Герой +120

Джен — в центре истории действие или сюжет, без упора на романтическую линию
Hetalia: Axis Powers

Автор оригинала:
DreamALltHopeALlt
Оригинал:
https://www.fanfiction.net/s/6005035/1/Hero

Основные персонажи:
Америка, Россия
Пэйринг:
Россия, Америка и другие союзники
Рейтинг:
PG-13
Жанры:
Ангст
Размер:
Мини, 9 страниц, 3 части
Статус:
закончен

Эта работа была награждена за грамотность

Награды от читателей:
 
Пока нет
Описание:
Страны-союзники поздравляют Россию с победой под Сталинградом. Но он чувствует, что их слова в его честь вымученны и неискренни...

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания переводчика:
Оригинал:
http://www.fanfiction.net/s/6005035/1/Hero

Автор вдохновился на написание после просмотра фильма "Враг у ворот". Предупреждаю - от некоторых познаний автора в истории и географии у вас будет дух захватывать, но это в сущности соответствует тому, как большая часть американцев видит войну на Восточном фронте (так у них называют нашу Великую Отечественную).

Часть 2

1 сентября 2012, 01:55
Примечание переводчика: Слова, которые автор написал по-русски, я буду передавать латиницей.



- Privet, Америка. – Буркнул Россия и указал на стоящий рядом стул. Американец сел и нетерпеливо улыбнулся. – Так о чем ты хотел поговорить?

- Будет тебе, Иван! Почему ты держишься себя так официально? Мы на вечеринке, парень.

Россия лишь сильнее насторожился, отметив, что Америка назвал его человеческим именем.

Голубые глаза светились восторгом.

- Знаешь, - на ходу меняя тему, сказал американец. – Это было действительно классно. Я хочу сказать – ты и твои люди такие отважные…

Россия лишь пожал плечами и сделал еще глоток:

- Мы делали только то, что должны были сделать. Не давать же Германии себя завоевать.

- Да, но… - Америка умолк, и отвел взгляд. – Я не ожидал такого… На самом деле – никто не ожидал.

Почему-то эти слова причинили России боль. В сердце, что за столетия бед покрылось толстым слоем льда, словно ткнули иголкой. Да, он знал, что другие страны считали его нищим, который совершенно не заботится ни о себе, ни о своих людях. Он видел, что они насмешничают над его верой в Soyuz Sovetskykh Sotsyalystycheskykh Respublyk – в его Советский союз; вообще мало кто верил в то, что он способен создать что-то путное.

- Э-э-эй. Ты чего? Я тебя обидел?

Встревоженный голос Америки вернул его к реальности. Удивительное дело – похоже, в отличие от остальных тревожился американец не за себя.

-Нет, - Тихо ответил Россия, разглядывая собственные руки. – Все хорошо.

Тот кашлянул:

- Да, мы не верили, что тебе это удастся. – Продолжил он, тогда как Россия пытался угадать к чему клонит Америка. – Но знаешь что, Иван? Я рад, что тебе это удалось. Германию действительно надо было остановить пока он не добрался до азиатских стран, а потом и до меня. – По его лицу пробежалась тень от одной этой мысли, но вскоре он снова улыбнулся. – Так что на этот раз я уступаю звание героя тебе.

Взгляд американца несколько смягчил сарказм последних слов.

- Я хотел сказать, что благодарен тебе, Россия. Ты помог нам покончить с этой войной, этой катастрофой, и мы никогда этого не забудем.
--------------------------------------------------------------------------------------------------------

Ну что ж….

Это, должно быть, были самые доброжелательные и искренние слова благодарности, что Россия получил этим вечером. Америка даже пожал ему плечо и чуть заметно уважительно склонил голову.

Но, как ни странно, Россия ощутил лишь раздражение.

- Как я уже говорил, - холодно заметил он. – Мы делали лишь, что должны. Не тебя ради, и не ради кого-то еще. Лишь для самих себя.

Америка выглядел обескураженным.

- Ответь мне, Америка, - Россия откинулся в кресле и вперился взглядом в лицо Америки, с его наивным и всегда жизнерадостным выражением. Вопросы, что изводили его весь вечер, рвались с языка. – Что ты здесь делаешь? Почему все вы взяли на себя труд прийти сюда, когда мне отлично известно, что на самом деле вы не хотите находиться со мной в одной комнате… ведь я знаю, что все вы до глубины души ненавидите и презираете меня.

Было время, когда его называли могучим «медведем», страной, что имела силу и средства захватить власть над всем миром, во всем действуя на свое усмотрение, и не обращая внимания на мнение маленьких стран. Но шли годы и все поняли, что Россия просто дурачок. Глупец с идиотским желаниями, который, конечно, мог сказать: «Стань единым со мной!» и грозить каждому встречному-поперечному своей трубой, но, как говорится – « и что дальше?» Он проиграл множество битв, бесцельно сгубил множество жизней, как своих людей, так и детей других народов – но что толку? Ради чего все это было сделано?

Правда заключалась в том, что… он уже начал ненавидеть самого себя. Каждый раз, когда ему казалось, что он действует правильно и его сердце ведет его туда, куда нужно – жизнь давала ему подзатыльник или сбивала с ног. Знание того, что волею Сталина происходит в стране, убивало любую веру в возможность «справедливости» и «равенства» на земле. Эти понятия были из другого мира, мира придуманного – а здесь были лишь люди, по его желанию безрассудно строящие песочный замок, рассыпающийся уже во время строительства, и всей этой несуразностью лишь вызывающие еще большую ненависть к нему.

Та что же он делает в этом дурацком зале, зачем смотрит в лицо тупому американцу?

«Зачем?»

- Вы все меня ненавидите. – Просто произнес он. – Ты ненавидишь меня. Называешь «комми» и разводишь сплетни у меня за спиной. Но при этом в лицо мне улыбаетесь, ах, как вы вежливы со мной в моем присутствии! А сейчас, когда я сделал что-то только для себя, вы называете меня «героем» и устраиваете в мою честь эту пародию на праздник… Ведь ваша ненависть ко мне – объективный факт. И поэтому я спрашиваю – зачем? Зачем вы это делаете, зачем издеваетесь надо мной?

Поняв, что стискивает бутыль так, что стекло вот-вот треснет – он ослабил хватку. Разговоры и смех вдруг показались такими далекими, словно часть его души покинула тело и теперь бесстрастно наблюдала за происходящим откуда-то со стороны.

Но прежде чем Россия успел закрыть глаза и потребовать от Америки, чтобы тот оставил его одного, голубые глаза свернули и слишком громкий, действующий на нервы голос ответил:

- Я не ненавижу тебя.

Отношение автора к критике:
Приветствую критику только в мягкой форме, вы можете указывать на недостатки, но повежливее.