Переход 199

TenryCat автор
Rina Rouz бета
Реклама:
Джен — в центре истории действие или сюжет, без упора на романтическую линию
Роулинг Джоан «Гарри Поттер», Гарри Поттер (кроссовер)

Пэйринг и персонажи:
Гарри Поттер, Гермиона Грейнджер, Рон Уизли, Северус Снейп, ОМП, ОЖП
Рейтинг:
NC-17
Размер:
планируется Макси, написано 39 страниц, 9 частей
Статус:
в процессе
Метки: AU Ангст Дарк Дружба Насилие ОЖП ОМП ООС Попаданчество Смерть второстепенных персонажей Смерть основных персонажей Экшн Показать спойлеры

Награды от читателей:
 
Описание:
Что, если из параллельного мира, где Волдеморт победил еще в Первой Магической, перенесется совершенно другой Гарри — циничный, яростный, ненавидящий Пожирателей всем сердцем? Сможет ли он измениться и спасти своих близких, или же погрузится в пучины тьмы, пожираемый своими воспоминаниями?

Посвящение:
Человеку, который ввел меня в депрессию, благодаря чему и зародился этот фф.

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
В мире НЕканонного ГП довольно много ОЖП и ОМП, которые будут всплывать в воспоминаниях.
Возможны смерти, депрессия и разруха, аккуратнее~

Работа написана по заявке:

Часть 5.

12 октября 2018, 20:08
      Проходило время. Гарри не мог уснуть уже второй день — парень не чувствовал себя в безопасности в этом доме. В Мунго он смог уснуть из-за зелий, которые в него влил врач, а у Дурслей Гарри захватила паника. Обычный магловский дом, ничем не защищенный от вражеского вторжения, вызывал у Поттера лишь желание сбежать от него куда-нибудь подальше.       Гарри всегда хранил свою палочку максимально близко к себе, боясь того, что что-то может произойти. Сейчас его палочка лежала в расстоянии вытянутой руки, и парень был уверен, что для того, чтобы схватить ее, ему понадобится не более двух секунд. Но была одна проблема: палочка явно ему не очень подходила, и что с этим делать, он абсолютно не знал.       Поттер умирал от скуки, не зная чем заняться. Иногда он брал в руки учебники, но ничего не понимал из-за того, что это были учебники пятого курса, а в Хогвартсе он не учился и его программу также не изучал. Его учителем во всем стал Герман. Именно он научил его писать и читать, так как Лестрейнджам (у которых Гарри прожил, по сути, почти все свое детство) до этого, естественно, дела не было. Но несмотря на то, что Поттер не обучался в школе, он получил хорошее обучение в плане сражений: Герман натаскивал его именно на это около четырех лет.       Гинтаус был мужчиной около сорока лет, у которого не было ни детей, ни жены. Поляк, который жил в Латвии* и переехал оттуда в Англию в восемьдесят восьмом, когда стало понятно, что Латвия выходит из состава СССР. В Латвии он служил в местном аналоге аврората, где был главой одного из главных отделений. Герман рассказывал, что он давно мечтал переехать, и, когда ему предоставился шанс, сразу им воспользовался. Причин, по которым мужчина так ненавидел свою страну, Поттер не знал: Гинтаус очень редко говорил о Латвии.       Вот только Герман не знал, что происходило в Англии на тот момент. Именно на период 85-90-х годов пришлись самые жесткие гонения нечистокровных. Переехать в Англию Гинтаусу удалось легко, но вот с вхождением в магическую ее часть возникли огромные проблемы. Мужчине не удалось доказать свою чистокровность, и его, как и всех остальных нечистокровных, приезжих из других стран, хотели отправить на «магическую каторгу» — изобретение одного из самых гениальных приспешников Волдеморта, Северуса Снейпа. У волшебников, попавших на эту каторгу, каким-то образом (Гарри не особо понимал строения этого устройства) выкачивали магию, которая потом использовалась для создания мощнейших барьеров для обороны главных объектов, принадлежавших новому правительству. Естественно, в результате подобных нагрузок магия ослабевала, а потом и вовсе исчезала, что для мага являлось, по сути, смертным приговором.       Когда Герман узнал об этом, он решил сбежать из казематов аврората, где его держали во время следствия. Вместе с ним в камере был Виктор, отец Дерека, Леон — молодой парень из Австралии, и Лодик, бывший аврор, служивший королеве Великобритании. В таком составе, при помощи огромных знаний Гинтауса и Лодика, им удалось сбежать, не поднимая шума. Потом из этого квартета и образовалась «организация», в которую спустя два с половиной года Герман приведет Гарри.       «Организация» не имела никакого названия: в самом начале там состояли, в основном, лишь взрослые люди. Спустя три года, множество смертей и новых знакомств, все координально поменяется — подростков будет большее количество, но в память об изначальном составе они решат оставить это безликое название.       Если думать о том, как же Герман повлиял на Гарри, то перечислять все те вещи, которым он его научил, можно было бесконечно. Он научил его всему — разве что говорить и ходить Поттер уже умел — а остальное Гинтаус вкладывал в голову Поттера путем долгих уроков и вечерних разговоров. Мужчина, ставший практически вторым отцом для Гарри, любил рассказывать истории из своей довольно яркой и интересной жизни, которые всегда становились для него жизненными уроками, которыми он не раз впоследствии пользовался. Кроме того, Герман всегда выслушивал мальчика и помогал ему, давая советы.       Именно благодаря Герману Поттер и получил прозвище Охотник. Беловолосый мужчина не жалел мальчика и тренировал его все свое свободное время. Иногда он просил его заменить кого-то другого, и такие тренировки со сменой партнера приносили еще больше пользы. Уже спустя три года после попадания к Гинтаусу Гарри сражался, как монстр. Бесконечные вылазки, подрывание планов Пожирателей, — все это закаливало характер Поттера и улучшало его навыки.       Парень был уверен: среди его сверстников мало кто сможет его победить в бою. На дуэли — возможно, так как Гарри брал не только умениями, но и хитростью, ловкостью, присущей охотникам, охотившимся на свою добычу.       Но вот в чем-чем, а в теории Поттер совершенно не разбирался: он не умел варить зелья, не знал ни трансфигурацию, ни чары. За глаза его называли бездушным убийцей: умения Охотника позволяли лишь убивать. Некоторые боялись, презирали его, но со временем Гарри привык и абсолютно не обращал внимания на таких людей.       И вот, все три дня с тех пор, как попал к Дурслям, парень лежал в своей комнате, выходя лишь поесть. Он абсолютно не знал, что ему делать. К нему никто не приходил; создавалось ощущение, что про парня все забыли. Пару раз приходили письма от Гермионы и Рона, но в них были лишь общие фразы: они явно боялись перехвата письма.       Внизу раздались голоса, и Поттер подскочил на кровати, хватая палочку. В голове пронеслась саркастичная мысль:       «Параноик чертов, прекрати уже шугаться каждого звука», — но тут по лестнице раздались тихие шаги, причем это не была походка кого-то из Дурслей. В груди что-то сжалось, парень быстро встал и разместился сбоку от двери, так, что потенциальный нападавший не смог бы нанести первый удар. Шаги раздавались все ближе и ближе, разум рисовал картинки, как дверь открывается, а из нее в парня летит знакомый до боли луч зеленого цвета.       — Я зайду, мистер Поттер, — послышался голос из коридора. Дверь открылась, и Гарри увидел нежданного визитера — темноволосого мужчину средних лет. Он выглядел довольно болезненно — огромные темные синяки под глазами, бледная кожа, худощавое телосложение, просматривающееся даже через мантию. — Чего вы прячетесь за дверью? — недоуменно посмотрел на парня мужчина.       — Здравствуйте?.. — Поттер настороженно взглянул на него в ответ, не убирая палочку, которую гость не видел из-за двери. — А вы?..       — Видимо, Дамблдор не соврал насчет вашей памяти, — усмехнулся он в ответ. — Не узнать меня вы явно не могли. Меня зовут Северус Снейп, я…       Того, что произошло в дальнейшем, Снейп никак не мог ожидать. Поттер мгновенно ударил по двери ногой с такой силой, что мужчину немного отшвырнуло, и лишь мгновенная реакция спасла Северуса от смерти — мимо него пролетел смутно знакомый луч бордового оттенка. Если бы он не уклонился, сейчас его кровь бы нагрелась до ста градусов.       Использование сопляком таких заклинаний разозлило Снейпа, и тот напал на Поттера в ответ, используя не смертельные, но довольно опасные заклинания.       — Что здесь забыл Пожиратель Смерти? — яростно прошипел Охотник, отбивая очередной луч и пытаясь понять, что ему делать. Гарри был наслышан о Снейпе в своем мире, и если зельевар из этого мира был хоть каплю похож на него, шансов у Поттера в схватке почти не было. По лбу скатилась капля пота; умирать после возрождения не особо хотелось.       Снейп продолжал поливать Гарри заклинаниями, тому пришлось защищаться — возможности для нападения у него не было. Но долго такого напора он не выдержал — все же тело было совсем другое, чем раньше, магические резервы в его прошлом были в десятки раз лучше. Про физические данные Поттер просто мог помолчать, поминая мышцы, погибшие от отсутствия каких-либо нагрузок. По этим причинам Охотник банально сбился с темпа сражения, и в него попала усиленная версия Инкарцеро. Веревки впивались в тело Гарри с такой силой, что было тяжело дышать. Вся комната была разрушена, на стенах красовались подпаленные полосы, на полу разливалась вода, от мебели остались одни лишь обломки.       — Поттер, успокойся, — Снейп был очень напряжен. Поведение ученика вызвало у него замешательство, заклинания, которые он использовал, просто приводили в ужас. — Я сейчас вызову Дамблдора. Он объяснит, зачем я здесь нахожусь.       — Какие дела могут быть у Пожирателя с великим светлым волшебником? — выплюнул Гарри, пытаясь хоть как-нибудь вылезти из пут. — Не пудри мне мозги, Снейп, я наслышан о твоих выходках.       — Экспекто Патронум, — не обращая внимания на поток желчи, изливавшийся из парня, произнес мужчина, нахмурив брови. — Дамблдор, у нас тут проблема, срочно аппарируй в дом Дурслей.       Гарри скрипнул зубами, увидев Патронуса, передающего сообщение. Он пожалел о том, что не убил Снейпа, как только увидел его силуэт. Поттер как-то раз видел его в той жизни, но не запомнил внешность, что было явной оплошностью со стороны Охотника. Если сейчас этот сальноволосый ублюдок вызвал на подмогу Пожирателей, Поттера будет ждать очень медленный и мучительный конец.       Гарри не мог логически мыслить в таких ситуациях, его поведением управляла ненависть, и, как бы это ни было странно, страх. Сердце в груди билось так быстро, что, казалось, сейчас остановится. Он снова чувствовал эти мерзкие чувства, которые испытывал тогда, когда был пленником у Лестрейнджей — страх, чувство того, что твоя жизнь в чужих руках, боязнь смерти и, при этом, ее ожидание.       Так он пролежал еще около минуты, мысленно проклиная себя за недостаточную бдительность. Когда послышался звук хлопающей двери и быстрые шаги по лестнице, Гарри стиснул зубы, понимая, что, с большой вероятностью, сейчас его убьют.       Дверь распахнулась, и, чего Поттер совсем не ожидал, на пороге действительно стоял Дамблдор. Гарри сразу понял, что это не оборотка: подделать такую могущественную ауру получилось бы разве что у Волдеморта, но парень очень сомневался, что им займется лично Темный Лорд.       — Гарри, — позвал его Альбус, — что случилось? — Поттер молчал некоторое время, не зная, что ответить на довольно-таки логичный вопрос директора. Мозги отказывались работать, в голове билась лишь мысль о том, что необходимо срочно убить чертового Пожирателя.       — Я уверен, что он Пожиратель Смерти, — Поттер с ненавистью взглянул в лицо Снейпа. — Я не помню, кто это, но как только он появился, я сразу понял, это — враг. Профессор, что он забыл здесь?       — Гарри, успокойся все нормально, — Дамблдор горько улыбнулся, осматривая разрушенное помещение, и Поттер не понял причины этой улыбки, что напрягло его еще больше. — У вас с профессором Снейпом… не очень хорошие отношения, если так можно выразиться. И да, ты прав, он — Пожиратель Смерти…       — Так чего вы ждете! — разгневанно прервал его Поттер, отчаянно пытаясь хоть как-то снять путы и выцарапать глаза ублюдочному Пожирателю. — Схватите его и киньте в Азкабан, пусть гниет там до конца своих дней!       — Гарри, не перебивай меня, пожалуйста, — мягко попросил его директор. — Северус на нашей стороне. Он шпионит для меня в стане Лорда. Причины я объяснить не могу, но я ему верю. Поэтому, прошу, Гарри, поверь и мне, и Северусу. Ты можешь поверить мне?       Эти слова почему-то привели парня в сознание. Гарри застыл, рассматривая двоих мужчин, что стояли в его комнате. Темный и Светлый маг. Дамблдор смотрел на него какими-то грустными глазами, Снейп же явно чувствовал себя не в своей тарелке. Они оба ожидали дальнейшей реакции Гарри.       Черт возьми, Поттер верил Дамблдору, почему-то он ему верил. Возможно, потому, что в его мире Дамблдор был святым знаменем борьбы. Даже Лодик, мрачный и ненавидящий всех вокруг человек, отзывался об Альбусе исключительно хорошо. Не верить Светлейшему у Гарри просто не было причин. Но с другой стороны, Снейп — Пожиратель. Гарри ненавидел их всех, презирал их всей своей душой. Он с легкостью убивал Пожирателей, надеясь, что когда-нибудь сможет уничтожить их всех. И верить одному из них для Гарри казалось дикостью, вся его сущность сопротивлялась этому.       Принять решение было очень трудно. Однако Гарри медленно возвращалась способность адекватно мыслить, и он понял, что, во-первых, Снейп мог его убить много раз, но не сделал этого. Во-вторых, Поттер допускал маленькую вероятность того, что зельевар в действительности работал на Дамблдора, а не Волдеморта. И, в-третьих, Гарри выдал себя с головой этим поступком — и прекрасно это понимал. Эти три мысли успокоили парня настолько, насколько это было возможно в данной ситуации.       — Хорошо. Простите, — резко и неискренне извинился Поттер, пытаясь хоть как-то сгладить ситуацию. — Думаю, вы можете меня понять. Я ничего не помню, а все мои инстинкты вопят о том, что этот… Снейп опасен.       — Профессор Снейп. — поправил его на автомате директор. — Хорошо, Гарри. Я уверен, что ты не прав насчет профессора — у тебя всегда было очень предвзятое к нему отношение. Ты успокоился?       — Да, профессор Дамблдор, — кивнул Поттер.       Старик снял с него заклинание, и Гарри, скованный веревками даже на шее, сделал слишком глубокий вдох, из-за этого начав задыхаться и кашлять. Пока парень пытался прийти в себя, профессор продолжил:       — И, боюсь, у меня для тебя неприятные новости, — Дамблдор вздохнул и снял очки, протерев их тканью своей длинной голубой мантии. Затем водрузил их обратно на нос, продолжив: — Профессор Снейп единственный, кто может помочь тебе восстановить твои знания. К сожалению, все остальные профессора разъехались, и я не стал их беспокоить. В зависимости от того, насколько повреждена твоя память, вам придется потерпеть друг друга… возможно, неделю. Но если же профессор поймет, что с твоей памятью есть проблемы, то…       Глаза Поттера выражали крайнюю степень сожаления о том, что его все-таки не убили двадцать минут назад.
Примечания:
*Латвия — абсолютно случайная страна, не имею насчет нее никаких предубеждений. Просто у Германа вот такая нелюбовь к своей стране, не имеющая политической подоплеки :)
Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.
Реклама: