Слишком добрая для подобных зверств v1.1

Doom, Shantae (кроссовер)
Джен
NC-17
В процессе
66
автор
Размер:
планируется Макси, написано 103 страницы, 8 частей
Описание:
[НА ПАУЗЕ ДО КОГДА НИБУДЬ В 2021] Кровь! Сколько крови! Решимость добросердечной полуджинни подвергается испытанию несравнимыми зверствами настоящего, неотцензуренного ада, в то время, как орды бешеных зверей пробуют на зуб её боевое мастерство. Главная героиня "Шантэ и проклятия пирата" (Shantae and Pirate's Curse) попадает в День Истребления Зверской ПогибелИ v21 (Extermination Day Campaign of Brutal DooM v21)
Примечания автора:
Написание было приостановлено из-за комбинации "устал от дума" и занятого сезона на работе. Обязательно допишу пока живой, но перезапустить пока не получается.

Пишу на английском. Запланированная длина 13 глав, 60..70 тысяч английских слов.

Временная титульная картинка http://ranmafics.chebmaster.com/i/fanf/tnfsb/tnfsb_title180.png , потом закажу художнику какую запланировал.

Английская версия https://www.fanfiction.net/s/12870466/1/Too-Nice-for-Such-Brutality
Публикация на других ресурсах:
Разрешено только в виде ссылки
Награды от читателей:
66 Нравится 57 Отзывы 16 В сборник Скачать

7. И тишина. Нехорошая такая.

Настройки текста
Когда тоннель оказался непроглядно-тёмным, Шантэй порадовалась, узнав, что в шлеме Думгая есть светильник. Путь был долгим, извилистым но преодолевали они его без происшествий. В конце концов остановились на том, что Думгай шпарил вперёд, а Шантэй догоняла его пятно света рывками со скимитаром. Когда ей уже начинало становиться не по себе от полного отсутствия монстров - тоннель, наконец, кончился. Двое нетипичных компаньонов ступили под свет привычного чёрно-багрового неба. Перед ними высился приземистый, массивный форт серого камня... И времени разглядывать подробности не было, поскольку ворота как раз поднимались, выпуская чудовище, каких она ещё не видала. Это был какого-то рода кентавр, верхняя половина коричневого громилы на туловище... льва, что-ли? И он был подавляюще огромным, вдвое выше баронов и рыцарей. Внезапная битва с боссом! Укол страха, как всегда, преобразовался в волну кипящего льда, прокатившуюся по жилам, придавая отчаянную энергию. — Уворачивайся! — выкрикнул Думгай Шантэй отскользила назад и вбок, и ещё раз, а потом шар зелёного огня уже летел и ух ты, огромный-то какой, её тело обдало лучистым жаром. Дала ему пролететь мимо безвред.. БАБАХ. Сверху сыпались земля и камушки, всё затягивал дым, в глазах плавали искры, в ушах звенело. Шантэй отшатнулась назад, за угол левой башни. Чувство опасности взвыло о надвигающейся неминуемой смерти! Скользнув вперёд, ближе к боссу, она услышала, как пули жужат в воздухе, обдавая спину воздушными волнами, громко вгрызаясь в скалу справа. Пришло осознание, что они с Думгаем - как в западне в невеликом квадрате между выходом тоннеля - обрамлённым отвесными скалами - и стеной форта. Её соратник открыл по монстру огонь из своей... зуки. Ракеты рвались оглушающе близко, чуть ближе - и саму танцовщицу прибило бы. Но монстр только взъярился! Запустил ещё один огненный шар, потом ещё. Думгай увернулся перекатами. Оба заряда взорвались со страшной силой, бабаха в них было больше, чем в ракетах! Сражаться с этой тварью на таком ограниченном пространстве было самоубийством. С одной стороны - стена пуль. С другой - овраг. Было только два выбора: внутрь форта или в тоннель. Шантэй побежала в тоннель, оставляя звуки битвы позади, надеясь, что Думгай уцелеет. Наконец у неё было достаточно места для разбега. Рывок со скимитаром на врага - оказалась возле громилы в мгновение ока, тараня одну из передних лап. Обоих отбросило, лишив на мгновение равновесия. Потом зверь встал на дыбы, сосредоточив всё внимание на девушке в красном, целя раздавить её ударом когтистых лап. Шантэй увернулась, отскользив назад изо всех сил, пируэтом на одной ноге. Чёрные когти раздробили камень там, где её уже не было. Заметив, что Думгай закончил перезаряжать своё оружие, она снова отскользила назад, потом бросилась бежать, петляя, поскольку босс вознамерился бить по ней огнём с расстояния. Она увернулась от одного шара бледно-зелёной смерти когда начали грохотать ракеты. Не чувствуя продолжения атак в спину, Шантэй бросила взгляд через плечо как раз вовремя, чтобы увидеть падение врага, избитого и окровавленного, изрыгающего зелёную кровь из открытой пасти. Запоздалый взрыв в глубине тоннеля ударил по ушам своей бабахной волной. — Ч.. что это был за монстр? — спосила у Думгая, выходя из тоннеля, слегка запыхавшаяся. — Такие часто встречаются? — ᛒᛖᚦᛚᛖᚷᛟᚱ, — пробурчал тот. Потом повторил по слогам, видя её непонимание: — Беф-ле-гор. Они крайне редкие, скорее встретишь ᚲᛁᛒᛖᚱᛞᛖᛗᛟᚾ-а. Потом подкрался к углу левой башни, выглянув на мгновение и отдёрнувшись. Град пуль вгрызся в угол. — Ну, конечно, — проворчал. — Те эйч-ем-жи в замке у подножий были у них не последние. Насколько масштабным был этот коллаборационизм? — Эээ... — неловко промямлила Шантэй. — У них там тяжёлые пулемётные турели, — объяснил Думгай, сменяя базуку на более короткое цилиндрическое оружие, имевшее по бокам что-то вроде стеклянных окошек, за которыми плясали синие молнии. — Пойду повыцеливаю их. — Он указал на одну из двух платформ подъёмников, шедших вдоль стен привратного зала внутри форта. — Сможешь их отвлечь? Только осторожно. — Хорошо, — с лёгкостью согласилась Шантэй. — Но как... А! Ты ж услышишь! Дождалась пока он уедет на платформе подъёмника наверх - последовали мясистые удары, хруст и стоны зомби - прежде, чем побежала наружу, где высунула голову за угол. Там был ров, отделяющий эту привратную башню от гораздо большего форта, возвышавшегося... Чувство опасности возопило о надвигающейся смерти! Отдёрнулась, так и не увидев, кто по ней стрелял. Обдало каменной крошкой, град пуль грыз угол. Потом раздался резкий звук похожий на «пиу» и пули прекратились. Шантэй снова заглянула за угол. На этот раз чувство опасности молчало. Она увидела закреплённую на противоположной стене деревянную платформу, поддерживаемую цепями. И платформа, и стена за ней были заляпаны кровью. Курился лёгкий дымок. На платформе стояло оружие на ножке, вроде тех митральез Боеприпас-барона. Но намноооого смертоносней. Как там её соратник их называл? Тяжёлые машин-о-пушки? Осторожно вышла из-за угла, изучая главное строение форта. То было приземистым и неэлегантным, угловатые угловые башни, между ними - длинная стена, всё одинаковой высоты. Шипастые обезьяны из забранных решётками окон швырялись огненными шарами. Пошла вперёд, не обращая внимания, в сторону массивного каменного моста, соединяющего малый форт с главным входом. И тут чувство опасности снова взвыло! Разглядела на балконе над воротами пару зомби с митральезами в красной броне, но было уже поздно! Неспособная отступить назад - тогда бы точно столкнулась с огненными шарами - начала отскальзывать вперёд, снова и снова. Зомби запаздывали с прицеливанием лишь на мгновение, пули жужжали леденяще близко, шлёпали по земле позади. Не оставалось выбора, кроме как упасть в ров! По счастью, кровь здесь оказалась неглубокой и сапоги не залило. Укрытая в безопасности рва - что был, на деле, небольшим ущельем - Шантэй хорошо рассмотрела синюю спираль, прочертившую воздух между башней, где сидел Думгай, и балконом. Этот второй резкий «пиу» сопровождался брызнувшими ошмётками - некоторые даже долетели до рва. Значит, это оружие было не слабей базуки. А кроме того - бее. Как бы ни необходимо, взрывать врагов всё равно гадостно. Шантэй покосилась на человеческий глаз, плавающий в крови, лижущей её сапоги. Так, собралась. Надо дорогу домой искать и злые планы срывать. Начала искать, как бы вылезти из этого затопленного кровью ущелья, не снимая сапог. Потому что ходить босиком по крови и мясу оченно гадко и противно. Думгай собирался войти в форт - нашёл рычаг, поднявший гигантскую железную решётку, преграждавшую ворота - но Шантэй предложила сначала разведать. Залезть на стену было просто, хоть руки и начинали уже ныть от всех этих упражнений. Обычно-то она руками пользовалась только изредка удары блокировать, а куда надо - запрыгивала. Форт оказался формой, как подкова. На дальней стороне мост к высящемуся впереди утёсу от внутреннего двора отделяли лишь гигантская решётка - сейчас поднятая - да узкий мостик балкона. Фактически, Думгай мог войти внутрь, просто обогнув форт, поскольку мост ничем не отделялся от узкой полоски земли между стенами и рвом. Была пара моментов когда зомби во дворе открыли по Шантэй огонь - но это всё была рутина. Подземелья никогда не бывают без враждебных созданий. Прокричала советы как пройти Думгаю внизу. Его путь вокруг форта был хорошо слышен: какие-то монстры пытались остановить его. Им же хуже. Когда дошёл до внутреннего двора - Шантэй начала высовываться над краем крыши, стреляя в зомби и снова скрываясь. Каменный парапет жевали стаи пуль: среди зомби были и эти в красном, с митральезами. Было страшно, приходилось напрягать волю чтобы не прервать свой отвлекающий манёвр. К счастью, стрельба скоро стихла. Шантэй заглянула через край. Внизу были только мёртвые тела и Думгай возле кровавого фонтана в центре двора, перезаряжающий своё оружие. Спрыгнула к нему. Изучив окружающий ландшафт, пришли к выводу, что им - в пещероподобный проём в утёсе на том конце моста. Но была махонькая проблемка в виде гигантской решётки, преграждающей путь. Шантэй с лёгкостью протиснулась между железными столбами, взбежала по короткой лестнице... и упёрлась в запертую дверь. Требующую красного черепа-ключа, если судить по обрамляющим её до боли очевидным орнаментам. Кнопки или рычага для опускания решётки тоже не наблюдалось. Танцовщица в пиратских сапогах вернулась на мост. В досаде изучила утёс. Тот тянулся ввысь, и ввысь, и ввысь, невероятно высокий, внушительный и подавляющий, вершина неразличима на фоне чёрных облаков. Руки и ноги заныли от одной только мысли. Не, тут и думать нечего. Смирившись с необходимостью обшаривать форт, вернулись во двор, поднявшись по ступенькам к двум дверям, ведущим внутрь. Небольшой рычаг в нише между ними заставил двери подняться. Внутри оказался огромный привратный зал, разделённый стеной на две половины с разнящейся высотой пола, соединённые лестницами вдоль боковых стен. Центральная стена не давала увидеть двери во двор от главных ворот. Никого и ничего тут не было, только мощёный булыжником пол, ничем не украшенные стены серого камня и уйма этих металлических бочек со светящейся зелёной жидкостью, составленных возле главных ворот, почти преграждая их. Думгай решил исследовать правое крыло - если смотреть спиной к главному входу. Внутри оказался серый извилистый коридор с дверями тут и там. Думгай шёл впереди. Некоторые двери были заперты. За некоторыми оказывались скудно обставленные комнаты, пустые или с одним-двумя зомби, которых стоический герой размазывал по стенам - часто до того, как его успевали заметить. Она никогда больше не сможет остаться равнодушной к словам «выкрасить в красный», это уж точно. По крайней мере, удалось добыть жёлтый ключ, запиханный в комод в одной из комнат. Железная морда сатира, плюющаяся огненными шарами заставила почувствовать себя как дома, хоть и отличалась от змеиных голов родной Страны Блёсток, плевавшихся огненными шарами в более сложном ритме один - пауза - три - пауза. Думгай не умел перепрыгивать огненные снаряды, как она поступила почти не задумываясь. Ему пришлось ломануться в ближайшую дверь, на беду обитавших там зомби. Шантэй проверила другую дверь - и натолкнулась лицом к лицу на рыцаря, тут же взревевшего. У неё чуть сердечный приступ не случился! Ойкнув, начала пятиться, не забывая и об огненных шарах. Громила последовал за ней. Потом его застрелил Думгай, высунувшийся из своей комнаты. Но вот, наконец, и конец корридора. — Это ловушка, — озвучила очевидное Шантэй когда они стояли бок о бок, разглядывая просторную комнату с весьма высоким потолком, вся передняя стена которой была одним большим проёмом. В нише в дальней стене маняще ютились две больших чёрных коробки со светящейся оранжевой полоской. — Она самая, — согласился Думгай. — И у меня насчёт неё плохое предчувствие. Пошли. Напротив комнаты была винтовая лестница, ведущая вверх. — Погоди, — остановила она его. — Тебе эти... прямоугольные штуки нужны? — Она вгляделась в неоднородности потолка. Потому что если чутьё её не подводило... — Так выглядят крупные упаковки боеприпасов для моих лучших пушек, — пробурчал соратник, в чей голос закралась досада. — Которые у меня как раз почти кончились, после той... Нет, стой! Но Шантэй уже зашла в ловушку, ступая осторожно. Ржавый скрип и последовавший за ним могучий лязг всё равно заставили её вздрогнуть, так напряжена она была, ожидая от ловушки дополнительных неожиданностей. Краткий взгляд вокруг. Решётка из металлических прутьев, толстых, словно древесные стволы? Есть. Потолок стремительно опускается? Есть. Кроме того, он вырастил ржавые шипы, покрытые запёкшейся кровью. Бе. Умыкнув коробкообразные штуки в свой загашник, Шантэй отпрыгнула к решётке. Где проскользнула между прутьями почти без усилий. Она заслуженно гордилась гибкостью своего тела! Самым трудным было протащить уши, не ободрав. Потому что голова, к сожалению, не сжимается. Но она справилась, покачав той из стороны в сторону, за мгновение до того, как опускающийся потолок чуть не задел её по носу. Шкряяя-ГРОХ! А потом потолок снова поднимался, ловушка взводилась заново. — Вот, — она просияла, вручая Думнаю свой улов. Тот, кажется, собирался отчитать её за неосторожность. Потом вздохнул и прикоснулся к коробкам носком сапога, исчезнув их в собственный загашник. Винтовая лестница кончилась дверью, требующей синего ключа. Героям пришлось возвращаться. Лестница привела их в угловую башню, соединённую длинной галереей с такой же башней на другой стороне форта. Привет, розовые гориллы, знакомьтесь: Думгай. Прощайте, розовые гориллы. Вдоль внешней стены попадались зарешёченные окна, под ними лежали дохлые шипастые обезьяны. И когда он только успел их пострелять-то? Средняя часть галереи была открытой, формируя балкон над главными воротами, заляпанный потрохами зомби с митральезами. Потом - ещё одна дверь. Поднялась на палец - и заклинила. В башню этим путём было не попасть. Шантэй предложила просочиться по стене, но недалеко от двери была платформа подъёмника, занимающая почти весь просвет корридора, и Думгай хотел проверить, куда та ведёт. Нажал кнопку - пол опустился, явив пустой зал со столами, полными деревянных кружек и жареного мяса, вдоль них - небрежные ряды стульев. Шантэй ощутила приятный, манящий запах шашлыка, такой ядрёный, что перебивал даже вездесущую вонь. Потом заметила полыхающий камин, в котором жарились изуродованные человеческие тела. Пришлось сражаться с мощным приступом тошноты. — Стой, я слышу оттуда голоса. — Думгай указал на дверь, ведущую, наверно, в привратный зал. Шантэй кивнула - её ещё мутило - и проверила другую дверь по собственной инициативе. Обнаружила только короткий корридор, идущий парралельно обеденному залу, с пустыми полками вдоль стен. Потом присоединилась к Думгаю, заглядывавшему в привратный зал. Который больше не был пустым: множество зомби в чёрной броне тащило эти бочки светящейся жидкости в направлении обеденного зала. Заметив героя и его вроде-как-оруженосицу - бросились за оружием, роняя бочки. Те расплёскивали содержимое, одна даже опрокинулась, разлив по бугристому булыжному полу большую лужу. Думгай, против ожидания Шантэй, спешно попятился обратно в обеденный зал вместо того, чтобы сразиться с неожиданно прибывшими врагами. Она быстро сложила два и два: — Эти бочки опасные? — Весьма, — подтвердил стоический соратник. — При попаданиях взрываются довольно мощно. И радиус поражения больше, чем у ракет. — А! — Зомби никогда не принимают эту опасность в расчёт, — добавил он. — Обычно я не мешаю им подорваться, даже провоцирую на это, но тут многовато бочек на мой вкус. Шантэй согласилась, что обвалить форт себе на головы - лучше не рисковать. Так что, перестраховались, дождавшись, пока зомби приволокутся сами. Не так уж они отличаются от диких зомби Страны Блёсток, решила она когда уже четвёртый пал. Зомби стремились к врагу словно мотыльки к лампе, не пытаясь перегруппироваться или применить другие трюки. Их сила была только в смертоносных мушкетах да в численности. Одного умело засевшего Думгая оказалось достаточно, чтобы обречь их всех на погибель. Прокравшись между размозжёнными, истекающими кровью телами - зомби у неё на родине никогда не истекали кровью, но у этого ада были свои, весьма жестокие правила - Шантэй убедилась, что в зале не осталось никого условно живого. — Хмм, — прогудела себе под нос, с любопытством уставившись на светящуюся зелёную лужу. Даже сквозь вездесущую вонь от той пахло странно, горько и как-то электрически, словно после одного из её заклинаний молнии. — Что же это, всё-таки, за вещество? — Если честно? Без понятия, — признался Думгай. — Официальная версия - ядрёные отходы. Но я считаю - брехня. Оно не только недостаточно радиоактивное - все вокруг попадали бы мертвее дверных гвоздей после взрыва только одной бочки, если бы это было правдой. Но с ядерными станциями оно как-то связано. Пол-электростанции на Марсе было залито этим дерьмом. За что могу поручиться - что оно вредно для нас, людей. Так что, не наступай - и тем более, не падай. Не так вредно, как бегать по расплавленной лаве, но оно высасывает твои силы и чувствуешь себя после этого говённо. — А. — Она попятилась от такой невинной на вид лужи. Свечение было даже красивым, если честно. — Зачем им столько? Думгай пожал плечами: — По какой-то причине демоны просто обожают это дерьмо и запасаются такими бочками как только могут, плюя на опасность. Там, на Земле, они даже умудрились целую реку превратить в него. Текло там вместо воды. При ближайшем рассмотрении оказалось, что один из зомби уронил красный череп-ключ! Теперь оставалось лишь найти способ поднять ту решётку - и можно двигаться дальше. Исследование продолжилось. Тот коридор за обеденным залом вёл в тюрьму, все её вонючие клетки - открыты, двери нараспашку. За тюрьмой нашлась дверь жёлтого ключа, почему-то открытая, за ней - комната с... варп-платформой. Шантэй поёжилась. Думгай согласился, что проверять на себе варп неизвестно куда - не в их интересах. Развернулись и поднялись на подъёмнике обратно во внешнюю галерею. Там Шантэй применила рывок со скимитаром, таранив заевшую дверь и освободив её. Башня оказалась пуста. Можно было попасть на деревянную платформу с оружием на ножке - так называемым «эйч-эм-жи», хоть там всё и было заляпано зомби. Думгай даже надеялся взять эту штуку с собой, но та оказалась слишком тяжёлая, чтобы убрать в его загашник. От башни вдоль почти всего форта шёл балкон, в направлении утёса, на который им надо было подняться. Налево открывался отличный вид на удручающий ландшафт. Коричневые джунгли начинались прямо на той стороне ущельеобразного рва, заросшие лесом холмы тянулись вдаль между утёсов, высящихся в багровой дымке. Монстров на глаза не попадалось. Вся эта пустота начинала уже нервировать. — Думаю, мы пришли рано, — сказал Думгай, когда их путь преградила ещё одна дверь, требующая синего черепа. — Мы их застали врасплох, пока в этом форте одна лишь скелетная команда. — Ээ, я, кажется, не поняла, — пожаловалась Шантэй её глаза прикованы к здоровенной куче припасов, виднеющейся через зарешёченное окно. — Не думаю, что нам встречался хоть один каклер. — Что такое как... А, конечно, тут и гадать не чего. Я имел в виду, что команда в форте - минимальная, только порядок поддерживать, — объяснил Думгай. — Мы называем такое «скелетная команда». — А! Понятно! — ответила Шантэй, почти не слушая. Дверь сокровищницы была обрамлена жёлтым. — Кажется, у нас есть жёлтый ключ? — Тут нужна жёлтая ключ-карта, — проворчал человек в зелёном. — А у нас - череп. Он тут бесполезен, уж поверь. — В таком случае! — провозгласила она, отвечая на вызов этой самоуверенной сокровищницы. Подошла к окну, прижала голову к решётке и попыталась пропихнуть. Ржавые пруты витого железа не согласились. Оеньки. Но она не сдавалась. Сокровища, лежащие на виду - вызов любому уважающему себя охотнику за реликвиями! Ну и что, что пришлось снять серьги, разомкнув золотые кольца в ушах, а потом протискиваться с такой силой, что её острые уши и бока головы после этого саднило? Пропихнуться целиком было легче лёгкого, после того, как голова прошла. Думгай за спиной вздохнул. На полках вокруг была уйма боеприпасов. Она засосала магазины в загашник, положив их в ячейку к штурмовой винтовке. Затем - ряды за рядами этих красных цилиндриков для картечницы. Каковой она в данный момент не имела, пришлось подыскать в уме место для них. Загашник был странной штукой, полной нелогичных ограничений. Вещи привычные, вроде повседневной одежды, она могла хранить без ограничений. Вещи, у которых было предназначение, вроде квестовых предметов - или пиратской экипировки, к счастью - тоже без ограничений. Но припасы... Поначалу у неё были с ними трудности, пока один странник не научил её технике медитации: нарисовать в уме разлинованные клеточки и хранить вещи в этих ячейках. Она тренировалась год за годом: хоть медитация и скучная, пользы от этой техники - не описать. Сейчас она могла держать решётку четыре на три ячейки. Так, посмотрим-ка... шесть порций целебного зелья, четыре авто-зелья, штурмовая винтовка с семью магазинами, базука с четырьмя барабанами. Пусто, тридцать два заряда к картечнице, один суши, пусто. Одна сфера невидимости, две сферы душ, одна руна демонской силы, четыре аптечки. Да, у неё опять осталось два свободных места, в то время, как часть сокровища ещё не была собрана. А именно - семь светящихся синих кирас, которые были смехотворно велики для её стройного тела танцовщицы. — Эти... — начала она, указывая на них, когда с ней приключился конфуз. Она коснулась одной из кирас. Синяя вспышка - Шантэй взвизгнула... И уставилась на свой наруч. Потому что тот был тёмно-синий вместо золотого! — Это артефакт синей брони, — терпеливо объяснил Думгай. — Делает броню крепче, почти непробиваемой. Держится пока удары врагов не исчерпают заряд. Чем больше на тебе брони - тем дольше продержится. В твоём случае... — Я его извела напрасно, — понуро подытожила Шантэй, разглядывая свою одежду, превратившуюся из красной в голубую. Даже пиратские сапоги стали тёмно-синими. — И что с того, что я теперь могу, наверно, блокировать удар барона? Он меня по любому в полёт отправит. Убрала шесть оставшихся кирасообразных артефактов в загашник. Одно свободное место осталось. Вылезать оказалось не менее болезненно, чем залезать. — Слушай, — сказала, баюкая саднящие уши, — у нас есть красный череп-ключ от двери на той стороне моста и мы нашли две синих двери, ведущих на тот балкон над выходом. Что-то мне подсказывает, что рычаг от той огромной решётки - там. Как насчёт я залезу на тот балкон, а ты пока пойдёшь к мосту? Готова поручиться, синий ключ можем не искать. Думгай неохотно согласился. Отсутствие монстров его тоже нервировало. Шантэй быстро забралась на стену рядом с синей дверью, пробежала по почти плоской крыше и спрыгнула на балкон. Хоровое злобное шипение заставило её вздрогнуть. Шипастые обезьяны слева, в корридоре, над которым она только что беззаботно пробежала! Внутренне скривившись на такую необходимость, Шантэй вытащила скимитар и побежала на коричневых зверей с боевым кличем. Их огненные шары бессильно расплескались о её неуязвимость, а потом сами монстры расплескались по стенам. Прервала рывок, проехав юзом до полной остановки. Выживших не было. Пошла обратно на балкон, мясо чавкало под ногами. Какое месиво. Рычаг оказался там, где и предполагалось. Гигантская решётка опустилась, девушка спрыгнула на мост ждать Думгая. Хмм, что он так долго-то? В чёрных облаках, плывущих над нависающим утёсом, была своя дикая красота. Если бы только запах крови изо рва не лез в нос. В целом, эта земля была не настолько уж хуже Илоболотного острова. Тот тоже был мрачный и однотонный, вонял и был полон сильных монстров. ..стойте, что это за звук? Красная дверь открывалась, только самый низ было видно через пещероподобный проём в утёсе. Шантэй напряглась. За дверью оказалась пара огромных копыт, одно - бурое, другое - блестящее металлом, присоединённое к механической ноге. Нет, пожалуйста, нет. Копыта начали осторожно спускаться по ступеням, слишком узким для них. Постепенно явив огромные ноги, правая - металлическая ниже направленного назад сустава. Нееет. Шантэй обнаружила, что пятится и не может остановиться, во всём теле была леденящая слабость. Огромный демон прошёл под декоративными воротами. Остановился оглядеться надменно. Потом ступил на мост, высясь горой бугрящихся мускулов и литого металла. Глазки на его широкой, плоской голове светились злобными углями. Рассудком-то Шантэй понимала: это был лишь младший брат Того Босса. Коричневый, не красный, и механическая нога только одна, и только одна из его массивных рук заменена угловатой пушкой, и пушка эта всего лишь с быка, а не с дом. Но попробуй, объясни всё это жидкому ужасу, струящмуся в её жилах. Босс вперился в неё взглядом. Потом издал ужасающий рёв, скрежещущий звук первобытной ненависти. Вся громада сотрясалась от его мощи. Шантэй смогла не упасть в обморок только благодаря специальным тренировкам, повторя мантру «потерявший сознание охотник за реликвиями - мёртвый охотник за реликвиями» из самого начала своей карьеры, когда ей стукнуло двенадцать и она наконец могла бить слабых монстров сама. Она тогда начала исследовать подземелья, заставляя дядю страшно волноваться. Такого монстра ей точно не побить. Ни за что, никогда. Но стояние на месте никого никуда ещё не приводило. Кроме ранней могилы, может быть. Трепеща от страха, выхватила базуку и выстрелила Боссу в лицо, тут же убрав оружие и вытащив скимитар чтобы рывком уйти прочь. Не успела. Демон ответил четверным выстрелом из своей пушки, даже не поморщившись от попадания ракеты. Шантэй с лёгкостью увернулась от четырёх ярких, компактных шаров огня. Потом позади загрохотали взрывы, болезненно обдавая спину землёй и каменной крошкой. Какая подавляющая мощь! Все танки и пушки Боеприпас-барона казались на этом фоне игрушками, а боссы Страны Блёсток - глупой немочью. Оглянулась по сторонам. Путь вдоль стен форта... Был непроходим: слишком узко! Даже если увернуться от этих зарядов - попадут в стену. И тебя разбрызгает взрывом по окрестностям. Единственный открытый путь... Она увернулась ещё от четырёх выстрелов... был глубже во двор. Который теперь казался таким маленьким, полным препятствий о которые могут сдетонировать вражьи заряды. Деревья, центральный фонтан, возвышения с клумбами, приподнятыми на каменных стенках... Спрыгнуть в ров? Та же проблема, как с бегством вдоль стен. Она окажется под мостом в ловушке - и кто знает, может Босс просто обрушит этот мост ей на голову. Или перегнётся через край и начнёт глушить её, словно рыбу в бочке? Пока что монстр был абсолютно предсказуемым, всегда стреляя точно по ней сериями по четыре. И он медленно пересекал мост, останавливаясь, чтобы стрелять. Движимая ужасом, она приняла самое рациональное решение, сокращая дистанцию. Может, перестанет надвигаться, если она окажется достаточно близко? Мысль об ужасной смерти в огне, если этот тоже умеет его выдыхать... просто не уходила. Босс отреагировал на её приближение, высоко подняв своё металлическое копыто. Притоп ударной волны! Привычная техника, излюбленная многими монстрами на родине, даже Кальмар-барон такую применял. Страшась того, какой мощи притоп будет у этого, Шантэй подпрыгнула изо всех сил и зависла на пиратской шляпе. Могучий Притоп вышел оглушительным, подняв пыль и брызнув каменным крошевом. Устрашённая, Шантэй отпланировала назад и спрыгнула на землю как раз вовремя, чтобы увернуться от следующих четырёх выстрелов. Не должен был Думгай уже добраться? Ахнула, представив, как тот застрял в какой-нибудь ловушке и ему нужна срочная помощь. А это чудовище продолжало теснить её всё глубже и глубже во двор, загоняя в самый буквальный угол! Изначальный приступ неодолимого ужаса утих до леденящего страха в жилах, ускоряющего рефлексы, обостряющего восприятие. Пятясь, она продолжала кидать взгляды назад, следя за препятствиями за спиной. Когда один из зарядов ударил в центральный фонтан, но тот устоял - заметила. Когда ударил второй, а украшение всё стояло, безмятежно струя кровь - у неё в голове начал формироваться план. Пятясь немного в сторону, не упуская из вида препятствия, о которые могли бы взорваться заряды, Шантэй стремительно отступила и прижалась к земле за фонтаном. Взрыв за взрывом сотрясал примитивное украшение из толстого, короткого столба и тонкого, высокого на нём, покрытого струящейся кровью. Зачарован, что-ли? Неважно. Вот её шанс. Чудовище прекратило стрелять и начало обходить фонтан, двигаясь вправо от неё. Шантэй обежала с другой стороны, выхватывая скимитар. Три взрыва сотрясли фонтан, один разнёс в щепу дерево по левую руку от неё. Потом неуязвимость сработала - и она неслась через мост с головокружительной скоростью. Помня, как вышло с ракетой Думгая - синяк на пояснице всё ещё побаливал - двигалась зигзагом как могла. Пара зарядов медленно обогнали её, взорвавшись об утёс. Пронесясь размытым росчерком вверх по ступеням... еле успела затормозить чтобы не врезаться в армию, выгружавшуюся с платформы только что прибывшего подъёмника. Тесно упакованная толпа огромных каклеров в кирасах, больше чем вдвое выше неё, как раз отпутывалась друг от друга. За ними еле виднелись грузные фигуры огнемётных жирдяев, шипастые обезьяны и зомби спешили выбраться пока их не затоптали. Шантэй замерла, в голове крутились слова Думгая «чувство опасности не поможет против снарядов, преследующих тебя, словно гончие». Ну, и воспоминания о том, как он просто выкосил прятавшихся шипастых обезьян в кровавом болоте из точно таких же пушечек, что сейчас украшали броню этих больших костяных монстров. Ре-ви-как-их-там разразились злобным шипением. Торопливая шипастая обезьяна запустила огненный шар, попав в каклера перед собой. Костяной громила схватил меньшую тварь за ногу и начал с хряском молотить об землю, превращая в кровавую отбивную. Шантэй отмерла, бросаясь вниз по лестнице, скимитар уже на готове. Одни каклеры начали стрелять из своих пушечек пока другие повалились переплетением костяных конечностей. Даже уносясь прочь, в направлении Босса, она ощущала спиной жар нагоняющих огненных зарядов, даже сквозь неуязвимость рывка. Увернулась от четырёх снарядов Босса, едва-едва: поворачивать в этом магическом рывке было непросто. Высящаяся громада воздела копыто, намереваясь растереть её в мокрое место. Неспособная отвернуть, Шантэй стиснула зубы и задержала дыхание, метнувшись прямо под воздетое копыто, задев его изгибом волосяного хвоста. Долю секунды спустя её толкнуло ударной волной, сбивая с курса. Потеряв равновесие, врезалась в фонтан. Мрачное украшение выдержало и удар Шантэй. Покрытая кровью колонна плыла и двоилась перед глазами пока она стояла, пошатываясь, временно оглушённая... Босс! Его снаряды! Она уже отскальзывала в сторону, крутанувшись к чудовищу лицом, чтобы как раз... узреть его огромные, рельефные ягодицы. Что?... Ещё несколько огненных шаров ударили в Босса словно жалкие хлопушки, не нанеся абсолютно никакого урона, но страшно оскорбив чудовище - если судить по рёву, который то испустило. Всё ещё ошарашенная таким поворотом, Шантэй начала пятиться к воротам, ведущим внутрь форта, ещё не до конца осознавая, что делает. Ей была нужна лишь секунда потянуть рычаг и дождаться, пока двери откроются. Секунда, которой у неё никогда бы не было пока внимание гигантского монстра было сосредоточено на ней. Босс начал палить по армии каклеров и прочих разносортных тварей. Против такой скученной толпы? Она бы в любом случае поставила на Босса. У армии и шанса не было против его мощи. Проскользнула внутрь, нырнув под поднимающейся дверью. Распласталась по стене, не рискуя... Ой-ёй, привратный зал был по прежнему полон этих светящихся бочек, понаставленных тут и там. Если заряд... Нет, если хоть одна пуля или огненный шар сюда влетит... Взвизгнув, Шантэй драпанула влево, не дожидаясь, пока двери опустятся. Судя по звукам, битва между Боссом и прочими монстрами только разгоралась. Бочки могли рвануть в любой момент! Оказавшись в знакомом уже корридоре - остановилась, наконец, гадая, куда же подевался соратник. Всё тут было как... Стойте, а эта вот дверь разве не была раньше заперта? Заглянула в проход, ведущий куда-то вниз, в подвалы. Там было темно, всё пространство загромождено деревянными бочками, ящиками и прочими препятствиями. — Ау? — окликнула в темноту. — Есть кто живой? — Я чччую ччеловека! — прошипел из темноты леденящий кровь голос. — Я чччую ссстрах! Затем - Думгаево отчаянное «Беги, Шант...» - и жужжащий, дерущий звук тинкер-митральез. Пульсирующие вспышки выстрелов превратили тёмное пространство в хаос мерцающего света. Она хотела остаться, хотела помочь, но ноги против воли сделали шаг назад от этих звуков, приносящих проблески болезнененных воспоминаний о смерти от точно такого оружия. И хорошо: из двери выскочил человек в знакомой, но тёмной и какой-то злой броне. Сквозь стекло его чёрного шлема полыхали два адских огня, глаза этой твари. Град пуль ударил через дверь, но тёмный легко подпрыгнул, почти так же высоко как Шантэй умела, намного выше, чем мог надеяться прыгнуть Думгай. Пули безвредно прошли снизу. Пока человек в чёрном летел вниз, уже напрягаясь, чтобы направить на неё свою митральезу, время для Шантэй замедлилось до черепашьей скорости. Отчаянно отыскивая выход, поняла: всё. Конец. Если не свалит его быстро - болезненный опыт умирания повторится. Но она не могла!.. Или могла? Базука на такой короткой дистанции убила бы её с тем же успехом. Штурмовая винтовка не ощущалась достаточно мощной. На голову ему запрыгнуть, целя скимитаром сверху? Не выйдет, он прыгает не хуже. Другие, местные, магические предметы? Невидимость не поможет против шквала пуль. Сфера душ, скорей всего, просто продлит агонию. Руна... Руна могла сработать, будучи сродни супер-супер-молоку монстров. Так ведь? Шантэй использовала руну, уже доставая из загашника. Её обдало волной жгучей, слепящей ярости, вскипевшей в крови. Начала хлестать по воздуху перед собой, одержимая желанием уничтожать, убивать кого-нибудь! Ненавистный враг опустился в поле зрения, и она начала попадать сначала по ногам, потом по туловищу. Его броня вминалась и лопалась под её ударами, плоть рвалась. Шантэй взревела, оглашая жажду крови и увечий. Больше! Больше живых тел! Человек перед ней отшатнулся, теряя равновесие. Потом упал. Внутренности струились из его сминаемого, рассекаемого тела. Больше ярости! Больше ненависти! Всё перед глазами - в оттенках красного, Шантэй продолжала хлестать мёртвое тело, опустившись на все четыре чтобы доставать, превращая врага в нераспознаваемое мясо с нечленораздельным рыком радостного бешенства. Никогда в жизни не чувствовала себя такой свободной, такой могучей! — Знаешь, твои волосы становятся красными когда используешь её. Тихие слова Думгая пронзили красную пелену, обрушившись, словно ведро ледяной воды. Шантэй замерла, уставившись в немом ужасе на размётанное мясо перед собой. Цвета возвращались. Поднялась на трясущихся ногах, обняла свой волосяной хлыст, прижав к груди. Он был алыым. И не от крови, нет, он был безупречно чистым, ничто не липло к её великолепным волосам. Алый был его естественным цветом, вплоть до последнего волоска. — М... Мои глаза - белые, да? — спросила, страшась ответа. Она ещё ощущала смутное желание увечить, броситься на Думгая, но была в таком ужасе, что оно терялось на его фоне. — Да, — осторожно ответил соратник. — Но у кого угодно глаза становятся белыми и светящимися если использовать руну демонической силы. Как он мог понять, не зная о её прошлом. Попыталась объяснить, запинаясь и подыскивая слова. О том, как магическую половину вырвали из её тела, извратили на путь зла и натравили на неё. Как ей пришлось убить свою магию. О том, что у злого двойника были алые волосы и белые, светящиеся глаза. Как страшно обнаружить, что стала злой. Ведь все признаки налицо! Не надо было использовать эту руну, надо было просто дать бы этому злыдню убить себя - и всё. — Думаю, ээ, ты напутала, — ответил Думгай после некоторой паузы, машинально пытаясь почесать голову. Его пальцы тюкнули о шлем. — Послушай, я не мастак такое объяснять, но... Зло - оно в каждом. Его просто держат похороненным, подавленным, спящим... Ну, типа того. Мирняк... В смысле, нормальные люди, живущие мирной жизнью, так всё и оставляют. Ты, будучи героем своей родины... Ну, думаю, тоже - раз у тебя не было проблем сражаться, как ты есть. Но когда встречаешь Ад лицом к лицу - и твоей силы оказывается недостаточно, удары твоего кулака не наносят достаточно урона а боеприпасов не хватает... Тогда ты ступаешь на эту скользкую дорожку, потому что другого пути к победе нет. И ты просто... А, чёрт, ты выставляешь зло против зла, по простому говоря. — Выставить... зло против зла? — неуверенно пробормотала Шантэй. Да, она объединилась с Риски Бутс чтобы сорвать планы куда большего зла, но... — Всё очень просто, — сказал Думгай. — Ты берёшь свою внутреннюю тьму за шкирку и садишься на неё верхом, не давая ей сесть себе на шею. Тот парень, — он указал на кровавое месиво, заставив её поёжиться, — он поддался ей. Позволил помыкать собой и превратить себя в чудовище. Ты же... Я верю, что ты сильнее этого. Ты сможешь. — Я... поддалась, — тихо ответила Шантэй. — Я... ощутила такое удовольствие, давя этого ничтожного... — Она волевым усилием согнала с лица вползшую туда садистскую ухмылку. — Видишь? Я не могу! Я недостаточно сильная! Я забылась в тот же момент, как активировала этот проклятый магический предмет! — Не, — успокоил Думгай. — Первый раз всем ударяет в голову, не хуже крепкого напитка... — Он замер, потом спросил странным голосом: — Ты ведь достаточно взрослая, чтобы пить, там, откуда ты родом? Да? — Эээ?.. — Вот теперь она окончательно запуталась. — Что ты имеешь в виду? Если б я не могла пить до определённого возраста, я б померла! Всем нужно пить! И как питьё может ударить в голову? Нет, признаю, что пью, бывает, крепко после долгого забега по жгучим пескам, но... — Э, нет, — сказал Думгай. — Я имел в виду ᚹᛁᛊᚲᛁ, ᚢᛟᛞᚲᚨ, ᛒᛝᚱ. Такие вещи. — Прости. — Она склонила голову, озадаченная. — Эти слова вышли бессмыслицей. Думгай замер на некоторое время, вся его поза выражала потрясение. — ᚹᛁᚾᛖ? — попытался он снова. — Алкоголь? Дизайнерские лекарства? Что-нибудь из этого знакомо? — Ээээ. — Шантэй почесала в затылке. О чём он пытался сказать? — Алкоголь - это то, чем доктор промакивает ссадины. Жжётся, как огненные муравьи, но убивает злые бациллы - будь здоров. Дизайнерские лекарства - я поняла слова по отдельности, но вместе - они не имеют смысла. Лекарства сделанные дизайнером?... А, и первое слово вышло бессмыслицей. — Опиум? — попытался Думгай, уже без всякой надежды. — Очень опасное обезболивающее, — заученно повторила Шантэй. — Лучше оставить его для безнадёжных больных с неизлечимыми болезнями, потому что он не только заглушает боль, но и разъедает разум. Если лишишься руки или ноги - лучше перетерпеть и доковылять туда, где есть целебные зелья... Ну, так доктор говорит. А почему ты... — И тут до неё дошло. — А! Вот оно что! Ты перечислял названия зелий, влияющих на разум, так ведь? Но кто в здравом уме будет пить такое? И зачем? — Ээ, чтобы расслабиться в хорошей компании, — неловко объяснил Думгай. — Чтобы утопить печали. Чтобы доказать, что ты - мужик... Куча причин. — Странные вы люди, — с улыбкой заключила Шантэй. — Надеюсь, Ротти никогда не дорвётся до подобных зелий. Уж она-то напридумывает способов подшутить, от одной мысли страшно... Но я поняла, что ты хотел сказать. Зло - это мощная и коварная сила, влияющая на разум. Нужны сосредоточенность и упорство чтобы овладеть ею и не дать ей овладеть тобой. Думаю, справлюсь. Ээ... Сколько действие длится? У меня чешется поубивать кого-нибудь. Терпимо, но раздражает. — Десять-пятнадцать минут. — Он был ранен, его броня - она только сейчас заметила - побита, из сочленений сочилась кровь. — Не против рассказать, как ты справилась, пока я себя штопаю? Я слышу весьма характерные шаги. Пол едва различимо подрагивал, показывая: то чудовище так и расхаживает на своей железной ноге. — Только если ты потом примешь целебное зелье, — безапелляционно заявила Шантэй. — Знаю, надо экономить, но я, кроме того, знаю, что у не-магической медицыны есть свои пределы. А потом - это. — Она извлекла из загашника один из артефактов синей брони, оставив плавать над булыжным полом и светиться. — Так точно, док, — добродушно ответил Думгай, начиная снимать броню по частям. Ой, сколько синячищ-то. И эти дырки от пуль... Короче, Шантэй пришлось освежать крепко забытые навыки. когда помогала выковыривать пули. Не совсем новый опыт: у неё тоже случались неловкие косяки, после которых приходилось выковыривать застрявшие наконечники стрел из собственного тела. Одно слово: оеньки. — Ну вот, стою я на мосту - и тут красная дверь открывается, — рассказывала она. — И выходит младший брат Того Босса. Ну, ты понимаешь. Заставил меня метаться на крыльях ужаса, образно говоря. — Он называется ᚲᛁᛒᛖᚱᛞᛖᛗᛟᚾ(рободемон), — пояснил Думгай. — Злобный су... Кхм. — Злобный и сильномогучий, — согласилась Шантэй. — Когда начал стрелять - я поняла, что другого пути, как назад во двор, у меня нету: у него все клетки вдоль стен были биты, образно говоря. Ээ, ты ведь знаком с чатурангой? Ну вот, я тогда сблизилась... — Много хороших бойцов погибло, думая, что это хорошая идея, — мрачно заметил Думгай, проверяя, плотно ли затянуты бинты. — Уж я теперь знаю! Топает до жути эффективно - но я такое сто раз уже видела! В Стране Блёсток столько боссов обожают швыряться ударными волнами, что я наловчилась прыгать через них будь здоров. Ну, и пиратская шляпа помогла. Короче, меня спас фонтан, только подумать. Позволил мне обойти его по кругу и уйти рывком. Но тут я обнаружила армию, которая вылезала из того подъёмника, сразу за красной дверью. — Армию? — соратник напрягся. — Не волнуйся! — успокоила его Шантэй. — Они выстрелили в меня, я метнулась обратно под рободемоном, все огненные шары достались ему, он обиделся... Раздразняй и злорадствуй - или как оно там? Думаю, сейчас там только босс и остался. — Надо двигаться. — Думгай быстро надел броню, закрепив все части на местах. Потом коснулся синего магического предмета. Все выбоины и дырки на его броне исчезли - значит, эта штука - как целебное зелье, только для экипировки? - после того, как она засветилась на мгновение. Цвет, однако, не изменила. — Согласна, — сказала Шантэй. — Может быть, там остались монстры. Надо испытать эту злую суперсилу на ком-нибудь враждебном, выяснить, как она работает без слепящей ярости... На случай, если опять придётся применить подобное. — Она задумалась. — Слушай, как насчёт выпрыгнуть в окно? Кажется, в некоторых комнатах на внешнюю сторону были незарешёченные окна, а до земли тут недалеко... Так форт и покинули, тихо прокравшись по мосту пока покоцанный рободемон бродил вокруг фонтана, пиная валяющиеся булыжники. Мост был весь выкрашен в красный, кровь бежала ручейками вдоль парапетов и впитывалась в почву. Судя по количеству останков - они ещё несколько раз прибывали на подъёмнике. Была даже одна, всё ещё распознаваемая, туша бефлегора. Самой забавной деталью оказался валяющийся посреди мяса синий череп-ключ. Очевидно, кто-то из монстров нёс его. Получается, этот форт вообще не был проходимым без ломающих последовательность способностей Шантэй до того, как все монстры прибыли и заняли свои места. К счастью, неостановимый джаггернаут не заметил двоих героев, кравшихся в направлении подъёмника. А потом скрипучая платформа возносила их навстречу новым разновидностям ада.

* * *

Прим. авт.: Да, у кибердемона в Зверской Погибели есть рукопашная атака. Он притопнул а ты зевнул? Стекай по стенам. Да, у ревинантов (как и у рыцарей и баронов) действительно есть такое фаталити, когда они бьют бесом или зомби об землю. Они потов ещё бросают получившуюся отбивную в тебя, нанося конский урон. Нет, ревинанты не падают, запутавшись в конечностях друг друга. Я постулирую, что в данном случае они были набиты слишком плотно (их хитбоксы пересекались), чего в игре не случается.

* * *

Пы.Сы. Если кто думает, что мой кроссовер упоротый - поглядите вот на эту картинку: https://www.deviantart.com/arborix/art/Doom-Ponies-312879740
Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты