В гостях у сказки (За тридевять морей) 3064

Джен — в центре истории действие или сюжет, без упора на романтическую линию
Aoki Hagane no Arpeggio

Пэйринг и персонажи:
Конго
Рейтинг:
PG-13
Размер:
планируется Миди, написано 137 страниц, 32 части
Статус:
в процессе
Метки: AU ОМП Повседневность Попаданчество Пропущенная сцена Фантастика Элементы гета

Награды от читателей:
 
«Отличная работа!» от Padchei_angel
«Отличная работа!» от v_teacher
«Отличная работа!» от vash89
«Отличная работа!» от Родион Разрывин
«Отличная работа!» от frudul
«За возмездие бандитам.» от vi117
«Отличная работа!» от igor2012
«Отличная работа!» от dagba
«Отличная работа!» от Prichudakiller
«Отличная работа!» от Maxim Kutyrev
... и еще 22 награды
Описание:
Продолжение фика "В гостях у сказки". Всё те же и там же.
(Первая часть https://ficbook.net/readfic/4497961)

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
Омаки на "Сказку":
Shadowcaster "Самые обычные дни 2-го Восточного флота"
https://ficbook.net/readfic/6049317
Alexah "как Симакадзе за тортиком ходила"
https://ficbook.net/readfic/6466945

Эпизод 1. Снежная королева

5 июля 2018, 14:35
      Зачем я вообще это делаю?! — в который раз задала себе вопрос Конго, раздражённо покосившись на человека. Что за бредовая идея — подходить к берегу под водой?! Зачем?!       Последнее она произнесла вслух, зло сузив глаза.       — Извини, Конго, но нужно, чтобы тебя не заметили, — поднявшийся с кресла человек подошёл к ней, встал рядом, вглядываясь в тёмную толщу воды за окном боевой рубки.       Конго раздражённо фыркнула, — что он там своей слабой зрительной системой рассмотреть может, — требовательно повторив:       — Зачем?       Человек поморщился, растирая кисть левой руки, и на её нахмуренный взгляд чуть виновато пожал плечами:       — Болит, зараза.       Затем, обернулся, бросив короткий взгляд на карту акватории…       — Сейчас увидишь, всего полторы мили осталось.       

***

      Йоширо отложил садок и прямо сквозь прорезиненную ткань рыбацкого плаща с силой растёр левую сторону груди. Что-то сердце сегодня весь день ноет. Не к добру это, ох, не к добру. Может, бросить всё и на берег? Он окинул тревожным взглядом горизонт, пересчитал сложенные на корме старенькой лодки корзины с рыбой, тяжело вздохнул. Меньше трети заполнено, если сейчас к берегу повернуть — неделю голодать придётся. Соседи, конечно, не бросят, да только чем они помочь смогут, соседи? Сами впроголодь живут. Но ведь ноет, проклятое.       — Дедушка? — вскинулся внук, заметив его движение.       — Всё хорошо, Казуки, — успокаивающе выдохнул Йоширо, в который раз обводя взглядом горизонт. — Просто прихватило что-то.       Внук сурово нахмурился, что в исполнении четырнадцатилетнего ребёнка выглядело забавно…       — Тебе надо пить тот травяной настой. Я сегодня же схожу к бабушке Мурачи и попрошу целый пакет! Киоши-сан говорит, что у неё травы правильные.       — Ну, если Киоши-сан говорит… — грустно улыбнувшись, Йоширо протянул руку, чтобы потрепать внука по вихрастой голове, но тот вывернулся, возмущённо сверкнув глазами. Ну как же, взрослый совсем, добытчик! А тут какие-то детские нежности.       — Деда!       — Да я что, сходи…       — И схожу! Киоши-сан — врач! Настоящий!       — Ну конечно настоящий, — тихо вздохнул Йоширо.       Не объяснять же внуку, что до прихода туманных демонов Киоши Танае был всего лишь санитаром в районном медпункте и только готовился к поступлению в институт. Хотя, сейчас и вправду настоящий. Потому что единственный.       Лодку качнуло внезапно набежавшей волной, отчего Йоширо встревоженно закрутил головой, вглядываясь в ориентиры — во время отлива тут возникало сильное течение и, если не уследить, утлое судёнышко могло легко утащить в море. Но до отлива же далеко!       Ещё одна волна подбросила лодку, да так, что он едва устоял на ногах, успев ухватиться за планширь…       — Казуки!       — Д-деда… — так же вцепившийся одной рукой в планширь внук, другой указывал в море, на темнеющую под водой тёмную массу.       Скала? Но здесь же глубина, и никаких…       «Скала» внезапно прыгнула вперёд и начала подниматься из глубин на поверхность. Лодку уже не качало, а просто крутило в волнах, словно щепку. Обхватив внука, Йоширо с обречённым ужасом наблюдал, как в рушащихся с высоты многоэтажного дома потоках воды появляется корабль. Невероятно огромный, чёрный, как непроглядная ночь.       — Д-деда, эт-то демон?       Йоширо лишь судорожно сглотнул, обречённо глядя на расчерченный вязью фиолетовых узоров борт.       Ох, не зря сердце болело.       

***

      — Конго, ты их чуть не утопила, — с укором покачал головой человек.       Конго в ответ лишь презрительно фыркнула. Как он сам любит выражаться: чуть-чуть — не считается.       — И что ты хотел мне показать?       — Людей.       Едва не задохнувшись от возмущения, Конго стремительно обернулась. Людей?! То есть, она оставила в море свою эскадру, два с половиной часа изображала из себя подлодку… И всё это для того, чтобы посмотреть на вот этих вот… людей?!       Но человек встретил её яростный взгляд спокойно, без малейшего намёка на улыбку, негромко повторив:       — Людей.       Было в его тоне что-то такое, что Конго насторожилась и, быстро перенастроив сенсорную систему, тщательно просканировала находящихся в лодке. Две особи. Пол — мужской. Биологический возраст старшего — пятьдесят восемь лет; младшего — тринадцать.       — Что в них особенного? — бросила она напряжённо, не обнаружив никаких аномалий.       — Ничего. Обычные люди. Старик — Йоширо Ивасаки, мальчишка — его внук. Раз в неделю патрульный дивизион меняет район ожидания, и здесь как бы возникает «окно», когда ни одного эсминца на горизонте не видно. Тогда они выходят в море, на лов. Пока не придёт смена, успевают наловить десяток корзин. Половину продают, а половину оставляют себе и раздают соседям. В их доме осталось четыре семьи — сплошь старики и дети. Они единственные добытчики.       — Никакого «окна» тут не возникает! — вскинулась Конго. — Район накрывает радарный пост, вся акватория находится под контролем. Они живы лишь потому, что не покидают двухмильную зону.       — Я знаю, — кивнул человек. — Но они нет. Им кажется, что раз эсминцы уходят, становится безопасно. Хотя всё равно вон там… — он указал рукой на холмы.       — Два с половиной градуса западнее, — раздражённо поправила Конго. — Наблюдатель. Пол — мужской, биологический возраст — девять лет. Оснащён оптической системой типа «бинокль».       — Да, соседский мальчишка. Раньше и его отец здесь рыбачил, но… то ли не уследил за отливом, то ли просто потерял ориентиры в непогоду… В общем, лодку вынесло в море и один из эсминцев 2-й Патрульной расстрелял нарушителя.       — В соответствии с базовой директивой, — отрезала Конго, сузив глаза.       — В соответствии, — подтвердил человек бесстрастно.       Неловко ёрзая левой рукой, он достал из кармана пачку сигарет, повертел в пальцах зажигалку, тяжело облокотился на край приборной панели, так же бесстрастно продолжив:       — Конго, я никого ни в чём не обвиняю. Я пытаюсь объяснить, почему эти люди выходят в море.       — И почему же?       — Потому, что им легче сгинуть под снарядами твоих эсминцев, чем смотреть в голодные глаза детей.       — Глупцы! — она презрительно скривилась. — Если взрослая особь гибнет, вероятность выживания детёнышей только уменьшается.       Человек устало кивнул:       — Да. И они это понимают. Умом. Вот только управляет ими не разум, а страх. Когда кто-то из близких умирает у тебя на глазах, а ты не можешь сделать ничего… только выть от отчаяния.       Отчаяние… Конго с силой зажмурилась, отгоняя всплывшую в памяти картину: безжизненно дрейфующий корабль, мёртвый холод чужой палубы, и яркое пятно валяющейся, словно сломанная кукла, аватары.       — Бред! — зашипела она яростно. — Ты привозил с берега шоколад, на Иводзиме у Гонзо был целый склад продуктов! Значит, пища у людей есть!       — Есть. В Центральном городе. Там есть изысканные рестораны, магазины модной одежды, чай, шоколад, даже кофе, хотя кофе в Японии никогда не рос… Всё есть. Но за деньги. А денег у этих людей нет.       Человек вышел на крыло мостика и уселся прямо на настил, прислонившись спиной к стене. Сунув в зубы сигарету, невесело усмехнулся:       — Знаешь, Конго, в этом районе даже якудза нет. Потому что брать с этих людей нечего. Раз в четыре дня все, кто может ходить, собираются вон там, — он махнул рукой куда-то вдаль, — на площади. В пять утра, чтобы успеть занять очередь. И часами стоят в ожидании грузовиков Социальной службы, что привозят бесплатные соцпайки. Этими пайками в моём мире даже свиней бы кормить постеснялись, но тут их едят люди. Потому что ничего другого просто нет.       Выйдя вслед за ним, Конго подошла к краю площадки, задумчиво рассматривая крохотное судёнышко со жмущимися друг к другу фигурками людей. Старший внезапно поднял голову, и она едва не отшатнулась — наполненный отчаянием взгляд старика вновь потащил на поверхность загнанные было в глубь ядра воспоминания.       Зло тряхнув головой, Конго секунду постояла, раздумывая, и принялась спускаться.                     От чёрного корабля словно бы исходили порывы ветра — холодные, пронизывающие тело… Равнодушно бесстрастные, и оттого ещё более жуткие. Потому что этому ветру было всё равно, что перед ним — мёртвый камень или живая плоть.       — Деда… — испуганно встрепенулся внук, и Йоширо, задрав голову вверх, тоскливо поёжился.       Слухи, что демоны принимают обличье прекрасных женщин, ходили давно, но теперь он своими глазами видел, насколько они правдивы. С расположенной на высоте девятиэтажного дома площадки к ним спускалась девушка. Прямо по воздуху. Делала шаг — и под изящной туфелькой вспыхивала плитка фиолетового стекла. Когда же сходила — плитка рассыпалась быстро гаснущими искрами.       Молодая, с неестественно белой кожей, оттенённой тёмно-фиолетовым платьем, с уложенными в сложную причёску белоснежными волосами… Ослепительно красивая, надменная и холодная.       Сообразив, кто это, Йоширо покрепче прижал к себе испуганного внука и, дождавшись, когда девушка спустится, низко поклонился:       — Госпожа… Юки-онна (1).       Демоница чуть нахмурилась, повела головой, рассматривая их лодку, скользнула взглядом по сложенным на корме корзинам… Недовольно поджала безупречно очерченные губы.       Йоширо похолодел. Ведь все знают, что Юки-онна безжалостна, и при встрече просто убивает людей, превращая их в покрытые коркой льда статуи.       — Госпожа Юки-онна, это я брал рыбу из вашего моря, Казуки ещё совсем ребёнок… — забормотал он в безнадёжной попытке отвести гнев Снежной Женщины от внука.       Резким взмахом оборвав его бормотание, демоница вытянула левую руку, и над её ладонью соткался клубок светящихся фиолетовым светом линий, который через секунду словно бы затвердел, превратившись в небольшой шар из тёмного стекла.       Проведя пальцами по поверхности, отчего та вспыхнула ровным зелёным светом, демоница внезапно бросила этот шар ему, холодно добавив:       — Длина волны прямо пропорциональна расстоянию. Соотношение: один к двадцати. Безопасный порог — семьсот.       Машинально поймав непонятный подарок, Йоширо потрясённо замер, но тут же спохватился и согнулся в поклоне, пробормотав:       — Госпожа Юки-онна, я не понял вашего заклинания.       Демоница недовольно сверкнула глазами:       — Это физика!       Йоширо испуганно замолк. Причём тут физика, если перед ним Снежная Женщина из старых сказок?       Посверлив его раздражённым взглядом, демоница поморщилась…       — Там, — ткнула она в сторону берега, — фиолетовый.       — Там… — в этот раз, украшенный аккуратным ноготком пальчик указал в открытое море, — красный. Если сфера покраснеет — умрёшь. Так понятно?       Йоширо снова торопливо поклонился. На самом деле ничуть не понятней, но переспрашивать… Судя по вспыхнувшим в глубине глаз Снежной Женщины красным огонькам, этот вопрос явно станет для него последним.       — Да, госпожа Ю…       — Конго! — зло перебила демоница.       — Да, госпожа Юки-онна Конго, — мгновенно поправился он, в который раз кланяясь.       Снежная Женщина скривила губы, непонятно прошипев что-то вроде: «Л-люди!», и одним прыжком взвилась в воздух.       Растерянно заморгав, Йоширо выпрямился, украдкой смахнул пот со лба, и с опаской покосился на тёплый, светящийся ровным зелёным светом шар. Зелёным? Значит, они с Казуки будут жить?              Всё ещё яростно шипя, Конго приземлилась на мостике, сделала два шага, остановилась, наткнувшись на ошарашенный взгляд человека.       — Что? — буркнула она, невольно отводя глаза.       — Э-мм… а-аа… ты… ну… вот… в смысле им… ты… разрешение дала?! — прозаикался он, нелепо размахивая руками.       Он что, решил, что она пожалела этих глупых людей?!       — Это маяк, — объяснила она, надменно вскидывая подбородок. — Если выйдут за пределы двухмильной зоны — подаст сигнал и выступит в качестве точки целеуказания. Кораблю РТР будет меньше работы.       Человек внезапно выпрямился, шагнул к ней (настолько резко, что она едва не отшатнулась), пару секунд постоял, внимательно глядя ей в глаза… Затем, бережно, осторожно, взял её за руку, поцеловал кончики пальцев, улыбнулся…       — Конго… ты настоящий флагман.       После чего быстрым шагом скрылся в рубке.       Удивлённая до глубины ядра, Конго зябко повела плечами, как-то беспомощно оглянулась.       Нет, ЭТОГО человека она, наверное, никогда не поймёт.       
Примечания:
1) Юки-онна (яп. 雪女, «снежная женщина») — персонаж японского фольклора. Описывается, как очень красивая женщина с совершенно белой, почти прозрачной, словно изо льда, кожей. Двигается она неторопливо и изящно, появляется чаще в сумерках или ночью во время снежной бури. Обитает в снегу и замораживает людей своим ледяным дыханием.
Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.