Слишком добрая для подобных зверств v1.1

Doom, Shantae (кроссовер)
Джен
NC-17
В процессе
66
автор
Размер:
планируется Макси, написано 103 страницы, 8 частей
Описание:
[НА ПАУЗЕ ДО КОГДА НИБУДЬ В 2021] Кровь! Сколько крови! Решимость добросердечной полуджинни подвергается испытанию несравнимыми зверствами настоящего, неотцензуренного ада, в то время, как орды бешеных зверей пробуют на зуб её боевое мастерство. Главная героиня "Шантэ и проклятия пирата" (Shantae and Pirate's Curse) попадает в День Истребления Зверской ПогибелИ v21 (Extermination Day Campaign of Brutal DooM v21)
Примечания автора:
Написание было приостановлено из-за комбинации "устал от дума" и занятого сезона на работе. Обязательно допишу пока живой, но перезапустить пока не получается.

Пишу на английском. Запланированная длина 13 глав, 60..70 тысяч английских слов.

Временная титульная картинка http://ranmafics.chebmaster.com/i/fanf/tnfsb/tnfsb_title180.png , потом закажу художнику какую запланировал.

Английская версия https://www.fanfiction.net/s/12870466/1/Too-Nice-for-Such-Brutality
Публикация на других ресурсах:
Разрешено только в виде ссылки
Награды от читателей:
66 Нравится 57 Отзывы 16 В сборник Скачать

8. Кулинарные обычаи

Настройки текста
Замок перед нами был невелик: только три сторожевых башни с шипастыми венцами, побитая стена высотой с двухэтажный дом, за ними - здание средних размеров. Однозначно, очередной блокпост. Зачем вести дорогу на самый верх, потом снова вниз? Демоны не обязаны руководствоваться здравым смыслом. Может, у владельца этого замка - переразвитое чувство собственной важности? Такое количество блок-постов выдавало стратегическое значение этой дороги дороги: ведь требовалось взаимодействие нескольких лидеров. А тут, в аду, это могло означать только одно: над ними стоял демон ещё больше и злее, достаточно сильный чтобы заставить их взаимодействовать посредством «а не то» достаточно убедительного даже для этих упёртых зверюг. Двигаться вверх по цепочке командования чтобы найти верховного лидера? Это я могу. Прямо сейчас, однако, на нас неслась орда демонов, топоча по широкому деревянному мосту через расселину, отделяющую нас от замка. В первых рядах - пинки, к счастью, не бешеные, вперемешку с бесами и зомби с топорами. — Даже не... — начал я. Но, конечно же, было уже поздно, я даже переключаться на огнемёт не успел закончить, как моя напарница рванула вперёд с боевым кличем, смазанный силуэт голубого и телесного, фиолетовый сверху. Самой чёткой деталью был чёрный треугольник седалищной части штанов. Менее, чем через секунду спустя она врубилась в ряды демонов, вздымая фонтаны крови и ошмётков словно пенные «усы» перед носом корабля. Выжившие монстры взревели, некоторые перенацелились на неё, бесы начали швыряться огненными шарами. Их бросок застопорился, превратившись в хаотическую толкотню: толпа пыталась двигаться сразу в противоположных направлениях. Я переключился на свой верный помповый дробовик, отступая назад и вбок, убивая тех пинки, что добегали до меня, невзирая на все помехи. Башни и стены украшены бахромой бесов, их направленные в меня огненные шары - словно дождь. Естественно, те пинки, что смогли подобраться поближе, словили всё это филейной частью. Большинство вспыхнуло - огненных шаров была уйма - но один выжил и развернулся на сто восемьдесят, намереваясь показать бесам, что о них думает. Абсолютно бессмысленно: коричневые звери были вверху, на стенах, а крошечный умишко пинки просто не вмещает такие сложные концепции, как «искать обход». Ревущие горящие пинки давно попадали в расселину, я успел неслабо проредить толпу бесов на стенах, а основная орда начинала разворачиваться в мою сторону когда Шантэй, наконец, вернулась. Демоны взорвались, смазанный силуэт схлопнулся в девушку, юзом затормозившую возле меня, кривясь на всё мясо вокруг. Очень эффективная сорви-голова, скосила количество демонов, эквивалентное дюжине ракет. Но её привычка бросаться вперёд... Раздражала, вежливо говоря. — Держи дистанцию! — рявкнул я, переключаясь на огнемёт и одновременно уворачиваясь от града огненных шаров. Орда - в которой ещё оставались дюжины тварей - неслась на нас. Убедившись лишний раз, что горячая девица - строго позади меня, я выпустил струю напалма. А потом стал уворачиваться от горящих демонов, ревущих от боли, разбегающихся во все стороны, сыплющихся в расселину. Те, что ломанулись назад, вызвали новые взрёвы боли, врезаясь в пока ещё невредимых собратьев. Последовала свирепая свалка: в ответ на боль те свирепо драли и кусали. Вонь стояла выдающаяся, даже по местным меркам. — Тхмм... — хрипя, выдавила Шантэй. Я бросил быстрый взгляд назад. Она всего лишь пыталась удержать рвотный позыв. С усилием проглотив, выдавила более внятно: — Там... куча рыцарей и баронов идёт! А, вот оно что. Быстро переместившись на мост, я снова выстрелил напалмом, превратив широкий коридор за воротами в пылающую печь, набитую визжащими, пережаренными демонами. Так, от пушечного мяса избавились. Как по заказу, из клубов дыма в меня полетели зелёные сгустки адского пламени. Увернулся, встав рядом с воротами. К счастью, строивший этот замок был идиотом: ворота были не вровень с передней стеной башни, а утоплены в подворотню, достаточно глубокую, чтобы укрыть меня от бесов на стенах. Позволять противнику сосредотачиваться у ворот в безопасности... С другой стороны, если тот кибердемон обычно базировался здесь - это было бы даже полезно: всё мясо собрано прямо в мясорубке. Шантэй отступила, ведя по противнику беспокоящий огонь из своего волшебного бластера, с презрительной лёгкостью уклоняясь от града огненных шаров. Я переключился на штурмовой дробовик. Не люблю эту серебристую чушку: слишком тяжёлая, слишком большое рассеивание, перезарядка занимает вечность с половиной. Но. Но её магазин на двадцать патронов позволяет продолжительный огневой контакт с более крепкими врагами. Вот как сейчас, когда из ворот начали выходить бароны. Я не прекращал стрелять громилам в затылок. Они игнорировали обезглавленных собратьев, вся их ненависть сосредоточена на Шантэй. Если бы не стреляла по ним - сейчас был бы идеальный момент стравить этих тяжёлых с бесами. Но шанс был упущен, они продолжали игнорировать град огненных шаров в свои широкие спины. Наконец, всё новые перестали выходить. Прорвавшиеся мимо моей засады барон и несколько рыцарей опасно сблизисись с моей напарницей, которая отступила к самому краю бездны, возле накрытого навесом колодца подъёмника. В штурмовом дробовике кончились патроны и я уже переключался на рейлган когда она внезапно применила свой рывок с мечом, протаранив барона. Не сработало. Как и с тем бефлегором ранее, её отбросило, почти сбив с ног, а красный зверь скорчился, держась за причинное место и ревя от боли. Нет! Я вскинул рейлган к плечу, голова рыцаря мгновенно оказалась в перекрестье прицела и мгновенно исчезла. Оружие загудело, начиная свой долгий, долгий цикл перезарядки. Три оставшихся рыцаря запустили свои залпы веером почти в упор. Судя по отсутствию летящих по воздуху обугленных кусков - Шантэй умудрилась каким-то образом увернуться. Рыцари пошли махать руками, целя куда-то вниз. Секунду спустя, моя напарница появилась из-за укрытия их спин скользящим пируэтом, который завершила, хлестнув волосами по левму рыцарю. Но барон должен был вот-вот оправиться. Рейлган закончил перезарядку. Я тщательно прицелился и смог поразить барона и двух рыцарей в центр массы. Барон взревел, атакуя Шантэй невзирая на сквозную рваную дыру в торсе. Один рыцарь рухнул а второй лишь пошатнулся, умудрившись выжить. Шантэй пошла в ближний бой, увернулась от правого маха барона, поднырнула под левый мах, остановившись за спиной громилы. Где применила помесь пинка и шпагата, правая ступня врезалась под ягодицу врага в то время, как левая оставалась прочно упёртой в землю. Вложившийся в замах, барон пошатнулся, теряя равновесие. Впечатляющая демонстрация супер-силы, она как минимум на уровне сильнейших из морпехов. Долетели огненные шары, сосредоточенные более-менее на одном месте. Раненый рыцарь вспыхнул, второй взревел от боли - но барон был ещё жив, хоть и выглядел дерьмово: весь обугленный, из рваной раны струится зелёная кровь... И всё равно остервенело атакующий. Единственный уцелевший глаз полыхал красным, словно лазерный прицел. Я переключился на штурмовую винтовку и быстро сточил ему остаток жизни прицельными в голову. Шантэй же... танцевала перед последним рыцарем, больше скользя туда-сюда, чем нанося удары. Что она... А. Скользнула в сторону за мгновение до того, как прилетели огненные шары, нацеленные в неё но попавшие в рыцаря, превращая того в живой, верещащий факел. Бесов на стенах было ещё дохрена. Мы сначала сходили проверить замок изнутри. Широкий коридор за воротами привёл в просторный зал, где два ряда золотых канделябров обрамляли прямой путь к широким, пятиметровой высоты дверям в дальней стене, обрамлённым светящимися столбами синих черепов. Естественно, требующей ключа. Кроме того, тут были две двери в ближней стене, ведущих, вероятно, к сторожевым башням. Одна из них требовала красного ключа. Плюс по двери в боковых стенах, левая требовала жёлтого ключа. Хмм, это, похоже, какой-то узловой пункт. Проверили правую боковую дверь - нашли лишь кладовку и ещё одну дверь, ведущую наружу: за окном рядом с ней был виден окружающий пейзаж. Полезного ничего не наблюдалось, исследовать этот замок дальше - только боеприпасы расходовать. Нам требовалась лишь хорошая точка обзора, чтобы искать зацепки о местоположении сверхвладыки. Куда дальше вела дорога? И вот самая высокая башня этого замка на такую точку как раз подходила. Оставалось лишь зачистить бесов чтобы обеспечить Шантэй безопасный доступ. Отстрел бесов был занятием нудным и опасным, но мы, конечно, справились. Даже сэкономили несколько патронов благодаря бластеру напарницы. Та ломанулась лезть на стену, но я её осадил, обругав за то, что пошла вперёд без предупреждения. Смутилась, как и следовало. Научил её кричать «противник» когда встретит такового, «чисто» когда уверена, что противника больше не осталось и «перезаряжаюсь» когда собирается перезаряжать свою штурмовую винтовку. И только тогда отпустил в поиск. Сняв сапоги, Шантэй быстро взобралась на стену пока я стоял на страже в тридцати метрах оттуда, на другом конце моста. Когда достигла верха правой части стены и заглянула внутрь - я услышал приглушённое расстоянием шипение бесов. — Противник! — выкрикнула Шантэй, выхватывая щтурмовую винтовку и поливая сверху вниз. Увернувшись от пары огненных шаров, оставивших язычки пламени догорать на кромке стены, спрыгнула внутрь замка. Напряжённую паузу спустя - мне не было видно, что происходит за стенами - крикнула «чисто!» и через несколько секунд появилась в главном зале. — Я старалась экономить боеприпасы, — объяснила задорно, подбегая ко мне трусцой. — Понятно, — ответил я. Надеюсь, она приняла все необходимые предосторожности, занимаясь этим вне моей линии огня. — Пожалуйста не забывай: даже самые слабосильные демоны - смертоносны. — Ну, напрыгивают эти шипастые обезьяны яростно, — признала она, довольная собой вместо того, чтобы стыдиться. — Но после этого напрыга - замирают на мгновение, как раз хватает пнуть. Один на один они мне не ровня! Дело в количестве... Ладно, пошли! Полезла на правую часть стены, потом - на центральную башню над воротами, исчезнув в одном из больших арчатых окон второго этажа. Пару секунд спустя я услышал воодушевлённое «О, да!» - видимо, нашла что-то полезное. Надо ещё научить её докладывать о таком. Потом она вывесилась из левого окна, заглядывая в тот двор - и отпрыгнула назад с совершенно девичьим взвизгом, пятясь так энергично, что вывалилась из правого окна и спарашютировала на этом своём фиолетовом пузыре. Секунду спустя башню обдало огненными шарами манкубуса. Каменные стены горели, уляпанные напалмом. Фактически, эти твари используют стандартную смесь от огнемёта, заключая её в оболочку магического огня. Один снаряд влетел внутрь, ударил в потолок и окатил ту комнату огненным дождём - нам сильно повезло, что Шантэй вывалилась. — Противник! — запоздало выкрикнула та. Схлопнула свой пузырь и приземлилась на стену. — Ух, ну и напугал! В том дворе - манкубус. Погоди минутку, я его достану! Полезла на башню снова, оставаясь под её прикрытием. На этот раз миновала окно второго этажа. И третьего - тоже. Достигнув шипастого венца, продемонстрировала впечатляющую акробатику: перелезла по отрицательному уклону, стена там выдавалась наружу на целый фут! Достигнув, наконец, верхнего края, Шантэй рывком забросила себя на крышу, демонстрируя очередной раз, какая она сильная при её лёгком весе. Потом бесстрашно вышла, с базукой наизготовку, прямо на один из огромных железных шипов и выстрелила вниз. Издала удивлённый возглас и выстрелила снова. Вот именно, манкубуса одной ракетой не убьёшь. Этим мясистым зверюгам нужно две. Потом ходила по вершине башни, вглядываясь вдаль из-под ладони козырьком. Медленно и методично прочесала весь горизонт. Чёрт. — Не вижу отсюда дороги! — крикнула мне Шантэй, перегнувшись через край. — Сколько глаз видит - сплошные джунгли! И на горизонте - тоже ничего! Дважды чёрт. Сколько нам ещё предстояло пройти? За горизонт и дальше? — Погоди, — продолжила она, — Я погляжу с крыши этого здания, дорога должна продолжиться прямо за теми дверями, где нужен синий череп. Там внутри места как раз под тот большой зал! — и исчезла. Я надеялся, оттуда будет видно, куда девается дорога. Опять в подземные ходы? Шантэй вернулась через несколько минут: — Угадай что? — спросила, выпрыгивая из окна второго этажа башни над воротами. — Там глухая стена! У этого здания других входов нет! — Чего-чего? — новость озадачила меня, сбив с мысли. — Там глухая стена! — пояснила Шантэй. — Это не иллюзия, я в неё выстрелила. За этим зданием - отвесный обрыв, ни дороги, ничего. Но погоди, это ещё не всё! Я проверила и боковые пристройки, там тоже глухая стена где должна быть дверь из кладовки. Окно - на месте, а двери - нет! Ну что, сходим проверим?.. — Да, — выдавил я. Клянусь, если это - какая-то чертовщина, то демоны, делающие фальшивые двери и дороги, ведущие вникуда, познают боль. С другой стороны, мы знаем, что порталы существуют. Вернувшись в кладовку, заняли позиции по бокам этой невинной на вид двери. Истёртые временем деревянные доски, в центре - вырезан круглый орнамент, изображающий демоническое лицо, в потёках ещё не высохшей крови, словно это - идол какой-то, которому жертвы приносят. Я толкнул дверь. Та со скрежетом поднялась, явив длинный коридор. Стены - из больших блоков белого камня, в отличие от вездесущего коричневатого кирпича, из которого в этом замке было всё. Шантэй издала возбуждённый звук, бросаясь к окну подтвердить, что да, пространства накладывались. — Никогда раньше такой магии не видела! Ну как ребёнок, честное слово. Но мне была интереснее круговая лестница, уходящая вверх, над которой виднелся кусочек неба, видимый сквозь какого-то рода окно. Иное небо, цвета пыли. Еле различимые в дымке облака висели неподвижно. Значит, эти двери были-таки порталам. И, судя по размерам тех дверей в главном зале, нам позарез был нужен синий череп. Я начал осторожно продвигаться вперёд, медленно поднимаясь по круговой лестнице. Демонов тут наверху не оказалось, только пустая П-образная галерея, высокие сводчатые окна которой с трёх сторон окружали глубокую бездну. Через окна на противоположной стороне виднелось красное свечение, обрамлённое большой сводчатой аркой. Ещё один портал? Воздух здесь вонял по другому, пылью и аммиаком вместо серы и падали. Снаружи сквозь пыльную дымку виднелись покрытые лесом холмы и разбросанные по ним замки. И тут ближайшая дверь загремела, поднимаясь, и выпустила зомби, вооружённых... швабрами?.. — Противник! — Я переключился на дробовик, кося зомби, бросившихся за оружием, сталкиваясь с всё ещё выходящими из двери. Все полегли. Но из-за двери доносились звуки передёргиваемых затворов. Я выхватил гранату, выкрикнул «огонь в дыре!» бросая её. Шантэй позади пискнула - напомнив мне, что этой команде я её не учил - и, судя по звукам, скатилась по ступенькам. Вот чёрт. Срикошетив от дверного проёма, как и планировалось, граната взорвалась в комнате. Последовали вопли одинокого зомби, потом - тишина. Я оглянулся назад. Шантэй поднималась по лестнице, смущённо потирая бок. Дробовик наизготовку, я ворвался в помещение за дверью. Меня поприветствовали только изорванные трупы, раскиданные по комнате с голыми каменными стенами и полом. За двумя низкими, широкими зарешёченными окнами наблюдался всё тот же затянутый дымкой пейзаж, поросшие лесом холмы да замки. Вдвоём мы проверили ещё три двери, найдя похожие комнаты, но с огромными коконами слизистой, пульсирующей плоти в лужах крови, которая словно проела булыжный пол. Вид из окон во все стороны подтвердил, что мы были в одиноком здании на одиноком утёсе. Нашли одну кнопку-череп, но та не отзывалась, заклиненная в нажатом состоянии со светящимися глазницами. Сходили проверить второй портал. Ничего полезного не нашли, только пустую круглую беседку, окружённую бескрайним морем кипящей, светящейся крови. Такое же море над головой и массивные водопады крови, соединяющие эти две плоскости, никакого интереса не вызывали. Так, пейзаж. Покрытый запёкшейся кровью поверх резных черепов, постамент в центре был пуст. Шантэй слазила проверить башенки. украшающие крышу. Ничего, пустые украшения. Не было у здания, по её словам, и других этажей или окон, которых бы мы ещё не видали. Только одинокий балкончик, на приличном расстоянии от ближайшего окна. Она без труда добралась туда, нашла комнату с впечатляющим запасом боеприпасов и красным ключом. Красным. Не синим, который нам был нужен, или жёлтым, позволившим бы исследовать ту вторую дверь, а бесполезным ключом от пустого двора. Ещё там была платформа телепорта - или «варп-платформа», как она её называла. Да будь оно всё дважды проклято. Я мог, теоретически, долететь туда с разбега - но грань между ювелирно точным приземлением и падением в пропасть была очень тонкой. Не было другого выхода, как пустить Шантэй проверить, куда эта платформа ведёт — Не волнуйся, — успокоила, притворяясь храброй и не боящейся — Это как раз тот случай, на который нам нужны запасные жизни. Задавив ощущение, что я - бесчувственная скотина, дал добро. Напряжённый момент спустя... Она телепортировалась в галерею недалеко от меня. Чёрт! Пнул первое, что подвернулось под ногу - жестяное ведро с грязной, мыльной водой. То расплескалось, с лязгом отлетело от стены и... исторгло жёлтый череп-ключ. Шантэй прыснула, потом рассмеялась в голос, не в силах сдержаться. — Ну, — с облегчением сказал я, чувствуя, как губы тронула улыбка, — Так тоже пойдёт. И мы пошли исследовать за той второй дверью в первом замке. За жёлтой дверью обнаружилась ещё одна кладовка, полная деревянных ящиков, бочек и бесов. Понадобилось лишь две ракеты чтобы превратить это всё в полное месиво. Шантэй скривилась на уляпанный мясом пол и натянула свои магические пиратские сапоги. Дальше была винтовая лестница, ведущая сквозь пространство, которое должно было быть пустым пространством снаружи. Привела нас в тёмную комнату, за широкими окнами - такой же тёмный пейзаж. Видимость резко ограничивал подобный тёмному туману пепел, идущий с неба тяжёлыми чёрными хлопьями. Так, понеслась. Заняв позицию возле следующей двери... — Что это за тварь? — воскликнула позади меня Шантэй — А, да! Противник! Я крутанулся. направляя дробовик на окно. Подкравшийся к нам элементаль боли плавал снаружи, непонимающе моргая своим огромным глазом. Я уже переключался на миниган когда он наконец издал этот их характерный звук и разинул пасть. — Держись на расстоянии, они взрываются когда дохнут! — предупредил я, включая принудительную раскрутку стволов. Проёмы украшающей окно арчатой узорной решётки были слишком узки, коричневый сфероид не мог пролезть внутрь. Но половина комнаты всё равно была в зоне поражения. Первая пропащая душа сконденсировалась из пламени в пасти монстра прежде, чем я смог открыть огонь, и полетела в мою напарницу. Та хекнула, начиная хлестать волосами. Потом миниган, наконец, раскрутился и я порвал чёртову тварь прежде, чем та успела наплодить свой печально знаменитый абляционный щит из пропащих душ. Монстр взорвался пламенем и кровавыми кусками, из взрыва вынырнула ещё пара пропащих душ. Я переключился на дробовик чтобы дочистить, экономя патроны для минигана, которых у меня было всё ещё маловато. Скрежещущий вой дохнущей пропащей души сказал мне, что Шантэй тоже закончила со своим противником. — Боюсь спрашивать, — сказала она, — Но у них... нет предела, так ведь? — Нет, у элементалей боли предела нет, — подтвердил я. — Оставь его в живых слишком надолго - и получишь рой, заслоняющий его от твоего огня, поглощая боеприпасы. Дробовик их не оглушает на достаточное время а базука слишком опасна: чёртовы черепа всё время несутся на тебя. Пошли дальше, нашли тюрьму. Тёмные, сырые, вонючие камеры с соломой на полу и дырами в полу в качестве туалетов. И... Каки - я ещё могу понять. Но кто, в здравом уме, заточает зомби вместе с оружием? Тот, с дробовиком, чуть не достал нас. Кроме того, Шантэй выпал шанс понаблюдать за архи-поганью в относительно безопасных условиях. Запертый в одной из камер, этот монстр доставил нам необычные проблемы: продолжал воскрешать заключённых в соседних камерах, пока мы его наконец не завалили. А потом открылась незаметная боковая дверь, явив... Уйму демонов. В первых рядах шли ревинанты и базука сама прыгнула ко мне в руки. Взрыв противотанковой ракеты в замкнутом помещении бьёт по ушам - вдвойне для Шантэй, лишённой моей защиты - но по крайней мере эти, самые опасные, монстры пали. Следующими шли бароны и рыцари, заполняя узкую лестницу, ведущую вниз. Я выпустил в это замкнутое пространство ещё две ракеты, убив одного рыцаря и оглушив остальных монстров, когда верхняя половина одного из ревинантов поднялась на руках, злобно шипя. Я сместил прицел вниз, но упёртая тварь уже подошла слишком близко. И собиралась стрелять! Пока я переключался на рейлган, Шантэй с бессловесным криком вырвалась вперёд, выполнив картинный удар ногой с разворота, снёсший твари череп с плеч. Мой бывший инструктор по рукопашке раскритиковал бы этот приём вдоль и поперёк за показушность и дыры в защите. Но ведь применила-то она его против противника, неспособного дать сдачи, разве нет? Барон оправился, разъярённый, и воздел обе руки для залпа веером. Шантэй ждала, нервно подёргиваясь, до самого последнего момента - и увернулась от пяти огненных зарядов, упав на четвереньки. Я увернулся, скользнув в бок. Потом закончил целиться и выстрелил. Гиперзвуковной плазменный заряд пробил барона и ещё двух монстров за ним, чьи головы были на моей линии огня. Все они сдохли. С лестницы донеслись взрёвы монстров, дополнительно поражённых шрапнелью от попадания в потолок. Шантэй подкралась к двери сбоку, заглянула внутрь. Потом, с криком «огонь в дыре!» бросила вниз по лестнице гранату - и отскользила в сторону этим своим фирменным приёмом, родственным моему скоростному катанию на сапогах. Взрыв спровоцировал новые взрёвы боли. — Кидать гранаты в более крепких монстров - только тратить, — пояснил я, переключаясь на базуку и подбегая к двери. Убедившись, что монстры достаточно далеко, я выпустил в них одну ракету. Ослабленные предыдущими попаданиями, все рыцари сдохли. — Слишком много нужно чтобы завалить одного, и они редко толпятся так, чтобы можно было поразить сразу многих. Ты, однако, ослабила их, сэкономив нам одну ракету. — Я прищурился: те кучи мяса выглядели, как... — И ты, похоже, завалила пару зомби с миниганами за компанию. Так что не... И тут куски размозжённой плоти собрались воедино с мокрым хряском. Изувеченные тела снова обернулись рыцарями и зомби, по аккомпанемент весьма узнаваемого сипа, похожего на издевательский смех. — Архипогань! — выкрикнул я, стреляя снова и снова, пока барабан не опустел, уворачиваясь от зарядов зелёного пламени, запускаемых свежевоскрешёнными рыцарями. — Перезаряжаюсь! — Я отступил от двери, пригнувшись в укрытии. — Там остался один раненый рыцарь, но погань может поднять остальных в любой момент! — предупредил я. — Я попробую სხიმიტარ рывок! — объявила рвущаяся в бой Шантэй, занимая позицию напротив двери с мечом в руке. — Ну, понеслась! — она разбежалась и мелькнула вниз по лестнице размытым росчерком, что сопровождалось мощнейшим мясным ударом, а долю секунды спустя - криком боли погани. Я стиснул зубы, терпеливо оставаясь в стороне от возвратного пути этой сорви-головы. Снизу раздавались её боевитые крики, характерные звуки архипогани, потом - треск огня... Пожалуйста, поспеши обратно! Из двери вылетела огненная комета, словно снаряд из пушки, ударив в угол противоположной стены и потолка. Материализовавшаяся там Шантэй упала с пятиметровой высоты в сопровождении выбитых камней. Еле извернулась чтобы приземлиться на ноги, пошатнулась и упала, слегка дымясь. — Там... двое архипоганей, — пробормотала дезориентированная, но в целом невредимая девица. К счастью, даже взрыв огня архипогани сквозь её неуязвимость не берёт. Рыцари взревели, бросая вызов, снова целые и невредимые. Я переключился на двустволку и дождался, пока они поднимутся наверх. Где обезглавил каждого с одного дуплета. Пусть теперь погани попробуют воскресить их, оставаясь внизу. Намёк: нихрена-то у них не выйдет, их поганая магия требует прямой видимости. Затем я бросил вниз одну за другой две гранаты. Вразрез с моими предыдущими поучениями? Ничуть. Один погань был сильно покоцан после тарана Шантэй. Сработало, гранаты прикончили его. Их предсмертный крик «ехойой!» ни с чем не спутаешь, что бы они там ни пытались сказать. Понятия не имею и мне насрать. Переключившись на бензопилу - и предупредив Шантэй держаться подальше, потому что бензопила и этот её волосяной хвост в идеале вообще не должны находиться в одной комнате - я метнулся вниз по ступеням. В комнатке, куда привела лестница, других монстров не было, только оставшийся погань и зомби с миниганом, которого он поднимал, мерзостно длинные пальцы полыхали алым. Я смахнул зомби голову одним движением. Погань воздел засветившиеся жёлтым руки над головой, вокруг меня вздулось потрескивающее пламя. Газуя бензопилой, я со всей дури вдавил её в бок чудовища. Его плоть была жёсткой. но подавалась. Его заклинание сорвалось на втором или третьем дюйме. Кровь хлестала, заляпывая всё вокруг, но больше - меня. Я продолжал вдавливать ревущее полотно в бок демона, пока не развалил его напополам. Издав ещё один «ехойой!», он сдох. — Ну и лютый технарский меч, — прокомментиировала Шантэй, держась на уважительном расстоянии. — На самом деле это пила, — поправил её я, очищая механизированны инструмент как мог. — Деревья пилить, и всё такое. Изучение комнатки закончилось обнаружением ещё одной лестницы, ведущей вниз. Пропустить её было невозможно, такая вонь оттуда шла: застоявшаяся вода, падаль и нечистоты, всё в одном флаконе. Лестница привела в огромный, затопленный зал. Ряды за рядами колонн уходили во мрак, подпирая сводчатый потолок. Воздух здесь был пригоден для дыхания только благодаря фильтрам моего шлема. Шантэй скривилась, достала украшенный пиратским черепом платок и повязала поверх лица, закрывая нос и рот. Я посветил вокруг фонариком, высвечивая колонны. До дальних стен луч не добивал. Вишенка на этом говённом торте?.. Синий череп-ключ, невинно покоящийся на деревянной бочке в глубине зала. Трудно пропустить: эти штуки светятся. — Я... я разведаю, — прошептала Шантэй, с содроганием ступая в воду. Мерзкая, мутная жидкость оказалась глубиной лишь по щиколотку - недостаточно, чтобы зачерпнуть сапогами, но достаточно, чтобы замедлить напарницу. Я переключился на миниган - универсальное оружие, эффективное абсолютно против всего. Она едва сделала пару шагов как замерла, содрогаясь и часто, истерически дыша. Я напрягся. Она начала пятиться, шатаясь, словно ноги несли её против воли. Упёрлась спиной в стену - и пыталась пятиться дальше, стуча зубами. — Что не так? — тихо спросил я. — Соберись, ты паникуешь! — Т..точно. — Она заставила себя сделать глубокий вдох, не замечая миазмов, играющих здесь роль воздуха. — Точно. Запаниковавший охотник за реликвиями - мёртвый охотник за реликвиями. Точно. Я... — Она сделала ещё один глубокий вдох. — Противник. Там глаза светятся в темноте. Только глаза. Это они. Невидимые розовые гориллы. — Так, ладно, — сказал я, отступая вверх по лестнице и таща её за мной за руку. — Вот, как мы поступим. Я иду туда вниз и поджигаю весь зал. Напалма осталось немного, но другого выбора я не вижу. Это их выманит. Будем драться в отступлении, выманивая их вверх по этим лестницам, превращая их в огневые мешки... — Нет, — категорически отказалась Шантэй, хоть голос у неё и дрожал. — Страхи надо встречать лицом к лицу - иначе загноятся, отравляя решимость. Потолок там достаточно высокий. У меня есть ещё один სხიმიტარ приём, позволяет мне скакать по головам, если монстров достаточно много. — Погибнешь же ни за что! — вырвалось у меня, едва не всполошив монстров. Да что она себе думает! — Не волнуйся, я хорошо напрактиковалась на диких зомби у себя на родине, — сказала она, пытаясь убедить, похоже, не только меня, но и себя. — Та пушка синей спирали ведь простреливает сквозь сколько угодно монстров? Тогда ты сможешь сразить целую уйму с одного или двух выстрелов когда они соберутся подо мной! Она что, искушает меня экономией патронов? — Ну давай же, — продолжала Шантэй. — Мы столько зарядов сэкономим, ценой ма-ахонького риска потерять одну запасную жизнь! Точно, искушала. Словно не её разорвут заживо на куски, не сработай её рисковый план! — Ладно, — нехотя согласился я. Боеприпасов для большинства удобных пушек было и правда маловато. Мы оба были затарены ракетами, но применять базуку против призраков в таких замкнутых пространствах - номинироваться на Дарвина. Они слишком быстро и неожиданно сближаются! Но двадцать или тридцать энергоячеек на пару выстрелов из рейлгана я мог потратить. Потом заполировать выживших из штурмового дробовика. Осторожно ступив в поганую воду, я занял позицию рядом с выходом, стараясь остаться незамеченным как можно дольше. Издав громкий крик страха напополам с вызовом, Шантэй выполнила рывок к самой бочке с ключом - и бежала она по поверхности воды, как я заметил. Сопровождался её рывок целой волной взрыков, прокатившейся по залу. У ключа напарница остановилась, погрузившись по щиколотку, убрав меч?.. А, она воспользовалась кратким моментом чтобы метнуть вглубь зала пару гранат. Потом напряглась, приплясывая на полусогнутых, но всё ещё без меча. Я держал рейлган у плеча - не то, чтобы я мог спасти её, если что-то пойдёт не так. Но я, чёрт возьми, обязательно попытаюсь. Кольцо всплесков сжалось вокруг неё, смыкаясь... Шантэй подпрыгнула метра на три, выхватила меч и оседлала его. Упала в рычащую, кусающуюся массу мерцающих розовых теней - и пошла прыгать на мече, словно на пого-стике. Каждый подпрыг сопровождался взрыком боли. Она изгибалась и отклонялась, всё внимание - на выборе следующей точки отталкивания. Призраки толпились, толкались, их неловкие наскоки вязли в толчее. План работал! Прицелившись немного в сторону - поскольку напарнице для подпрыгивания было нужно что-то более плотное, чем потроха и ошмётки - я выстрелил, когда она была в вершине очередного прыжка. Взрыв крови и требухи оказался массивней, чем я ожидал, кровавый туман на какие-то мгновения перекрыл мне видимость. К счастью, он рассеялся достаточно к тому моменту, как рейлган завершил цикл перезарядки. Я выстрелил снова, с таким же результатом. Шантэй ритмично подскакивала, под ней всё ещё оставалась плотная толпа призраков. Демоны прочуяли моё присутствие: в моём направлении катилась волна всплесков и очень заметных светящихся глаз. Я дождался, пока рейлган закончит перезарядку и выстрелил в третий раз, порвав и эту группу, и ту, что толпилась вокруг Шантэй. Потом переключился на штурмовой дробовик и был на какое-то время занят, отступая вверх по лестнице. Бросился обратно в зал как только у меня кончились демоны. Шантэй видно не было, только призраки, дружно ломились куда-то, оставляя целый хвост всплесков. Потом между рядами колонн мелькнул размытый росчерк синеватых следовых образов и кровавых взрывов. Топот и плеск сменили направление. Словно мотыльки на свет свечи, ей-богу. Или лемминги. Изобретательная юная леди сделала ещё два прохода прежде, чем метнуться ко мне. Я прикончил парочку отставших - и на этом всё. Шантэй улыбалась под платком, довольная собой. Даже не запыхалась. Но уляпана кровищей она была чуть менее, чем полностью, и тело и одежда теперь одного цвета - грязно-красного. Полагаю,я выглядел не лучше: ближний бой с использованием бензопилы - та ещё радость. — Бее! — Шантэй пару раз хлестнула волосами по ближайшей стене, стряхнув хвост волос почти до полной чистоты. Чёлка её, однако, оставалась прилипшей ко лбу и диадеме. — Гадость!.. Ну, по другому-то было никак. — Она вздохнула, поправляя пропитанный кровью платок, прикрывающий лицо. — Ну что, приступим? А потом нам пришлось искать ключ в этой мутной отхожей яме - потому что бочку, на которой он стоял, естественно, стоптали. Противная работёнка до крайности. Но к делу это отношения не имеет. Наконец мы стояли перед высокими дверями. ведущими в иное измерение. Плазмогонки наизготовку, я прикоснулся к створкам всё ещё воняющим синим черепом. Двери распахнулись почти беззвучно, явив... грандиозный зал белого мрамора. За сводчатыми окнами - ещё одно новое небо, мутные бурые облака над бездонной чернотой. Зал был хорошо освещён факелами на стенах и золотыми канделябрами на полу. Мы оказались на чём-то вроде балкона, идущего вдоль ближней стены и спускающегося вниз двумя грандиозными лестницами с ковровой дорожкой. Такого богато украшенного места я пока не встречал, хороший признак. Снизу из зала неслись невнятные звуки и взрыки, сигнализируя, что он полон демонов. Мы подкрались к перилам и заглянули. — Пахнет так вкусно, что мутит, — прошептала Шантэй, выглядя так, словно и правда вот-вот проблюётся. — Одна только мысль, что они там, скорей всего, жарят... Чёрт, а я ничего не учуял. Фильтры совсем говном забились? Внизу, в зале, демоны пировали. Огромный стол, окружённый не меньше, чем двумя дюжинами баронов, ломился от кубков, тарелок и блюд, всё - из аляповато-узорчатого золота. Во что это тот барон вгрызается с таким аппетитом?.. Ну точно, человеческая грудная клетка. Если честно, зрелище меня даже не возмутило. Демоны просто были собой. Моё отношение к ним отлито в бронзе, не вижу смысла обращать внимание на очевидное. Шантэй, с другой стороны, была вынуждена прибегнуть к упражнениям на дыхание. Но это всё были неважные мелочи. Главный вопрос: что делать со всей этой ордой? Там внизу была уйма баронов в окружении немногочисленных рыцарей, с кислым видом пьющих из кубков поменьше, а вокруг стола - толпа бесов и пинки, выпрашивающих объедки. Я подбил баланс мяса и боеприпасов. Результат вышел грустный. А потом, грандиозные двери в дальнем конце зала распахнулись, впуская кибердемона, припозднившегося к ужину. Великий демон прошествовал к столу как хозяин, толпа боязливо расступалась перед ним, оставляя широкое пространство. Бароны даже склонились немного в нехарактерном для них жесте уважения. Я? Я свирепо ухмыльнулся. «Мы против армии» только что превратилось в «мы против одного покоцаного кибердемона». Мне только надо было правильно сыграть в «выбивного». В зал ворвалась толпа зомби, отягощённая огромным блюдом и бочкой ядрёнки. Я замер: что они с этим собирались делать? И блюдо-переросток - содержавшее целого пинки, зажаренного на вертеле - и бочка были водружены на стол перед кибердемоном. Нагнувшись, тот схватил бочку своей не механизированной лапищей, поднял к голове и... начал пить?.. Какого чёрта?.. Осушив целую бочку, кибердемон отбросил её, довольно рыгнул и нагнулся снова, схватить жареного пинки. Выглядел он не умиротворённым - не думаю, что это вообще возможно - но каким-то менее убийственным, чем обычно. Остальные демоны, однако, теперь держались от него ещё дальше. Я гадал, почему, когда серия небольших взрывов позади великого зверя подняла клубы пыли и дыма. Тот замер, потом продолжил вгрызаться в жаркое. — Они... и правда жрут ядрёнку и бздят громом, — озвучил я свой потрясение. — Ну, по крайней мере, мы теперь знаем, для чего им это зелёное дерьмо. И правда, некоторые кубки на столе светились знакомым зелёным свечением. Я предупредил Шантэй держаться подальше, идеально - в предыдущем зале. Потому что, когда имеешь дело с кибердемоном, один шальной заряд - и ты сопутствующие потери, стекающие по стенке. Она согласилась, нервничая. Не могу её винить. Пора было зажигать. Снова переключившись на штурмовой дробовик, чтобы быстро сметать мелкие неожиданные препятствия, я прокрался вниз по лестнице, потом побежал вдоль стола и остановился прямо напротив кибердемона. Бесы и пинки рычали, разворачиваясь ко мне, а бароны пока не прочухали. — ИДИ, ОТЪЕБИСЬ! — закричал я великому зверю, показывая ему сразу два средних пальца. Его рёв ярости сотряс зал. Я метнулся дальше вдоль стола, мне в спину толкали ударные волны, бесы и пинки позади меня взрывались, бароны ревели от боли. Кибердемон садил по мне со всей дури, презрев какие-то там помехи на линии огня. Уважение - уважением, но подобное оскорбление бароны спускать не собирались. Позади меня вспыхнула яростная битва. Но теперь большинство демонов в зале целили в меня: пинки неслись толпой, бароны выпускали целую лавину зелёного огня, бесы добавляли свои огненные шарики, выглядевшие на этом фоне жалко. Всё пошло как и следовало ожидать от смеси видов, еле терпящих друг друга даже в мирное время. Пинки словили заряды баронов, некоторые - взорвались обугленными кусками, другие - развернулись на сто восемьдесят, выразить баронам свою обиду. Бесы, в основном, попали в того или иного барона, что закончилось свирепым раздиранием. Я сделал резкий поворот вправо, продолжая бежать вокруг стола. Пиршественный стол стремительно превращался в месиво, кубки и тарелки летели во все стороны, частично поглощая направленный в меня огонь баронов. На меня бросилась толпа зомби, вооружённых сковородками и тесаками. Я игнорировал их, оставляя позади и уворачиваясь от очередной очереди кибердемона. Позади рвануло, плеснуло ошмётками. Кибердемону в спину прилетела уйма огня от баронов - и этого хватило перенаправить его ярость. Развернувшись, он начал садить по ещё невредимым баронам. Кого-то порвало в клочья, но больше выжило и оскорбилось. Теперь раненая демонская элита вела по нему целенаправленный ответный огонь. Я. в основном, уворачивался от огня немногих громил, всё ещё целящих в меня, да дочищал последних бесов. Бароны, как бы крепки они ни были, против разъярённого кибердемона не выстояли. Две дюжины стали одной, потом полудюжиной... Не сдаваясь, пошли в рукопашную - где и полегли от его могучего притопа, вместе с пиршественным столом. Серьёзно, он столько в этот притоп аллоэнергии вкладывает, что больше похоже на взрыв фугаса. Осторожно маневрируя так, чтобы немногие оставшиеся рыцари оказались между мной и кибердемоном, я спровоцировал его изничтожить их, а сам метнулся вверх по лестнице и прочь с его глаз. Теперь, вопрос на миллион долларов: выглядел ли зверь достаточно повреждённым, чтобы не пережить один выстрел из Би-Эф-Джи? — Держись позади меня, любой ценой, — предупредил я Шантэй, переключаясь на рекомую пушку. — Ты тут не поможешь, эта штука изничтожает всё в широком секторе передо мной. Ну, поехали. Я сбежал вниз по лестнице, в зону видимости кибердемона. Увернулся от его очереди - всё ещё разъярённый, всё ещё шесть выстрелов, а не четыре. Потом нажал спусковой крючок. Чудовищная пушка начала со зловещим гулом накапливать заряд. Я переместился так, чтобы балкон был строго позади - просто на всякий случай - одновременно сближаясь. Кибердемон перестал выцеливать меня, вместо этого воздев стальное копыто. Потом Би-Эф-Джи наконец выстрелила, на мгновение ослепив меня мощнейшей зелёной вспышкой. Не знаю, как они так сделали, что взрыв не наносит урона стрелку, даже в упор. Вторичные векторы этой пушки ещё более странные - что-то связанное с подпространственными манипуляциями, полагаю. Они, наверно, лишь побочный эффект этого супер-прототипа - ибо кто в здравом уме делает противотанковое оружие наиболее эффективным при стрельбе в упор? Как бы то ни было, все эти вторичные векторы в сумме наносят даже больший урон, чем главный плазменный шар. А кибердемон словил их все. Он взорвался. — Мы победили! — жизнерадостно воскликнула Шантэй, спрыгивая через перила чтобы встать рядом со мной. — Эта пушка - просто жуть! — Да, она такая, — согласился я, изучая зал. — Ценой пятидесяти энергоячеек, эквивалент пяти выстрелов из рейлгана или очень длинной очереди из плазмогонки, она опустошает целые толпы одним выстрелом. Или убивает свежего кибердемона с двух. — Они поубивали друг дружку, — с отвращением заметила напарница, оглядываясь вокруг. Когда-то шикарный, зал был разорён: стены потрескались и почернели, пол - сплошное многоцветное месиво рваных демонов, разломанной мебели и разбросанной посуды. Тут и там сочились жиром куски жареной человечины. Мы направились к дальней двери. Пятиметровые створки не шелохнулись. Признаков того, что дверь требует ключа, не наличествовало, так что мы пошли искать рычаг. Первой проверили кухню. Надо было оставить Шантэй ждать снаружи. И не из-за зрелища целых трупов, жарящихся над пылающим огнём или разделанных, потрошёных тел на столах, совсем нет. Что поразило её - это запас свежей пищи, живые морпехи, насаженные на колья словно шашлык, через задницу и из грудины. С натугой дышащие, хрипло глотая воздух, вцепившиеся в свой кол от боли или прерывисто стонущие. Там их было пол-дюжины, среди гораздо большего числа уже задранных насмерть, или превращённых в зомби, дёргающихся бессмысленно и непрестанно. Шантэй налетела на них, словно вспугнутая медсестра. Металась от одного к другому, не зная, как помочь. — Думгай! — она обернулась, на лице - нехарактерная беспомощность. — Мы должны помочь им! — Да, должны, — ответил я, переключаясь на пистолет, делая свои намерения кристально-ясными. Её лицо побелело от ужаса: — Я... я имела в виду, мы должны спасти их... — И мы их спасём, — выдавил я, подавляя эмоции и передёргивая затвор. Потому что я тоже не каменный. Но это надо было сделать. — Стой! Погоди! — Она вскинула ладонь в универсальном останавливающем жесте. — Нет... Я понимаю. Оставить их страдать было бы запредельной жестокостью, и у нас может не хватить исцеляющих предметов... — Она начинала плакать, слёзы оставляли грязные дорожки на покрытом коркой запёкшейся крови лице. — Но... Может быть... Мы должны хотя бы попытаться! — Даже если это означает причинить им нечеловеческую боль? — спросил я. опуская пистолет. — Погляди на них. Нет, погляди на них. Они насажены намертво. Какую силу, ты думаешь, надо приложить, чтобы содрать их с кольев? — Буэ... — Шантэй сделала, как я ей сказал - и не сумела подавить содрогание. — Ну, боль - это всего лишь боль. Она проходит. Если бы я в тот раз струсила вместо того, чтобы прыгать все три мили до дома со сломанной ногой - меня бы здесь не было. Мы должны попытаться! Я посмотрел ей в глаза. Там была решимость, невзирая на слёзы, всё ещё текущие ручьём. Обошёл вокруг пленных, прикидывая, как сподручнее снять их. — Три мили со сломанной ногой? — Ну, я не была настолько осторожной и предусмотрительной, как следовало бы, когда мне было тринадцать, — призналась она, следуя за мной, словно щенок. — Но думаю, я тогда причинила дяде Мимику больше боли, чем себе. О, ужасы выращивания детей. Я посочувствовал этому дяде, кем бы он ни был. Логически рассуждая, умелые, боеготовые девицы ведь не растут на деревьях? Иначе встречались бы чаще. И процесс, должно быть, доводит нормальных родителей до ранних седин. — Так, — сказал я, останавливаясь возле одного из насаженных на кол морпехов. Тот вцепился в кол с такой силой, что дерево и его перчатки скрипели. — Начнём с этого. Я тяну за торс, ты толкаешь за ноги. Потому что, если мы спилим кол и попытаемся это сделать на полу - не факт, что сможем приложить достаточное усилие, держась за скользкую деревяшку. — Хорошо! — она решительно кивнула, берясь за ноги этого парня. Мы тянули и толкали, морпех кряхтел от боли и казалось, что вот-вот сдвинем - и тут он вдруг развалился. Грудная клетка осталась у меня в руках, болтая потрохами под диафрагмой. Ноги остались в руках у Шантэй, продевшей руки под колени. А середина... распалась самым ненатуральным образом, обдав упорную деву кровью, дерьмом и кишками. — Ай! — Она начала отфыркиваться, бросив ноги и вытирая лицо. Потом поглядела вверх, словно провожала глазами что-то невидимое, поднимающееся. — Дело может оказаться безнадёжней, чем я боялась. — Что ты имеешь в виду? — спросил я, кладя безымянное, мёртвое теперь тело. Чипы в их броне были все уничтожены в процессе насаживания на кол - скорей всего, умышленно. — Ну, миры духов, навроде этого ада, — начала объяснять она, пытаясь отчиститься, — у них всегда свои законы. — Хлестнула по стене, сделав хвост волос снова чистым. — Натуральная философия человеческого мира... Поправочка, миров. Она действует только до определённой степени. Когда... Скажем так, миры духов могут быть крайне опасны для слабовольных и неподготовленных. Я сама не замечаю, потому что оченно упрямая - ну, так друзья говорят - но как правило, человеку надо быть всё время на чеку, в готовности утвердить свою самость, иначе правила мира подчиняют его себе. — Ты имеешь в виду, надо напрягать волю просто, чтобы остаться собой? — воскликнул я. — Тогда проводить войсковые операции в аду опаснее, чем мы думали! — Скорее, напрягать волю чтобы продолжать существовать по своим правилам, — поправила она. — Я уже заметила, этот мир перекошен так, что живые существа имеют тенденцию взрываться самым ужасающим образом. А те, кто сдаётся... — Принимают правила этого места, — закончил я за неё, глядя вниз на куски тела и потроха. — Значит, мы сможем спасти только тех, кто не сдался. — Шантэй выпрямилась. — Я... не могу представить, что продержалась бы так долго... Это, должно быть, так больно... Я оглянулся на насаженных на колья парней. Если моя догадка права, затея была ещё более безнадёжной. Почему они ещё живы? Да, кол зажимает рану, останавливая кровотечение. Но не до такой же степени? У меня было подозрение, что это место имеет перекос ещё в сторону увеличения страданий, поэтому смертельно раненые остаются живыми намного дольше, чем естественно. А была вообще чёткая граница между нами и зомби, которые часто ходят со страшными ранами, а иногда даже умудряются двигаться и стрелять, не имея головы? Взялись за следующего. — Нх... Не стоит... — прохрипел он, подёргиваясь. Мы всё равно потянули. Когда почти уже сдвинули... его внутренности вывалились из задницы, оставшись на колу, с которого сам он соскользнул с внезапной лёгкостью. Закричал от боли - и обмяк. — И этот - тоже, — печально прокомментировала Шантэй, отпуская ноги и провожая глазами что-то невидимое. — Уверена? — спросил я, потому что тело всё ещё дёргалось. — Ага. — Она вздохнула. — Ты разве не видел, как душа отлетела? Чего-чего?.. — Я... не умею видеть души, — осторожно признал я. — Ты не умеешь? — удивилась она. — Тогда... А! Аааа! Это, должно быть, моя личная способность, как загашник. А я всегда думала... Ык! У нас нет времени на такое! Они страдают! Мы попытались снять следующего парня, и следующего, и следующего - но все скончались тем или иным особо кровавыми образом в тот момент, как нам почти удавалось снять их с кола. Шантэй мрачнела всё больше, постепенно смиряясь с поражением. Но решимости не утратила. Последнего мы ухватили уже автоматически. Я тянул, напарница толкала... Этот засел прочнее, чем остальные. Мы поднатужились, поднимая парня со всех сил. Он застонал от боли, мы потянули ещё сильнее, он начал сдвигаться... Я ожидал, что тут-то он лопнет на куски - а он возьми, и сдвинься целиком, крича от боли. У нас... получилось? Я спешно снял морпеха с кола и практически бросил на пол: кровь хлестала, у нас были секунды. Шантэй бросила на него сферу душ. Та слилась с его телом со звуком, напоминающим аккорд струны. Кровь прекратила хлестать. Шантэй добавила артефактом синей брони. Его броня засветилась на мгновение, становясь невредимой. Даже большая часть грязи отвалилась. — У нас получилось! — заорала от радости Шантэй, приплясывая вокруг, словно зайка на стероидах. Не могу её винить. — Из всех... — женский голос нарушил ход моих мыслей. Спасённый морпех снял шлем, явив лицо греческой богини, обрамлённое коротко стрижеными светлыми волосами. — Флай! Где ты нашёл такую миленькую чудотворицу? — Арлин?.. — Ну да, ошарашили меня знатно. Это была одна из морпехов одного со мной Аллотехнического подразделения. — Я думал, никто с Марса не выжил! — Ну, я тоже думала: никто, не исключая меня! — Она улыбнулась во все тридцать два, обернувшись к Шантэй. — Чувствую себя как новая, как ты это сделала? — О, я лишь применила магические предметы, собранные тут и там, — скромно ответила заляпанная кровью танцовщица. — Знакомься: Шантэй, — сказал я. — Моя младшая напарница (sidekick) и эксперт по всему сверхъестественному. Шантэй, знакомься: Арлин Шнайдер, лучший снайпер нашего подразделения. — Рада познакомиться. — Шантэй улыбнулась. — Не поверишь, насколько я рада, что удалось спасти тебя! — Ха, спорим - я ещё больше рада, что тебе удалось? Шантэй заливисто рассмеялась. Потом добавила: — И я - не просто его оруженосица, я ещё его носительница магических предметов. — Эй!... — Арлин наконец-то заметила слона в комнате. — Ты говоришь не на английском! — Добро пожаловать в клуб, — рассмеялся я. — Этот эффект перевода крайне сподручный, учитывая, что ад соединяется не с одним только нашим миром. Но обрати также внимание, как смысл может слегка искажаться. От «младшей напарницы» к «оруженосице», например. — Ээ, это одно и то же слово, повторённое дважды - так ведь? — неуверенно спросила Шантэй. — Видишь, что я имею в виду? Мы вышли в разгромленный зал. — Рада видеть, что эти уёбки получили заслуженных пиздюлей, — с кровожадной ухмылкой прокомментировала Арлин. Лицо Шантэй отразило слегка кислую ноту. Прости, малышка, но даже девочки матерятся, когда они - морпехи. — А где остальная армия? — Вынужден с прискорбием сообщить, — окольными путями начал я, — что наше контр-наступление захлебнулось. Никто не ожидал, что демонов окажется такая прорва. Так что... Теперь в аду действуют целых два морпеха, типа как ведущих партизанскую борьбу. Кому-то надо найти изх лидера и, ээ... — Я покосился на Шантэй — ..вывалить на него банку с люлями. — Только ты, Флай... — Она покачала головой. — Ну, как насчёт обеспечить меня оружием?.. Давай, не жадись, я знаю твою фишку. Я расстался с рейлганом и сотней энергоячеек. Шантэй предложила Арлин всё своё оружие, сказав, что редко им пользуется. Но сродство Арлин позволяет ей таскать в подпространстве только один ствол - и это место теперь было занято рейлганом и его крупногабаритными боеприпасами. А Шантэй всё равно нужно было что-то на случай внезапного окружения. Пробовали так и эдак, передавали оружие друг другу, пока не остановились на следующем раскладе: Арлин - с штурмовой винтовкой и базукой через плечо, на поясе - один запасной барабан, остальные карманы разгрузки заняты магазинами. Стандартная штурмовая винтовка, может, и слабовата против более мясистых демонов - но то на ближних и средних дистанциях. Её кучность позволяет вести прицельный огонь издалека, а даже барон выдерживает не так уж много пуль в голову. Короче, штурмовая винтовка идеальна для войны, какой она была, пока демоны не перевернули её с ног на голову. Шантэй, в свою очередь, получила мои два пистолета-пулемёта и все патроны к ним. Она их будет применять только в ближнем бою. Мы проверили и убедились, что она способна стрелять по-македонски: силы-то ей было не занимать. А если ей посреди боя понадобится их перезаряжать - значит, делает что-то не так: её основное оружие - магический рывок с мечом и способность уворачиваться от пуль. Я вкрадце обрисовал всё это Арлин, чтобы знала, чего ожидать от нашей необычной соратницы. Также отметил тенденцию Шантэй лезть поперёк батьки в пекло. Рекомая заметно смутилась. Так и надо. Наконец мы нашли рычаг, открывавший двери. Готовились к схватке - а обнаружили пустой двор. Центральную дорожку обрамляли больные на вид деревья, кусты и декоративные фонтаны, журчащие кровью. Но ни одного демона поблизости не было. Моё внимание, однако, притягивал многоярусный город, разлёгшийся на утёсах, словно гигантский красный ёж, тёмные иглы его бесчисленных шпилей нацелены в раскалённое небо, затянутое рваными облаками. — А вот это, — сказал я, чувствуя, как губы растягивает кровожадный оскал, — как раз похоже на логово босса, которое мы искали.

* * *

Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты