Only If for a Night +579

Слэш — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчинами
Мерлин

Основные персонажи:
Артур Пендрагон, Мерлин (Эмрис), Моргана Пендрагон, Мордред, Сэр Гвейн, Сэр Ланселот, Уилл, Фрея (Леди Озера)
Пэйринг:
постоянно расширяющийся многоугольник
Рейтинг:
NC-17
Жанры:
Романтика, Ангст, Юмор, Драма, Психология, Философия, Повседневность, POV, Hurt/comfort, AU
Предупреждения:
OOC, Элементы гета, Элементы фемслэша
Размер:
Макси, 242 страницы, 32 части
Статус:
закончен

Награды от читателей:
 
«<3» от Rina_mogol
«За любимый фф! Спасибо *О*» от Lekanto
«Это нечто!» от amix
«Спасибо за эмоции! » от LermEn
«Потрясающая работа !!!! » от Mari love 20
«За потрясный фик!!!» от Wizardri
«Отличная работа!» от Jade_Stone
Описание:
**Лишь на одну ночь**
Modern AU (знание канона не обязательно). Ты – гей, твой начальник (и, возможно, будущий премьер-министр) Утер Пендрагон – ярый гомофоб, мечтающий уничтожить всех гомосексуалистов. Такой расклад тебя не устраивает, и ты соглашаешься на пари с другом – кто из вас соблазнит сына Утера, такого же гомофоба и натурала до мозга костей? А, и ещё никто не должен знать, что ты гей.

Посвящение:
Oberhofer - собственно, она меня и подбила на это дело :)

Публикация на других ресурсах:
Запрещено в любом виде

Примечания автора:
- Полное название: "I Don’t Believe, Only If for a Night" ("Если я и поверю, то лишь на одну ночь")
- Обложки: http://cs312324.vk.me/v312324281/4082/g9ZE7tRGWg8.jpg и http://cs620927.vk.me/v620927281/1508b/THaehCFHXPQ.jpg
- NC - будьте к ней готовы, второй раз предупреждать не буду.
- Да, обычно я такое не пишу.
- ST тут: http://vk.com/allenshirokamiofficial и тут же можно послушать http://cs14102.vk.me/c607123/v607123281/5389/SuXCeerbTKU.jpg

Night 30 - Whatever (Плевать)

14 мая 2017, 17:45
ST: Charlie Puth — Attention

— 2 дня до свадьбы -



Кафе «Луиз» выставило на улицу столики и стульчики, заманивая голодных клиентов красочными постерами со скидками и специальными предложениями. Я увидел там баснословно дешёвое предложение айс кофе и даже остановился, чтобы купить его, а потом, стискивая стаканчик в руках, ощущал, как отледеневают пальцы.

Солнце жарило спину, и та постепенно становилась мокрой. От липкого пота становилось самому от себя противно. Скоро я высосал через трубочку весь кофе, и на дне остался лишь крошеный лёд, а я шёл по улице дальше и тряс его, как снег в шаре, в ожидании, пока тот превратится в талую воду с лёгким привкусом кофе.

Артур отпустил меня с большой неохотой — если так можно охарактеризовать его тяжёлый, недовольный взгляд мне в спину. Я сам решаю, что делать, и если его это не устраивает, то может катиться к чёрту. Потому что мне нужно хоть что-то решить самому, а в последнее время катастрофически не получается.

Сай, разумеется, был рад меня слышать вчера вечером, и назначил встречу в отеле недалеко от центра. Я плёлся туда по жаре, не желая брать такси и изредка сверяясь с навигатором на телефоне. Эту часть города я знал не очень хорошо, а запоминать названия отелей — Сай утверждал, что именно в этом мы переспали в прошлый раз — не водилось за мной такого.

Поэтому я просто прогуливался, ведомый собственными ногами и прел в своей толстовке и конверсах. Мелькнула мысль, что придётся перед сексом принять душ, потому что запашок от меня стоял вовсе не соблазнительный.

А вообще, это всё ужасно тупо. Мог бы просто по-дружески организовать нам с Артуром помощь, а не делать из меня сраную проститутку. Я вздохнул, медленно и успокаивающе. Из-за жаркого солнца меня немного вело, и мысли путались, цепляясь вялыми щупальцами друг за друга.

Не то, чтобы мне не хотелось секса. Дело-то такое. Просто… почему-то мне хотелось теперь другого. Или не теперь? Или я всегда, подсознательно?..

Ночи и ночи бездумных разрядок сделали из меня робота. А сейчас в груди почему-то нестерпимо болело, и я не мог понять, это потому что я отпустил Уилла, потому что потерял десятилетнюю любовь, или просто потому, что я внезапно осознал, что никому нет дела до того Мерлина, каким, как мне кажется, мне хотелось бы быть. Например…

Возвращаться домой в объятия любимого человека.

Это ведь гораздо, гораздо больше, чем секс.

К этой мысли мне долго пришлось продираться по грязному, облепленному тиной дну. И я до сих пор там, просто смотрю вверх сквозь толщу воды. Чудес не бывает, не явится сияющая рука, не спасёт меня, не выдернет в абсолютно иной мир, где мне хотелось бы быть. Мне не исправить прошлых ошибок и не вымолить прощения у людей, которым я причинил боль.

Так зачем же всё это? Куда двигаться теперь?

В детстве мне очень хотелось стать волшебником. Будь в мире магия, она бы точно придала смысл этому случайному мельтешению судеб, поступков, лиц, — миру.

А без магии я чувствовал себя потерянным. Наверное, так чувствовал бы себя Гарри Поттер, если бы прочитал книги о себе, пребывая в пятнадцать всё в том же чулане под лестницей. Или он сам бы их написал, чтобы вырваться оттуда хоть на мгновение.

Консьерж одарила меня белоснежной улыбкой и спросила, чем мне помочь. Я ответил, что пришёл навестить владельца номера 481, на что она указала мне в сторону лифта и дала парочку указаний. Можно подумать, я не найду номер в отеле…

В лифте я позволил себе перевести дыхание и попытаться подумать о чём-нибудь возбуждающем.

Получалось фигово. Вместо кадров из порнухи (кстати, когда я в последний раз её смотрел?) почему-то вдруг появлялось то разочарованное и злое лицо Артура, затем — лицо Утера, разгневанное и полное ненависти, и ещё деланное равнодушие, которое так старательно изображал Мордред.

Я постучал в дверь. Сай открыл буквально через секунду, будто бы он стоял за ней и старательно караулил.

— Заходи. Чувствуй себя как дома.

И кто говорит такое в гостиничном номере? Обычный, вычурный люкс.

— Выпьем?

Интересно, если я нажрусь до отключки, то он отдерёт моё бесчувственное тело?

А хотя, какая разница. Я и так — бесчувственное тело. Тупое безэмоциональное тело идиота Мерлина.

— Слушай, — начал я. — Я хотел…

— Поговорить? — Сай достал из маленького холодильника банку пива и вскрыл её ловким движением пальцев. Из отверстия показалась было пена, но быстро успокоилась.

— Да, — я не отводил глаз от банки, не желая ловить зрительный контакт.

Я ведь ни капли не хочу заниматься сексом. Вот вообще. Интересно, у меня вообще встанет? Ясное дело, умелая стимуляция поможет, но, когда совсем нет настроения, хоть десяток самых горячих парней будут молить меня о сексе, все обнажённые и мокрые — капли воды будут стекать по их великолепным телам и накачанным задницам — у меня даже не колыхнётся.

— Я не думаю, что нам нужно говорить, Джетро. Или мне стоит называть тебя Мерлин?

Я хмыкнул.

— Как тебе больше нравится.

— Вот именно это, — он чуть склонился ко мне, стоящему рядом со входной дверью в грязных кедах, будучи сам облачен в костюм с иголочки начищенные ботинки — летом! — Я в тебе и ненавижу, Эмрис.

— Что именно? — я сглотнул.

— Твоё сраное равнодушие. Когда ты умело уходишь от ответов. Да ты в своей жизни, хоть раз, был уверен, чего хочешь на самом деле? Или просто убегал от проблем? Убегал от всего подряд? Я знаю таких, как ты. Они вроде бы и пытаются быть со всеми на одной ноге, приветливы с девушками — и те вас обожают — но вы на деле закрытые от всего мира засранцы, у вас нет ни единой души, которой вы действительно бы открылись. Господи, как же я вас ненавижу.

Я скривился.

— Потому что сам такой же?

Сай улыбнулся мне открытой и спокойной улыбкой.

— Верно. Поэтому я имею право ненавидеть, не так ли?

— Не знаю.

— Только такой ответ из твоих уст будет честным.

— Ты меня вызвал… не для того, чтобы заняться сексом?

— Сексом? Ну… не стоит отрицать того, что я бы с радостью занялся им с тобой. Но сейчас будет уже не то: мы не незнакомцы, это не будет беззаботно-страстно. Твоё загруженное лицо скорее делает из меня импотента.

— Ну, спасибо.

— Ты не хочешь узнать истинную причину, почему ты здесь?

— Пожалуй. Это любопытно, раз уж это не секс.

— Эх, Эмрис, ты всегда такой самоуверенный, уверенный в том, что все тебя хотят. И иногда твоя самоуверенность действительно так на людей и работает. Но вот только на одну ночь. Как думаешь, захочет ли Артур с тобой переспать во второй раз?

Я напрягся, но сдержал желание спросить, откуда Саю об этом известно. Если уж известно — ничего не поделаешь. Или он всё-таки считает, что на фото — я? Меньше проблем. Наверное…

— Не думаю, что мне это интересно. Через пару дней мы станем братьями.

— И это тебя останавливает? Вы уже оба — взрослые люди.

— Тем более.

— Или будешь продолжать свою концепцию секса на одну ночь?

— А тебе какая разница?

— Ну… — он кинул взгляд на часы. — Я пытаюсь чем-то тебя занять. Думаю, ещё минут на пять.

Мои брови взлетели вверх.

— И зачем же?

— Мне интересно, явится ли нам наш король. Слушай, Эмрис, если он придёт, это точно будет значить то, что он тебя хочет. А пока ты ему не принадлежишь, для меня ты не особо интересен. Вот когда вы уже будете несколько лет как встречаться — я приду за тем, что мне причитается. За самым дорогим для него — если уж так сложатся карты. А пока что… что уж, я подожду.

— Ты вообще что несёшь? — я как-то утратил нить разговора. — Какой нафиг король?

— Блин, ещё несколько минут и мы узнаем, хочет он трахнуть тебя или нет. Эмрис, неужели ты не воодушевлён? Я тебе такую услугу оказываю! Узнать, ничем не рискуя!

Мне захотелось уйти. Не сказать, что я совсем уж не понимал, о чём говорит Сай, но то, к чему он вёл, мне не нравилось. В любом случае, это было вовсе не его дело.

В дверь заколошматили. Через секунду она распахнулась и ворвался весь красный и запыхавшийся Артур. И застыл в недоумении. Наверное, он ожидал увидеть нас без одежды. В этот момент я почувствовал себя школьником, которого запалили за гаражами с незажжённой сигаретой в руке. Вроде бы ещё ничего не сделал, но с поличным поймали.

— Он очень тебя хочет, — заключил довольный Сай и отпил из банки. — По пиву?

— Мы уходим, — Артур схватил меня за руку и буквально выволок из номера. Я плёлся за ним, едва не спотыкаясь об его ноги, и борясь со злобным желанием вырвать кисть из его ладони и перестать быть нашкодившим ребёнком.

Когда мы оказались у его машины, он наконец отпустил меня. Я размял затёкшие пальцы. И не смущало его — так провести меня на глазах у онемевшей девушки на ресепшн.

— Сай прислал мне конверт. Майрор и Сифа вернули фотографии, и там же был договор о неразглашении.

— Он не собирался со мной спать.

Артур искоса взглянул на меня.

— Зря ты пришёл, — продолжил я, — этого он и добивался. Чтобы позлить тебя. Я тут был не причём, — я выдохнул. Почему-то от напряжения я едва мог пошевелиться. И смотреть на Артура мне не хотелось — видел его боковым зрением, и ладно.

— Я не мог бросить тебя ему на растерзание. Мы оба замешаны. Вернее, больше, чем мы двое, но…

— Да я понял. Я… домой, наверное.

— Не хочешь заехать ко мне?

— Потрахаться? — в сердцах поинтересовался я.

— Я тебя не хочу, — не моргнув глазом сказал Артур. — Так что… нет.

В груди разлился стыд напополам с горьким разочарованием.

— Я… нет, я просто…

— Мерлин, — Артур подошёл ближе и взял меня за плечи. — Ты просто сам не понимаешь, через что проходишь. Я не вполне понимаю, что творится у тебя в голове, но я просто вижу, что тебе больно и что ты запутался. Я такой же. И я действительно хочу тебе помочь. Твоё моральное состояние оставляет желать лучшего, знаешь ли.

— Мне бы не помешал отпуск, — моё тело как-то обмякло, но я не позволял себе окончательно растечься в руках Артура.

— Нам всем. Но ты ведь знаешь, что свадьба совсем на носу. Так что…

— Поехали к тебе.

— …закажем пиццу. Поговорим. Да, поехали.

— Поговорим?

— Разве это не то, что тебе нужно? Чёрт, да с кем ты последний раз нормально общался?

— С Саем, если это можно так назвать. Не нормально — скорее, плюс-минус честно.

— А я предлагаю нормально. А честно ли — уже тебе решать.

Я поймал его взгляд — мне было больно — и несколько мгновений не отрывал.

— А я хочу быть с тобой честным.

В машине мы оба молчали — возможно, вспоминали Ирландию, когда он вот так, без слов, вёл машину, а я пытался тогда шутить. Воспоминания весьма скомканные и мешаные — тогда я и понятия не имел, как относиться к своему «недобрату». И когда мы некоторое время вместе жили — как я пытался его игнорировать и иногда с каменным лицом проходил мимо него, когда мы всё же оказывались в одной комнате. По-детски. По-идиотски. Мне захотелось спрятать лицо в ладонях и завыть. Каким же самоуверенным идиотом я был! Зачем стоило строить из себя такое… Артур ведь ни в чём не был виноват, кроме того, что мне тогда казался ужасной задницей. Привлекательной, но ужасной.

***


ST: Maroon 5 feat. Future — Cold


— Закажешь пиццу? — Артур хлопнул дверью, а я бросился на диван и растянулся там. Странно, но сейчас я почувствовал себя почти как дома, а не тогда, когда Сай предложил то же самое в отеле.

— Да. У тебя есть рекламка? — на что Артур бросил мне на грудь целую горсть буклетов. Я некоторое время разбирался в них, а потом увидел, что тот смотрит на меня, сидя в кресле.

— Какую ты любишь, — начал я, — «четыре сыра» или с пепперони?

— Есть «королевская» с курицей?

— Да, — отвечаю я, и мы сталкиваемся взглядами.

Меня словно ударяет под дых. Артур встаёт с кресла, и, не отводя взгляда, наклоняется ко мне.

Я хочу его губы. Хочу касаться тёплой кожи, тереться о неё, щека к щеке — неважно, что лёгкая небритость будет причинять дискомфорт, его пальцы вплетены мне в волосы, мои ладони обхватили его широкую, сильную шею, хочу, хочу, так сильно и страстно, ближе, впиться в рот и требовательно скользить языком по языку, отвечать на желание и показывать своё, вперёд, только вперёд, завалить его на кровать и коснуться пресса, провести влажную дорожку от пупка до резинки трусов, горячим дыханием раздразнить его желание, быть скинутым и подмятым под себя, чужие зубы на шее, язык, жар, внимательный, но затуманенный взгляд, уплывший куда-то за горизонт, да, ДА, как он трётся о меня своим твёрдым членом, скинуть с себя рубашку, стащить с него футболку, увидеть — о боже — его обнажённый торс и почувствовать, как рот мгновенно наполнился слюной, не в силах терпеть, не в силах ждать, дурацкая одежда, избавиться от неё как можно быстрее, кожа к коже, он не собирается ждать, а я так не подготовлен для этого, бутылочка со смазкой вытащена непойми откуда, и я весь измазываюсь, пока умудряюсь выдавить достаточное количество себе на ладонь, его пальцы уже во мне, и я схожу с ума, толкаясь вперёд, желая большего. Скорее, войди в меня, прекрати эту пытку, это почти физическая боль, почти осязаемая страсть, я никогда не чувствовал ничего подобного, это так отличается от всего того, что было у меня раньше.

Просто обычно это затрагивало меня лишь ниже пояса, а сейчас я горю весь, моё сердце пылает, объятое неведомым мне огнём, я желаю его всем своим естеством…

Это непохоже на меня.

Это непохоже на него.

Но сейчас это не имеет значения.