Вверх-вниз

Слэш
NC-17
Закончен
336
Bronach автор
Тальсам бета
Размер:
Миди, 36 страниц, 5 частей
Описание:
Вся жизнь Андрея напоминала американские горки: то падение на самое дно, то резкий взлёт, то он летит в непонятном положении по хитро вывернутой петле, а потом снова вниз. После очередного тяжелого расставания, уже зарекшись заводить серьёзные отношения, внезапно для себя он с головой окунается в новую любовную связь, не имея ни малейшего представления, что ждёт впереди.
Примечания автора:
Безумно давно хотела это написать! ))

Текст связан вот с этим маленьким драбблом: https://ficbook.net/readfic/1483511
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
336 Нравится 39 Отзывы 61 В сборник Скачать

Часть 1

29 марта 2018, 04:06
Настройки текста
Вверх-вниз. Уши будто набиты ватой. Андрей не слышит ничего, кроме своего сбившегося, хриплого дыхания. Водолазка задралась до груди, спина и бёдра болезненно трутся о шершавую стену. Раскалённый воздух густым потоком вливается в глотку, распирает полыхающие лёгкие. По вискам катятся капельки пота. Вверх-вниз. Как в замедленной съёмке. Широкие плечи, за которые Андрей цепляется онемевшими пальцами, маячат перед лицом. Задушенный рык куда-то в макушку и тут же зубы на ухе, на шее. Языком по щеке, вниз, к губам и внутрь, шарит лихорадочно, не даёт вдохнуть. Сознание плывёт, Андрей как безвольная кукла раскачивается на руках, перевитых стальными мышцами. Вверх-вниз. Внизу больно, саднит, наполненность почти нестерпима. Большой, слишком большой для него, особенно после пяти лет перерыва. Да если бы он только увидел заранее, если бы только знал, не подпустил бы к себе! Уж точно не без нормальной растяжки. Но через боль накатывает какое-то звериное наслаждение. Хочется орать, и он сам тянется за поцелуем. Жёсткая колючая щетина натёрла губы, они горят и пульсируют, на языке чувствуется лёгкий привкус металла. В носу щиплет, ресницы слиплись от произвольно выступивших слёз. Но тело само продолжает подаваться навстречу мощным толчкам. Ни единой секунды передышки, как машина, размеренно, чётко: наружу, до конца и вновь внутрь, по самое основание. Вверх-вниз… Как он это допустил, как? В свои тридцать шесть позволяет трахать себя в грязной каморке за гардеробом внутри собственного клуба, где совсем близко находятся десятки людей. И кому? Что он в сущности знает об этом мужике? Громила, два с лишним метра ростом, с грубым, не отягощённым интеллектом лицом, постоянный клиент. Богатый, прямолинейный и нагловатый. Приходит после расставания с очередной пассией, пьёт в одиночестве за барной стойкой, под конец вечера цепляет какого-нибудь смазливого мальчика и сваливает. Вот и всё, что Андрею было известно о нём до недавнего времени. В последний месяц он зачастил, и бармен в качестве жилетки его уже не устраивал. Андрей несколько раз составил ему компанию в главном зале, ещё пару вечеров в одной из VIP-комнат и вот сегодня — в своём кабинете. Самому себе он напоминал гейшу, которая развлекает богатого и капризного посетителя. Разговор не клеился, точек соприкосновения у них не находилось. Анатолий, как звали клиента, пил отличный односолодовый, который Андрей предложил ему из личного бара, как обычно трепался о своей жизни и пожирал его глазами. Андрей вежливо слушал, изображая крайнюю степень заинтересованности, тактично отвечал и старательно улыбался странноватым шуткам. Анатолий при ближайшем рассмотрении оказался не таким, каким представлялся благодаря своей внешности и развязной манере общения. В нём проглядывало какое-то тщательно скрываемое обаяние, которое располагало к себе в личной беседе, и полудетское острое желание понравиться. Но всё это лежало под прочной бронёй альфа-самца, с которой тот не готов был расстаться. Анатолий источал силу и властность и, казалось, всем своим видом говорил, что отказы не принимаются и намеченная цель будет достигнута. И целью его, судя по всему, стал как раз Андрей. Андрей никогда таких мужчин не любил. Не то чтобы относился к ним с большой неприязнью, просто даже не смотрел в их сторону с какими-то около романтическими намерениями. Ему нравились натуры с мягким характером, утончённые, разбирающиеся в книгах и искусстве, с которыми можно часами разговаривать о шедеврах мирового кинематографа, выставках, классиках литературы и новых интересных авторах, пить хорошее вино в лучших ресторанах города, а потом заниматься нежным, чувственным сексом, желательно на своей территории. А ещё Андрей предпочитал быть активом. Он лишь однажды по молодости состоял в длительной связи с мужчиной гораздо старше себя, который в сексе принимал его только как нижнего и никак иначе. И за почти семь лет их довольно ровных отношений это ни разу не менялось. В непродолжительных романах Андрею было всё равно, лишь бы секс оставался приемлемым и доставлял обоим удовольствие, а вот последние годы его любовник, совсем молоденький парнишка, почти на тринадцать лет младше, любил исключительно когда Андрей втрахивал его в матрас, лучше по несколько раз за ночь. Говорил, что так он получает гораздо больше удовольствия. Андрей не спорил, его устраивало. И вот, пять лет с ним, и тело совсем отвыкло от того, чтобы кто-то вторгался в него, тем более без должной подготовки. Так почему же он позволил этому случиться? О, как ему хотелось бы это знать! Андрей вызвался проводить гостя до машины. Гардеробщик куда-то запропастился, и Андрей сам подал Анатолию пальто. А тот вдруг притянул его к себе за затылок и поцеловал глубоко, страстно, бескомпромиссно, на корню пресекая любые попытки сопротивления. Он сжал в кулак светлые кудри Андрея, второй рукой притиснул его к себе так, что заныли рёбра, и всё целовал жадно, сминающе, не давая вдохнуть. Лишь спустя бесконечность отстранился, полюбовался раскрасневшимся лицом, припухшими губами, погладил большой, немного шершавой ладонью по щеке и воровато огляделся по сторонам. Андрей попытался вернуть себе ясность ума и пресечь дальнейшее посягательство на себя, но с удивлением понял, что возбуждён до предела, и, когда Анатолий потянул его за локоть куда-то вглубь гардероба, он даже не сопротивлялся. И вот холодная стена под лопатками, и чужие обжигающие ладони слепо шарят по телу, поцелуи кусачие, несдержанные. Андрей не успевает отвечать и не может произнести ни единого слова, чтобы хоть немного притормозить этот разогнавшийся поезд. Ему хочется сказать, что они могут вернуться в его кабинет, там будет удобнее и никто им не помешает, но удаётся только промычать что-то неразборчивое в губы Анатолия. У самого Андрея словно сорвало последние винты. Тело полыхало, ноги подкашивались. Он не помнил, когда с ним такое вообще бывало в последний раз. Он не считал себя особо страстным, секс воспринимал скорее как физиологическую потребность. Лишь с одним человеком у него схожим образом сносило крышу, но это было так давно, что теперь можно списать на всплеск юношеских гормонов. Андрей никак не ожидал, что ещё способен вот так откликаться на прикосновения и получать такое ошеломительное удовольствие от ласк. В какой-то момент у него даже проскользнула мысль, а не подсыпал ли ему Анатолий что-то в вино? Но нет, Андрей не выпускал бокал из рук всё время беседы; горький опыт давно минувших дней раз и навсегда научил его не оставлять свой напиток без присмотра в компании малознакомых людей. В конечном счёте Андрей плюнул на рассуждения и поиск причины, остановившись на том, что всему виной почти три месяца отсутствия секса. Да и думать было некогда и почти нечем, потому что сознание заволокло густым туманом, и все желания устремились в едином направлении — получить вожделенную разрядку. Когда Анатолий резко опустился вниз, сдёрнув с него брюки и тут же заглотив напряжённый член по самое основание, Андрей, чуть не вскрикнув, зажал рот обеими руками. Анатолий отсасывал ему с такой остервенелой жадностью, что уже спустя несколько секунд перед глазами в радужных разводах плавали золотистые звёздочки, а колени дрожали и подгибались. Благодаря этому, он почти не заметил, когда большой, едва смазанный палец толкнулся в него сразу до конца, но после того, как к нему добавился второй, саднило уже ощутимо. Однако, рот Анатолия не останавливался ни на секунду, и очень скоро Андрей кончил, поскуливая и едва не всхлипывая, как неопытный мальчишка, получивший первую в своей жизни порцию минета. Анатолий поднялся, не дав ему опомниться, вовлёк в очередной глубокий поцелуй, разделяя с Андреем вкус его спермы. Такое Андрей позволял только своим постоянным любовникам, но тут его никто не спрашивал, и было в этом нечто извращённо-сладкое, отчего едва успевший обмякнуть член тут же вновь дёрнулся, оживая. Звякнула пряжка ремня, вжикнула молния, и в живот Андрея ткнулся член. Анатолий притянул руку Андрея к вздыбленному, пышущему жаром органу, тот обхватил его пальцами и вздрогнул, оценив размер. Но времени по-настоящему испугаться ему не дали. Анатолий явно решил, что этой краткой передышки вполне достаточно, и набросился на Андрея с новой волной энтузиазма. Он подхватил его ладонями под ягодицы, легко приподнял над полом и закинул ноги себе на пояс. Поза для Андрея новая, странная, он поверить не мог, что кто-то может удерживать его метр восемьдесят вот так на руках, поэтому качнулся чуть назад, чтобы вновь опереться лопатками о стену. Анатолий потёрся носом о его шею и скользнул языком за ворот водолазки, Андрей немного напрягся, он не любил, когда трогали шею, но старого шрама в темноте было не разглядеть, и вскоре он позабыл об этом, подставляясь под распаляющие влажные движения. А потом началась эта сумасшедшая, сметающая остатки разума, качка. Вверх-вниз. Всё быстрее и быстрее. Когда всё закончилось, Анатолий помог ему одеться, аккуратно расправил складки, пригладил волосы, а потом взял за руку и вложил в неё небольшой картонный прямоугольник. Визитка — догадался Андрей. — Позвони мне, когда захочешь встретиться, — интимным шёпотом проговорил Анатолий и мягко провёл костяшками пальцев по его щеке. — Позвони, слышишь. Мне надоело впустую распихивать их тебе по всем карманам. Андрей сначала не понял его, а потом вдруг вспомнил, что в последнее время домработница спрашивала его про какие-то визитки перед каждой стиркой. Он даже вроде говорил ей их куда-то откладывать, но так ни разу и не добрался проверить. Так это Анатолий. Значит, давно уже положил на него глаз. Интересно, насколько давно? Уже как минимум год он появляется в клубе, но раньше Андрей видел его лишь мельком, среди других посетителей. Анатолию вполне хватало общения со словоохотливым барменом Лёшкой. А теперь что? Терпение закончилось? Хоть бы попытался для начала предложить встречу где-нибудь на нейтральной территории. Но ведь Андрей с большой вероятностью отшил бы его, он до этого и не рассматривал Анатолия как возможного любовника. В холле Анатолий быстро попрощался, странно улыбаясь и вместо нормального рукопожатия ласково поглаживая его руку. Андрей на это лишь рассеянно кивнул и поспешил удалиться.

***

— Выглядишь… хм, затраханным, — удивлённо приподняв брови, сказал Лёша, отвлёкшись от протирания стойки. Андрей смерил его мрачным взглядом, попытался взгромоздиться на барный стул, но быстро передумал. Задница болела нещадно. А перед глазами всё ещё стояло ошеломлённо-смущённое лицо гардеробщика, который застал их выходящими из подсобного помещения. Уволить его теперь, что ли? Голова кругом. — О-о-о, — протянул бармен. — Кто тебя так отделал? И когда ты успел? — Не твоё дело, — процедил Андрей. — Налей лучше чего покрепче. — Ты ж не любишь… — Ну хоть ты мне мозг не еби, а! Дай мне той финской водки со льдом, что ли, — поморщившись, попросил Андрей, облокотился о стойку и пальцами сжал виски. «Что. Это. Было?» Андрей опрокинул в себя стопку и, ещё не проглотив, жестом потребовал повторить. Лёша больше ни о чём не спрашивал и послушно исполнил просьбу, лишь окинул Андрея сочувствующим взглядом и покачал головой. — Ян скоро заедет за мной, — сообщил он, глянув на часы. — Мы подбросим тебя до дома. Андрей благодарно кивнул и отсалютовал ему вновь наполненной стопкой.
По желанию автора, комментировать могут только зарегистрированные пользователи.

© 2009-2020 Книга Фанфиков
support@ficbook.net