Only If for a Night +579

Слэш — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчинами
Мерлин

Основные персонажи:
Артур Пендрагон, Мерлин (Эмрис), Моргана Пендрагон, Мордред, Сэр Гвейн, Сэр Ланселот, Уилл, Фрея (Леди Озера)
Пэйринг:
постоянно расширяющийся многоугольник
Рейтинг:
NC-17
Жанры:
Романтика, Ангст, Юмор, Драма, Психология, Философия, Повседневность, POV, Hurt/comfort, AU
Предупреждения:
OOC, Элементы гета, Элементы фемслэша
Размер:
Макси, 242 страницы, 32 части
Статус:
закончен

Награды от читателей:
 
«<3» от Rina_mogol
«За любимый фф! Спасибо *О*» от Lekanto
«Это нечто!» от amix
«Спасибо за эмоции! » от LermEn
«Потрясающая работа !!!! » от Mari love 20
«За потрясный фик!!!» от Wizardri
«Отличная работа!» от Jade_Stone
Описание:
**Лишь на одну ночь**
Modern AU (знание канона не обязательно). Ты – гей, твой начальник (и, возможно, будущий премьер-министр) Утер Пендрагон – ярый гомофоб, мечтающий уничтожить всех гомосексуалистов. Такой расклад тебя не устраивает, и ты соглашаешься на пари с другом – кто из вас соблазнит сына Утера, такого же гомофоба и натурала до мозга костей? А, и ещё никто не должен знать, что ты гей.

Посвящение:
Oberhofer - собственно, она меня и подбила на это дело :)

Публикация на других ресурсах:
Запрещено в любом виде

Примечания автора:
- Полное название: "I Don’t Believe, Only If for a Night" ("Если я и поверю, то лишь на одну ночь")
- Обложки: http://cs312324.vk.me/v312324281/4082/g9ZE7tRGWg8.jpg и http://cs620927.vk.me/v620927281/1508b/THaehCFHXPQ.jpg
- NC - будьте к ней готовы, второй раз предупреждать не буду.
- Да, обычно я такое не пишу.
- ST тут: http://vk.com/allenshirokamiofficial и тут же можно послушать http://cs14102.vk.me/c607123/v607123281/5389/SuXCeerbTKU.jpg

Night 31 - Heart (Сердце)

22 мая 2017, 01:00
Примечания:
прим. авт. сорян, ребят, глава не вычитана, времени нет, спать хочу, за очепятки буду признательна
глава последняя, потом будет **эпилог**, так что не пропустите его

ST: 3 doors down – So I need you

If you could step into my head, tell

Me would you still know me

If you woke up in my bed, tell me

Then would you hold me

Or would you simply let it lie,

Leaving me to wonder why

I can't get you out of this head

I call mine

And I will say

Oh no I can't let you go ©



Раньше я думал, что хуже утреннего похмелья ничего не может быть.

Сейчас я вполне себе убедился, что жгучее чувство стыда, когда я наутро разлепил веки и увидел рядом с собой мирно спящего Артура, мало что может переплюнуть.

Я сел и ощутил явную боль пониже пояса. Мда. Кажется, вчера мы перестарались. Хочется свалить.

Вот надо же было взять и испоганить только-только зародившуюся дружбу. И ведь ладно, будь он открытым геем или просто би без комплексов, но он был а) натуралом, б) будущим братом, в) бывшим начальником, г) возможно, хорошим другом. А вчера ночью мы как-то бездумно всё это похерили.

Секс явно был неуместен. Даже хороший, хороший настолько, что я до сих пор помню дрожь по всему телу. Это чертовски неправильно. Всё это.

Артур пошевелился во сне, и я закусил губу, рефлекторно зажмурившись.

Я без понятия, что я ему скажу. Абсолютно. В моей голове пустота.

Если я сейчас свалю, то что будет потом? Романтическая стыдливая недосказанность? Или мы просто замолчим это, как ошибку, не стоящую упоминаний?

Я вздохнул. От этого звука Артур вновь пошевелился во сне, перекатился на другой бок и положил руку мне на ноги. Я замер. Я... не хочу уходить. Мне было слишком хорошо.

Артур застонал и открыл глаза, с трудом повернув голову и сфокусировавшись на мне.

- …у меня всё болит. А у тебя как дела?

- Думаю, у нас болят разные места. Но да, всё болит.

Артур сел и взлохматил светлые волосы.

- Кофе?

- Я, наверное, начну уже двигаться домой.

- А что там?

Я недоуменно посмотрел на него.

- В смысле?

- В прямом. Что ты там будешь делать?

- Эээ? - ничего интеллектуальней я из себя выдавить не смог. – А что обычно люди делают дома?

Артур вздохнул.

- Я думал, что ты останешься со мной. Или это… невозможно?

Я закусил губу.

- Я не уверен. Не знаю.

Избегая его взгляда, я уставился на свои бледные руки с синими прожилками. Вечно такие бледные, даже летом.

Более тёмная ладонь накрыла мои.

- Знаешь, в чём твоя проблема, Мерлин?

Он выдержал небольшую паузу, словно бы давая мне время отвертеться от того, что у меня есть проблемы.

- …ты слишком много думаешь.

Я фыркнул.

- Как и все.

- Оставайся. Я не обещаю тебе быть отличным парнем, внимательным, нежным и всё такое, но… давай попробуем.

Внутри меня будто бы закоротило.

- Ты… ты предлагаешь отношения с будущей перспективой? Ты? Мне?

- Почему нет? Но я не говорю за тебя. Я говорю о том, чего бы мне хотелось.

- Я тебе хотя бы нравлюсь? – я с силой сжал пальцы, чувствуя, как колотится сердце, медленно, словно маятник огромных часов. Вчера я поддался инстинкту – и пусть никогда мне не было так хорошо, и всем телом, и всей душой, я не собирался пасть жертвой какой-то иллюзии. Любви не существует… верно?

- Да. Очень.

Остановившееся было сердце запустилось в несколько раз быстрее. Боже. Мне кажется, будто я сейчас…

- Мерлин?

Я выдохнул, чувствуя на своём лице что-то горячее.

Нет, чёрт побери, я не собирался расклеиваться, но…

Тёплые объятия Артура оказались тем, что на самом деле мне было нужно – надёжной и крепкой преградой от всего остального мира. Я действительно плакал, потому что моё глухое и слепое сердце внезапно прозрело.

***



Много позже, сонно почитав новости и приняв тёплый душ, полный мыльной пены и Артура, мы лежали на кровати и вслух поражались постигшей нас перемене – словно в одночасье мы стали ближе, чем ранее сближались с другими, с кем нас бывало что связывали более долгие отношения. Я видел, что Артур осторожно обходит в разговоре тему бывших, и сам с радостью поддержал это немое соглашение – в конце концов сейчас важно настоящее. А настоящее было таким: «свадьба – послезавтра».

Артур ещё пытался работать и висел на телефоне, а я лицезрел его обнажённый торс, когда он обращал на это внимание, то бывало смеялся надо мной, иногда красовался, но в основном откладывал мобильный и нависал надо мной, соединяя наши губы в поцелуе. И в большинстве случаев мы этим не ограничивались.

Это спокойствие было сродни летнему штилю в преддверье бури. Мои тело и мысли были расслаблены, но краешком сознания я помнил о том, что мы ещё в опасности, что диктатура Утера нависла над нами, будто Дамоклов меч.

Когда мы лежали на кровати, я разглядывал занавески. Артур был в полусне – перевалило за полдень и летний зной стоял в комнате, а мы оба были слишком сонными, чтобы закрыть окна и включить кондиционер. Наши руки невзначай соединились, и я чувствовал переплетение пальцев так, будто бы сам ими стал, всем телом, каждой клеточкой я ощущал чужое прикосновение, дарящее мурашки.

Это любовь?

Я отрицал её существование, но больше я не знал, как описать то, что происходило со мной сейчас, с моим телом и сознанием.

Я будто бы был резонирующей струной. Я откликался на малейшую перемену в настроении Артура, я понимал то, что таилось на глубине его ярко-голубых глаз, я… в какой-то степени стал им. Я смотрел на него и видел своё отражение. Мне не нужно было спрашивать его, о чём он думает, потому что я знал. Было что-то мистическое в этой открывшейся мне откровенности.

Ото сна меня разбудил звонок в дверь. Я спал, уткнувшись Артуру в шею, и неудобство позы весьма неприятно отозвалось в моей собственной.

- Это к тебе, - я толкнул сонного Артура и тот что-то невнятно пробурчал. Не встал он даже тогда, когда я, натягивая джинсы, обозвал его задницей. Мне пришлось идти к двери и на пороге я увидел ту, кого вовсе не ожидал тут увидеть.

Моргана Пендрагон смотрела на меня, я смотрел на Фрейю. Фрейя смотрела на меня, раскрыв рот. Я, конечно, попытался пригладить волосы, но босые ноги, румянец на щеках и вообще общая помятость просто вопили о моих недавних занятиях в этой квартире.

- Бро? – крикнула Моргана в глубь квартиры. – Я тебя правильно поняла?!

- Привет, - я всё ещё уставился на Фрейю. Она открыла было рот, потом закрыла, а потом вполне явно хихикнула.

- Привет, Мерл. Как дела?

- Я…

Из комнаты вылез встрёпанный Артур. Он, в отличие от меня, даже не потрудился надеть штаны, посему щеголял красными боксёрами. Сестры он ни капли не стеснялся и в весьма грубой форме поинтересовался, что же она тут забыла. Впрочем, грубость эта была только на словах, потому что Артур на самом деле был весьма рад приходу Морганы. Как я мог судить, родными они не были, а посему такая радость во взгляде Артура вызвала у меня весьма ощутимый укол ревности.

- На самом деле мы ведь все приглашены на свадьбу. Но я никак не ожидала, что вы с братцем тут уже развлекаетесь… - Моргана смерила меня насмешливым взглядом, и мне захотелось провалиться сквозь землю. Фрейя же спокойно мне подмигнула и взяла Моргану под руку. Та явно была не против.

- Так зачем ты пришла, сестрёнка? – Артур наградил её поцелуем в щёку и жестом пригласил девушек в гостиную. Впрочем, присутствие Фрейи всё же заставило на минуту нас покинуть и вернуться уже в домашних штанах и футболке.

- Я пришла выбрать тебе костюм для завтрашней церемонии. И для твоего брата. У нас, подружек невесты, всё уже есть.

- А вы не должны там себе ноги брить и брови выщипывать? Или что вы там делаете перед важными событиями?

- Обычно мы пьём. Кстати, сегодня у твоей мамы что-то вроде девичника, - подала голос Фрейя. – И на самом деле мы хотим, чтобы ты пошёл с нами. Она говорила, что давно тебя не видела и волнуется. Всё-таки у неё важная дата.

- Да. Я… я очень хочу её увидеть! – я готов был вскочить, но строгий взгляд Морганы пригвоздил меня к месту.

- Сначала выберем для вас костюмы. Господи-Боже! Вы, мужчины, все одинаковы. Не начинаете заниматься делами, пока не припрёт. И всё пускаете на самотёк – авось выйдет.

- С чего такой всплеск феминизма, милая? – пробурчал Артур. – У нас с Мерлином всё схвачено.

- У нас с Фрейей тоже, - в тон ему ответила сестра.

Ещё чуть-чуть, и воздух между ними заискрится.

- Кстати, если что, мы придём в парных туфлях. И это не обсуждается, - Моргана бросила на Фрейю мимолётный взгляд и сжала руку девушки.

- И что это значит? – рассеянно поинтересовался я, пытаясь разгадать, что сделало их настолько близкими.

- Мы встречаемся. Я хотела, чтобы Артур первый об этом узнал, а не бегал за мной всю свадьбу, и спрашивал, что это вдруг со мной приключилось. Думаю, ему лучше сосредоточиться на более важных делах… не бесить папочку, например.

- Он будет в ярости, - Артур с удовольствием потянулся и хрустнул позвоночником. – Постойте, вы с Мерлином знакомы? Я Артур, - он протянул Фрейе руку.

- Фрейя, - она потупилась, явно непривыкшая быть представленной девушкой Морганы, да и я видел, что ей неловко быть рядом со мной.

Я же пребывал в немом оцепенении. Одновременно и рад, и… растерян. Она сбежала из нашей квартиры, а потом объявилась тут. И я хотел спросить, как она, что произошло, и… но ведь я сам был виноват. Поэтому не имею права. Хотя мне и хочется разъяснить все те недомолвки, всё же мне не хочется напоминать ей о своей несостоятельности как друга и как человека, что так и не ответил на её чувства.

- А у вас тут что? – внезапно спросила Моргана. – Братский секс, беситесь перед свадьбой, или скоро вашу будем играть?

Артур фыркнул.

- Высокие отношения. Только смотрим друг на друга.

- Вуайеризм? Взаимная дрочка? Вот это я одобряю. Хотя, думаю, с Фрейей мы до такого не дойдём. Невозможность дотронуться… - она обняла девушку, - …убивает. А теперь срочно по магазинам! Оденьтесь только более прилично. И, - она встала и обернулась на нас, - купим вам рубашки с ВЫСОКИМИ воротничками.


***



ST: Hurts – Better than love

Ближе к вечеру я, нагруженный пакетами (девушки умудрились накупить для Хунит кучи и кучи всего перед свадьбой), шёл позади этих двоих и с улыбкой наблюдал за этими только зарождающимися отношениями. Например, сейчас Моргана хотела держаться с Фрейей за руки, а та протестовала, потому что мы шли по ярко освещённой улице, а Моргана далеко не самая безызвестная модель. Так что сошлись на том, что будут идти под руку, как подруги, а не как возлюбленные. Вскоре мы оказались у коттеджа, который был снят для девичника. Где в это время проходил мальчишник Утера, мне даже думать не хотелось. Как и о том, кто потенциально мог бы там быть.

Хунит открыла нам дверь, и сердце моё радостно дрогнуло при виде матери. Она была накрашена, в изящном розовом вечернем платье, а сзади шёл гомон подружек и официантов. Видимо, вечер проходил по высшему разряду.

- Мерлин! Мой мальчик! – воскликнула она и заключила меня в объятия. Знакомый запах парфюма добавил ещё больше ностальгического настроения.

- Привет, мам, - пробормотал я, но руки с сумками не дали возможности обнять в ответ.

Внезапно на помощь пришли Фрейя и Моргана – выхватили у меня пакеты и заявили, что займут толпу, пока мы поговорим.

И мы действительно поговорили в одной из верхних комнат – обсудили моё увольнение без особой радости, но мама извинилась за то, что сама подложила мне то объявление. Так что, в принципе…

- Мам, ты действительно счастлива?

Она внимательно посмотрела на меня.

- Послушай, что я тебе скажу.

- Да?

- Утер – не святой. Я прекрасно это вижу. И хочу тебе сказать, что действительно его люблю, раз закрываю на это глаза. Он весьма эмоциональный человек, и зачастую бывает не прав, но он много делает для меня. И одновременно старается следовать своим идеалам. Это и делает его таким надёжным. Хотя, видит Бог, голосовать я за него не буду.

Я расхохотался почти до слёз. В последние пару дней я стал опасно сентиментальным, любая мелочь могла бросить моё эмоциональное состояние на тот или иной край.

- Мам… ещё кое-что.

- Да?

- Мне… нравятся парни. Только, - торопливо проговорил я, - выслушай, пожалуйста. Я…

- Я знаю.

- …не говорил тебе, потому… что?!

- Я ведь твоя мать, думал, я не замечу?! И не скажу, что…

- И поэтому ты так не любила Мордреда?

- Мне он просто казался неприятным. Не потому, что он гей. А что?

Я не ответил, а просто заключил её в объятия.

Мне второй раз за день хотелось разрыдаться, но я сдержался. Оставлю эмоции на вечер, когда вернусь к Артуру.



День свадьбы



ST: The Cinematic Orchestra – Arrival of the Birds

Чертовски красивая церемония, белые голуби, лепестки роз, раскиданные маленькой девочкой из корзинки, и моя мать, такая красивая в подвенечном платье.

Разумеется, я до сих пор испытывал смешанные чувства, но её счастье передалось и мне, а сидящий рядом Артур поддерживал меня незаметным соприкосновением наших колен.

Люди вокруг меня затаили дыхание, когда Утер и Хунит обменялись кольцами.

Поцелуй, и вот в толпу летит букет. Его ловит Джордж, и на его лице абсолютное недоумение. Девушки рядом с ним обречённо вздыхают и отворачиваются. Я тихо смеюсь и ловлю взгляд Артура – нет, свадьба, как ни крути, весьма романтичная штука. Вся эта праздничная мишура создаёт нужную и весьма нежную атмосферу, а радостные улыбки стоящих рядом словно говорят, будто бы они жили только ради этого момента.

Наверное, это заразительно, потому что недалеко от нас страстно и взасос целуются Моргана и Фрейя, а спустя несколько секунд я слышу яростные крики Утера:

- Какого х…! Не снимать! УБЕРИТЕ КАМЕРЫ!!!

Я начинаю смеяться во весь голос. Все вокруг нас в шоке и недоумении, а мне очень хочется найти ладонь Артура. Я нахожу её и сжимаю, и из-за того, что мы стоим в толпе, никто этого не замечает – начинается давка и всё внимание приковано к двум присосавшимся друг к другу девушкам.

Артур ловит мой взгляд и спрашивает:

- Не хочешь вернуться на работу?

***



В день оглашения результатов выборов в офисе все в основном толпились в общей комнате рядом с большой плазмой, по которой крутили новости.

Артур бегал и кричал на всех, чтобы работали, но так как его никто не слушал, в какой-то момент он тоже завис напротив телевизора и больше не отходил. Я подошёл за пару минут до объявления и успел увидеть графики.

Сенред – Шотландская национальная партия – 1,7 процента голосов.

Мюрден – лейбористская партия – 32, 0 процента голосов.

Утер – консервативная партия – 29, 1 процент голосов.

Я расхохотался прямо у столика с бутербродами, который организовали, когда осознали, что работать сегодня никто не будет. Артур некоторое время пялился в экран, потом на остальных, и когда все начали носиться и орать, под шумок вывел меня из здания, посадил в машину и отвёз домой.

Спустя несколько дней я получил от Уилла сообщение в фейсбуке, а спустя ещё несколько улетел в Америку.