Лжеправедники

Гет
R
Заморожен
5
автор
Размер:
Миди, 11 страниц, 3 части
Описание:
У мертвецов есть одно преимущество - бесчувственность: условно, мёртвые не ощущают и не живут, но ведь условности нередко бывают ошибочными и выдуманными людьми, которые, понятие "мертвец" расценивают весьма узко. Иногда мёртвые ощущают, куда больший спектр эмоций, порой, даже сильнее чем люди. Живые мертвецы на этом свете есть; зло, несомненно, существует, но у Луны ведь всегда две стороны - разные и слишком контрастные.
Примечания автора:
AU! Четвёртый и пятый сезон - не фигурируют в моей работе. Мало упоминаются второстепенные персонажи сериала, а также немало выдуманных персонажей, в том числе и Мередит - ведьма, которая помогает семье Майклсонов. Можно сказать, что вся история - самостоятельная работа с малой опорой на каноничный сюжет.

Мертвецы - не слышат! Мертвецы не чувствуют… Кричи… реви… мертвецы не слышат!..
М. Горький. "На дне"

Иштван - сын Фреи.
Что было бы, если бы он выжил? Если бы его выбросило во временную дыру магией, которая оберегала жизнь Фреи? Что стало бы с ним, попади он в двадцатый век к последним родственникам по линии отца? И что стало бы с властолюбивым юношей, который сотворил из себя еретика, дабы найти родную мать и отомстить за долгую разлуку, за проклятие, которым она наградила его? А если на стороне эгоистичного парня будет могущественная женщина без души, жаждущая покоя и мира?
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
5 Нравится 0 Отзывы 5 В сборник Скачать

В Новом Орлеане

Настройки текста
      В Новом Орлеане жарко, невыносимо душно, словно Бог прогневался на людей и степенно превращал этот город в Ад. Всё плавится под палящим Солнцем: термометры лопаются, а мороженщики гребут деньги лопатами — город тонет в талом молоке и липнет потными рубашками к земле. Аномальную погоду списывают на таяние ледников и прочие экологические проблемы, виня порой заводы, которые расположены недалеко от города. Разрушение озонового слоя и выброс отходов в реки вызывает всплеск протестов в городе — сподвижники GreenPeace устраивают акты вандализма в центре, которые транслируют по городским телеканалам, забывая о причинах этих забастовок.       Люди считают, что проще списывать всё на забавы природы, нежели винить несуществующего Великана, что разводит руки над землей; они плюют на многовековую историю, считая, что ведьмы — выдумка пожилых с болот, а вампиры и оборотни — сказка для плохих мальчиков и девочек, направленная на усмирение их тяжёлых характеров. И вот в чём парадокс: люди не верят в сверхъестественное, как и нечисть не верит в свет, в высшее существование. Одно отрицает другое, которое вновь отрицает что-то инородное. Какой-то извечный нигилизм нечисти. Наверное, нужно просто увидеть, чтобы принять и понять, но они не умеют верить, не умеют ценить, не умеют принимать — люди и монстры. Они так похожи, как бы ни отрицали, как бы ни доказывали превосходство одного над другим — одинаковы. Кретинизм неверия — порочный круг среди сверхъестественного мира: у всего есть создатель, но не всегда его принимают так, как должны. Но, как и любой родитель, создатель не может отвернуться от своих детей, не может их покинуть и бросить. Хотя с трудом верится людям, что он не оставил их.       В Новом Орлеане жутко, страшно и бездушно. Его легко можно сравнить с городом неверных, на который Создатель посылает различных всадников смерти: во главе стоит лжеправедность. Она смотрит огромными чёрными глазами на своих жертв, восседая на ветке дерева и, облетая город каждый час, докладывает Дьяволу обо всём, что происходит наверху. Люди забывают обо всём, но Свет забыть не может — он простит, но будет помнить. Иногда это выходит боком людям, но люди сами виноваты в том, что имеют — действуют они, а не кто-то вместо них. Праведники в масках лицемерия с жадностью потирают ручонки, упираясь тучными фигурами в низкие кафедры.       Люди полагаются на веру лишь в минуты отчаяния: они совершенно плюют на заповеди, правила и Бога, когда у них всё прекрасно и спокойно. Но Вера не парень в жилетке, который тихо и молчаливо ждёт — Бог тоже может затаить обиду, такое уже бывало: погибало всё, так что повторять ошибки прошлых времён не самое лучшее занятие. Тьма светом никогда не станет, но вот свет может облачиться в одеяния тьмы. Такое бывает — это преступление, грехопадение, самое страшное, что может совершить существо.       В Новый Орлеан наведывается странная парочка с пустыми глазами. Они приезжают на заре дня в сопровождении сорокаградусной жары, словно с вечным спутником. Странные, неприветливые и смутные, они теряются в толпе протестующих защитников природы; наведываются во Французский квартал, ища кого-то около трёх дней; сливаются с декорациями города, как туристы. Растворяясь в массе ведьм, гибридов, первородных и прочих — они становятся мелким грязным пятном, как случайный, лишний, ненужный мазок кисти на картине художника, который не так уж и бросается в глаза, который можно пропустить, оставить и порой натыкаться на него, но быстро забывать о его существовании.       Людей мало тревожат туристы в городе (их там тысячи), а вот сверхъестественный мир ощущает Силу. Она исходит из жил парня, она пропитывает его нутро, словно переплёт татуировок на спинах охотников. Эта Сила темна, сильна и безгранична — он словно мощное оружие для убийств: он — угроза. Это подмечают многие ведьмы, когда случайно встречаются с ним взглядом на улице — тьма в этой лазури лежит на дне, но в любую минуту готова выбраться и поглотить любого ныне существующего. Он силён, могуч и бессмертен — все, что говорит Мередит, когда к ней приходит Хоуп, неожиданно заинтересовавшаяся незнакомцем. Мередит называет его еретиком, бредит о могуществе и о том, что в нём кроется погибель для всего рода ведьм. Она зовёт его потомком древних, говорит, что в нём скрыто многовековое могущество, и, это настораживает шестнадцатилетнюю красавицу.       В Новом Орлеане на каждом шагу щебечут о красивом блондине с тёмным взглядом на дне лазури. Сверхъестественный мир встал на дыбы, и, он готовиться к атакам со стороны монстра, который кроется под оболочкой красивого европейца. Французский квартал ждёт атаки, словно обезумевшие болванчики, головы которых наполнены одной фразой: неизвестное всегда опасно. Наверное, их можно назвать расистами. Если так подумать, то эта ситуация показывает нетерпимость со стороны сверхъестественного мира к сверхъестественному миру — это так забавно, что животы болят от смеха, их сводит в непривычной судороге. — Старший ребёнок, зачатый старшим из рода Майклсонов, — вторит ведьма, указывая кривым, неестественно изогнутым пальцем на высокую блондинку.       В Новом Орлеане неприятно, душно и тесно. Новые лица мелькают в кварталах, на улицах и в переулках. Новые смерти, новые страхи и неизведанные силы; могущество кроется в каждом: Бог живёт во всех, так как для всех он един и он — отце всего живого. Только вот и Дьявол был сыном Божьим, так что проявлять себя мы будем по-разному и жизнь под пеленой собственного неверия, подобна жизни лжеправедников, которые верят лишь, когда им это выгодно, удобно. Так же как Фрее было удобно верить в смерть собственного сына и забывать о том, что в сердце её тёти правил Дьявол.

© 2009-2020 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты