Наверное, из-за рычания вожака. Или из-за рычания медведя, который продолжал взглядом давить чёрного волка.       — Мы пришли с миром, — тихо произнесла я, вдруг подумав, что что-то подобное уже говорила. И, наверное, выглядит не очень-то убедительно, учитывая наличие ножа в моей руке и теперь ещё и пистолет в другой, который я держала не очень умело. Если с расстояния не вынесу, то брюхо вспороть врагу успею точно. Конечности, конечно, возможно, лишусь, но брюхо вспорю. Сделаю себе после из костей убитого хищника мыло. — Просто изучали территорию, — тихо сказала я, выглядывая из-за барибала и смотря на вожака, который продолжал рычать. — Мы уйдём, — по глазам волка поняла, что нас так просто не отпустят. Чёрт, интересно, а вот эти шрамы у него на морде оставлены ножом? Или когтями? Слишком уж остра у него реакция на оружие в моих руках. Подсознательно или?..       Он знает, что это и какую опасность в себе несёт.       Развить данную теорию в голове мне не дал волчонок, выкатившийся на полянку прямо к моим ногам.       — Добро пожаловать на вечеринку! — сдавленно выругалась я, услышав тихое ворчание барибала в ответ. А вот щенок довольно заворчал, поднимаясь на лапки и подходя к моим кедам, в то время как остальные предупреждающе громко зарычали. Правда, белоснежная волчица смогла лишь сдавленно заскулить, пытаясь подобраться ближе за щенком, но получила по морде от медведя. А вот на вожака, сделавшего шаг к нам, я тут же направила пистолет.       «Они… сужают круг!»       — Выстрелю, и мало не покажется, — проникновенно сказала я, удивляясь, как собственный голос не сорвался на рычание от безысходности. Щенка осторожно отодвинула ногой к матери, острее ощутив, как близко черти продолжают смыкать круг. Берри на плече ощутимо задрожал, беспокоясь за свою шкурку. Хорошо хоть, что не сбежал, потому что мог. Причём мог сделать это невероятно быстро, достаточно было с моей головы перепрыгнуть на голову Неваляшки, а потом на ветку дерева. — Мы уходим, а вы… — Чёртова привычка разговаривать в подобных ситуациях!       Я громко выругалась, потому что гребанный медведь кинулся вперед, раскинув трёх волков в стороны. Мне даже не пришлось подавать сигнала, я быстро осознала, что это побег, поэтому с разбегу прыгнула к медведю на спину, который начал разгоняться до невероятной скорости. Мимо нас проносились деревья и кусты, больно пару раз мне хлестнули по телу ветки, а где-то сбоку пронеслось две стрелы, чёрная и светлая. С другой стороны раздался громкий вой, который игнорировать тоже не следовало. Слева вожак со своей самкой, с другой их стая.       «Обычная тактика у них не сработала…»       Я почти прокусила до крови нижнюю губу. Обычно волки подбираются незаметно, как можно ближе и настигают на короткой дистанции. Испуг — делает движения примитивнее, их легче просчитать. В этом основная тактика их охоты, но, когда будущий обед быстр, то ничего другого не остается, кроме тактики длительного гона. Впрочем, волки сами по себе хитрые существа и довольно изобретательны в охоте. Надо бы следить, как бы «сюрприз» не появился перед нами в виде ещё нескольких.       — Делаем ноги, да? — крикнула я, схватив Берри за хвост, когда тот соскользнул с моего плеча. Прижав зверька к животу, я хмыкнула, решив, что самое время использовать пистолет. — Сделаем невозможное, парни, — выдохнула я, ощущая, что курок оказался невероятно тугим, но выстрелить у меня всё же получилось, хоть и не сразу. И не туда, куда хотела изначально. Первый выстрел пришёлся в землю, зато прямо под лапами волчицы, которая тут же отпрыгнула в сторону и исчезла, скрываясь в густой зеленой листве. — Вали, лучше щенком займись, наглая псина, — выдохнула я.       Барибал довольно рыкнул, соглашаясь со мной. На нас напали из-за того, за что мы даже не в ответе, и с этим он тоже был не согласен. Но, к сожалению, нам не дали шанса, чтобы это недоразумение разрешить. Хотя я и не уверена, что это можно было бы решить мирно. Волки с самого начала не были настроены на переговоры.       Волки гнали нас ещё долго и я, честно говоря, уже стала даже задаваться вопросом о том, насколько быстро может бегать медведь, раз он способен обогнать целую стаю волков и держаться впереди такое длительное время, ещё и с грузом на спине в пятьдесят килограмм. Впрочем, силы медведя были не бесконечны, он начал сдавать позиции и волки, почуявшие слабость, тут же стали подбираться ближе. Вот здесь мне уже пришлось сделать ещё пару выстрелов. И ни один, конечно, в цель не попал: первая пуля застряла в стволе дерева, другая пронеслась над холкой одного из стаи.       Вожак, в которого я выстрелила совершенно случайно, целясь больше под ноги, недовольно зарычал. Вид у него был такой недовольный, что я даже выдохнула что-то вроде извинений, потому что было неловко.       «Надо будет потренироваться в меткости…»       Грозное рычание, раздавшееся от барибала, было единственным предупреждением, прежде чем я кубарем скатилась с его спины, врезавшись в дерево и тихо заскулив. Сверху меня придавил слегка медведь, который с большим трудом смог подняться и завалиться на бок рядом со мной, глубоко дыша и разглядывая потемневшими глазами волков. Чёрный вожак застыл у границы леса и теперь недовольно рычал, но ближе не подходил, лишь прошелся взад-вперед рядом с краем деревьев.       Я запрокинула голову, глубоко вдыхая воздух через нос и резко выдыхая. Мы находились у подножия горы и, похоже, что территории волков заканчивались здесь.       «Слава Богу!..»       — Обратно пойдём, сделав крюк, — тяжело выдохнула я, отползая чуть дальше и жалея, что под рукой не оказалось сигарет. После такого грех не закурить! Адреналин всё ещё заставлял сердце птицей стучать в груди, а сердце биться где-то в висках. Кажется, что я теперь смогу сама встать и побежать, на себе прихватив барибала и Берри! — Не знаю, как вы, а я останусь здесь, — пробормотала я, спиной упираясь в жесткую кору дерева и замечая, как над головой пронеслась птица. — Дай угадаю… мы на территории птиц-людоедов, да?       «Надеюсь, что нет…»       В общем, стоило нам проводить волков, как мы все поняли, что мы не готовы бежать дальше. Во всяком случае, об этом громко я сообщила Неваляшке, а он со мной согласился, развалившись на спине и позволив мне удобно устроиться у него на животе. Имеем право же отдохнуть, как следует, нас чуть не сожрала стая волков! Я где-то читала, что они заживо поедают жертву. И начинают с мягких частей: губы, глаза, язык. Хотя я не до конца уверена. Вообще о животных немного знаю. Волки меня не интересовали никогда из-за связи с собачьим видом. Ну, имею я претензии к собакам, а эти те же собаки, только дикие и более жестокие.       Вытащив из рюкзака бутылку воды, я сделала пару глотков.       — Сколько всего здесь видов животных есть? — тихо пробормотала себе под нос, тут же записав это маленькое приключение в дневник и ухмыляясь. Я планировала нарисовать карту, но не очень себе представляла, как это сделать. В итоге получился кружок, который изнутри делили линии. А в центре круга был еще круг, который являлся горой. — Наш лагерь ближе всего к берегу, дальше территория Королевы, а территория стаи тесно прилегает к нашей территории и входу на территорию змей. Получается так, — выдохнула я, жалея, что нельзя сверху осмотреть остров. Было бы круто. Ну, если бы у меня была камера и человек, который бы захотел полетать. — Хм, а ты умеешь быстро бегать, — заметила тихо я, наблюдая за тем, как медведь трется об дерево, отмечая своим запахом.       Только вот толку-то от этого, если это не наша территория? Дать знать другим, что мы здесь есть? И вот теперь интересно, они ведь заходят на территории друг друга? Вот волчица зашла на нашу, когда пыталась вернуть своего щенка. «А наказания у них за нарушение границ есть?» — я положила голову на лапу медведя, позволяя тушканчику забраться снова под мою футболку, чтобы свернуться там клубком. Если приподнять голову и попытаться посмотреть на ноги, то из-за него не получится. Словно беременная…       В голове снова неприятно кольнуло. Глупые воспоминания заставили сердце снова болезненно сжаться. Ребенок. Я ведь когда-то серьезно об этом думала, прежде чем поняла, что это не для меня. Прежде чем осознала, что я не предназначена для семьи. Прежде чем поняла, что мне не с кем её создавать. Как говорила Элис: «Жениться на мне означает жениться на всей моей семье», а мою семью мало кто сможет вынести.       Смог бы, поправила себя я. «Я же их всех прикончила…»       Оттолкнув от себя мерзкие воспоминания, я постаралась расслабиться и подумать о чем-то другом. Уже же решила, что отпущу эти воспоминания, а они всё равно раз за разом всплывают в голове. Даже подумала, что прошлое не должно тормозить будущее, но всё равно мне не хватает сил не думать о потерянном, уничтоженном, сгоревшем из-за моей неосторожности.       «Если буду думать об этом, то потеряю и то, что нашла», — снова одернула себя, наблюдая за медведем с тушканчиком. В конце концов, нужно было просто расслабиться и… плыть по течению. Получать удовольствие от охоты, драк за территорию, от того, что меня в любой момент могут убить. Обожаю это стойкое чувство адреналина, бьющего по всем чувствам и развивающим их. В такие моменты всегда кажется, что ты всё сможешь, что все тебе по плечу.       — Так, ладно, ребят, ещё пару минут, и мы исследуем гору, — сообщила я о своих планах друзьям, которые возмущенно запыхтели, даже не думая шевелиться. Ничего, растолкаю. Опыт у меня был. — Птицы, да? Интересно, какие они? — мечтательно прикрыв глаза, я нарисовала в воображение огромную сову с острыми когтями и размахом крыльев такого размера, что человеку и не снилось. Или, что было бы ещё круче, воронов! Вот уж кто воистину умное создание.       «Хотя эти им по разуму, наверное, не уступают», — я слегка пригнулась, разглядывая мелькнувшую чёрную точку в воздухе. Птицы наверняка будут не так агрессивны, как волки. Интересно, это те птицы-одуванчики, которых я пару раз ловила или другие? Иногда я слышала громкие крики, доносящиеся со стороны горы. Они не были похожи на визгливое нытье, которое издавали птицы-одуванчики.       — Вроо!       Проигнорировав ворчание медведя, я поднялась, отряхивая шорты. Удивительно, что мне хватало одежды. Ну, вернее, меня полностью устраивало, что я могу стирать одежду вечером, а утром её надевать. В шортах было удобно бегать, против футболок я тоже не возражала. Кеды. Ну, с кедами была проблемка, они долго здесь не выдержат, но босиком мне ходить даже было удобнее, только сейчас я накинула кеды, потому что по нагретым камням ногами будет тяжело ходить. Сменку я пока не трогала, хотя она ничем не отличалась от того, что на мне. Штаны, футболка, лифчик и трусики. Чёрт, надо будет всё же мне чью-то шкурку добыть. Будет зима и что мне делать? Мерзнуть что ли? Неа!       Убедившись, что сумка на плечах, а мои спутники готовы к путешествию, я повернулась в сторону горы, прикидывая, какой вид будет сверху. Не то, чтобы я собиралась лезть, но хотя бы изучить странные пещеры, которыми была изрыта гора, хотелось бы. Кто знает, что там есть. Барибал, конечно, на меня посмотрел, как на дуру, когда я озвучила свою идею, но послушно поплелся следом. Иногда такое чувство, что я маленький ребенок, который тащит уставшего отца ко всем игрушкам в магазине.       В конце концов, что может случиться?

Двумя часами позже.

      — И был ли в этом смысл? — тихо спросила я себя, крутя в пальцах длинное и невероятно красивое перо, которое нашла в гнезде.       «Никакого», — взглядом ответил мне барибал, валяясь в углу пещеры и наблюдая за мной и скаля зубы.       Что может случиться? Я ведь спросила именно это, да? В принципе, ничего такого, кроме того, что, уйдя в горы, ты можешь поскользнуться и упасть, а тебя поймают огромные птицы, которые почему-то решат, что ты птенец, которому нужна защита. Во всяком случае, это странное существо с крыльями сейчас активно меня обхаживает, обтирается и выворачивает передо мной желудок, видимо, угощая.       — Серьезно? — я осмотрела оторванную рыбью голову, глаз которой смотрел точно на меня, а после глянула на птицу, что щелкнула клювом. Качнув головой, я отодвинула кедом от себя «лакомство». От комка червей я тоже отказалась, так как это попросту были змеи. Которые теперь, кстати, оплели меня целиком и явно не спешили уползать куда-либо ещё. Ещё бы… со мной безопасно. Меня огромная летающая жуть обожает.       Причем, только эта птица. Остальные, как меня увидели, так клювом только и щёлкали недовольно, когтями царапали камни, пытаясь до меня добраться. А эта все отгоняла их, отгоняла, даже своего самца из гнезда выгнала, когда тот кинулся в мою сторону. Честно говоря, я чуть яйцо на месте не снесла… Но вроде жива, и на том спасибо. Отделалась легким испугом и парочкой царапин, да и те из-за того, что тушканчик слишком впечатлительный.       — Мамаш, мне это… домой пора, — сдавленно выдала я, а птица распахнула крылья, выпятив грудь и закрывая единственный выход из пещеры. Глаза так и скользнули по моим рукам. Ну да, перьев нет, правильно мыслит. Только вот у людей перьев не бывает. Боюсь, что у неё сердце не выдержит такой информации. — Честно, я домой хочу, у меня там туалет, озеро под боком, ресторан с живой едой, террариум, — меня, шмыгнувшую мимо, схватили за рюкзак клювом и вернули в гнездо, положив куда-то ближе к барибалу. Блин, тот даже и не думал шевелиться… эта огромная чайка и его утащить может.       И только Берри был счастлив, поедая ягоды, которые висели на веточках, что птица использовала для гнезда. Зверек себе брюшко набил сначала тем, что я предложила, теперь этим… ему лишь бы пожрать. И как нам отсюда выбраться-то? Ночью опасно спускаться, а днём она здесь чутко за всем следит. Никто не влетает и не вылетает, только самец иногда залетает, выплевывает ей в рот еду и улетает. Фу.       «А с другой стороны мило, такой заботливый…» — я стянула рюкзак, оставив его рядом с барибалом и прижавшись к его животу спиной. Пусть так. Пока надо придумать план, да и стемнеет скоро. Никакого желания по горам ползать в темноте у меня нет. И надо бы ещё о змейках позаботиться…       — Зато крыша над головой есть, а ещё кровать, — пробормотала тихо я, надеясь утешить медведя, но тот лишь заворчал. Надо его переименовать в Ворчуна, тогда хоть имя будет отражать всё содержание одним словом. — Ладно тебе, отпустит, когда наиграется, — отмахнулась я, вдруг подумав: «Лишь бы живыми».       Пока мы сидели в пещере, я активно разглядывала всё, что меня окружало и тех, кто меня окружал. В частности заинтересовалась птицей. Чем-то она была похожа на орла, такой же клюв, загнутый к кончику. Красавица редкая, я была восхищена. Мощные крылья, сильная шея, длинные лапы с острыми когтями, которыми, наверняка, и хватает жертву.       — Очаровательна, — вырвалось у меня против воли, барибал за спиной громко засопел, а вот птица тут же довольно закурлыкала. — Назову тебя Бьюти, — и, прежде, чем барибал смог меня остановить, я оказалась возле птицы, приглаживая перышки, топырящиеся на груди. Большая голова тут же склонилась ко мне, крыло, до которого я добралась, распахнулось, и я тут же стала поглаживать и его, пальцами зарываясь в мягкие перышки и тут же удивленно замирая. — Бьюти, у тебя тут что-то есть, — тихо сказала я, не ожидая ответа от молчаливой собеседницы, которая лишь требовательно дернула крылом. — Сейчас, миледи, — я осторожно зацепила инородное тело и потянула на себя. — Это… палка, — задумчиво сказала я, держа в руках веточку и бросая её за спину. Судя по рычанию, попала куда надо.       Наверное, не стоило её вытаскивать, потому что по пещере тут же прокатился крик Бьюти, которая пару раз хлопнула крыльями, толкая меня своей головой в сторону гнезда, в которое мне пришлось залезть. Барибал из угла насмешливо сверкал глазами, но близко не подходил, верно оценив свои размеры и размеры Бьюти. Я сдавленно хмыкнула, подвинувшись, позволяя птице лечь рядом. Немного подумав, я легла рядом, положив голову на руки и тут же довольно улыбнувшись, когда меня накрыли крылом. Как мамочка заботится! Ещё б была подушка, и я бы с радостью тут осталась.

«Дорогой друг, читающий этот дневник, я нашла себе нового друга. Дала ей имя Бьюти, потому что она красавица. Кстати, это орлекрыл (Почему бы не начать давать названия этим странным видам животных, возложу на себя эту миссию!), они намного больше медведя, очень сильные и могут долго держаться в воздухе. Ещё они верные! Ты бы видел, как за Бьюти ухаживает её самец, это очень трогательно. А Бьюти ухаживает за мной. Наверное, орлекрылам просто необходимо заботиться о ком-то или же они понимают, что можно выжить лишь помогая друг другу. Я говорила, что Бьюти приняла меня за птенца? Ну, своего птенца. Она меня пытается кормить (И недоумевает, почему я такая привереда и не ем червей из её рта), не отпускает из пещеры, старается далеко от меня не уходить, а ещё греет своим теплом. И все бы хорошо, но мне на месте не сидится, поэтому я жду, когда она заснет, а мы сможем свалить, думаю, что в этом мне поможет её муж, который явно ревнует!»

      Закончив царапать ручкой по бумаге, я убрала ежедневник в рюкзак и тихо зевнула. Рядом уже слышалось тихое сопение, а птица, убрав голову под другое крыло, явно спала. В общем-то, я тоже собиралась вздремнуть, а рано утром, когда солнце только-только покажется из-за горизонта, осветив своими слабыми лучами замерзшую землю, хотела сделать ноги отсюда. Ночью по горам опасно ходить, можно случайно упасть. Нет желания соскребать себя с земли.       Тихо вздохнув, я приподнялась на локтях, смотря в сторону барибала, что недовольно сопел, осторожно и тихо подбираясь ближе к гнезду, где я лежала. Тихо усмехнувшись, я вытянула руку, положив её на влажный нос медведя, запястья тут же коснулся влажный язык. Понятно, что хочет. Я теснее придвинулась к боку птицы, позволяя мишке забраться и лечь рядом. В тесноте да не в обиде, да?       Над ухом снова тихо заворчали, а после тяжелая голова упала на мой живот, заставив застонать от тяжести. Вот это он вдарил! Ужас, какой тяжёлый!       — Позже, — фыркнула я, оттолкнув морду барибала. У него изо рта не цветочками пахнет, чёрт, надо бы изобрести здесь что-то вроде щетки для зубов, а то совсем дела мои плохи. Наверняка пахнет изо рта так же, как и у него. Но я хотя бы рыбу готовую ем, а не сырую, и пережёвываю, так что нечему гнить, застряв между зубами. Гадость. — Всё утром, окей?       И вот так вот мы и заснули, прижимаясь друг к другу. Но я даже не была против. Здорово, когда рядом есть кто-то, чувствуешь себя защищённым, даже если снятся кошмары.       Кошмары.       Они мне часто снятся. И содержание всегда одно: я плаваю в тёмном вареве пустоты в полном одиночестве. А руки у меня по локоть в крови, как и я сама. В какой-то момент я понимаю, что тёплая жидкость, в которой я нахожусь, это кровь. И… я начинаю захлебываться, тянуться вверх, плыть туда, а перед глазами такая темнота, что становится страшно. Ещё страшнее, когда чужие руки хватают за лодыжки и не дают плыть вверх, тянут меня вниз и мне больно, больно, больно.       Иногда я могу выбраться из темноты, обратившись к свету. Тогда мне кажется, что там меня кто-то ждёт, мелодично смеется и тянет родные руки к моему лицу, нежно убирая прилипшие ко лбу пряди. Мне обещают счастье, радость.       Иногда же я сознательно остаюсь во тьме, наказывая себя. И тогда громкий мужской хохот сопровождает меня, когда я погружаюсь во тьму.       Но этой ночью всё было иначе. В этом сне не было ничего того, что было в других. И я была в довольно странном месте, на палубе неизвестного мне корабля с разорванными чёрными парусами. Он был практически разрушен, и я поражалась тому, как он ещё способен держаться на плаву. Тихо вздохнув, я замерла. Вторая мачта была выдернута с корнем и обломки досок казались мне клыкастой разинутой пастью. Это все чертовски странно…       — Пришла-таки, — раздался грубый мужской голос рядом. Я вздрогнула, резко повернувшись в сторону говорившего человека, и столкнувшись взглядом с самыми синими глазами в мире. Глазами, словно сам океан подарил свою синеву им. Незнакомец сидел на палубе, скучающе разглядывая пиалу с саке в своих руках. «Саке? Так странно, откуда я знаю, что это саке?» — А что это может быть ещё?       — Не знаю, мистер…       — Знаешь, — хохотнул мужчина, качнув головой и похлопав рядом с собой ладонью. — Мистер, — повторил он. Кажется, его это забавляет.       Это странно, но для меня было так правильно сесть рядом с ним, приняв из его рук бутылку с саке и точно такую же красную пиалу. Никогда не ощущала такое острое желание выпить, как сейчас. Ещё больше удивило стойкое ощущение реальности происходящего. Словно всё, что происходит здесь и сейчас, реальность.       — Я друга потерял, — тихо сказал мне незнакомец, печально смотря перед собой и видя то, чего не видела я.       — Соболезную, — тихий ответ и горечь на губах. До чего же странный сон, совершенно непонятный. Может, он олицетворяет то, что меня мучает? Тогда почему сейчас? Именно сейчас. Только осознала? Так нет, я давно поняла, что натворила. Все такое странное и непонятное.       — Лет двадцать назад, — добавил мужчина, а я послушно наполнила его пиалу саке, слабо улыбаясь. Хотя сама прекрасно понимала, что для потери родственной души нет времени, это всегда больно. Сейчас, спустя двадцать лет или сто. Всегда, черт возьми!.. — Согласен с тобой.       «До чего же странный сон…»       — Я хотел сказать тебе кое-что, чтобы ты не чувствовала себя одиноко, — залпом выпив содержимое пиалы, чтобы после протянуть ее мне. — Воды Гранд Лайн непредсказуемы и порой жестоки, дитя моря, но в любом его уголке ты найдешь приют и понимание, если попросишь.       — Не совсем понимаю, что вы…       — Потом поймешь, главное, чтобы не поздно, — отмахнулся от меня мужчина, продолжая хлебать саке. — Никто никогда не понимает сразу, дождись момента, а потом разгадай загадку…       И вот так мы с ним просидели. Он мне рассказывал о том, как сопровождал своего друга в его путешествии. Рассказывал о неистовых сражениях, пылкой любви и о человеке, которого потерял. Рассказывал о том, как его друг любил приключения, как он был опасен в бою и как робок был с женщиной, которую любил.       — Знаешь, иногда я проклинал своего друга, — мужчина с веселой усмешкой отсалютовал чему-то в кромешной тьме, притаившейся за пределами палубы корабля. — А иногда я сокрушался, что такой человек пал.       Я понимающе улыбнулась, а после послушно склонилась, когда мужчина поманил меня пальцем, воровато перед этим оглядевшись. На ухо мне тихо шепнули, что этот друг был болен, поэтому он добровольно взошел на плаху.       — А та женщина? — я уставилась на мужчину, ощущая жалость к той несчастной, которая потеряла любимого. — Он любил её?       — Любил, конечно! Также сильно, как и бороздить моря…       Кажется, мы оба прекрасно понимали, что он не любил бороздить моря, он жил этим, дышал приключениями, был от них зависим…       — Вот именно, — усмехнулся незнакомец, наблюдая за тем, как я осушаю свою пиалу, морщась и отставляя её подальше. — Хотя это не объясняет, почему он бросил всё и сдался. Впрочем, его мысли никто не мог понять, но я знаю, что он позаботился и о своей жене, и о своём сыне..       Сын. Я прикрыла глаза, прекрасно понимая, как себя будет чувствовать ребенок, которого будут проклинать лишь из-за того, чья кровь будет течь в его жилах. Так обычно и бывает. Надеюсь, что для сына этого человека всё образуется, и он найдет покой и счастье в мире, который приносил столько радости его отцу.       — А как… как звали вашего друга? — я в нетерпении заерзала, истории о приключениях мне безумно нравились. Столько было сказано и рассказано, что я начала чувствовать связь с тем мужчиной, который совершил столько потрясающих вещей. Словно он и мой друг тоже. Какое же необычное и странное чувство…       — Гол Д. Роджер, — мужчина, сидящий передо мной, неожиданно хохотнул, а после и вовсе рассмеялся до слез. — Воля Д — самая забавная вещь в мире… Знаешь, а ведь в мире сейчас есть один сорвиголова, который так похож на него.       — Полагаю, вы чувствуете ностальгию, глядя на этого человека.       Но ответа я так и не получила, потому что буквально провалилась под палубу. До меня донесся лишь смех и последние слова моего странного собеседника: «Воды Гранд Лайн непредсказуемы, дитя, но они не откажут тебе в помощи, если ты попросишь!»       «Только о чем я могу попросить? И что за Гранд Лайн, черт возьми? И что за воля Д?»       Резко открыв глаза, я подпрыгнула на месте, резко наклоняясь вперед и обхватывая голову руками. Я была вся мокрая от пота. В пещере было очень жарко, хотя, скорее всего, все дело в том, что один барибал на меня навалился своей огромной тушей, а с другой стороны пристроилась птица. Вот и объяснение, почему мне было так тяжело и жарко.       «Вот же моя безумная фантазия, снова сделала своё коварное дело, придумав какого-то странного персонажа», — тихо усмехнулась я, ладонью разминая заднюю сторону шеи и слегка хрустя ей.       — Проснись, толстопузик, — я толкнула ногой барибала в бок и тут же зажала его пасть руками, чтобы он слишком громко не зарычал. — Бьюти разбудишь, — шикнула я на него, бросая взгляд на птицу, которая свернулась в своем уголке и сейчас ни на что не реагировала. Накинув рюкзак на плечи, я проверила, что Берри со мной, а после медленно пошла к краю пещеры.       «Чёрт, а высоковато», — я сдавленно хмыкнула, ощущая, что коленки слегка начали подрагивать. И как мне спуститься? Нет, другой вопрос: как нам всем спуститься? Если у меня ещё есть шанс, то у барибала его вообще нет, он самый тяжёлый и неповоротливый из нас, вряд ли ему удастся «спуститься», а не «скатиться» по склону вниз. Птички неплохо так забрались, даже слов нет!       — В принципе, здесь даже неплохо, — доверчиво заглянув в глаза медведя, я понадеялась, что там увижу… понимание? Да, хотя бы так. Но барибал был безжалостным и лишь кивнул мне головой в сторону земли, мол, туда так смотри. — Как ты себе представляешь спуск, а? Я вот не вижу вариантов для тебя, ты…       Стоило отвернуться на мгновение, а медведя уже не было. Удивленно моргнув, повернула голову назад, но и в пещере его не было, значит, он… Прямо почувствовала, как побледнела, опустившись на корточки у краю пещеры и разглядывая медведя, что вонзил острые когти в камень и таким образом спускался вниз. «Ну, признаю, так это даже нормально выглядит», — пожала плечами я. Одной проблемой меньше, но как мне-то спуститься? Пожалуй, всё это усложнял тот факт, что я боюсь высоты. Вернее то, что я без страховки. Хотя, наверное, даже будь у меня страховка, я бы всё равно боялась и даже бы не сунулась к краю пещеры. Себя я успокаивала тем, что я не пугливая, а просто здравомыслящий человек, который не хочет соскребать свои остатки с земли.       «Мне срочно нужна гигантская птица вроде этой, чтобы уйти», — подумала я, разглядывая чёрную птицу, что зависла в небе, приближаясь к нашей пещере.       — Неваляшка, давай сюда, живо, — недовольно бросила я, радуясь, что медведь не спустился достаточно далеко, чтобы не успеть забраться обратно. Он громко зафырчал, но так и не двинулся, видимо, подумав, что я просто боюсь, что, кстати, было так. — Сюда направляется орлекрыл, как и Бьюти, — пояснила я, заметив его удивление.       И, судя по тому, с какой скоростью он сюда ломанулся, явно не за тем, чтобы поинтересоваться как у нас дела. Скорее всего, мы будем первыми, на кого он накинется. Я недовольно цыкнула, совершенно не зная, что делать. В воздухе у него преимущество, так что с моими убогими навыками снайпера пытаться его сбить просто глупо и смешно, а ещё пустая трата пуль. Лучше придумать что-то ещё. Например, разбудить Бьюти? «Нет, слишком высока вероятность, что слежка за нами усилится», — подумала я, осознавая, что времени катастрофически мало.       Орлекрыл, крыльями создавая ветер, застыл прямо напротив нашей пещеры, впиваясь в меня взглядом. Словно чего-то ждал.       — Спустишь нас?.. — тихо поинтересовалась я, узнав в птице партнера Бьюти. — Нам обоим это будет выгодно: мы исчезнем, а ты займешь своё место в гнезде.       Первым на землю спустили барибала, которого перед этим ещё и отрывать от скалы пришлось. Вот причина, по которой он не двигался. Он застрял. Его когти застряли в скале, и он не мог сдвинуться. И я над этим собиралась хорошенько посмеяться, когда окажусь внизу. Во всяком случае, я надеялась, что я окажусь внизу, потому что спина орлекрыла безопасной не выглядела. Где ремни безопасности? Ну там, на худой конец, поручень, за который можно схватиться, чтобы не упасть? А отделение для багажа? В воздухе я буду очень неповоротливой с рюкзаком на спине. Может, он его принял за парашют, но я совершенно точно уверена, что рюкзак мне ничем не поможет, если эта тварь с крыльями скинет меня со своей спины на землю.       «Падать-то далеко», — сглотнув вязкую от страха слюну, уставилась на спину орлекрыла, который сидел на краю пещеры, поглядывая на меня несколько насмешливо, а ещё немного недовольно, мол, пляши от счастья, стерва, тебя на спине король неба будет перевозить.       — Нежно, пожалуйста, — тихо прошептала я, стараясь удобнее устроиться на спине орлекрыла и закусывая до крови губу, чтобы не закричать, когда он полетит. Страх такое иррациональное чувство, я ведь видела, как орлекрыл барибала спустил вниз. Меня-то и подавно спустит, я в три раза меньше вешу. — Такой мяго…       И я таки вскрикнула от неожиданности, когда этот кусок птицы кинулся вперед, взмахивая огромными крыльями во время падения и резко взмывая в небо. Специально ведь сделал, понимая, что я высоты боюсь до потери пульса! А сердце замирало у меня каждый раз, когда птица выполняла мертвые петли и вращения в воздухе, давая мне прочувствовать всё отчаянье полета и любовь к земле. Спустил он меня вниз далеко не сразу, где-то спустя пять минут, когда ему надоело моё бормотание молитв и наскучили тихие вскрики. Причем, даже не спустил, а скинул со спины, после с показушным равнодушием клювом вычищая перышки на крыле.       — Любимая земля, я тебя никогда не покину, — прошептала я, рухнув на колени и прижимаясь щекой к выше упомянутой любимице. — Я уж думала, что посмертно тебе моё тело принесут, родненькая, — протянула я, игнорируя ворчание барибала и глумливый рокот орлекрыла. Берри из моей сумки выкатился вместе со змеями, тоже с восторгом ползая по земле. — Даже не смотри на них, — предупредила орлекрыла, заметив голодный взгляд, брошенный сначала на Берри, а после на змей, словно он решал, с кого начать.       Похоже, что мои слова его расстроили, потому что он тут же взлетел в небо, кружа недолго над нами, а после скрываясь в пещере. «Ну и фиг с тобой…»       — Ладно, пойдем, — я закинула сумку на плечо, не спеша направляясь в другую от горы сторону. Нужно было спрятаться, пока Бьюти не проснулась. Если она нас увидит на открытой местности, то быстро схватит и вернет назад, а я этого очень-очень-очень не хочу. Остров осмотреть хочу. И к волкам не хочу. Волчьими тропами идти не стоит, так что лучше пойти другой дорогой.       Не знаю даже, сколько мы шли, но громкий рёв мы услышали, когда были уже глубоко в лесу. И именно из-за этого рева маленькие разноцветные птички, сидящие на веточках, вздрогнули и вспорхнули из-за испуга. «Мамочка поняла, что детишки сбежали на вечеринку», — ухмыльнулась я, пробираясь сквозь густые заросли странной и высокой травы, от которой пахло ладаном. Странный запах, но зато нас с трудом можно было разглядеть. Заметными мы были бы только сверху.       Я криво ухмыльнулась, прикрывая глаза и снова слыша странный звоночек, что обычно оповещал меня об опасности. Поблизости хищник? Ну, вполне логично, мы ведь в лесу. Барибал замер, косясь на меня большими шоколадными глазами       — Знаю, — я переглянулась с медведем, а после сильнее затолкала Берри в рюкзак на спине, готовясь, точно олень, рвануть в любой момент. — Слишком тихо, признак опасности, — прошептала я. Услышав тут же тихий шорох сбоку, не смогла сдержать смешка. «Вот я и выдала себя, впрочем, животные же имеют острый нюх, он меня и до того почуял». Пока я малость паниковала, барибал был на удивление напряжённым, он закрыл меня собой, щелкая зубами и тихо ворча. — Как думаешь, он…       Договорить я не успела, потому что нечто огромное прыгнуло прямо над нашими головами. Барибал рядом затарахтел, поднимаясь на задние лапы, а я зашла за него, рассматривая зверя, что придавил высокую траву и сейчас сверкал глазами. Огромная и дикая кошка с острыми когтями пристально наблюдала за нами и она… словно не видела нас. Не было того человеческого понимания в ее глазах, отражение которого я увидела в глазах барибала и Берри, орлекрылов и змей.       Это была пантера. И это была просто дикая кошка, которой управляли инстинкты и с которой не договорится.       — Чёрт, — я выдохнула, наблюдая за тем, как животное приподнимается и, наблюдая за нами большими янтарными глазами, обходит, ища слабые места. — Вот почему ты тогда так опасался сюда заходить…       «К счастью, пантеры охотятся в одиночку…»       Нападение было быстрым и внезапным. Барибал оттолкнул с силой меня в сторону, а после с большим трудом выстоял, когда пантера нацелилась на него и запрыгнула сверху, острыми когтями оставляя глубокие рваные раны на боках медведя, который в ответ начал кусаться. Мощные челюсти зверя сомкнулись на шее дикой кошки, но та в последний момент вывернулась и отпрыгнула в сторону.       Следующее нападение было стремительным. Они злобно рычали и кусались. Угрожающе сверкали когти и клыки, которые они использовали в сражении. Барибал, недолго думая, выждал момент и вцепился пантере в горло, заставляя сильную кошку громко зарычать и заметаться под ним, пытаясь скинуть противника.       «Выстрелить…»       Отчаянная мысль о помощи зазвенела в голове, и я вытащила пистолет, стараясь дождаться момента, когда смогу выстрелить, при этом не попав в Неваляшку. Это было сделать очень трудно, потому что пантера и медведь кружили в смертоносном танце и не давали и шанса друг другу отступить или сбежать.       Обхватив второй рукой пистолет, я с силой нажала на курок и рухнула назад. Пуля попала в плечо пантеры, но ту это только еще сильнее разозлило, теперь она нападала отчаянно и безумно, не боясь ни боли, ни смерти.       — Неваляшка! — крик застыл на губах, когда я заметила, как пантера цепляется за медведя, зубами впиваясь прямо в шею. — Чёрт…       Еще один выстрел. Руки дрожат, а внутри всё холодеет.       Оба зверя рухнули на траву, придавливая её своими сплетенными телами. Опустив пистолет, я подбежала ближе, так и не решившись убрать оружие, пока не буду точно уверена, что противник мертв.       Рваные раны на теле медведя меня ужасали, но он, к моему счастью, дышал и даже открыл глаза, когда почувствовал прикосновение к своей морде.       — Ты хорошо сражался, братец, прости, что подвела тебя, — тихо прошептала я, стараясь отцепить лапы пантеры от медведя. Чёртова кошка вцепилась в него так, словно он был огромным куском мяса. — Нам не следовало сюда идти, — сейчас я на самом деле жалела о том, что решились на эту экскурсию. — Здесь территория диких животных, да?       Я тихо рассмеялась, ногами спихивая огромную черную тушу пантеры с барибала, который с большим трудом поднялся. Пришлось его придерживать, чтобы он смог вместе со мной дойти обратно до лагеря.       Шорох позади меня не сразу испугал. Берри, который всё это время сидел в густой траве, запищал, но было уже поздно.       «Надо было добить пантеру…»       Острые когти впиваются в мой бок, а меня накрыло счастье от того, что эта тварь подобралась достаточно близко, чтобы я могла вынести ей мозги. С такого расстояния я не могла промахнуться, только не в упор.       Кто-то позади громко взревел, а я, падая назад, краем глаза зацепила последнюю картинку: огромный медведь с силой вонзил свои клыки в шею большой кошки и отгрыз ей голову.       «Вот и сла… вно…»
Отношение автора к критике:
Приветствую критику только в мягкой форме, вы можете указывать на недостатки, но повежливее.
Реклама: