Забота в стиле Ким Тэхёна +1710

Слэш — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчинами
Bangtan Boys / BTS

Пэйринг и персонажи:
Ким Тэхён/Чон Чонгук, Пак Чимин, Мин Юнги
Рейтинг:
NC-17
Жанры:
Романтика, Юмор, Повседневность, PWP, AU, Дружба
Предупреждения:
Нецензурная лексика
Размер:
Мини, 9 страниц, 1 часть
Статус:
закончен

Награды от читателей:
 
Пока нет
Описание:
- Я просил тебя присмотреть за Чонгуком, а не трахнуть его.
- Я его не трахал. Я за ним присмотрел, как ты и просил. Чонгукки на четвереньках никуда не выползал, в кусты и урны не блевал, и вообще я ручаюсь за то, сколько он выпил этой ночью.

Посвящение:
Не знаю, читает эта леди мои фики (и фики вообще) или не читает, но Настасья Плужник солнышко.

Публикация на других ресурсах:
Запрещено в любом виде

Примечания автора:
Хуйня какая-то получилась вместо юморной истории. Не ищите в этом фике смысла, его не было и не будет. Просто какая-то непонятная хреновина. Лучи костров.

№1 в топе «Слэш по жанру Дружба»
№1 в топе «Слэш по жанру Повседневность»
№1 в топе «Слэш по жанру AU»
№1 в топе «Слэш по жанру Романтика»
№2 в топе «Слэш по жанру Юмор»
№2 в топе «Слэш по жанру PWP»
№4 в топе «Слэш по всем жанрам»

Так же текст выложен здесь: https://www.wattpad.com/story/151709681
13 июня 2018, 21:24

Сидя в самом углу гостиной и наблюдая за творящейся вокруг вакханалией, Тэхён не мог понять, как докатился до такого. Раньше он был за любую движуху, возглавлял самую унылую пати и был тем, кто предлагал сумасшедшие конкурсы и первым же выполнял бредовые задания и наказания, потому что совершенно не контролировал себя под алкоголем. На телефонах студентов после подобных вечеринок видео и фотографий было столько, что Тэхён, вообще-то скромный по своей натуре парень, потом долго отходил от подколок и насмешек над собой.

- Сам виноват, нечего литрами в себя алкоголь заливать, - говорил Чимин и выкладывал в сеть новую фотографию, где у Тэхёна на голове выдранный из кадки фикус, потому что игра в индейцев и попытка выстрелить из самодельного лука в яблочко на голове едва стоящей на ногах пьяно хихикающей второкурсницы.

Тэхён с другом был согласен лишь в том, что нужно меньше пить на подобных вечерах, но во всём остальном мнения расходились. Чимин приходил расслабиться и попытаться предпринять жалкие попытки подкатить к объекту своего воздыхания, тогда как сам Тэхён врывался на любую пати с целью создать незабываемые воспоминания. И для того, чтобы побыть жилеткой для слёз Чимина. Пак под конец вечера обычно смелости так и не набирался и начинал ныть лучшему другу о том, как хреново быть геем, любить натурала и «ты только посмотри на его улыбку». Тэхён на улыбку Хосока смотреть не любил, потому что боялся банально ослепнуть. Он был свято уверен, что когда в доме Хоупа вырубает пробки, тот не пользуется телефоном, свечами или фонариком, а просто улыбается, и лучезарности его улыбки хватает на то, чтобы осветить грёбаный квартал, а не только одну небольшую погрязшую во тьме квартирку.

Не понимал Тэхён и проблем с чужой натуральностью, потому что сам когда-то был нежной ромашкой, смущённо заглядывающейся на красивых девушек, а потом появился шепелявый коротышка с лисьими глазами, и что-то пошло не так. Юнги был потрясающим, а ещё всегда добивался своего, и Тэхён просто не смог устоять перед его харизмой и негромким шёпотом в самое ухо. Некоторые до сих пор думали, что Тэхён и Юнги встречаются, хотя Юн давно нашёл себе татуированного хрена под два метра ростом с выбритыми висками. Тэхён даже немного завидовал, потому что при виде Намджуна хотелось запрыгнуть на него с разбега и сделать какую-нибудь глупость, за которую путь во тьме Тэхёну будет освещать фонарь под глазом, оставленный метким кулаком «моё, не трожь» Юнги.

«И как я только до этого докатился?», - пронеслось в голове, а рука поднесла к губам гранёный стакан.

Виски с колой, точнее, почти одна кола, и Чимин даже посмеялся над другом, потому что «вау, Тэхён-а, да ты стареешь!». Тэхён после слов парня немного приуныл, потому что да, стареет. Надоели шум и гам вокруг, надоели украшения из надутых презервативов, что хозяин хаты считал креативом, а Тэхён - кретинизмом, ведь столько добра пропало. Алкоголя в этот раз не хотелось, а соки и газировки выхлебала чья-то наглая рожа, возможно, даже не одна. Музыка казалась тупой, игры в этот раз не могли развлечь и порадовать, потому что после закрытой сессии все здесь собрались лишь с одной целью - нажраться. А ещё безмерно бесил Чимин, сидящий на коленях Хосока и очень громко хихикающий, когда чужая ладонь оглаживала его бедро.

«Маленькая хитрая шлюшка», - невольно восхитился другом Тэхён, наблюдая за совершенно развязным пошлым поцелуем.

Чимин в этот раз наконец-то собрал свои яйца и подкатил к Хосоку совершенно трезвым. Зато Хоуп в его компании начал доходить до кондиции крайне стремительно, ведь Пак только и делал, что подливал и подливал парню, попутно болтая с ним ни о чём и незаметно отваживая направляющихся к ним друзей, приятелей и просто хорошеньких личностей взглядом «только подойди, и я тебе позвоночник в трёх местах сломаю». Миссия увенчалась успехом, Чимин вовсю нарушает правила приличия с объектом своего сталкерства прямо на диване посреди гостиной, а сам Тэхён с тоской думает о том, что тоже хочет вот так. Чтобы страстно, чтобы жарко, чтобы крепко сжимающие в объятиях руки и жаркое дыхание, оседающее на шее.

Не то чтобы Тэхён был помешан на сексе, просто об отношениях он никогда не думал. Отношения это ответственность и необходимость уделять кому-то время, ущемлять свой комфорт в угоду кому-то другому, и Тэхён к подобному был не готов. У него типичная тяжёлая жизнь студента, куча пар и семинаров, дополнительных занятий и курсов, а ещё нелюбимая подработка, на которой нужно пахать ради денег. У Тэхёна на Чимина-то время есть лишь по той причине, что они в одной комнате в общаге живут и в одной группе учатся, какие уж тут отношения? Секс на подобных вечеринках по плану «повезёт - хорошо, не повезёт, ну и чёрт с ним» казался идеальным решением всех проблем и лучшим способом сбросить напряжение после очередного внепланового зачёта или проверки общаги комендантом, но вот сейчас Тэхён лишь с унынием окидывает взглядом сосущиеся по углам парочки и думает о том, как же всё это надоело.

«На следующую попойку не пойду», - решает для себя Тэхён и залпом допивает тёплую бурду из своего стакана, от сладости которой лишь сильнее захотелось пить. - «Это будет тихий вечер в компании пиццы, аниме или манги. Я отброшу все дела, наемся так, что живот надуется футбольным мячом, а после вырублюсь посреди ночи в своей мягкой постельке».

План был как никогда прекрасным, в памяти всплыла мягкость подушки, и Тэхён решительно поднялся с места, намереваясь уйти домой. Вот только уже на подходе к коридору в запястье впились цепкие пальцы, и Тэхён нос к носу столкнулся с Юнги.

- Тэ, ты не можешь уйти, потому что тебе придётся присмотреть за Чонгуком, - припечатал Мин и с крайне гаденькой ухмылкой пихнул на Тэхёна высокого симпатичного парнишку. - И под «присмотреть» я имею в виду, что он должен уйти отсюда на своих двух, а не выползти на четвереньках, чтобы после наблевать в ближайших кустах или урне.

От Юнги пахнет цитрусовым одеколоном и алкоголем. Волосы растрёпаны, щёки покраснели, а взгляд искрится весельем и едва заметными искрами пламени зарождающегося возбуждения. Тэхён прекрасно знает, что это значит, и закатывает глаза, когда Мин исчезает в толпе, после мелькая возле лестницы в компании Намджуна. Тэхён знает, Юнги под алкоголем тот ещё пластилин, едва не растекающийся в руках, и изнутри кусает зависть, ведь Мин сейчас с Намджуном, а Тэхён с ношей на шее в виде мнущегося возле него паренька.

«Хорошенького, стоит заметить», - подмечает Тэхён и наклоняется ближе к чужому лицу, из-за чего у парнишки сбивается дыхание и расширяются глаза.

Красивый. Чонгук очень красивый, а ещё явно младше и невиннее, чем выглядит на самом деле. Одет просто, но явно знает, как подчеркнуть достоинства своей фигуры, смотрит из-под ресниц пусть и смущённо, но твёрдо и «я первым взгляд не отведу». Вот только напускная бравада трещит по швам, потому что прикушенная изнутри щека, едва заметный румянец на щеках и под конец попытка скрыть глаза за слишком длинной чёлкой. Тэхён вспоминает себя на первой вечеринке и усмехается. Он был дико напуган творящимся вокруг пиздецом и всё никак не решался выпить даже каплю алкоголя, боясь, что может случиться что-нибудь ужасное. Что было этим «ужасным», Тэхён не знал наверняка, но проснуться в одной постели с Чимином для него было стрессом. Да, они были одеты и просто вырубились вместе там, куда упали, но рука Пака лежала на его заднице, и это отдавало чем-то жутковатым. Тогда Тэхён был ещё совсем нежной ромашкой, и Чонгук, мнущийся перед ним и теребящий разноцветные феньки на запястье, судя по всему, тоже ещё не раскрылся.

- Ну что ж, Чонгук-и, - сладко протянул Тэхён и цапнул младшего за запястье, урча, как кошак, нажравшийся краденой сметаны. - Пойдём со мной. Хён за тобой присмотрит.

Чонгук едва заметно кивает и отводит взгляд, но послушно идёт следом. Тэхён надеется, что найдёт какой-нибудь алкоголь и сможет немного расшевелить младшего. А может и не немного, ведь развращать кого-то столь приличного сладко до звёзд перед глазами. Может быть, Тэхён даже разведёт Чонгука на пару идиотских игр и вдоволь повеселится, поднимая себе настроение, упавшее за прошедшее время на пати ниже плинтуса. Ведь кто знает, какие черти могут скрываться на дне чёрных глаз.

«Чертовски красивых, стоит заметить», - вновь подмечает внутренний голос, и Тэхён не может не согласиться.

***



В комнате слишком темно, и Тэхён жалеет о том, что не включил свет. Хотелось не только слышать и чувствовать, но и видеть, ведь зрелище, скрываемое темнотой, наверняка невероятное, завораживающее, сладкое. Чонгук, раскинувшийся на постели, тихо постанывает, пытается коснуться в ответ, но Тэхён решительно прижимает его руки к постели по обе стороны от головы и шепчет в самые губы «будь послушным мальчиком, Куки». Чонгук на это лишь стонет громче, ёрзает и приподнимает бёдра, потираясь о нависшего над ним старшего, отчего у Кима в голове ядерный гриб.

Всё начиналось довольно невинно. Они выпили, разговорились и познакомились поближе, после чего Тэхён предложил сыграть в пару игр, и Чонгук его поддержал. Удивительно, но к ним подтянулись остальные алкоголики, кто ещё мог стоять на ногах и не трахался по углам, и игра начала набирать обороты. Тэхён искренне наслаждался происходящим, потому что наконец-то стало весело и интересно, потому что усы маркером на хорошеньком личике Соён смотрелись уморительно, а ещё Минки пришлось снять джинсы для одного из заданий, и после парень сидел в боксерах в милую жёлтую уточку, ведь его штаны таинственным образом исчезли. А после в какой-то момент Чонгук подкатился под его бок, обнимая за плечи и сопя на ухо, и веселье отошло на второй план.

Тэхён знал, что некоторые люди становятся излишне тактильными под действием алкоголя, но не думал, что эти же тактильные личности становятся настоящими липучками. Чонгук был липучкой весьма и весьма приятной, потому что от него не разило потом и лишь едва заметно пахло алкоголем, но положение это не спасало, ведь младший попеременно шептал что-то на ухо или упирался ладонями в ляжку Тэхёна в опасной близости от паха, когда наклонялся вперёд и крутил бутылку. И вообще весь Чонгук был слишком «слишком», из-за чего Тэхён под конец не выдержал.

Как они оказались в комнате, и нет ли в ней ещё кого-нибудь, спящего в углу, в шкафу, под самой кроватью или под батареей, Тэхён понятия не имел, да и ему было плевать. Чонгук под градусом совершенно не сопротивлялся, податливо отвечал на поцелуи, а ещё так восхитительно поскуливал, что у Тэхёна член в штанах дёргался. Плюсиков ситуации добавляло и то, что Чонгук изначально поцеловал его первым ещё в гостиной, когда неудачно запнулся о свою же ногу и рухнул сверху. Глаза в глаза, немного неловко от подобной близости, а после Чонгук вдруг подаётся вперёд и целует. Толпа вокруг улюлюкает, девчонки пищат, парни снимают на телефон, а Тэхён чувствует себя так, словно ему адреналин внутривенно вкололи, со скоростью света поднимается с пола и утаскивает Чонгука за собой под свист остальных.

В голове голос Юнги и «ты должен позаботиться о нём», а под руками дрожащее пышущее жаром тело. Тэхён целует распухшие губы младшего, ласкает его шею и ключицы, оставляет едва заметное пятно засоса на солнечном сплетении и спускается цепочкой поцелуев вниз, попутно расстёгивая ширинку на джинсах Чонгука и стаскивая их вместе с бельём до колен. Не сказать, что Тэхён был сторонником минетов, но пил во время игры не только один Чонгук, и затуманенный мозг требовал «позаботиться». Чонгуку ведь сейчас так хочется быть обласканным, Чонгук стонет и толкается бёдрами в воздух, отчего его член елозит по животу, оставляя едва заметные разводы естественной смазки, Чонгук цепляется пальцами за чужие плечи и шепчет «пожалуйста» дрожащим голосом, отчего у Тэхёна мутная пелена перед глазами. Раскрасневшийся, дезориентированный, смущённый и бесконечно податливый. Весь вид Чонгука так и кричал о том, что ему сейчас нужно, и, несмотря на тот факт, что все на вечеринке были совершеннолетними, Тэхён почувствовал себя настоящим растлителем и извращенцем. Судя по тому, как Чонгук реагировал даже на самые невинные прикосновения, либо он был девственником, либо не был, но утром кому-то будет чертовски стыдно за своё поведение.

Головка на языке ощущается приятной тяжестью, из-за терпкого привкуса смазки рот наполняется слюной, и Тэхён старается абстрагироваться от ласкающих слух стонов, потому что они так и подталкивают зайти дальше. Вбирая горячую пульсирующую плоть как можно глубже, лаская языком и губами, надрачивая влажными от слюны пальцами и посасывая головку, раз за разом проходясь кончиком языка по уретре, Тэхён тонул в льющихся на него сверху стонах, представляя, как бы стонал Чонгук, если бы Ким прямо сейчас скользнул языком ниже и коснулся его неразработанного ануса. Наверняка, Чонгук тут же забрыкался бы и начал умолять прекратить, при этом извиваясь и непроизвольно толкаясь бёдрами навстречу. А как бы этот сладкий малыш срывался на протяжные стоны, если бы Тэхён решил растянуть его?

От мыслей о том, как член Чонгука подёргивался бы при каждом касании рядом с простатой, как сочился бы смазкой и как поджимались бы яички шумного мальчишки, пытавшегося свести коленки вместе и избежать столь грязных и пошлых касаний, Тэхён громко застонал, сжимая себя сквозь джинсы, чтобы не натворить дел. Вибрация от стона прошлась по чувствительному члену, который парень попытался взять чуть глубже, шумно вдыхая носом и стараясь игнорировать первые признаки рвотного рефлекса, и спустя мгновение Тэхён резко отстранился, заходясь судорожным кашлем и хватая распахнутым ртом воздух, ведь мелкий паршивец даже не подумал предупредить его о том, что готов кончить.

- Эгоистичный засранец, - недовольно протянул Тэхён и невольно вздрогнул, когда Чонгук вдруг резко сел прямо и схватился за его плечи.

За секунду их положение сменилось, и Тэхёну лишь осталось удивляться чужой развязности и тому, как быстро смущающийся малыш Чонгукки принял правила игры. Усевшись на его бёдра, Чонгук вылизывал с его губ и подбородка потёки собственной спермы, попутно пытаясь расстегнуть джинсы и забраться под резинку белья ладонью. Из-за позы никак не получалось, и Тэхён негромко рассмеялся, когда Чонгук отстранился и посмотрел на него так жалобно, будто выпрашивает леденец или мороженое.

- Развязный ребёнок, - прошептал Тэхён в чужие губы и прошёлся по ним мазком языка, усмехаясь, когда Чонгук попытался поймать его губами, но не смог. - Меня просили присмотреть за тобой, а не развращать.

Чонгук на это заявление жалобно проскулил и прижался всем телом, карябая ширинку джинс ногтями и ёрзая своей аппетитной задницей прямо по зажатому в плену джинс и белья члену. Мягкий язык прошёлся по хрящику, зубы прикусили мочку, оттягивая гвоздик, послышалось тихое хныканье и «пожалуйста, хён, я хочу». Чертыхаясь и стаскивая с себя джинсы вместе с бельём, Тэхён лишь мимолётно подумал о том, что теперь вряд ли сможет нормально реагировать на вежливое обращение, а после способность мыслить у него пропала. Было ясно, Чонгук до этого момента чужой член вообще во рту не держал, но то, как старательно мальчишка облизывал и посасывал головку, как помогал себе руками, надрачивая у основания и сжимая мошонку, как брал за щёку и тихо поскуливал от пальцев, запутавшихся в его волосах и направляющих, придерживающих, заводило до безумия. Тэхён в который раз пожалел, что в этой комнате нет хотя бы идиотского прикроватного светильника, ведь так хотелось увидеть слезящиеся глаза и растянутые вокруг члена мягкие губы, до этого покрывающие поцелуями его шею.

«Впрочем, я могу увидеть это и в другой раз», - решил для себя Тэхён и зажмурился, когда Чонгук набрал побольше воздуха в лёгкие и начал осторожно насаживаться ртом на член, пытаясь взять чуть больше, чем позволяла ему ноющая челюсть и саднящие уголки растянутых губ.

Ничего не вышло, рвотный рефлекс нагрянул неожиданно, и Чон отстранился, кашляя и вытирая тыльной стороной ладони влажные губы. Тэхён не видел выражение его лица, но почему-то захотелось дать понять, что всё хорошо, что никаких проблем с этим нет, и если Чонгук не может взять глубже, в этом нет ничего страшного. Ким уже понял, что это была своеобразная благодарность за доставленное удовольствие, притянул парня к себе на колени и тут же поймал его губы, затягивая в поцелуй. Чонгук ответил сразу же, обнимая за плечи, ёрзая и постанывая от удовольствия, когда Тэхён сжал его ягодицы, впиваясь пальцами в кожу, и старший не смог удержаться, скользнув пальцами к колечку мышц, мягко проходясь поверх подушечками и безмерно удивляясь, когда на пальцах остался влажный след.

- Чонгукки, - мягко позвал Тэхён и куснул младшего за подбородок, - ты ничего не хочешь мне рассказать?

Чонгук что-то невнятно пробормотал и поджал ягодицы, чувствуя, как пальцы надавили на подготовленное к сексу колечко мышц. Уткнувшись лицом в шею старшего, вжавшись в него всем телом и чувствуя, как пылает лицо, Чонгук из последних сил давил в себе бесстыдные стоны. Чужие прикосновения в столь интимном месте ощущались ярко, заводяще, и настолько же, насколько Чонгук хотел, чтобы Тэхён убрал руки, он хотел, чтобы старший приласкал его там. И Тэхён это сделал, потому что держать себя в руках стало просто невозможно. Разом навалились все те мысли и яркие картинки о сексе с Чонгуком, заполонявшие его голову во время минета, о том, как младший скулил бы, принимая в себя его член до основания, до шлепка яиц о ягодицы, как пытался бы свести ноги и прикрыть собственный член, сочащийся смазкой.

Два пальца вошли туго, очень туго, и Тэхён с сожалением подумал о том, что не судьба. Чонгук в его руках застыл, напрягаясь и кусая губы, сжался весь, тихо скуля от неприятного ощущения в анусе, граничащего с болью, и Тэхён тут же принялся осыпать его лицо поцелуями, обхватил успевший налиться кровью член и принялся надрачивать, одновременно с этим мягко и неторопливо двигая пальцами внутри горячего влажного от смазки нутра. Через какое-то время Чонгук расслабился и стал неуверенно подаваться навстречу толкающимся в него пальцам, слух вновь начали ласкать его мягкие стоны. Осыпая поцелуями покрытую испариной кожу шеи и оголившегося из-за съехавшей на бок футболки плеча, оглаживая большим пальцем головку, растирая её до громкого скулежа над ухом, Тэхён всячески пытался отвлечься от мыслей о том, чтобы перевернуть Чонгука на живот, вжать его лицом в постель и толкнуться членом между ягодиц, проникая в желанное тело. Чонгуку не хотелось делать больно, его не хотелось тупо трахать. Вспоминая огромные наивные глаза и пухлые губы бантиком, Тэхён хотел младшего нежить, заставить полностью расслабиться, раскрыться, податься ему на встречу.

- Давай, малыш, помоги своему хёну, - попросил Тэ и опустил ладонь младшего себе на член, требующий разрядки.

Сначала неуверенно и будто даже робко Чонгук начал ласкать его в ответ, после приноравливаясь и начиная ловить кайф от заполнивших комнату басистых стонов и довольного урчания на ухо вперемешку с «мой малыш такой молодец» и «давай, Куки, сделай хёну хорошо». И Чонгук делал, сходя с ума от ласкающих его рук, от жарких поцелуев и от ощущения пульсирующей плоти во влажной ладони. Жарко, душно и хочется всё больше и больше, из-за чего тело двигается само по себе, из-за чего губы всё сильнее опухают после жадных поцелуев, а внутри начинает саднить из-за слишком грубого проникновения уже трёх пальцев. В какой-то момент Тэхён задевает что-то внутри, отчего под опущенными веками фейерверки взрываются, и Чонгук кончает сразу же, как только пальцы на его члене сжимаются крепче, а о головку трётся центр тёплой влажной от смазки и слюны ладони.

Над ухом сбитое дыхание кончившего минутой позже Тэхёна, не снятая футболка неприятно липнет к спине, а ещё запоздало во рту и глотке разрастается пустыня. Сейчас бы графин воды в желудок и на голову, но всё, что достаётся Чонгуку, это смазанный поцелуй в висок и крепко обнявшие его руки. Что ж, это тоже довольно неплохо. Чонгук бы сказал, даже отлично.

***



- Я просил тебя присмотреть за Чонгуком, а не трахнуть его.

Юнги выглядит отвратительно бодрым, а ещё светится так, что не понять, у кого этой ночью был жаркий секс, просто невозможно. Тэхёну, впрочем, плевать, он занят тем, что притирается щекой к мягкой ягодице Чонгука и думает о том, когда успел заменить голой задницей младшего удобную подушку. Чон под ним изредка ворочается, пытаясь подняться или хотя бы натянуть на себя трусы, но Тэхён шлёпает его по ягодице, и младший тут же затихает. Ким уверен, у Чонгука сейчас пылают даже уши, и от этого из груди рвётся довольное урчание. Болезненный шлепок по собственной голой заднице заставил скривиться и вернуться с небес на землю, оторвать взгляд от светлой мягкой кожи крепкой ягодички и перевести взгляд на скрестившего руки на груди Юнги.

- Я его не трахал, - с ленцой протянул Тэхён и приподнялся, натягивая на зад Чонгука трусы и получая в ответ облегчённый вздох со стороны уткнувшегося лицом в подушку парня. - Я за ним присмотрел, как ты и просил. Чонгукки на четвереньках никуда не выползал, в кусты и урны не блевал, и вообще я ручаюсь за то, сколько он выпил этой ночью.

- Ты развратил моего невинного донсэна, - припечатал Юнги и со смешком перевёл взгляд на Чонгука, воспользовавшегося моментом и свернувшегося клубком.

- И нисколько не жалею, - пожал плечами Тэхён и почувствовал прилив нежности, когда встретился взглядом со смущённым Чонгуком и увидел его красные от стыда и неловкости щёки. - А теперь закрой дверь с той стороны, хён, ты мне ребёнка смущаешь.

Цыкнув и отвесив зарвавшемуся другу подзатыльник, Юнги наконец-то покинул комнату, в которую ввалился, чтобы навести свой царский порядок. Как только дверь за ним закрылась, Тэхён сладко зевнул, потянулся и принялся натягивать на себя джинсы. Чонгук всё это время лежал тихо, наблюдая за ним из-под чёлки и кусая губы. Кажется, его что-то волновало и очень сильно, вот только Ким в силу лёгкой послесонной дезориентации не заметил этого, завязывая шнурки найденных под кроватью кед. Зато когда парень поднялся и готов был убираться из чужого дома, взгляд его, метнувшийся к младшему, был полон искреннего недоумения.

- А ты чего не одеваешься? Нам вообще-то пора сваливать отсюда.

Чонгук приоткрыл рот, будто собирался что-то сказать, а после сразу же его закрыл и поднялся с постели, морщась из-за неприятного ощущения в паховой области. Душ здесь принимать явно не было смысла, нижнее бельё всё было в засохшей сперме, а от одежды воняло сигаретами и алкоголем. Поморщившись, но одевшись, Чонгук уже направился к двери, чтобы побыстрее смыться, как его поймали за руку. Мягко притянув младшего к себе, Тэхён широко улыбнулся и взъерошил и без того растрёпанные тёмные волосы младшего.

- Выглядишь маленьким воробушком, - посмеиваясь, заявил Тэхён, а после всё так же за запястье потянул за собой на выход.

Время было раннее, только недавно начал ходить транспорт, и стоило поблагодарить Юнги за то, что разбудил так рано. Мог бы, конечно, ещё и до общаги подкинуть, машина всё-таки своя есть, но когда это Мин Юнги снисходил до простых смертных. Ёжась от прохладного ветра, Тэхён покрепче сжал чужое запястье и направился к остановке, радуясь тому, что от их с Чонгуком вида и запаха будет морщиться всего лишь пара-тройка человек. Чонгук же, до этого молчаливо идущий следом, в какой-то момент дёрнул рукой, привлекая к себе внимание.

- Куда ты меня тащишь? Мне в другую сторону.

- В общагу, - пожал плечами Тэхён, а после шкодливо подмигнул младшему. - Я ведь должен позаботиться о тебе, Чонгукки. Это значит, сейчас мы поедем ко мне, примем душ, переоденемся в чистую одежду и завалимся в ближайший мак, чтобы как следует набить желудки. После я узнаю твой номер телефона и провожу до метро, а потом ты обязательно отпишешься мне, когда приедешь домой, чтобы я не волновался.

Чонгук выглядит растерянным, а после его щёки заливает едва заметный румянец. Тэхён с этого негромко посмеивается и тянется вперёд, оставляя на щеке дёрнувшегося в сторону младшего поцелуй. Чонгук выглядит бесконечно возмущённым чужой наглостью и настолько же смущённым происходящим. Тэхён смеётся в голос и притягивает младшего к себе на остановке, обнимая со спины, пристраивая подбородок на плечо и сообщая, что так теплее, а то что-то не жарко на улице, хотя последнее время погода радовала тёплыми деньками.

Многим позже они прощаются у метро, и Чонгук теребит слишком длинный рукав чужой безмерной худи, неуверенно глядя на старшего и кусая щёку изнутри.

- Мы ещё увидимся? В смысле, я ведь должен вернуть тебе одежду, - негромко говорит парень и дёргается, когда его притягивают к себе и крепко обнимают.

- Конечно, увидимся, - урчит Тэхён и притирается щекой к пылающей щеке младшего. - Это моя любимая худи, ты обязан её вернуть. А ещё Юнги-хён просил меня позаботиться о тебе, и я просто обязан проследить за тем, чтобы ты больше не шлялся по вечеринкам в поисках нетрадиционного секса. Глупый малыш Чонгукки, у тебя ведь могли быть серьёзные неприятности. Но ничего, теперь у тебя есть хён, и он о тебе позаботится.

Почувствовав сжавшие его зад ладони, Чонгук тут же отскочил с громким, полным возмущения «хён!». Тэхён на такую реакцию лишь рассмеялся и шагнул вперёд, поддаваясь самодурству и мягко целуя приоткрытые в удивлении губы.

- Обязательно позвони мне, - тихий шёпот, ещё один поцелуй в уголок губ и мягкая улыбка.

Чонгук бормочет «позвоню» и уносится к спуску в метро, семафоря красными щеками. Тэхён смотрит какое-то время ему вслед, а после разворачивается и уходит, по пути набирая Чимина, чтобы узнать, где пропадает лучший друг. Или у кого, с учётом всего, что произошло накануне. Пак берёт трубку лишь после одиннадцатого гудка и очень грязно матерится, из-за чего Тэхён громко смеётся и чувствует себя отомщённым за вчерашнее одиночество. А где-то в метро Чонгук садится в углу вагона, уткнувшись пылающим лицом в ладони, и старательно давит широкую улыбку. Тэхён не бросил его утром, Тэхён позаботился о нём после всего произошедшего, Тэхён попросил его номер и дал понять, что не против увидеться снова.

Кому: Самый лучший хён.
«Юнги-хён, ты самый лучший в мире! Хён, хён, хён, я люблю тебя!».

От кого: Самый лучший хён.
«Я же говорил, этот придурок не сможет устоять перед тобой. Я бы тоже не устоял, если бы не желал увезти Намджуна в Вегас и скрыть его руки целиком под тонной колец. Тебе давно надо было сделать хоть что-то, а не просто сталкерить по коридорам универа, растекаясь лужей при виде его улыбки. Серьёзно, если бы не я, ты бы так до самой смерти и прятался от Тэхёна по углам, пища при этом, как маленькая школьница»
.

Чонгук пишет «я знаю, хён», пишет «спасибо, хён» и «люблю тебя, хён», а после тихо хихикает себе под нос, из-за чего сидящая рядом аджума косится на него с явным подозрением и «наркоман какой-то» во взгляде. Чонгуку, впрочем, плевать, все его мысли занимает Тэхён и всё, что с ним связано, из-за чего в памяти всплывают кадры их ночного времяпрепровождения, и щёки в который раз заливаются краской. Чонгук открывает контакты в телефоне и с восторгом смотрит на появившийся там новый номер, подписанный как «ТэТэ-хён».

Он обязательно позвонит.


|End|


Примечания:
Не был уверен насчёт рейтинга, т.к. получилось между R и NC-17, и мне казалось, что это R, но несколько людей написали мне о том, что это больше неполная NC, поэтому я сменил рейтинг на NC-17.
https://vk.com/kumamon_tt
По желанию автора, комментировать могут только зарегистрированные пользователи.