Только не я... 108

Sandra72 автор
Реклама:
Гет — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчиной и женщиной
Описание:
Деймон – когда-то знаменитая топ-модель, находясь в глубокой депрессии, видит в телерепортаже девушку, из-за которой рухнула его карьера. Он вспоминает, как одна девушка появилась в его жизни, как он помогал ей стать фотомоделью. Как из-за вспыхнувшей любви не заметил, что девушка просто воспользовалась им для достижения своих целей.
Но все ли так просто? Или в его прошлом есть неприглядные страницы? Шагнув назад, мы раскроем все тайны Деймона Сальваторе, и не только его...

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
Важно! Как написал один хороший автор: "Строго 18+. Я предупредила, если что... Содержит откровенные сцены!"
Полностью подписываюсь под этими словами. Если вы решили читать, то не говорите, что не видели этого предупреждения!
Фанфик пишется по готовому видео. Да, я знаю, но трейлер получился раньше, чем начал писаться текст...
Ссылка на другие сайты: http://delenadiaries.com/fanfiction/9354-fanfik-ne-byvaet-tak-nc-17.html
Трейлер здесь:https://www.youtube.com/watch?v=8nEZMNXtPTI
https://www.youtube.com/watch?v=AO1XOPho_EU
И еще один: https://youtu.be/JWZ72P4ejEQ
И последний: https://youtu.be/VabeZl77FiE

39.

24 сентября 2018, 23:48
Примечания:
Долгожданное (я надеюсь), продолжение. В этой главе я решила отследить сразу несколько сюжетных линий. Так события будут разворачиваться быстрее, да и многие очень переживали за ГГ. Хоть я и говорила, что мы ещё долго не услышим о Елене, я решила немного подтолкнуть события. Надеюсь, это вас не разочарует.

Jorck - As We Are Changing
На Парк-Авеню было не пробиться. Показ Тома Форда как всегда собрал рекордное количество знаменитостей не только в зале, но и на подиуме. Папарацци еще за несколько кварталов до площадки отлавливали известных моделей, чтобы задать несколько вопросов по поводу предстоящего шоу, но наученные жизнью и ограниченные контрактами о неразглашении, они выбирали объездные пути и появлялись совсем не там, где ждали их журналисты. Деймон и Лекси, в нахлобученных на головы кепках и неизменных черных очках, пробирались к месту показа дворами. В кармане Дея тревожно завибрировал телефон. — Да, Уэс, мы уже почти пришли. Нам пришлось оставить машину за три квартала и обходить это скопище акул пера стороной, — Деймон сильнее сжал руку жены и прибавил шаг. — Я знаю о времени. Сам не люблю опаздывать. Знаешь, что! — он резко затормозил, так что Лекс со всего размаху врезалась в его спину. — Не надо учить меня жизни! И обвинять в том, что я выпал из графика на две недели. У нас с Лекси и так каждый день расписан по минутам, а на Бали мы хотя бы почувствовали себя людьми. — Он снова быстро зашагал, обнимая жену за талию и чуть прижимая к себе. — Все! Мы уже заходим. — Я говорила, что он будет недоволен, — Лекси едва поспевала за его широкими шагами. — Пожалуйста, не начинай! Нам было хорошо вдвоем, подальше от всей этой суматохи. У нас было чудесное незабываемое свадебное путешествие, и ничье мнение этого у нас не отнимет. Ты согласна со мной? — Он остановился у входа и развернул Лекси к себе, заглядывая в глаза, не обращая внимания на снующих туда-сюда людей. — Я всегда и во всем согласна с тобой. Как же может быть иначе? — она подалась вперед и чуть коснулась губами его губ. — Но сейчас нам надо спешить. Иначе Уэс оторвет нам головы. Они соединились с толпой спешащих на показ моделей, их менеджеров, визажистов и еще кучи людей, делающих это красочное шоу. *** Вливаться в работу пришлось сразу с самолета. Не успели они получить чемоданы, как телефоны обоих стали просто разрываться от звонков и смс. Они едва успевали отвечать на напоминания от Максфилда, звонки от Бонни, перемешанные поздравлениями от самых разных людей. Каким-то образом в сеть попали несколько фото с их небольшого торжества, и теперь на них со всех сторон сыпались поздравления с бракосочетанием. Вот и после показа их все же настигли журналисты, спешившие высказать свои пожелания счастливой супружеской жизни. — Спасибо! — Деймон искренне улыбался, прижимая одну руку к груди, сжимая другой талию льнувшей к нему Лекси. — Огромное вам спасибо. — Скажи, Алексия, какого это быть миссис Сальваторе? — О, это чудесно! Думаю, что я самая счастливая женщина на свете, — Лекс блеснула улыбкой, сильнее вжимаясь в бедро мужа. — Уверена в этом. — От вас не было ни слуху ни духу. Ездили на отдых? — Да, позволили себе расслабиться на пару недель, — Деймон продолжал улыбаться, присматривая ходы для отступления. — Чем была вызвана такая спешка со свадьбой? Нам ждать скорого пополнения вашей семьи? — Не думаю, что в таком случае вы могли бы наблюдать сегодня мою жену, дефилирующую по подиуму, — усмехнулся Деймон. — Мы подходим к вопросу о продолжении рода более ответственно. Он почувствовал, как напряглось тело Лекси под его рукой. Лучезарно улыбнувшись, он ответил еще на пару вопросов и, сославшись на плотный график, поспешил увести жену домой. — Мир сошел с ума, — Лекси откинулась на спинку сидения машины, прочитала очередное сообщение в твиттере и закатила глаза. — Им что, своей жизни мало? — Всегда этому удивлялся, — Деймон уже пролистал свою страничку в соцсети и сейчас спокойно вел машину. — Нет, я рад, что у меня, как оказалось, столько поклонников, и я всем им благодарен, но… — он постучал пальцами по оплетке руля. — Вообще, я не об этом хотел поговорить. Я заметил, как ты напряглась, когда я сказал о детях и твоей работе в случае беременности. Надеюсь, что ты ничего от меня не скрываешь? — Деймон! Как ты мог подумать? Уверяю тебя: о том, что станешь отцом, ты узнаешь первым и от меня, а не из популярных таблоидов. — Тогда почему такая странная реакция? — он внимательно посмотрел на жену. — Не отвлекайся от дороги, — она махнула рукой вперед. Помолчав, она тихо продолжила. — Понимаешь, мне не понравилось твое заявление о том, что я брошу работу, когда забеременею. Как мне кажется, это не одному тебе решать. — Она посмотрела на него с явным вызовом. — О! Придержи коней, Лекс! Или мне все же уже стоит начинать об этом беспокоиться? — он чуть коснулся ее руки. — Конечно, все решения о детях, начиная от зачатия и заканчивая их образованием, мы будем принимать вместе. Просто, я хотел бы, чтобы ты всегда взвешивала необходимость и рациональность своих действий, когда наш малыш уже будет расти внутри тебя. Лекси молчала, прикусив губу. Она отвернулась и смотрела на пролетающие за окном дома. Новоиспеченная миссис Сальваторе прекрасно понимала, что этот вопрос рано или поздно встанет, но она не ожидала, что он будет поднят настолько скоро после свадьбы. Хотела ли она детей? Несомненно! Тем более, что это должны быть дети Деймона. Она уже заранее любила их, хотя они были в еще очень далеких планах. Но у них была довольно специфичная работа, где не поваляешь дурака до декрета. И уж тем более не сможешь спокойно вернуться после родов и кормежки грудью. Все это предстояло много раз обдумать, с разных сторон и под разными углами. Но уже сейчас Лекс поняла, что легко не будет. Ей еще предстоит убеждать мужа, что беременность — это не болезнь, что до нее уже множество женщин были в таком же положении и с ними ничего не случалось. А некоторые известные дивы даже делали целые фотосеты, показывая, насколько это прекрасное состояние. — О чем задумалась моя красивая женушка? — вопрос Деймона вывел ее из мира грез. — О том, какой ты у меня гиперзаботливый, — она усмехнулась своим мыслям. — И еще, что-то говорит мне, что надо начинать прятать свои противозачаточные таблетки. Боюсь, что вопрос о зачатии ты все же решишь без меня. — Я настолько предсказуем, — он высоко поднял брови, изображая искреннее изумление. Она только громко рассмеялась в ответ. Но коробочку с таблетками все же решила спрятать понадежнее. *** Максфилд нажал на экран смартфона и в раздражении бросил его на стол. Он взъерошил свои короткие волосы и поднял взгляд на сидевшего в ожидании Кола. — Чертовщина какая-то! — пробормотал Уэс, постукивая пальцами по столу. — Что ты узнал? — глаза парня загорелись надеждой. Он две недели пытался выяснить хоть что-то о Елене, но натыкался на глухую стену молчания. В клинике ему сказали то же, что и Уэсу: такой девушки в их стационаре нет. Попытки поговорить с врачом и медсестрой, которых он видел в прошлое свое посещение больницы, не увенчались успехом. Женщина как сквозь землю провалилась, а фамилии доктора он просто не запомнил. И к тому же, если быть честным, он вообще плохо что-либо помнил. Все произошедшее было, как в тумане. Он каждый день мотался в клинику, надеясь, что встретит хоть одно знакомое лицо, но с каждым разом всё меньше верил в свою затею. Единственное, чего он добился — привлек внимание работников безопасности. В конце концов пожилой охранник, явно коп в отставке, выразил ему свою надежду на то, что он больше не увидит его в отделении реанимации, куда он ходил, как на работу. Иметь проблемы законом Колу не хотелось, поэтому он в тот же день отправился к менеджеру, чтобы тот снова задействовал свои весьма обширные связи. И вот теперь он с надеждой смотрел на возмущенного Уэсли. Он сделал уже с десяток звонков, и теперь устало тер переносицу указательным пальцем. — Кол. Если ты решил так пошутить, то, уверяю тебя — это ни фига не смешно. — О чем ты? — Майклсон удивленно открыл глаза. — В тот день, о котором ты говоришь, в клинику действительно доставили девушку после аварии в Верхнем Ист Сайде… — Она жива? — Но эта девушка — не Елена Гилберт, — чуть повысил голос Максфилд. — Я ничего не понимаю, — Кол покачал головой. — Может, это другая девушка? А где тогда Елена? — Я не знаю, где Елена. — Хорошо. Давай мы поедем в больницу и убедимся, что это совсем другая девушка. Это можно устроить? — Этой девушки больше нет в клинике. Ее забрал родственник. — Значит, это не она, — упрямо гнул свою линию Кол. — В тот день в клинику поступила только одна пострадавшая в аварии на Пятой авеню, — Уэс не скрывал своего недовольства. — Парень, который приехал вместе с ней на «скорой», ничего не смог сообщить о своей, якобы, подруге. С помощью вещей, которые находились при ней: мобильного и бумажника — персонал больницы смог установить связь с родственниками. Именно так они и узнали ее имя. Кол смотрел на менеджера, боясь вздохнуть. А Уэсли, постучав пальцами по столу, наконец произнес: — Это была Кэтрин Пирс. — Что? — воскликнул Кол. — Ты издеваешься? — Похоже, что издеваешься здесь ты. Хотелось бы мне узнать, в каком состоянии ты был, что принял абсолютно незнакомую тебе девушку за Елену. — Абсолютно незнакомую? — Кол расхохотался. — Я могу и ошибаться, все же столько времени прошло, но, насколько я помню, у Елены была родная сестра, из-за которой и случилась вся эта история с Деймоном. И звали ее именно Кэтрин. — Ты хочешь сказать, что спутал ее с сестрой? Они настолько похожи? — Уэс ничего не понимал, а Кол лишь качал головой. — Да я никогда в жизни не перепутал бы этих двух девушек! Слишком много говна пришлось из-за них хлебнуть. — Кол, ты можешь объяснить толком? Ты знаешь Кэтрин? — Я с ней спал! И, можешь мне поверить, они не настолько похожи с Еленой, чтобы я мог их перепутать. — Майклсон вскочил и возбужденно заходил по комнате. — Кто опознал пострадавшую девушку? — В ее бумажнике была визитка, на которой был указан телефон и приписка: «Звонить в экстренных случаях». Они сообщили о несчастном случае, и он сразу приехал. — Кто? — повторил свой вопрос Кол. — Ее муж! Парень замер посреди кабинета, повернув изумленное лицо к разгневанному мужчине. В голове пронеслись отрывки разговоров и сменяющие друг друга картинки. Он пытался вспомнить все, что когда-то говорила Елена о своей сестре. Медленно опустившись на стоящий в углу диван, он уверенно проговорил: — Я могу дать руку на отсечение, что в той аварии пострадала именно Елена. Я сам собирал ее фотографии, которые выпали из пакета. — О чем ты говоришь? — Эти снимки разлетались по асфальту, как осенние опавшие листья, а я подбирал их, будто важнее этого не было ничего на свете. — Но зачем? — Сначала, я и сам не понимал. Но потом я подумал, что это очень важно. Я это сделал для того, чтобы никто не смог ее узнать. В первую очередь журналисты. И теперь нам понятно, что кто-то тоже очень хотел того же. Он сделал все, чтобы этот случай остался в тайне. И ему это удалось. Он посмотрел прямо в глаза Максфилду. — Теперь нам надо найти, где живет ее сестра. Не думаю, что он настолько изобретателен, что назвал вымышленную фамилию. И потом, ему бы не дали ее забрать, если бы он не предоставил необходимые документы. — Он прищурился, размышляя. — Значит… — Значит, это действительно муж ее сестры, — подхватил Уэс. — Теперь мы знаем фамилию. И еще. По словам главного врача, ее муж сам является довольно известным доктором. Правда, в другом профиле. — В каком? — Он психолог. — Все сходится! — хлопнул по коленям Кол. — Елена говорила, что ее сестра заболела, и она отправила ее в клинику. Довольно дорогостоящую. Ей приходилось много работать, чтобы платить за лечение. Но вот где эта клиника? — Если фамилия верна, то мы найдем его достаточно быстро. Вот только, — Уэсли замялся. — Что еще? — Кол с тревогой посмотрел на менеджера. — Только не говори, что он забрал уже труп. — Не все так страшно. Но во время перевода из одной клиники в другую, больная находилась в состоянии искусственной комы. Это было сделано для какого-то удобства. Я не разбираюсь в тонкостях медицины, — Уэсли задумчиво покрутил телефон. — Ты понимаешь, что это может означать? — Что травмы, полученные ей, были достаточно серьезными, — тихо проговорил Кол. Уэс коротко кивнул, не поднимая глаз. — Мы обязаны найти ее, Уэс. Ты же понимаешь. Рано или поздно Деймон поймет, что он давно ничего не слышит о Елене. Не он, так Лекси. И лучше, чтобы к этому времени мы уже могли ответить на их вопросы. — А надо ли? — Уэсли, наконец, встретился с ним взглядом. — У них началась новая счастливая жизнь. Может, это и хорошо, что Елены не будет рядом. — То, что она вдали, это, бесспорно, хорошо. Но еще лучше, если она будет находиться там живая и здоровая. — Кол был сейчас таким серьезным, каким Уэс не видел его, пожалуй, никогда. — Из всей этой истории я вынес одну истину — наказание всегда настигает виновного. Как и чувство вины. И еще неизвестно, что из этого бьет сильнее. На Деймона уже вешали несправедливое обвинение, а Елена много лет жила с чувством вины, которое ей внушила сестра. И вот к чему все это привело. Я не хочу, чтобы мой друг жил с тем же чувством. Я слишком его люблю. Уэсли внимательно слушал рассуждения Кола и удивлялся, когда он успел стать таким здравомыслящим. От парня, который вел настолько бесшабашную жизнь, он ждал этого в последнюю очередь. Он наблюдал за лицом сидевшего напротив Майклсона, и признавал, что чего-то не разглядел в нем. В одном он был уверен — Деймону очень повезло с другом. *** Элайджа бесшумно приоткрыл дверь и заглянул в светлую палату. Вид лежащей на ней девушки снова заставил его сердце сжаться. Все эти повязки, капельницы, наложенный гипс. Он с трудом мог различить за всем этим родную сестру своей жены. Кэтрин! Он скрипнул зубами. Именно ее неукротимое эго привело к тому результату, который он видел сейчас перед собой. Бедная Елена! За что на ее плечи свалились такие испытания? Казалось бы, она ответила за все свои ошибки, но последняя трагедия просто перевернула все в ее жизни. Когда ему позвонили из клиники Нью-Йорка с известием об аварии, он сорвался и улетел в Больше Яблоко без объяснений. На них не было времени. Слушая лечащего врача, он не сводил глаз с бледной, лежащей без сознания, девушки. Эта белая трубка, тянущаяся от ее рта к аппарату вентиляции лёгких, эти бесконечные провода, мигающие мониторы! Его успокоили, что состояние, в котором она сейчас находится — искусственное, но от этого не становилось легче. Он был психологом и не раз лечил людей после черепно-мозговых травм. Все методики были ему хорошо известны и не раз опробованы. Но он отлично знал свою нынешнюю пациентку, знал, что ему придется бороться не только с последствием травмы, но и с ее предпосылками. То, что он заберет Елену в свою клинику, даже не вызывало у него сомнений. Оставлять ее в Нью-Йорке он не собирался. Рано или поздно, об аварии узнали бы вездесущие журналисты и они не оставили бы ее в покое. Он и так сделал слишком много ошибок и не собирался продолжать их совершать. Элайджа внутренне согласился сам с собой, что поступил правильно, опознав девушку, как свою жену. Это позволяло ему сделать все то, что он задумал. После этого он решительно заявил о своем намерении заведующему отделением. Несколько дней ушло на то, чтобы утрясти все бюрократические формальности. Выполнив все необходимые условия, он перевез Елену к себе. Там он вывел ее из состояния искусственной комы, теперь в нем уже не было необходимости. Ее первый осмысленный взгляд, первые вопросы, сказали Элайдже о том, что сильных изменений в мозге у нее нет. Особенно порадовал и огорчил тот факт, что после того, как он рассказал ей об аварии и ее последствиях, она спросила о Деймоне. Она когда-нибудь перестанет о нем думать? Всю неделю он старался всячески отвлекать ее от этой темы. Он строго-настрого запретил Кэтрин, которая вызвалась помогать сестре, даже упоминать имя Сальваторе. Ему еще предстояло провести с Еленой не одну беседу, но сейчас она была еще слишком слаба. Помимо травмы головы у нее был перелом левой ключицы, ушибы различной тяжести, а также переломы обеих ног. Но он все равно был уверен, что эта девушка родилась в рубашке. Последствия аварии могли быть гораздо хуже. Пирс тихо подошел к кровати и поправил сползающее одеяло. Он обеспечил круглосуточный уход за девушкой, но все равно приходил к ней, лишь появлялась свободная минута. Она открыла глаза и посмотрела на него своими темными, лишенными жизни, глазами. — Елена! Как ты сегодня себя чувствуешь? — он приветливо улыбнулся. — Зачем? — тихо проговорила она. — О чем ты? — непонимающе поговорил он. — Зачем вы спасли меня? — она облизала пересохшие губы. — Что за глупые вопросы, Елена? — он с тревогой посмотрел на девушку. — Деймон. Он… — она сделала движение здоровой рукой, и Элайджа увидел смартфон, выглядывающий из-под одеяла. Одним движением он выхватил его и нажал на экран. Так он и знал! Вкладки были открыты на страничках Деймона и Лекси, а еще на новостных таблоидах, где за многочисленными поздравлениями со свадьбой шли не совсем качественные фотографии этого события. — Кто принес тебе телефон? — он не показал, насколько был зол. — Это не важно. Важно лишь то, что я потеряла его навсегда, — по ее щеке покатилась одинокая слеза. — Он женился. Элайджа! Ты понимаешь? Его больше никогда не будет в моей жизни! Мне незачем жить. — Не говори ерунды, девочка, — он ласково погладил ее по голове. — Ты такая молодая. В твоей жизни будет еще столько хорошего! — Мне не нужна жизнь без него, — она упрямо качнула головой. — Как ты не понимаешь? Лучше бы я умерла там, на дороге, под колесами машины. Пирс устало провел рукой по лицу. Он совсем не так собирался начинать свою терапию, но похоже, что другого выбора у него не было. — Елена, — начал было он, но она снова повторила. — Мне больше незачем жить. — Именно об этом я и хотел с тобой поговорить, — осторожно начал он.
Отношение автора к критике:
Приветствую критику только в мягкой форме, вы можете указывать на недостатки, но повежливее.
Реклама: