Дневник адъютанта (Жизнь Люсьена де Ламюльера, рассказанная им самим) 14

Смешанная направленность — несколько равнозначных романтических линий (гет, слэш, фемслэш)
Голон Анн и Серж «Анжелика», Анжелика, маркиза ангелов (кроссовер)

Пэйринг и персонажи:
Анжелика, Филипп дю Плесси-Бельер, Людовик XIV, Конде, Филипп Орлеанский, Молин, Ла Виолетт, Каретт, аббат, Нинон де Ланкло, ОМП, Кантор де Пейрак, Флоримон де Пейрак, Шарль-Анри дю Плесси-Бельер
Рейтинг:
PG-13
Размер:
Миди, 51 страница, 16 частей
Статус:
закончен
Метки: Ангст Драма Дружба Исторические эпохи Любовь/Ненависть ОМП Повествование от первого лица Смерть второстепенных персонажей Элементы гета Элементы слэша Юмор Показать спойлеры

Награды от читателей:
 
«За очаровательного героя!» от Irin_a
«За прекрасный замысел и героя» от Otem
Описание:
Франция времен Деволюционной войны, начало царствования Людовика XIV. Дневник посвящен военным и придворным приключениям молодого шевалье Люсьена де Ламюльера, адъютанта маршала Филиппа дю Плесси-Бельера, и охватывает события с 1665 по 1668 гг. (эпилог 1699 г.). Большинство персонажей и сюжетных линий заимствованы из романов Анн Голон "Путь в Версаль" и "Война в кружевах", но повествование идет от лица вымышленного адъютанта.
Образы героев: http://angelique.borda.ru/?1-5-0-00000074-000-30-0

Посвящение:
На написание дневника, помимо романов Анн Голон, своей атмосферой меня вдохновил "Сумрачный красавец" Жюльена Грака.
И шлю тысячу поцелуев "Дневникам" Сэмюэля Пипса (английского дворянина 17 века).

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
Пояснения:
Марс - он же маршал, он же маркиз Филипп дю Плесси-Бельер
Капеллан - аббат Каретт, личный духовник маркиза
Отец-настоятель - месье де Бюсси, начальник личной охраны
Антуан - шевалье де Меррей, он же Красавчик, второй личный адъютант маршала
Ла-Виолетт - камердинер маркиза, он же Фиалка
Молин – управляющий, он же Старая лиса
Маршальша - она же Шоколадница, она же Торговка, она же маркиза Анжелика дю Плесси-Бельер, жена
Принц - принц Конде, он же Монсеньор
Месье - герцог Филипп Орлеанский, брат короля; Мадам - его жена, Генриетта Английская
Сушеная треска - м-ль де Ламуаньон, несостоявшаяся невеста маршала
Херувим – он же Шарль-Анри, он же наследник, он же сын маркиза
Прелестная Нинон - мад-ль де Ланкло, известная куртизанка

! Автор будет благодарен за исправление исторических неточностей и предложение дополнительных сюжетных ходов (постарается их реализовать, если сможет).

Пролог

6 марта 2018, 01:54

Нельзя, чтобы герой был мелок и ничтожен, Но все ж без слабостей его характер ложен. Ахилл пленяет нас горячностью своей, Но если плачет он — его люблю сильней. Никола Буало

Я родился в Турени, в скромном имении моего отца — достопочтенного г-на де Ламюльера, который рано скончался, оставив мою матушку, в то время еще довольно молодую женщину, вдовой с двумя детьми. Заботы о нас взял на себя его брат — наш добрый дядя Франсуа. По какой-то одному ему известной причине дядя так и не женился, и моя мать осталась в его доме на правах хозяйки. Дядюшка — человек старой закалки и строгих нравов — с детства готовил меня к военной службе, планируя сделать из своего единственного племянника адъютанта при каком-нибудь известном полководце. Его неугомонная душа не мыслила для меня провинциального будущего. Дядя постарался дать мне неплохое образование. Сначала со мною долго и не без успеха возился местный кюре, прививая основы латыни и древнегреческого, вперемешку с географией и историей древних родов. Затем за меня взялись отцы-иезуиты, от которых я отделался только к 15 годам, когда по протекции тетушки — внезапно вспомнившей на старости лет о «бедном сиротке», я попал третьим секретарем к самому архиепископу Пуату. Один Бог знает, как ей это удалось, впрочем, я не забываю поминать ее в своих молитвах. Мой неунывающий нрав и острый язык, который господин кюре и отцы-иезуиты настоятельно рекомендовали мне держать за зубами, неожиданно помогли мне продвинуться по службе. Моя карьера секретаря шла в гору, и, кто знает, возможно, лет через -дцать меня бы увенчали кардинальской шапочкой, если бы в один прекрасный день, когда мы с Его Преосвященством как раз готовились вместе вкушать дары Господни по щедротам его — не пришло письмо от дядюшки, срочно вызывающее меня домой. Один его боевой товарищ, навестивший наше имение проездом, проникся старческими мечтами, и обещал черкнуть для меня рекомендательное письмо к самому Монсеньору принцу Конде, у которого и мой дядя имел честь служить перед тем, как вынужденно вышел в отставку. Архиепископ был вне себя! Ни за что не хотел отпускать меня попытать счастья в столице — вместилище порока и всяческих соблазнов, но со временем покорился неизбежному, и даже снабдил письменной протекцией. Так, я оставил служение Богу и перешел на службу королю. Вооруженный рекомендательными письмами, нашим слугой Гримо и небольшой суммой, выданной мне на расходы, а также материнскими благословениями и вышитыми сестричкой платками, я отправился покорять Париж.